Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

СОЦИАЛЬНЫЕ УБЕЖДЕНИЯ И СУЖДЕНИЯ 1 страница




■ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ДРУГИХ....................................................................100

Кому приписать причину: человеку или ситуации? .......................... 100

Почему мы изучаем ошибки атрибуции............................................ 104

Фундаментальная ошибка атрибуции.............................................. 105

Насколько фундаментальной является фундаментальная ошибка атри­буции?.......................................................................................... 112

■ НАШИ СУЖДЕНИЯ О ДРУГИХ.............................................................115

Интуиция: наш потенциал внутреннего знания ................................ 115

Конструирование интерпретаций и воспоминаний............................. 118

Самонадеянность в суждениях........................................................ 128

Эвристика..................................................................................... 132

Иллюзорное мышление.................................................................. 136

Настроение и суждения.................................................................. 140

■ УБЕЖДЕНИЯ САМОРЕАЛИЗАЦИИ......................................................143

Ожидания преподавателя и поведение студента ............................... 144

Что мы ждем от других, то и получаем ............................................ 145

■ ВЫВОДЫ..................................................................................................148

100 ■ Часть I. Социальное мышление

В сентябре 1983 года в районе Тихоокеанского побережья Советский Союз сбил самолет Корейской авиакомпании, выполнявший рейс 007. Все 269 чело­век, находившиеся на борту, погибли. Реакция Соединенных Штатов была не­замедлительной и жесткой: Советы признаются виновными в гибели невинных людей, находившихся на сбившемся с курса гражданском авиалайнере.

В июле 1988 года миноносец эскадры США «Vincennes» в бою с иранскими канонерками в Персидском заливе сбил иранский аэробус, выполнявший рейс 655. Все 290 человек, находившиеся на борту, погибли. Теперь Советы обвини­ли американцев в гибели невинных людей, находившихся на выполнявшем рейс гражданском авиалайнере.

Была ли права каждая страна в том, что определяла действия другой как злонамеренные и подвергала сомнению утверждения, что лайнер ошибочно был принят за военный? Или действия каждой из них были понятны в этой ситуации? Не был ли этот инцидент в глазах Советов нарушением государ­ственной границы самолетом-шпионом? И не затуманил ли взгляд США факт, что незадолго до происшествия ракетой, запущенной с воздуха, был поврежден американский миноносец?

Как видно из этих случаев, наши суждения о том, что делают нации и наро­ды, зависят от того, как мы объясняем их поведение. В свете собственных объяс­нений мы можем расценить факт лишения жизни некоей персоны как преднаме­ренное убийство, непредумышленное убийство, самозащиту или патриотизм. В зависимости от того, как мы это проинтерпретируем, мы можем рассматривать более низкую оплату женского труда как дискриминацию или подыскивать этому оправдания. В зависимости от того, как мы это себе объясним, мы можем расценить дружелюбное отношение к нам как любовь или как попытку снис­кать расположение. Учитывая важную роль наших объяснений, социальные психологи изучают процесс интерпретации и оценки действий других людей.

■ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ДРУГИХ

Люди интерпретируют других людей, а социальные психологи — их интерпрета­цию. Поэтому вопрос: как и насколько точно люди объясняют поведение других? Теория атрибуции предлагает несколько ответов.

Трагедии с самолетами иллюстрируют положение, с которым мы сталкива­емая ежедневно. Пытаясь понять людей, мы задаемся вопросом: почему они действуют так, а не иначе? Разум человека хочет осмыслить мир. Если произ­водительность труда рабочих падает, предполагаем ли мы, что они стали лени­вее? Или оборудование стало менее эффективным? У мальчика, который де­рется со своими одноклассниками, враждебность — личностная характеристика? Или это ответ ?ia безжалостные поддразнивания? Когда продавец говорит: «То платье, и правда, выглядит прелестно на вас», отражает ли это его истинные чувства? Или это уловка, присущая торговой сделке?

КОМУ ПРИПИСАТЬ ПРИЧИНУ: ЧЕЛОВЕКУ ИЛИ СИТУАЦИИ?

Мы бесконечно анализируем и обсуждаем вопрос, почему происходит то, что происходит, особенно когда сталкиваемся с чем-то негативным или неожидан­ным (Bohner & others, 1988; Weiner, 1985). Эми Холтцуорт-Манро и Нейл

Глава 3. Социальные убеждения и суждения ■ 101

Джейкобсон (Amy Holtzworth-Munroe & Niel Jackobson) сообщают, что жена­тые люди часто анализируют поведение своих партнеров, особенно его негатив­ные проявления. Холодная враждебность с большей вероятностью, чем теплые объятия, заставит партнера задать вопрос «Почему?». Ответы супругов соот­ветствуют степени их удовлетворенности браком. Те, кто интерпретирует нега­тивные действия партнера как эгоистичные и типичные для него («Она холод­ная, раздражительная особа»), обычно несчастливы в браке. Тем, кто видит причину негативных действий партнера во внешних обстоятельствах («Она расстроена тем, как я поступил»; «У него был плохой день сегодня»), легче принять партнера таким, каков он есть, и любить его (Fincham & Bradbury, 1993; Fletcher & others, 1990).

Наши заключения о том, почему люди поступают так, как они поступают, очень важны: они определяют наши реакции и решения относительно других. Ангония Абби и ее коллеги (Anlonia Abbey, 1987, 1991) неоднократно обнару­живали, что мужчины с большей вероятностью, чем женщины, считают причиной дружелюбного отношения со стороны слабого пола легкое сексуальное влече­ние. Такое неверное истолкование теплоты как сексуального обольщения (так называемая ошибочная атрибуция) может привести к поведению, которое жен­щина расценит как сексуальное домогательство (Johnson & others, 1991; Saal & others, 1989). Это может объяснить, почему во всем мире растет число сексуаль­ных притязаний со стороны мужчин (Kenrick & Trost, 1987).



Очень велика вероятность того, что сексуально агрессивные мужчины не­правильно истолкуют общительность женщин (Malamith & Brown, 1994). Та­кие ошибочные атрибуции приводят к изнасилованию во время свидания и способствуют развитию тенденции (более характерной для мужчин в различ­ных культурах от Бостона до Бомбея, чем для женщин) оправдывать изнасило­вание провоцирующим поведением жертвы (Muehlenhard, 1988; Shotland, 1989; Kanekar & Nazareth, 1988). Ошибочная атрибуция также помогает объяснить, почему американок (23%), которые говорят, что их вынудили вступить в неже­лательные сексуальные отношения, почти в восемь раз больше, чем американ-

Чему мы должны припи­сать сонливость этого студента? Недостатку сна? Скуке? Припишем ли мы это внутренним или внешним факторам, зависит от того, замечали ли мы, что он постоянно спит на этих и пи других занятиях, и реагируют пи "Ругие студенты на то, что он спит именно "о этих занятиях.

102 ■ Часть I. Социальное мышление

цев (3%), говорящих, что они когда-либо принудили женщину к сексуальному акту (Laumann & others, 1994).

Теория атрибуции анализирует то, как мы объясняем поведение людей. Ее разновидности имеют некоторые общие теоретические положения. Как объяс­няют Дэниел Гилберт и Патрик Мэлоун (Daniel Gilbert &

^{"теория атрибуции: Patrick Malone, 1995), каждый «интерпретирует кожу че-теория о том, как ловека как особую границу, отделяющую один набор "при-люди объясняют чинных сил" от другого. На освещенной солнцем стороне

поведение других, эпидермиса находятся внешние или ситуативные силы, с

поиписывают ли « i. ч

н л . направляющей, устремленной внутрь, а на мясистой сторо-

OHU Причину OGU"

ствий внутренним диспозициям чело­века (устойчивым

не располагаются внутренние, или личностные, силы, чья направляющая устремлена вовне. Иногда эти силы рабо­тают сообща, иногда вступают в противодействие, и их ди-

чертам, мотивам намнческое взаимодействие проявляется в поведении, ко-и цстановкам) или ,

внешним ситуациям. торое мы наблюдаем»

Фриц Хаидер (Fritz Hcidcr, 1958), известный как автор

теории атрибуции, проанализировал «психологию здраво­го смысла», посредством которой человек объясняет повседневные события. Хайдер пришел к выводу, что люди стремятся приписать поведение внутрен­ним (например, личностным склонностям) или внешним причинам (например, чему-то ситуативному). Учитель может заинтересоваться, в чем причина пло­хой успеваемости ребенка — в недостаточной мотивации и способностях («ат­рибуция по склонности») или физических и социальных обстоятельствах («ат­рибуция по ситуации»).

Это различие между внутренними (диспозиционными) и внешними (ситуа­ционными) причинами часто стирается, потому что внешние ситуации порож­дают внутренние изменения (White, 1991). Высказывания «Школьник боится» и «Школа пугает ребенка» семантически очень близки. Более того, ситуации влияют на диспозиции. Шар катится к кеглям, и потому что он круглый и для него характерно катиться, и потому что его толкнули. Тем не менее социальные психологи обнаружили, что мы часто приписываем поведение других либо их диспозициям, либо ситуации. Поэтому когда Константин Седикидес и Крейг Андерсон (Constantine Sedikides & Craig Anderson, 1991) опросили американ­ских студентов, почему Советский Союз не вызывает симпатии у американцев, 8 из 10 сравнили его действия с поведением «запутавшейся», «неблагодарной» или «предательской» личности. Но в то же время 9 из 10 приписали отражен­ный образ недостатков СССР гнетущей атмосфере советской ситуации.

ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ ЧЕРТЫ

Эдвард Джоунз и Кейт Дейвис (Edward Jones & Keith Davis, 1965) заметили, что мы часто приходим к заключению, будто намерения и диспозиции других людей соответствуют их действиям. Если я вижу, что Рик отпускает саркас­тические высказывания в адрес Линды, я должен, вероятно, сделать вывод, что Рик — недружелюбный человек. «Теория соответствующих предположений» Джоунза и Дейвиса уточняет условия, при которых такие атрибуции наиболее вероятны. Например, нормальное или ожидаемое поведение говорит нам о че­ловеке меньше, чем необычное поведение. Если Рик преисполнен сарказма во время интервью с работодателем, во время которого человек обычно старается

Глава 3. Социальные убеждения и суждения ■ 1С

«Итак, если кофе будет прекрасным — спасибо мистеру Кофе. Если отвратительным — спасибо мне».

Мы с тремимся припи сатъ чье либо поведение или результат события либо внутренним ( диспозиционным), либо внешним d итуациоп ным) причинам.

произвести приятное впечатление, это скажет о нем больше, чем его саркасти­ческие замечания по поводу того, что ею новую машину только что помяли на стоянке.

Примечательна та легкость, с которой мы делаем заключения о чертах лич­ности. В своих экспериментах Джеймс Улман (James Uleman, 1989) из Нью-Йоркского университета предъявлял студентам утверждения, которые они долж­ны были запомнить, например: «Библиотекарь переносит через дорогу покупки старушки». Студенты тотчас невольно и неосознанно сделали вывод о черте личности. Когда позже им помогали припомнить предложение, наиболее цен­ным ключевым словом оказалось не «книги» (намек на библиотекаря) или «сумки» (намек на покупки), а «полезный» — предполагаемая черта, которую, я думаю, вы тоже спонтанно приписали библиотекарю.

АТРИБУЦИИ ЗДРАВОГО СМЫСЛА

Как видно из этих примеров, атрибуции часто рациональны. В доказательство разумных способов, с помощью которых мы объясняем поведение, теоретик ат­рибуции Гарольд Келли (Harold Kelley, 1973) описал то, как мы используем информацию о «постоянстве», «ясности» и «консенсусе» (рис. 3-1). Обг^ясняя, почем}' у Эдгара проблемы с компьютером XYZ-5000, большинство людей соот­ветствующим образом используют информацию, касающуюся постоянства (у Эдгара обычно бывают проблемы со своим компьютером?), исключительности (у Эдгара есть проблемы с другими компьютерами или только с XYZ?) и кон­сенсуса (у других людей есть подобные проблемы с XYZ?). Если мы узнаем, что Эдгар, и только Эдгар постоянно имеет проблемы с этим и другими компь­ютерами, мы, вероятно, припишем эти проблемы Эдгару, а не дефектам в XYZ. Итак, психология нашего здравого смысла часто объясняет поведение с ло­гической точки зрения. Но Келли также обнаружил, что в обыденных интер­претациях люди часто не принимают в расчет возможную причину поведения, если уже известны другие правдоподобные причины. Если я в состоянии на­звать одну или две причины, почему студент мог плохо отвечать на экзамене, я могу пренебречь другими возможными причинами.

104 ■ Часть I. Социальное мышление

■ Рис. 3-1. Теория атри­буции Гарольда Келли.

Три фактора — посто­янство, ясность и кон­сенсус — влияют на то, чему мы припишем пове­дение — внутренним и пи внешним причинам.

ИНТЕГРАЦИЯ ИНФОРМАЦИИ

Мы можем почерпнуть дальнейшие доказательства разумности наших соци­альных суждений из исследований по интеграции информации. Норман Ан­дерсон (Norman Anderson, 1968, 1974) и его сотрудники выделили несколько правил, с помощью которых мы комбинируем различные части информации о человеке в единое впечатление. Предположим, что вам предстоит свидание с незнакомкой, которую вам описали как умную, дерзкую, ленивую и искреннюю. Исследуя, как люди объединяют такую информацию, можно предположить, что вы, вероятно, взвесите каждый пункт информации в соответствии с его важнос­тью. Если вы считаете особенно важной такую черту, как искренность, то прида­дите большее значение именно ей. Если вы, как и участники экспериментов Соломона Аша, Берта Ходжеса и Рооса Вонка (Solomon Asch, 1946; Bert Hodges, 1974; & Roos Vonk, 1993), также придадите исключительное значение информации, поступившей первой, наибольшее влияние на вас окажет негатив­ная информация.

Первые впечатления могут наложить отпечаток на вашу интерпретацию бо­лее поздней информации. Если вам сказали о ком-то, что он «умен», вы можете в дальнейшем интерпретировать такую его черту, как «дерзость», в смысле «смелость», а не «безрассудство». Негативная информация типа «она бессове­стная» также имеет особое значение, возможно потому, что она более необычна. Раз вы проинтерпретировали и взвесили каждую крупицу информации, то те­перь используйте вашу ментальную алгебру, чтобы проинтегрировать различ­ные данные. Результатом будет ваше полное впечатление от свидания «всле­пую».

ПОЧЕМУ МЫ ИЗУЧАЕМ ОШИБКИ АТРИБУЦИИ

Ну, хорошо. Мы создаем впечатление и объясняем поведение какими-то разум­ными способами. Более восхитительны, однако, те занимательные ошибки, ко­торые мы делаем. В этой главе, как и в предыдущей, объясняются некоторые слабости и заблуждения нашего социального мышления. Читая это, вы можете согласиться с неким студентом, сказавшим, будто «социальные психологи полу-

патлт т

Глава 3. Социальные убеждения и суждения ■ 10

От первого впечатления зависит чногое — оно будет влиять па даль­нейшую информацию и суждения.

рименты не рассчитаны демонстрировать, «какие дураки эти смертные» (хотя иногда эксперименты, в самом деле, забавны); их цель — обнаружить, что мы думаем о себе и других. Как мы отмечали в главе 2, психологи других специа­лизаций по той же самой причине изучают зрительные иллюзии: чтобы обнару­жить, как когнитивная система человека перерабатывает информацию.

Если способность к иллюзиям и самообману вас потрясла, вспомните, что наш образ мыслей, как правило, адаптивен. Иллюзорное мышление часто явля­ется побочным продуктом наших мыслительных стратегий для упрощения сложной информации. Оно идет параллельно с механизмами нашего восприя­тия, которые, как правило, представляют реальный образ мира, но иногда вводят нас в заблуждение.

Второй причиной пристального внимания к предубеждениям, которые про­низывают наше мышление, является то, что мы в большинстве случаев не осо­знаем их. Я больше чем уверен, что вы обнаружите больше сюрпризов, больше спорных вопросов и больше пользы в анализе ошибок и предубеждений, чем в ряду доказательств нашей человеческой способности к логическим и интеллек­туальным достижениям. Вот почему эпические поэмы в мировой литературе так часто описывают последствия гордыни и других человеческих пороков. Гуманитарное образование показывает нам ошибочность нашего мышления в надежде, что мы будем более рациональны и станем ближе к действительности. Эта надежда не напрасна: студенты, изучающие психологию, трактуют поведе­ние менее упрощенно, чем студенты с аналогичными способностями, изучающие естественные науки (Fletcher & others, 1986). Итак, не забывая о главной цели — развитие способности к критическому мышлению, давайте посмот­рим, каким образом новые исследования социального мышления могут обога­тить нашу социальную аргументацию.

ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ ОШИБКА АТРИБУЦИИ

В последующих главах мы увидим, что одним из важнейших занятий социаль­ной психологии является изучение того, насколько мы поддаемся влиянию сво­его социального окоужения. Ежесекундно наше внутреннее состояние (и, еле-

106 ■ Часть I. Социальное мышление

дователыю, то, что мы говорим и делаем) находится в зависимости от ситуации, а также от того, что мы сами привносим в нее. Малейшее различие в двух экспериментальных ситуациях иногда сильно влияет на реакцию испытуемых. Я наблюдал это, когда вел занятия, которые начинались в 8.30 и 19.00. В 8.30 меня приветствовали молчаливые взгляды; а 19.00 мне пришлось просить, что­бы компания не болтала во время занятий. В каждой ситуации кто-то разговор­чивее других, но разница между двумя ситуациями увеличивает индивидуаль­ные различия.

Исследователи атрибуции обнаружили, что мы часто не придаем должного значения этому важному моменту. Объясняя чье-либо поведение, мы недооце­ниваем влияние ситуации и переоцениваем степень проявления черт и устано­вок индивида. Таким образом, даже зная, как время дня влияет на разговоры в аудитории, мне так и хочется предположить, что люди, которые приходят на занятия к 19.00, более экстравертированы, чем тс молчаливые типы, «подполза­ющие» к 8.30.

Это скептическое отношение к той роли, которую играет ситуация, названное Ли Россом (Lee Ross, 1977) фупдпмртпалыюй ошибкой атрибуции, прослежи­вается во многих экспериментах. В первом исследовании такого рода Эдвард Джоунз и Виктор Харрис (Edward Jones & Victor Harris, 1967) просили студентов Дыокского университета про­честь выступления участников дискуссии, поддерживаю­щих пли критикующих лидера Кубы Фиделя Кастро.

Фундаментальная ошибка атрибуции:

тенденция наблюда-

телей недооцени- т-« • *

Ьсли им говорили, что данная точка зрения была выбрана вать ситуационные * ' v

и переоценивать диспозиционные

участником дискуссии, студенты довольно логично предпо­лагали, что она отражает личностную установку. Но что влияния на поведе- \ произошло, когда студентам сказали, что ведущий дискус-

сию навязал мнение? Люди излагают утверждения более веско, чем можно было бы ожидать от тех, кто лишь делает вид, что поддерживает точку зрения, которую па самом деле не разделяет (Allison & others, 1993; Miller & others, 1990) Таким образом, даже зная, что участнику дискуссии было велено придерживаться прокастровской позиции,

ние других. (Также называется пред­убеждение соответ­ствия, так как мы часто считаем, что поведение соответствует

диспозициям.)

студенты все равно делали вывод, что у него на самом деле ,«„»,»«.,,»„.,.« ест^ какпе.т0 прокастровскис тенденции (рис. 3-2). Воз­можно, люди думали: «Да, я знаю, что ему навязали эту точку зрения, но мне кажется, что в какой-то степени он действительно так считает». Как вы думаете, что происходит, когда люди читают другое выступление, предположительно написанное педелю назад или раньше, в котором участник дискуссии следовал инструкции поддерживать противоположную точку зрения?

Ошибку атрибуции так трудно перебороть, что даже если люди знают, что именно они влияют на поведение кого-либо, ими все равно недооценивается внешнее влияние. Если люди навязывают свое мнение, которое потом должен выразить кто-то другой, они все равно склонны считать, что этот человек и в самом деле придерживается этого мнения (Gilbert & Jones, 1986). Если во время интервью испытуемых просят либо одобрять, либо осуждать себя, они очень хорошо осознают, почему они так поступают. Но они не осознают своего влияния на другого человека. Если Хуан ведет себя скромно, его наивный парт­нер Боб, вероятно, тоже будет скромным. Несомненно, Хуан без труда осознает собственную явную скромность, но будет думать, что v бедного Бобя

Глава 3. Социальные убеждения и суждения ■ 107

■ Рис. 3-2. Основная ошибка атрибуции.

Когда чюди читают доклады, сделанные в ходе дискуссии, которые поддержива ют или критикуют Фиделя Кастро, они приписывают соот­ветствующие уста­новки делающем!) док над, даже когда ведущий дискуссию навязывает свою точку лреиия. (По данным «Jones & Hams», 1%7)

самооценка (Baumeister & others, 1988). Короче говоря, мы склонны полагать, что поведение других отражает их истинную сущность.

Мы совершаем основную ошибку атрибуции, интерпретируя поведение дру­гих людей. Мы часто объясняем свое собственное поведение с точки зрения ситуаций, но считаем, что другие сами несут ответственность за свое поведение. Джон мог бы объяснить свое поведение ситуацией («Я злюсь, потому что все идет не так, как хочется»), но Элис могла подумать: «Джон ведет себя враждеб­но, потому что он злой человек». Когда мы объясняем свои поступки, то обычно используем глаголы, которые характеризуют наши действия и реакции («Меня раздражает, когда...»). Интерпретируя кого-то другого, мы чаще характеризуем, какой это человек («Он раздражительный») (Fiedler & others, 1991; McGuire & McGuire, 1986; White & Younger, 1988).

ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ ОШИБКА АТРИБУЦИИ В ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ

Если мы знаем, что кассир обязан сказать: «Благодарю вас, желаю приятного дня», делаем ли мы, тем не менее, непроизвольно вывод, что кассир — друже­любный, приятный человек? Мы, конечно, знаем, как не принимать в расчет поведение, которому приписываем скрытые мотивы (Fein & others, 1990). Все-таки посмотрим, что произошло, когда студенты Уильямского колледжа бесе­довали с предполагаемой выпускницей, специализировавшейся в области кли­нической психологии, которая вела себя то тепло и дружелюбно, то отчужденно и критично. Исследователи Дэвид Наполитан и Джордж Гиталс (David Napolitan & George Goethals, 1979) заранее сообщили одной половине студентов, что ее поведение будет спонтанным. Другой половине они сказали, что в целях экспе­римента ей дали указания вести себя дружелюбно (или недружелюбно). Был ли эффект от этой информации? Никакого. Если она была дружелюбна, они полагали, что она действительно дружелюбный человек; если она вела себя недружелюбно, они считали, что она недружелюбный человек. Также, когда мы смотрим на куклу на коленях чревоветцателя или на киноактера, играющего роль «хорошего» или «плохого парня», мы не можем отделаться от ощущения, что запрограммированное поведение отражает внутренние диспозиции. Воз­можно, именно поэтому Леонард Нимои (Leonard Nimoy), игравший мистера

108 ■ Часть I. Социальное мышление

Спока в «Звездном путешествии» («Star Trek»), впоследствии назвал свою книгу «Я не Спок».

Скидка на социальное давление была позднее обнаружена в эксперименте Ли Росса и его сотрудников (Ross & others, 1977). Эксперимент воссоздал собственный опыт становления Росса от выпускника до профессора. Результа­ты устного экзамена на докторскую степень оказались для него неутешитель­ными — выдающиеся профессора, не дав ему времени на подготовку, задавали вопросы по теме, в которой сами, бесспорно, были специалистами. Через шесть месяцев доктор Росс уже сам был экзаменатором, теперь уже имеющим воз­можность задавать каверзные вопросы по своим любимым темам. Один злопо­лучный студент Росса позднее признался, что чувствовал себя точно так же, как Росс полгода назад: был недоволен своим невежеством, а явное великолепие экзаменаторов совершенно сразило его.

В совместном эксперименте с Терезой Эмебайл и Джулией Стейнмец (Teresa Amabile & Julia Steinmetz) Росс инсценировал опрос без предварительной под­готовки. Он наугад назначал кого-то из студентов Станфордского университе­та на роль задающего вопросы, а кого-то — на роль отвечающего, а других просил наблюдать. Исследователи просили спрашивающих задавать трудные вопросы, которые продемонстрировали бы обширный багаж их знаний. Были забавные вопросы: «Где находится остров Бэйнбридж?», «Как называется Седьмая книга в Ветхом завете?», «Какая из береговых линий — Европы или Африки — длиннее?». Если бы даже вы не знали ответов на них, то и тогда были бы довольны результатами этого эксперимента1.

Каждый, несомненно, знает, что тот, кто задает вопросы, имеет преимущество. И все же и те, кто отвечал, и наблюдатели (не задававшие вопросы) пришли к ошибочному заключению, что тот, кто спрашивал, па самом деле знал больше, чем тот, кто отвечал (рис. 3-3). Последующее исследование показывает, что это ошибочное впечатление едва ли является отражением низкого социального интеллекта. Как бы там ни было, умные и социально компетентные люди с большей вероятностью сделают ошибку атрибуции (Block & Funder, 1986).

В реальной жизни те, кто обладает социальной властью, обычно начинают и контролируют беседу, которая часто приводит нижестоящих к переоценке их знаний и интеллекта. Врачи, например, часто считают себя специалистами во всех вопросах, не связанных с медициной. Также и студенты часто переоцени­вают блеск своих учителей. (Как в эксперименте — учителя задают вопросы из той области, в которой они являются специалистами.) Если кто-то из этих сту­дентов впоследствии становится преподавателем, то обычно с удивлением обна­руживает, что преподаватели не столь уж умны.

Большинству из нас не надо далеко ходить, чтобы убедиться в фундамен­тальной ошибке атрибуции. Достаточно обратиться к собственному опыту. Ре­шив познакомиться с новыми людьми, Бев изобразила на лице улыбку и с тревогой окунулась в веселье. Казалось, все чувствовали себя непринужденно и счастливо, смеясь и разговаривая друг с другом. Бев подумала: «Почему всегда все чувствуют себя непринужденно в такой компании, а я ощущаю робость и напряжение?» На самом деле остальные тоже чувствовали нервозность и со-

1 Остров Блйнбридж располагается через ГТаджет Саунд or Силттла. Седьмая книга Ветхого заве­та — Книга судей. Хотя Африканский континент вдвое больше по площади, чем Европа, береговая линия Европы длиннее (Она более извилистая, с множеством гаваней и фиордов, — географичес­кий факт, который способствовал ее роли в истории морской торговли.)

Глава 3. Социальные убеждения и суждения ■ 10

■ Рис. 3-3. И участники, и наблюдатели экспери­ментального контрольно­го опроса считали, что человек, назначенный случайным порядком на роль задающего вопросы, знал больше, чем отве­чающий. На самом деле уже само назначение на роль спрашивающего заставило его выглядеть знающим больше. То, что этот факт не оценива­ется должным образом, иллюстрирует фунда­ментальную ошибку атрибуции.

вершали ту же самую ошибку атрибуции, предполагая, что Бев и другие такие, какими кажутся, — уверенно-общительные.

Атрибуции ответственности являются сутью многих судебных решений (Fincham & Jaspars, 1980). В 1988 году, когда полковник Оливер Норт был предан суду по обвинению в воровстве, мошенничестве и заговоре, разгорелся спор: ответствен ли сам Норт за незаконную деятельность и следует ли его заключить в тюрьму? Или Норт действовал по приказу высших чинов? (В книге, вышедшей в 1991 году, он подтвердил, что даже президент Рейган знал о тех приказах, которые он выполнял.) Этот случай может служить при­мером многих судебных споров; обвинение настаивает: «Вы виновны, так как могли поступить иначе»; подсудимый отвечает: «Это не моя вина, я был жерт­вой обстоятельств» или «В этих обстоятельствах я не сделал ничего дурного».

ПОЧЕМУ МЫ СОВЕРШАЕМ ОШИБКУ АТРИБУЦИИ? ,

До сих пор мы рассматривали предубеждение в том плане, как мы объясняем поведение других людей: мы часто игнорируем важные ситуативные факторы. Почему мы склонны недооценивать ситуативные факторы, определяющие пове­дение других, но не свое собственное?

Перспектива и ситуационное осознание

Теоретики атрибуции подчеркивают, что у нас разный подход к поведению других, за которым мы наблюдаем со стороны, и к своим собственным действи­ям (Jones & Nisbett, 1971; Jones, 1976). Когда действуем мы, то нашим внимани­ем командует окружение. Когда мы наблюдаем действия другого, то человек попадает в центр нашего внимания, а ситуация становится относительно неви­димой. Если использовать понятие dmrvDbi и (Ьона, принятое в гештальтпсихо-

110 ■ Часть I. Социальное мышление

логии, человек — это фигура, которая выделяется из окружающего фона сре­ды. Поэтому человек кажется причиной происходящего. Если это правда, чего можно было бы ожидать, если бы перспективы поменялись местами? Что если бы мы могли видеть себя так, как нас видят другие, и если бы мы увидели мир глазами других? Исключило бы это или представило противоположным обра­зом типичную ошибку атрибуции?






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 769 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:




© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.016 с.