Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Признаки перфекционизма




• Ненасыщаемая потребность в достижениях.

• Потребность чувствовать себя нужным и незамени­мым человеком.

• Отсутствие права на ошибку.

• Возложение нереалистических ожиданий на людей.

• Постоянная потребность в получении одобрения от других людей.

• Сосредоточенность на провалах, поражениях.

• Установление невозможных стандартов для себя.

• Чрезмерная состязательность с другими людьми.

• Страх идти на риск.

• Откладывание со дня на день важных дел.


• Трудное восприятие критики.

Самооценка человека формируется в детстве и затем ос­тается с ним надолго. Это прочное и длительное образова­ние. Однако оно может быть изменено при целенаправлен­ной работе.

Низкая самооценка — это один из корней того дерева, в кроне которого гнездятся проблемы человеческих взаимо­отношений. Есть и другие корни. Они под землей и, значит, невидимы. А над землей то, что сразу бросается в глаза, с чем мы постоянно сталкиваемся в жизни — наши пробле­мы. Крона огромна, там множество различных трудностей. А вот корни не столь многочисленны.

В основе довольно разнообразных трудностей как семей­ной, так и индивидуальной жизни лежат пять причин: жес­токое обращение в детстве, низкая самооценка, чувство вины и стыда, чувство одиночества, нечеткое осознание своих целей.

Как видите, все они тесно связаны друг с другом. Обыч­но одно без другого не бывает. Ведь в корневой системе всегда все переплетено. События, сопряженные с пережи­ванием в детстве горьких чувств — одиночества, вины, сты­да, — могут дать ключ ко всей жизни. Эти корни питают крону нашей жизни.

Давайте еще раз посмотрим на эти столь важные собы­тия детства, как говорят сейчас, судьбоносные события.


ТРАВМАТИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ ДЕТСТВА

Корни различных зависимостей, в том числе и любов­ной, или «невезения в любви», могут лежать в истоках лич­ности, то есть в детстве. Что мы можем там увидеть? Раз­личные виды насилия и/или пережитые чувства — одино­чество, страх, стыд, горе, злость. Наследственные факторы также важны, но здесь мы анализируем те пси­хологические предпосылки, над которыми мы можем ра­ботать. Наследственные факторы мы изменить не можем. Правда мы можем с пользой для дела их учитывать. Себя же мы можем изменить, если не самостоятельно, то с по­мощью психотерапии.

Что это такое — жестокое обращение с ребенком? Вы скажете, это когда ребенка бьют, ругают, обзывают гру­быми словами. И будете совершенно правы. Я хочу лишь подчеркнуть, что наряду с явным активно жестоким, откро­венно неприемлемым поведением взрослых, причиняю­щим страдание ребенку, бывает еще очень много случаев скрытого, или пассивно жестокого обращения.

Различают эмоциональное насилие. Это «ядовитая» пе­дагогика, направленная на подавление чувств ребенка. Всякие запреты: «Не реви», «Не радуйся — а то как бы пла­кать не пришлось».

О сексуальном оскорблении мы уже говорили выше.

Духовное насилие может проявляться в различных фор­мах. Сюда входят как нарушения взаимоотношений с Бо­гом, так и вмешательство в формирование духовных цен­ностей не позитивным, а негативным образом. Частые ука­зания с использованием частицы «не» тоже могут быть формой духовного насилия: «Ты не должен так думать», «Ты этого не можешь понимать» и т.п.


Ребенок может быть одет, накормлен. Он играет, учит­ся. Никто его не бьет, не называет дураком. Но если его никогда не ласкают, не прикасаются к нему каждый день, не целуют, не обнимают, не говорят ему, какой он замеча­тельный, как он дорог, то это значит, что с ним обращаются жестоко. Это пассивная форма жестокого обращения.

«Мы на тебя все силы положили, мы никаких денег на тебя не жалеем, а ты, неблагодарный(ая), вздумал(а) идти против воли родителей, ты не хочешь учиться в этой шко­ле». Это тоже жестокое обращение. После подобных уп­реков переживания ребенка (что родители его не понима­ют и не любят) бывают очень сильными. И выразить эти чувства в детстве у него нет возможности. После этого он не верит, что родители его любят без всяких условий, что он будет им дорог, что бы с ним ни случилось.

В нашем обществе не принято говорить о сексуальных оскорблениях детей. Но этот вид жестокого обращения чре­ват долгосрочными отрицательными последствиями. Мы знаем, что иногда (и нам кажется, что очень редко) бывают ужасные случаи изнасилования детей. Да, бывают. Но этим сексуальные оскорбления не ограничиваются. Любое по­сягательство на свободное развитие сексуальной сферы ребенка может быть истолковано как сексуальная агрес­сия или оскорбление.

Если отчим или дядя поглаживает десятилетнюю или тринадцатилетнюю девочку не так, как гладят ребенка, а сексуальным образом, то это уже значит, что отчим или дядя наносит сексуальное оскорбление девочке. Где же граница между обычной лаской взрослого и нанесением сексуального оскорбления? Вопрос трудный. Обычно взрослые чувствуют, где она проходит. Она скорее в их помыслах, намерениях и чувствах. Снаружи эту границу трудно увидеть. Взрослые знают, к каким анатомическим частям ребенка нельзя прикасаться, чтобы не нанести оскорбления. Ребенку тоже можно уже до десятилетнего возраста объяснить, какие части тела считаются интим­ными.


Если мать или отец подозревают, что вернувшаяся позд­но дочь занималась «не тем, чем надо», и говорят ей об этом, то родители наносят дочери сексуальное оскорбление (чем бы она вне дома ни занималась).

Если ребенок слышит даже не относящийся к присут­ствующим разговор о том, что всякие сексуальные отно­шения греховны, грязны, достойны осуждения, он ему на­долго запомнится. А когда он станет взрослым, то всякие близкие отношения с противоположным полом будут ок­рашиваться в недостойные, даже грязные тона. Подобные чувства, как вы понимаете, не способствуют достижению здоровых интимных отношений.

Никто не должен вмешиваться, тем более грубо, в ста­новление мужчины или женщины. Каждый на этом пути приобретает свой собственный опыт. И нельзя мешать. Вторжение в деликатную область сексуального развития, сопровождающееся болезненными переживаниями ре­бенка, и есть сексуальное оскорбление.



На Западе о сексуальном оскорблении ребенка стали го­ворить сравнительно недавно, лет двадцать-тридцать на­зад. Теперь эта тема свободно обсуждается в обществе. Люди начинают понимать ужасные последствия пережи­того в детстве горького опыта.

Ребенок не виноват в том, что ему нанесли сексуальное оскорбление. Однако почти всегда он испытывает чувство вины и стыда. И не может ни с кем поделиться.

Я знала одну сорокапятилетнюю женщину, которая впер­вые мне, как психотерапевту, рассказала о том, что ей при­шлось пережить в детстве. Она осталась дома с дедушкой. Дедушка был строг, ворчлив, внучка его всегда боялась.

Что ты ходишь в такую жару в теплых штанах? — грозно закричал дедушка.

А что мне делать? внучка всем своим видом выра­жала беспомощность и подчинение непререкаемому ав­торитету дедушки.

Что, что, заворчал дед и стянул штанишки с внуч­ки. Затем случилось то, что было самым большим, самым


ужасным секретом этой женщины в течение последу­ющих 36 лет ее жизни. Дедушка пальцем дотронулся до влагалища девочки и попытался повалить внучку на по­стель. Девочка закричала, сумела высвободиться и убе­жать.

Почему она ничего не рассказала матери? Потому что считала себя виноватой. Потому что ей было очень стыдно. Ее ли это вина? Должна ли она стыдиться своего поведе­ния? Конечно, нет. Легко ли жить с таким секретом в душе? Риторический вопрос. Конечно, тяжело. Можно ли дове­рять мужчинам, став взрослой? Можно, но очень трудно. Необходимо облегчить душу, раскрыв секрет кому-нибудь. Более того, ей было необходимо простить дедушку. Его дав­но уже нет в живых, но власть мертвых над нами такая же сильная, как и власть живых.

То, что случилось с этой женщиной в детстве, похоже на ожог третьей степени, рубцы от таких ран остаются на всю жизнь. Залечиванием этих эмоциональных ран и занима­лась с ней я. А было это в клинике, где лечат алкоголизм. Вы теперь понимаете, почему она туда попала?

В научной литературе хорошо документирован факт, что у женщин и мужчин, страдающих зависимостями от пси­хоактивных веществ, часто выявляется наличие травмы в детстве — жестокого обращения, физического насилия, эмоционального и сексуального оскорбления. Например, в одной из работ при лечении 57 женщин было выявлено, что 86% женщин перенесли физическое насилие, 68% — отмечали эмоциональное оскорбление и 58% — сексуаль­ное оскорбление (VanDeMark N.R., Brown E., Borneman A, Williams S„ 2004).

Лица, пережившие сексуальную травму детства, сооб­щали об употреблении психоактивных веществ на 30% чаще, чем лица, отрицавшие наличие подобной травмы в анамнезе (Johnson R.J. Ross M.W., Taylor W.C. et al., 2005). Женщины, перенесшие физическую или сексуальную травму в детстве, на 40% вероятнее начинают курить сига­реты в зрелом возрасте, даже в отсутствие депрессии, по


сравнению с женщинами без травматического опыта дет­ства (Nichols H.B., Harlow B.L., 2004).

В исследовании американо-индейских племен также обнаружили связь между травмой и зависимостями. Был сделан следующий вывод: человек, перенесший в детстве физическую или сексуальную травму, чаще (по меньшей мере в два раза) подвержен развитию зависимости от ве­ществ (Libby A.M., Orton H.D., Novins D.K. et al., 2004).

He надо думать, что каждая женщина, пережившая в дет­стве сексуальную агрессию, заболевает алкоголизмом. Моя мысль формулируется так: каждая женщина, пережившая в детстве сексуальную агрессию, имеет больше вероятно­сти стать несчастливой в зрелом возрасте. А какое это бу­дет несчастье, точно никто не знает. И каждой женщине, каждому мужчине, подвергавшимся в детстве сексуально­му оскорблению, необходимо помочь изжить это тяжелое переживание и помочь простить обидчика.

Имеется ряд психотерапевтических методов для ре­шения подобных проблем. Один из методов «Лечение по­следствий травм, жестокого обращения и депривации» Мэрилин Мюррей. Работа с последствиями травм детст­ва может изменить качество жизни. Автобиографическая история Мэрилин Мюррей о ее боли, связанной с трав­мой детства, и об исцелении и возрождении ее личности изложена в ее замечательной книге «Узник иной войны» (Мюррей М., 2004).

Научными исследованиями доказано, что психотерапия травмы оказывает благоприятное влияние на психическое и физическое здоровье, как в краткосрочном, так и в долго­срочном наблюдениях. Благоприятное воздействие включа­ет в себя повышение иммунного функционирования, уве­личение позитивного аффекта, сокращение числа визитов в медицинские учреждения. Увеличивается когнитивное усвоение изучаемого материала, снижается повышенное артериальное давление и нормализуется частота сердеч­ных сокращений даже при таком поверхностном воздей­ствии, как эмоциональное самораскрытие в устной или


письменной речи (Paez D., Velasco C, Gonzalez J.L., 1999; Pennebaker J.W., 1993; Pennebaker J.W., Hughes C.F., O'Hee-ronR.C, 1987; Pennebaker J.W., Kiecolt-Glaser J.K., Glaser R., 1980; Smyth J.M., 1998) .

Исцеление от травм детства подводит нас к необходимо­сти простить обидчика. Почему это важно? Потому что не­прощение превращается в ненависть. Это сильное чувство. Оно расползается в душе как масляное пятно на одежде. И вот уже человек ненавидит не только обидчика, но всех мужчин (или женщин), а потом и себя. Если по отношению к себе не очень подходит слово ненависть, то можно ска­зать о нелюбви к себе. А не любя себя, нельзя любить дру­гих. Вот вам корни проблемного брака. Здесь же корни и саморазрушающего поведения.

Только через всепрощение ненависть уходит полностью. Как простить? Можно, например, вспомнить, что дедушка был болен алкоголизмом, что его действиями руководила пагубная страсть, род недуга. А если перед вами человек верующий, то ему можно напомнить о том, что Христос учил прощать наших обидчиков.

О чувстве вины, стыда, о пережитом в детстве чувстве одиночества мы уже говорили. Здесь я хочу лишь напом­нить, что все это входит в корневую систему нашего древа жизни. Все эти на первый взгляд быстро проходящие дет­ские переживания могут обусловить строй наших чувств и в зрелом возрасте. С этими чувствами надо расстаться. Пусть прошлое принадлежит прошлому. В конце концов теперь оно только картинки в нашем сознании, а не сама действительность. Изменив точку зрения, можно увидеть мир совершенно иным.

Расстаться с детством — значит прервать мощную пси­хологическую связь с родителями. Надо отделиться от них уже не физически, а психологически, то есть повзрослеть настолько, чтобы можно было взять на себя ответствен­ность за свою жизнь.

Скажите, может ли быть счастливый брак у пары, каж­дый из членов которой психологически не отделился от ро-

п-6306 193


дителей? Вот молодая жена — перед тем как принять лю­бое решение, она каждый раз звонит маме. А молодой муж все еще исправно исполняет волю, навязываемую ему ро­дителями. В этом случае отношения молодых будут очень напряженными. У них, как у пары, нет свободы. Я не гово­рю о том, что им следует порвать со своими родителями. Естественно, они будут брать на себя ответственность за благополучие родителей — в той мере, в какой это благопо­лучие зависит от исполнения сыновнего или дочернего дол­га. Отделиться от родителей означает — стать взрослы­ми, иметь свои жизненные ценности, иметь понятие о смыс­ле своей жизни. И самое главное — иметь смелость брать на себя ответственность за свою жизнь. Сюда же входит и умение прощать обиды, в том числе родителям. Перестать считать себя жертвой несчастливого детства.


КОРНИ И ВЕТВИ ДРЕВА ЗАВИСИМОСТЕЙ

О чем эта книга? О том, что мы чувствуем себя прекрас­но весь день, если у нас было хорошее утро, если мы встали «с той ноги». О том, что многие проблемы взаимоотноше­ний просто не возникают у людей, выросших в функцио­нальных (здоровых) семьях и имевших счастливое детство.

Какое утро — такой день, какое детство — такая жизнь. Верно ли это? И да, и нет. Многое можно исправить в тече­ние дня, еще больше — в течение жизни. Но исправить можно только то, что нам понятно. Для этого и необходимо размышлять о детстве, об истоках нашей личности.

Давайте представим зрительно некоторые трудности на­шей жизни. Для этого используем образ дерева (см. рис. 1). Любовная зависимость, как вы уже поняли из вышеприве­денного текста, это не случайное невезение, а одна из форм зависимости. У всех зависимостей общие корни, то есть причины.

Выздоровление от зависимостей, включая любовную, предполагает постепенное выращивание прекрасных пло­дов на дереве. Мы будем удобрять это дерево новыми на­выками (например, зрительным контактом, активным слу­шанием), поливать это дерево настоящей любовью. Корни могут переродиться и сделаются надежным фундаментом нашей жизни. В основание выздоровления мы положим до­верие, принятие, безопасность, защищенность (см. рис. 2).

Тогда корни древа жизни перестанут питать нежелатель­ные для нас проблемы, которые находятся в кроне.

Между корнями и кроной ствол жизни. Это наш строй мыслей и чувств. Мировоззрение и стереотипы реакций (все это еще называют иностранным словом — менталитет).

в- 195


Рис. 1. Любовная зависимость среди других зависимостей


Рис. 2. Древо выздоровления отлюбовной зависимости


Давайте сразу приступим к практической работе. Я пред­лагаю вам заполнить опросник, взятый из книги американ­ского профессора Брайана Робинсона «Излечи свою само­оценку». По этому опроснику вы можете проверить свой образ мыслей и чувств, они всегда неразрывно связаны.

Упражнение: «Оценим свой образ мыслей»

1 — никогда так со мной не бывает;

2 — редко так со мной бывает;

3 — часто так со мной бывает;

4 — всегда так со мной бывает.

Поставьте напротив вопроса ту цифру, которая соответ­ствует вашему образу мыслей.

1. Я боюсь позволять другим людям узнать меня поближе.

2. Я боюсь неожиданностей.

3. Я ищу недостатки вместо преимуществ в большинстве ситуаций.

4. Я чувствую, что недостойна (недостоин) любви.

5. Я чувствую себя так, как будто я хуже других людей.

6. У меня есть склонность к трудоголизму, перееданию, азартным играм, употреблению алкоголя.

7. Я мало забочусь о себе, предпочитая заботиться о дру­гих людях.

8. Я не могу избавиться от переполняющих меня чувств, идущих из моего прошлого, таких, как гнев, страх, стыд, печаль.

9. Я добиваюсь похвалы и признания, делая людям прият­ное, стремясь к совершенству и сверхдостижениям.

10. Я слишком серьезна (серьезен), и мне трудно поиграть, подурачиться, развлечься.

11. У меня появились проблемы со здоровьем из-за посто­янных волнений, стрессов и «самосожжения».

12. У меня сильно выражена потребность контролировать других, диктовать им свою волю.

13. Я испытываю трудности в выражении своих чувств.


14. Я не люблю себя.

15. У меня в жизни часты кризисные ситуации.

16. Мне представляется, что я стал (а) жертвой тяжелых об­стоятельств.

17. Я боюсь быть отвергнутой (ым) теми, кого люблю.

18. Я резко критикую себя, я не боюсь даже раздавить себя критическими самоупреками.

19. Я ожидаю худшего в большинстве ситуаций.

20. Когда я совершаю ошибку, я представляюсь себе ник­чемным человеком.

21. Я считаю других виноватыми во всех своих несчастьях.

22. Я живу воспоминаниями.

23. Я закрыт (а) для новых идей и новых способов делать дела.

24. Я надолго расстраиваюсь из-за неприятностей.

25. Я чувствую себя одинокой (им) и в изоляции, даже если нахожусь в окружении людей.

Сумма баллов:

Итак, подсчитайте баллы, а главное — подумайте над каждым вопросом. Не каждый день мы задумываемся о подобных вещах. Если сумма ваших баллов:

от 25 до 54 — ваш образ мыслей независим от пережива­ний прошлого; у вас есть все основания, чтобы вам повезло в любви.

от 55 до 69 — ваш образ мыслей умеренно зависим от переживаний прошлого; остерегайтесь взаимоотно­шений, которые наносят вам вред.

от 70 до 100 — ваш образ мыслей сильно зависим от пе­реживаний прошлого и необходимо поработать над корневой системой вашего древа жизни. Имеется вероятность нездоровых взаимоотношений.


БРАВО, ВИКТОРИЯ!

Какими бы ни были черты твоего характера, я знаю, ты можешь быть лучше.

Р. Роллан

Из Свердловской области мне написала женщина, под­писавшаяся именем Виктория. С грудным ребенком на ру­ках, двадцати лет от роду, имея в своем распоряжении об­щежитие с печным отоплением, она прогнала мужа. В ее письме нет ни одной жалобы, нет проклятий судьбе, она видит преимущества своего положения так: «У меня оста­нется больше времени и сил, чтобы уделять внимание до­чери, чтобы любить ее».

Браво, Виктория! Молодец! Заставила себя уважать. Не позволила мужу больше себя избивать, но прежде чем прийти к такому решению, три раза это все же случилось. А его словесные унижения, как она пишет, «грубым, жест­ким словом» воспринимались ей «как удар хлыстом».

Что это было?

Что заставило Викторию принять столь серьезное реше­ние? Развод — это всегда душевная травма для обеих сто­рон, даже если разводящиеся супруги улыбаются и пьют шампанское. В таблице оценки жизненных событий как источников стресса развод оценивается на 73 балла (выс­ший балл 100, например, смерть супруга равна 100 баллам).

То, что было в супружеской жизни, Виктория назвала «затмением», «как ослепла я». И в этой своей «слепоте» она «уступала мужу во всем». Она довольствовалась крохами доброты с его стороны и даже «летела как на крыльях» от этих крох, позволяла обирать себя в финансовом отноше­нии, тихо плакала, когда он приходил домой под утро, про­щала побои, в том числе перед самыми родами.


Но, кажется, именно в тот раз Виктория и «прозрела». И приняла важное решение. Колебалась? Конечно. Ей предстояло еще пройти через напрасные ожидания мужа в роддоме, через трудную дорогу домой из роддома. Возмож­но, это была дорога к себе самой.

Многие женщины живут с подобными проблемами. Угождают мужьям, пытаются сохранить мир в доме любой ценой. Оказывается, любой ценой ничто в мире нельзя по­купать.

Какую цену за так и неудавшееся миротворчество пла­тила Виктория? Цена была очень высока. Она позволяла топтать свое человеческое достоинство. Так случается в тех случаях, если женщина не уверена в своей высокой ценности, если она очень ранима, если ей не хватает само­уважения. Что бы ни сделал муж плохого, Виктория гово­рила себе: «Это не стоит того, чтобы я обращала на это внимание».

На самом деле правильнее было бы выразить ее состоя­ние так: «Я не стою того, чтобы отстаивать свое достоин­ство, свое право на спокойствие или хотя бы на безопасное существование».

Один семейный психотерапевт говорил на лекции: если муж один раз побил жену, то, возможно, в этом виноват он. Но если он три-пять раз бил жену, то виновата жена. Зна­чит, жена позволяла подобное поведение с его стороны, которое считается совершенно недопустимым. Да, правиль­но говорят — было бы чувство униженности себя, психоло­гия жертвы, а обидчик найдется.

Сознательно или неосознанно мы все посылаем другим людям какие-то сигналы, по которым они знают, как мож­но с нами обращаться. С Викторией это было в прежней жизни, в период «затмения». Теперь она другая, теперь ее уже никто никогда не побьет. Она выпрямилась!






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 272 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:




© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.02 с.