Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Глава 1. Лейтенант республиканского флота Йарт Эйан выглядел отдохнувшим и жизнерадостным




Аарон Оллстон

Ставка Соло

X-Wing-7

(Звездные войны)

 

Глава 1

 

Лейтенант республиканского флота Йарт Эйан выглядел отдохнувшим и жизнерадостным. Тот факт, что ему оставалось жить всего лишь двенадцать стандартных минут, определенно испортил бы ему настроение, но он ничего об этом не знал.

Лейтенант спустился по рампе трапа на летную палубу крейсера «Дом Один» и огляделся по сторонам. Когда он был здесь в последний раз, то мог вдоволь налюбоваться на эль-челноки, транспортники, пакетботы и прочие вспомогательные корабли, с которых еще не успели смыть грязь и счистить окалину от выстрелов. Сейчас вокруг все было чисто и аккуратно. Время, которое «Дом Один» провел в сухом доке на орбите Корусканта, пошло на пользу как крейсеру, так и малому флоту.

Эйан был тви'лекком, а посему, на его вкус, на летной палубе было слишком прохладно. Его родную планету Рилот отличал жаркий климат, но «Дом Один» был построен на Мон Каламари и для каламари, а эти амфибии предпочитали умеренное тепло. Неженки. Йарт Эйан к таковым себя не относил, но униформа Новой Республики плохо спасала от температурного дискомфорта.

И все-таки лейтенант улыбался и был доволен жизнью. Хорошо вернуться домой.

Тви'лекк поправил хитроумный узел, сплетенный из головных хвостов-лекку. Многие забывали, что это не просто экзотический придаток, которым природа по какой-то неведомой прихоти снабдила гуманоидов с Рилота, а весьма чувствительный орган, при помощи которого тви'лекки не только общались друг с другом, но и многое узнавали об окружающей среде.

— Добро пожаловать домой, — отсалютовала его помощница, пришедшая встретить его. — Надеюсь, вы хорошо провели увольнительную.

— О да, вполне, — Эйан нахмурился, пытаясь вспомнить, а чем же он собственно занимался; так ничего не припомнив, лейтенант обвел широким жестом летную палубу. — В какой он форме?

Тви'лекк имел в виду крейсер. Женщина его поняла.

— На сто процентов, сэр. Адмиралу остается лишь назвать координаты, и мы двинемся в путь.

— Отлично.

— Я хотела уведомить вас, что несколько минут назад пришло сообщение от вашей супруги, сэр. Помечено как крайне важное.

— Капитан на борту?

— Нет, пока нет, сэр.

— Хорошо. Просмотрю сообщение, пока я официально не вернулся на службу, — Эйан кивнул в знак благодарности и направился в свою каюту.

Интересно, в чем там дело? Они с женой только что расстались… Как и многие офицеры Новой Республики, лейтенант перевез свою семью на Корускант после того, как получил назначение в бывшую столицу Империи.

Они только что распрощались, а перед этим весело провели его увольнительную, не отходя ни на шаг друг от друга. Только чем же они занимались? Воспоминания почему-то были нечеткими. У Йарта Эйана не проходило смутное ощущение, что он упустил нечто крайне важное.

В каюте лейтенант первым же делом включил терминал и открыл почту. Так-так. .. Целый ворох служебных записок, а вот и сообщение от супруги. Действительно, помечено грифом первой срочности. Эйан активировал письмо.

Его жена сидела в хорошо знакомом мягком кресле перед их домашним компьютером и выглядела абсолютно подавленной. Зеленоватая кожа казалась бледнее обычного. Супруга оглянулась на кого-то за пределами зрения голографической камеры, словно хотела о чем-то спросить.

— Март, — печально произнесла она, опять глядя на мужа, — у нас в гостиной снова танцуют вуки…

Лейтенант погасил изображение, даже не удосужившись дослушать жену, потом стер сообщение. Потом набрал на клавиатуре несколько команд. Он смотрел, как стремительно бегают по клавишам его пальцы, мельком удивился этому факту, но не смог понять, чем он сейчас занят. Разумеется, размышлял лейтенант, так неприятно. Эти проклятые вуки опять решили танцевать в нашей гостиной…

Иарт Эйан вынул из кобуры личное оружие — небольшой, но мощный лазерный пистолет — и проверил заряд. Ему было необходимо, чтобы пистолет был заряжен.

Потому что, если хочешь избавиться от танцующих вуки у себя в гостиной, крайне важно, чтобы бластер был полностью заряжен.

 

 

* * *

— … если исходить только из вопросов стратегии, ничего особенно интересного в сражении «Мон Ремонды» с «Железным кулаком» нет…

Докладчик был гаморреанцем, но кроме характерной внешности, о его принадлежности к этой воинственной расе ничего не говорило.

Начать с того, что изъяснялся он на общегалактическом языке. Факт примечательный сам по. себе, поскольку гаморреанцы просто физически не способны им овладеть. Впрочем, как и докладчик. Голос, произносящий его слова, ему не принадлежал, он исходил из импланта-переводчика, вживленного в горло.

А во-вторых, докладчик был единственным гаморреанцем на свете, который носил форму пилота Новой Республики.

На плече кителя у него была нашивка, много чище остальной одежды. Основным элементом шеврона был белый крут, окаймленный широкой синей полосой с узкими золотистыми кольцами, со светло-серым знаком Республики в окружении двенадцати черных «крестокрылов». Одиннадцатый силуэт, если считать сверху, был примерно в три раза больше остальных. Недавно разработанная эмблема для недавно созданной эскадрильи.

Собеседник гаморреанца тоже был необычен, хотя его никак нельзя назвать уникальным явлением среди республиканских офицеров. Многие его сородичи занимали различные посты в армии Новой Республики, но не всем выпала честь разработать истребитель или дать свое имя боевому маневру. У адмирала Акбара получилось и то и другое.

— Собственно, — продолжал между тем гаморреанец, — мы не оставили Зсинжу выбора. Если военачальник хотел сохранить «Поцелуй бритвы», — он указал на замершее в паузе голографическое изображение космического сражения, — он мог поступить только так. Видите, он вводит «Железный кулак» между нами и «Поцелуем бритвы». Ему пришлось значительно сбросить скорость, чтобы не обогнать поврежденный корабль. И все прошло именно так, как мы предсказали.



Голограмма пришла в движение.

— То есть в сражении вы не нашли ничего интересного, — голос у адмирала был низкий и мрачный; впрочем, как всегда.

— Прошу прощения, сэр, я этого не утверждал, — гаморреанец увеличил изображение, так что два «звездных разрушителя» суперкласса почти заполнили собой пространство кабинета.

Теперь стало видно, что один из кораблей горит в нескольких местах. А еще было можно различить множество истребителей, азартно гоняющихся друг за другом.

— Говоря математическим языком, — сказал гаморреанец, — гораздо интереснее поведение сто восемьдесят первой ДИ-эскадрильи. Я умалчиваю о том, что элитному подразделению, которое всегда и всячески подчеркивало свою верность Империи, совершенно незачем поддерживать мятежного военачальника. Обратите лучше внимание на некоторые странности в их манере летать.

Акбар с любопытством уставился на голограмму. Лично его гораздо больше интересовало, чем таким важным занят коммандер Антиллес, коли вместо того, чтобы явиться на доклад лично, он прислал своего подчиненного.

— Наши аналитики не нашли ничего необычного, — сообщил он, мельком подумав, что не худо бы засадить отдел за анализ поведения некоего кореллианина, да жаль аналитиков — наверняка окажутся поголовно в клинике для душевнобольных в состоянии буйного помешательства, — Но, разумеется, вам виднее. Вы там были.

— Если мне будет дозволено поправить адмирала, меня там не было, — возразил гаморреанец. — Большую часть сражения я провел на внешней броне «Железного кулака», где пытался завести двигатели своего истребителя. Нет, странности я заметил после того, как вы продемонстрировали запись. Смотрите сами, адмирал, сэр, отдельные двойки имеют тенденцию на различные атаки реагировать с удивительным единообразием..

Он указал на пару ДИ-перехватчиков с горизонтальными красными полосами на солнечных батареях. К ним в тыл как раз заходила двойка «крестокрылов». ДИшки вильнули влево и сбросили высоту, уходя под таким острым углом, что противника попросту пронесло мимо.

Гаморреанец остановил проекцию, отмотал запись и проиграл другой кусок. На этот раз — в пошаговом режиме.

— Смотрите, две «ашки» приближаются сзади к перехватчикам, — прокомментировал пилот, специально указав, что ДИшки были выбраны совершенно другие. — Видите, перехватчики реагируют точно так же, как предыдущая пара. Ведущий занимает позицию чуть выше, его вираж имеет больший радиус. Ведомый находится чуть ниже и разворачивается чуть круче.

— Совпадение.

— Никак нет. УГОЛ атаки требует, чтобы пара разошлась в разные стороны. Тем не менее сто восемьдесят первая летная группа реагирует иначе. Я не нахожу этому разумного объяснения.

Акбар наклонился к голограмме.

— Прокрутите еще раз.

 

 

* * *

Лейтенант Март Эйан вошел в адмиральскую приемную с широчайшей улыбкой оголодавшего хищника, увидевшего свежее мясо.

Адъютант-человек, который выглядел так, словно вырос на флотском пайке и ничего другого в рот не брал и не хотел, улыбнулся ему в ответ. Потом поднялся с места и отдал салют.

— Добро пожаловать на борт, сэр. Похоже, что в увольнительной вы не теряли времени даром.

Лейтенант достал пистолет, вжал дуло в живот адъютанту и нажал на спусковой крючок. Человек опрокинулся в кресло.

— Без сомнений, — сказал Март Эйан.

Он протянул руку и нашарил на нижней поверхности столешницы кнопку, нажал ее. Дверь в кабинет адмирала Акбара открылась.

Адмирал поднял голову и посмотрел на вошедшего.

— А, лейтенант Эйан! Позвольте познакомить вас с офицером Воортом саБинринг по прозвищу Хрюк.

Только Акбар умел сохранять серьезное выражение лица, произнося подобные имена. Возможно, потому, что не был человеком.

— Хрюк — пилот Призрачной эскадрильи и математический гений. Офицер саБинринг, позвольте представить вам лейтенанта Йарта Эйана, служба безопасности моего флагмана.

Гаморреанец поднес ладонь к виску.

— Приятно познакомиться с вами, сэр. Эйан поднял ладонь в ответном жесте, — Мне тоже, пилот.

Затем он вновь достал бластер, сунул его Хрюку в живот и нажал на спусковой крючок.

 

 

* * *

Самое удивительное — это внезапность, размышлял Хрюк. Вот ты абсолютно здоров, а в следующее мгновение — потрясающая агония. Он почти ничего не видел. Больно было так, словно у него прямо в желудке развели огромный костер и все время подкладывали дрова для пущего жара. А еще он почти ничего не слышал. Он знал, что лежит на спине, но не мог вспомнить, как очутился на полу.

По-моему, мне осталось жить несколько минут. Как интересно.

Да, он отличался от своих вечно жующих, слюнявых, чавкающих соплеменников хотя бы тем, что математический склад ума и страсть к точным наукам подарили необычайный контроль над эмоциями. Но он был и оставался (пусть уже ненадолго) гаморреанцем. А это означало: он от природы обладал бешеным темпераментом и безукоризненным чувством чести. И сейчас в голове зазвучал совсем иной голос. Выживешь ты или умрешь, да какая разница! Убей его! ударь так, чтобы перемолоть ему все кости, погрузи клыки в теплую плоть, разорви ему горло! Убей его!!!

Хрюк открыл глаза. Убийца стоял в двух шагах от него, направив оружие на адмирала Акбара, Губы тви'лекка шевелились, но Воорт не слышал ни единого слова.

Слова не имели значения. Тви'лекк пока еще не выстрелил в адмирала. Трясущейся лапой Хрюк вытащил нож, который многие пилоты его эскадрильи по примеру командира носили в ножнах, спрятанных в левом рукаве кителя. Нажал кнопку, выбрасывающую лезвие, а потом взревел так, что завибрировали переборки, и метнул нож.

Его мишень вздрогнула от неожиданного звука и повернулась. Клинок ударил по оружию, как раз между предохранительной скобой и дулом. Из бластера вырвался ослепительный огонь.

Хрюк попытался встать, но подгибающиеся конечности только усложнили задачу. Он заметил, как адмирал бросился на убийцу; рука Акбара обвилась вокруг горла тви'лекка… но рослый лейтенант без усилий вырвался из захвата и отшвырнул мои каламари к переборке. Затем с выражением севшего за полный вкусной еды стол едока взял Акбара за горло, Хрюк заставил себя выпрямиться. Времени осталось… приблизительно десять или двенадцать секунд. Убей его, убей его, бей его… Ничего не вижу. Туннельный эффект. Побочное воздействие шока,.. Оторви ему руки и избей его, пока он не станет визжать, умоляя о смерти… Он сильный, неестественно сильный…

Пилот неверными шагани подошел к столу адмирала. Примерился. И поднял стол над головой, чуть не потеряв при этом равновесие. Здорово! Силы еще в избытке. Ударь его так, чтобы вся его родия за несколько световых лет отсюда заорала от боли и ужаса.

Он разогнался. И был вознагражден: его жертва почувствовала опасность и повернулась к нему. От выражения крайнего изумления на лице тви'лекка у Хрюка потеплело на сердце. Или это огонь из желудка добрался до груди?

А затем гаморреанец нанес удар.

 

 

* * *

Женщину с нашивками энсина, которая прислонилась к переборке с чашкой кафа в руке, неожиданно бросило вперед, Она шлепнулась на пол, расплескавшийся каф залил помещение. Чашка разбилась.

Все, кто находился в офицерской кают-компании, перевели остекленевшие взгляды с неподвижного тела на переборку. Там, где раньше была ровная и гладкая поверхность, теперь красовался огромный волдырь. Один из мичманов опустился на колени возле оглушенной женщины, остальные помчались к двери.

Хрюк очень постарался не задеть адмирала, поэтому удар получился вялый, стыд для представителя его племени. Видимо, еще и энергии не хватило.

Он стал разглядывать дело рук своих. Кровавая масса, в которую превратилась голова убийцы, удовлетворила один из голосов, которые спорили в ушах гаморреанца. Второй голос молчал, потому что от ужаса и отвращения не мог найти слов.

Адмирал Акбар пытался, подняться. Он что-то говорил, но Воорт вдруг перестал понимать слова.

Огонь, разведенный в желудке, полыхнул с такой силой, что гаморреанец закрыл глаза и кулем повалился на палубу.

 

 

* * *

Два ДИ — перехватчика отвалили в сторону и, продолжая сканировать противника, завершили широкий круг. Внизу стремительно проносилась неровная поверхность луны.

На первый взгляд машины выглядели комично. Круглые кокпиты чуть больше роста среднего человека не были знакомы с аэродинамикой даже заочно. Толстые короткие пилоны заканчивались скошенными панелями солнечных батарей.

Но все, кто видел их в бою или просто в полете, не считали машины нелепыми. Быстроходные и подвижные, вооруженные четырьмя лазерными пушками, каждая из которых могла с легкостью ободрать броню с противника, «жмурики» считались самыми смертоносными машинами в арсенале Империи.

Но в этих двух конкретных перехватчиках сейчас сидели не имперские пилоты.

— Проныра-лидер жаждет слышать голос второго. Проверка связи.

— Я тебя слышу.

— А я вижу на радаре две неопознанные цели. Курс два-восемь-пять. Следуй за мной.

— Почему это я за тобой?

— Потому что я старше.

— И давно?

Один из «жмуриков» развернулся, его ведомый не отстал ни на шаг. Маневр получился слаженный и красивый. Через несколько мгновений цель уже можно было наблюдать визуально.

— Знаешь, «двойка», мой компьютер выдает ДИ-перехватчика и «крестокрыла».

— У меня то же самое, босс. И ведет «крестокрыл». Разделимся, пусть гоняются за нами поодиночке?

— М-мм… Не, не сейчас. Будем придерживаться имперских протоколов поведения. Поначалу.

— И где ты только таких слов набрался, ума не приложу.

— У тебя, дорогуша.

— Увы мне.

Дальномер показал, что цели находятся в зоне досягаемости пушек. Оба пилота одновременно открыли огонь. И так же одновременно удивились, потому что вражеский перехватчик, который все время держался позади «крестокрыла», спасаясь за дефлекторными щитами ведущего, зачем-то набрал высоту.

Пара отвернула, снова зашли на цель. Выстрелы пришлись в лобовой дефлекторный щит «крестокрыла» и диссипировали в нескольких метрах от его узкой вытянутой морды.

— Эй, я понял, — сообщила «двойка». — Ты пользуе… Красный лазерный луч ударил чуть ниже транспаристилового иллюминатора. Ведомый взорвался, осыпав соседа обломками. Того мотнуло в сторону, «крестокрыл» и вражеский перехватчик проскочили мимо.

Несмотря на быструю и столь эффектную гибель, второй продолжал разговаривать. Его голос звучал в наушниках командира, словно привет из страны мертвых.

— Оппаньки! Прости, Ведж.,.

— Без проблем, Тик, — Антиллес круто взял влево, чтобы взять противника снизу.

Он ждал, что более быстрый ДИ-перехватчик попытается зайти ему в хвост, пока «крестокрыл» будет играть роль сладкой приманки. Но противник не пожелал разделиться, хотя и сменил формацию. Теперь лидировал «жмурик», а «инком Т65» приотстал.

Машины шли плотно и экономично; Антиллес кивнул: все ясно. Во время подлета перехватчик пользовался напарником как прикрытием за неимением собственного дефлектора. Теперь, когда они отступали, «крестокрыл» продолжал прикрывать своего ведомого.

Умные ребята. Но не умнее кореллианина. Ведж поднажал вслед уходящей паре, постепенно набирая высоту, пока не оказался чуть выше. Противник был в курсе, что Антиллесу их не обогнать. Они ждали, что он пристроится сзади и примется обстреливать им тылы до посинения. Значит, в какой-то момент они все же сломают строй. «Крестокрыл» не настолько маневрен, то есть перехватчику все же придется перестать стесняться и вступить в игру. И ребятишки будут ждать, что противник сделает упор на «крестокрыле», и разделятся только после этого. Ну, ждите.

Компьютер сообщил, что цель — «крестокрыл» — зафиксирована. Антиллес проигнорировал сообщение и по пологой горке проскользнул под «инкомом» так, будто оттуда вознамерился вцепиться в перехватчик. Но на середине маневра стремительно набрал высоту.

«Жмурик» противника вильнул, пытаясь спрятаться за напарником, — и влип в рамку прицела. Ведж выстрелил, не задумываясь. Три выстрела из четырех разнесли двигатели торопыге, перехватчик взорвался. Ведж вовремя вспомнил, что бой идет в разреженной, но все-таки атмосфере, и успел увернуться от падающих сверху горящих обломков.

«Крестокрыл» воспользовался ситуацией и ушел в сторону. Пилот явно вознамерился зайти спереди, но Антиллес уже включил комлинк на общую частоту.

— Упражнение закончено, — Я еще не умер, — обиженно отозвался бывший актер Империи (на детских ролях), а ныне пилот Новой Республики.

— Протестуешь?

— Не совсем. Скорее любопытствую.

Рябая лунная поверхность и маневрирующий «крестокрыл» провалились во мглу. Ведж открыл люк кабины, расположенный там, где у настоящего перехватчика находятся двойные ионные двигатели, и вылез наружу.

Помещение было большое, поэтому столы, стулья и капсулы тренажеров разместились вольготно. Среди «крестокрылов», «костылей» и «ашек» сферические симуляторы ДИ-кораблей выглядели непривычно. Из одного такою шара Ведж и явился публике. На фоне традиционно-серых одеяний технического персонала веселенькие оранжевые комбинезоны пилотов выделялись более чем ярко. Как правило, во время тренировок те, кто не был занят и не ждал своей очереди, наблюдали события на внешних мониторах.

Из соседнего симулятора бодро выскочил Мордашка Лоран и вопросительно посмотрел на Антиллеса.

Стоявшая неподалеку девушка сделала два быстрых вдоха, положила руку на грудь и что-то жарко зашептала соседке. Ведж не удивился, Мордашка постоянно оказывал на женщин подобное воздействие. Антиллес помахал Лорану рукой.

По дороге к Мордашке и еще одной девушке присоединился еще один пилот, он и заговорил первым.

— Почему мы прекратили упражнение, командир?

— Мы собирались опробовать новую тактику на малышне, — Ведж сражался с занавесившей глаза челкой не менее ожесточенно, чем с Империей.

Интересно, почему вот у того же Мордашки на голове художественный беспорядок, у Селчу — аккуратная прическа, а у него — прошлогоднее гнездо птицыкройе?

— Ты и Лара выбыли, — он бросил безнадежное занятие. — Получилась очередная версия: «крестокрыл» против ДИшки. А так мы уже развлекались не один раз. Дело, несомненно, полезное, но мы сюда пришли не за этим.

Кореллианин посмотрел на Лорана.

— А ты что скажешь о своей новой тактике? Мордашка пожал плечами; счастлив юнец не был.

— Даже близко не так эффективна, как я надеялся.

— А ты чего ждал? Что опытных пилотов так потрясет новизна и свежесть идеи, что их будет легче сбить?

— Ждал? Никак нет, сэр. Просто надеялся.

— Лара, твои мысли по тому же поводу.

— Ну, одно упражнение на статистику не влияет, — коротковолосая блондинка не унывала. — Все что я могу сказать, будет преждевременно. И неуместно. Но я думаю, что тактика сработала так, как предполагалось.

Дефлекторы Мордашки прикрывали меня и на входе и на выходе, если не считать того факта, что вы с легкостью меня сбили, сэр.

Капитан Тикхо Селчу, Проныра-2, согласно кивнул.

— Но, по-моему, — добавил он, — это одноразовый прием. И подходит только для лобовых атак или когда пара «крестокрыл»-ДИшка гоняется за одиночной целью. Лучше всего им воспользоваться в начале боя, а затем забыть о нем, как о страшном сне.

— А я скажу, что нужно еще потренироваться и проанализировать, — подытожил Ведж. — Лара, Мордашка, поработайте над упражнением, и пусть все Призраки получат возможность пройти его.

Он посмотрел на хронометр.

— Но не сейчас. У нас есть десять минут, чтобы успеть на инструктаж. Все свободны.

Молодые пилоты отсалютовали и галопом помчались в сторону выхода.

— Эй!

Ребята обернулись, Мордашка — удивленно, Лара — виновато, как будто никак не могла вспомнить, что она забыла сказать, прежде чем оставить старших по званию офицеров.

— Призрачную эскадрилью создали, чтобы получить новые тактики, — сказал им Ведж. — Вы хорошо поработали. Продолжайте в том же духе.

Юнцы заулыбались.

 

 

* * *

Когда Ведж вместе с Тикхо (воспользовавшись привилегией старших и заглянув в душевую) явились наконец в комнату для инструктажа, почти все места полукруглого амфитеатра уже были заняты.

— Командир в расположении части!.. Целься! Пли!

Орал, разумеется, Йансон, больше некому. Ведж оглянулся. Во всех смыслах большой ребенок целился в него персональной декой и с маниакальным упорством жал на клавишу ввода. Антиллес тяжко вздохнул и вытащил собственную деку, чтобы узнать, что там передает ему его ординарец. Вообще-то йансоновские шалости следовало принимать за добрый знак. Значит, новости, которые Ведж с нетерпением ждал, получены, и это хорошие новости. Кореллианин отыскал взглядом Навару Вена; тви'лекк сидел возле столика с голографическим проектором и укладывал головные хвосты каким-то новым, особо затейливым способом. От него тоже пришло сообщение. Прежде чем заговорить, Ведж просмотрел оба послания.

— Сегодня в основном хорошие новости, — объявил он притихшим пилотам. — Вопервых, Хрюк поправляется, его выпустили из бакта-камеры, и он шлет всем горячий привет.

Народ радостно поаплодировал, покричал, а Йансон даже поулюлюкал немного от избытка чувств.

— К несчастью, — продолжил Антиллес, — ни причины, ни мотивация нападения пока не известны. Когда во время драки адмирал спросил, зачем лейтенант все это совершает, тот ответил, что Акбару и так все известно. Жена и дети лейтенанта Эйана исчезли, расследование продолжается. И результатов нам, скорее всего, не скажут. Далее… Послезавтра «Мон Ремонда» выходит из сухого дока, то есть к этому же времени завтра мы уже должны сниматься с места. Каникулы кончились.

Очередные хлопки, крики и поступившее от лейтенанта Иансона требование качать комэска под троекратное «ура». Ведж тоже порадовался вместе со всеми, как тому, что флагман их соединения наконец-то отремонтировали, так и тому, что Уэса никто не послушал, потому что отбиться от двух эскадрилий сразу ему не удалось бы. А объяснения, что не он лично чинил «Мон Ремонду», едва ли подействуют на засидевшихся пилотов.

— Как прямой результат выше сказанного, всем нам на сегодняшний вечер светит увольнительная. Завтра в пятнадцать ноль-ноль по местному времени все должны доложиться в ангаре для эль-челноков, шмотки упакованы, дела улажены. А до тех пор свободны. Наслаждайтесь, — прежде чем пилоты успели возликовать вновь, Ведж торопливо добавил: — И не забывайте, что когда мы гуляли в последний раз, Призраков чуть было не перевели в загробное состояние. Поэтому следующее правило: одежда только гражданская. Я знаю, что Призраки только что получили шевроны и жаждут в них покрасоваться, но вам придется сдать их на время увольнительной. Самым примечательным внешне — вы знаете, о ком я, перечислять пофамильно не буду, — придется предпринять какие-нибудь действия по маскировке. И держитесь подальше от баров, популярных среди пилотов. И напоследок у меня есть еще одно объявление. У Призраков пополнение. Таргон, встаньте, пожалуйста.

С задних рядов амфитеатра поднялся новичок, остальные развернулись, чтобы посмотреть на него.

Новый пилот оказался деваронпем: серая, словно немытая недели три кожа, изящные рожки на лбу, клыки, в общем, классический набор.

— Офицер Элассар Таргон прибыл по вашему распоряжению, сэр, — голос у новичка был на редкость глубокий и низкий для столь молодого существа. — Готов приступить к служебным обязанностям.

— Таргона только что выпустился из академии, — пояснил Ведж. — Нам повезло, он не только пилот, но и врач. Так что у нас опять будет медик, который умеет не только делать компрессы и чирикать. И в отличие от всех вас ему еще не выпал шанс испортить себе карьеру или голову.

— Он нам не подходит, — высказал общее разочарование Йансон. — Отошли его домой, босс. Нам нужен сумасшедший.

— Прошу прощения! — деваронец вскочил на стул, поставил ногу на спинку соседнего сиденья и принял величественную позу. — Элассар Таргон, властелин Вселенной, готов приступить к ее уничтожению!

Ведж поперхнулся. Малек ретиво взялся за дело, что же дальше-то будет? Либо репутация Призраков убедила младенца, что подобное выступление здесь считается нормой… либо ему подсунули очередного пациента дурдома. На хорошем же он счету у командования!

Сквозь громовой одобрительный хохот кореллиа-нин различил визг Иансона: — Снимаю возражения!!! Кажется, пришло время вмешаться.

— Сядьте, Таргон. Остальные, умерьте волнение страсти. Я еще недоговорил. В-пятых и в-последних, в обеих эскадрильях намечается реорганизация. До тех пор пока мы не сумеем убедить штаб, что нам просто необходимо участвовать в другой миссии,, мы приписаны к «Мон Ремонде». Мне навязывают командование еще двумя эскадрильями и к тому же переводят обратно на прямое командование Разбойным эскадроном. С Призраками я буду летать по-прежнему, когда позволят обстоятельства, но ежедневно нянчиться с вами больше не буду.

Проныры возрадовались. Призраки, у которых только что забрали лучшего пилота и командира, заметно сникли.

— Лейтенант Лоран, смирно!

Мордашка вскочил и, не сумев сдержать трепета, опрокинул стул.

— Это не постоянное повышение, пока еще нет, — объяснил ему Ведж, — поэтому не обольщайтесь. Тем не менее я с большим удовольствием присваиваю вам временно звание капитана, что позволит вам принять командование подразделением уровня эскадрильи. Поздравляю, Мордашка.

Он выудил из кармана полупрозрачный конверт и кинул его Гарику Лорану.

— Твои новые лычки.

Народ снялся с места и обступил Мордашку, каждому хотелось похлопать новоиспеченного офицера по плечу. Ведж тем временем оценивал реакцию Призраков.

Уэс Йансон улыбался до ушей, хотя логически эскадрилью следовало передать ему. Но Уэса командование никогда не интересовало, а если честно, то Йансон спал и видел, как бы поскорее вернуться к Призракам. И то, что Мордашка получил назначение через его голову, Уэса не волновало.

Рослый красавец Келл Тайнер тоже радовался, что выбрали не его. Талантливому пилоту и на редкость умелому взрывотехнику не хватало ни темперамента, ни желания брать ответственность за кого-то, кроме себя самого.

Улыбка Шаллы Нельприн, недавно произведенной в лейтенанты, была широкой и на сто процентов искренней; на темных пухлых щеках играли симпатичные ямочки.

Оставался только Мин Дойнос. Он был и опытнее Мордашки, и в лейтенантах ходил много дольше. Очень серьезный и вдумчивый молодой человек, настолько, что Ведж порой не верил, что они соотечественники. А сейчас Мин не просто серьезен, он скис, как позавчерашнее молоко. Сидит и пытается не думать о том, что его обошли по службе. Несколько месяцев назад, сам щеголяя в капитанских погонах, Дойнос командовал эскадрильей и потерял ее, остался в живых, пережил тяжелейшую эмоциональную травму, от которой еще не оправился окончательно, Наверняка, опять решил, что Ведж ему не верит.

Мин ошибался. Просто Антиллес упрямо выстраивал систему, в которой положение определялось лишь личными качествами и способностями, потому что считал: чем способнее, тем быстрее продвигаешься по служебной лестнице. Себя самого Ведж из этого уравнения старательно исключал, ему нравилось на своем месте.

Когда шум стих, Ведж сказал: — Вот теперь действительно все. Вопросы есть? Первой взлетела вверх рука Мордашки.

— Если мы завтра вылетим, то как же Хрюк к нам вернется?

— А мы его не будем терять, — успокоил бывшего актера Антиллес. — Он потребовал, чтобы его перевели в лазарет «Мон Ремонды», а генерал Соло удовлетворил его просьбу. Будем таскать его за собой, пока не встанет на ноги, а потом нагрузим работой. Что тебе, Уэс? Иансон опустил руку.

— Обычный вопрос, — сказал он.

— Обычный ответ, — откликнулся Ведж. — Нам еще повезло, что починили машину Мордашки. Других истребителей нам не дают. Призраки продолжают летать смешанным составом. Еще вопросы? Нет? Вон отсюда, я и так опаздываю.

 

 

* * *

Полчаса спустя Ведж Антиллес открыл дверь, вознамерившись выйти из своей комнаты в коридор, и был вынужден сделать шаг назад. На пороге, блокируя проход, плечом к плечу стояли Уэс Иансон и Дерек «Хобби» Кливиан. Хобби из последних сил старался не впасть в уныние, Иансон был своеобычно весел.

— Намылился куда-нибудь, командир? — полюбопытствовал Уэс.

Ведж протиснулся между подчиненными.

— У нас увольнительная, забыл? В ней вам обоим и следует пребывать. Валите отсюда.

Как же, размечтался, парочка пристроилась сзади. Слаженным звеном они добрались до лифтов.

— Дерек, ты только глянь на него! — вещал на всю базу Иансон. — На одежде ни пятнышка, даже брюки выглажены.,. С ума сойти, будь я проклят, Хобби, он причесал волосы! Я умираю…

Длинная и унылая физиономия Кливиана вытянулась еще больше.

— И он благоухает, как весеннее раннее утро, — печально заявил он.

— По-моему, наш командир собирается на свидание!

— По-моему, ты прав.

А по-моему, сейчас кто-то схлопочет по шее…

— Ему требуется, наша помощь, — не унимался Иансон. — Сколько времени прошло с твоей последней попытки, а Ведж? Думаю, кое-кого из Призраков еще и в проекте не было. Ты же позабыл, как это делается.

— Мы — твое сопровождение, — горестно пояснил Кливиан, как всегда, полный самых дурных предчувствий. — Будем спасать тебя от тебя самого.

Ведж стиснул зубы.

— Ну, колись, с кем встречаешься?

— Я знаю кое-кого, кому в ближайшем будущем светит встреча с нарядом по камбузу, — рыкнул Антиллес Они ждали лифта.

— С Иеллой, я угадал? Ведж оскалился, точно вуки: — С чего ты взял?

— Да просто так. У тебя такое интересное выражение лица случается, когда при тебе произносят ее имя. Ты заметил, Хобби?

— О да, конечно, заметил. Что думаешь, Уэс?

— Я пока еще не решил, годится ли Иелла для нашего командира. Да и остальные ребята пока еще не проголосовали. Хотя лично мне кажется…

Дверь в кабинку открылась. Троица загрузилась внутрь. Вошедший последним Ведж придержал дверь рукой.

— На крышу, — распорядился он. Иансон удивился на самом деле.

— На крышу? — растерянно переспросил он. — Не в ангар для личного транспорта?

— На крышу, — повторил Ведж и набрал в легкие побольше воздуха. — Кррругом! — рявкнул он так, что у самого зазвенело в ушах. — Вперед шагом арш!!!

От неожиданности оба пилота машинально крутанулись на месте. Антиллес проворно выскочил из лифта и услышал, как Йансон с Хобби одновременно врезались в заднюю стенку кабины. Затем дверь закрылась, и лифт унес горе-заговорщиков на крышу.

Ведж ухмыльнулся и вызвал себе другой лифт.

 

 

* * *

Двумя этажами ниже четверка Призраков приближалась к двери, такой же анонимной, какая вела в обиталище Веджа.

— Он только что получил повышение, — нудил Мин Дойнос. — Может, не стоит начинать с мятежа?

Кореллианин очень надеялся, что на его лице отражаются далеко не все чувства, которые им владели.

— Он все твердил, что плохо себя чувствует, — сказала тви'лекка Диа Пассик.

Лара Нотсиль ободряюще улыбнулась.

— Он солгал. Он все время врет, сама знаешь.

— Знаю. Но он казался таким искренним.

— Он все время такой, иначе нельзя. Он же актер. Мин, Элассар, прикройте меня.

Мужчины обменялись взглядами.

— Ладно, — сказал Дойнос. Деваронец был явно смущен.

— Мне как-то… вы так быстро меняете привязанности, лейтенант. Я видел капитана Лорана всего один раз. Я не могу…

Улыбка блондинки превратилась в оскал: — Минуточку! Твой товарищ по эскадрилье просит прикрыть его, а ты отвечаешь: «ну, я не могу»?

Деваронец расправил плечи, его голос внезапно стал глубже и ниже.

— Приношу свои извинения. Вы правы. Нам даже не нужно стучать. Нам следует взорвать замок или вышибить дверь.

— Мы постучим, — ответила Лара и забарабанила в дверь кулаком.

Ответа она не получила, поэтому постучала еще раз — гораздо настойчивее. Потом стала пинать дверь ногой.

— Да? — спросил изнутри голос Мордашки.

— Можно войти?

— Я неподобающе одет.

— А был когда-нибудь? — полюбопытствовала Лара и заглянула в комнату. — Вот если бы ты был неподобающе раздет, тогда другое дело.

Мин тоже сунулся посмотреть. Гарик Лоран лежал на койке и разглядывал потолок, он по-прежнему был одет в униформу.

Лара решительно ввела свою миниатюрную армию в комнату.

— Чем занимаешься?

— Учусь играть на различных музыкальных инструментах, используя лишь мощь своего собственного воображения.

— Получается? — Нет.

— Так я и думала. А теперь время пойти погулять и повеселиться.

— Ты что, не слышала? Командир приказал самым примечательным пилотам не высовывать с базы носа.

Лара фыркнула.

— Вообще-то он Кроху Эквеша имел в виду. Когда ты ростом в два с лишним метра, с головы до ног покрыт шерстью и являешься единственным представителем своей расы, в армии, периодически приходится сидеть тихо. Но ты-то можешь загримироваться! Будешь выглядеть помоложе.

— А это идея, — Гарик оторвал взгляд от потолки и попытался улыбнуться. — Вы идите, ребята. Со мной все будет в порядке.

— Эй, я твой ведомый! — заспорила Лара. — Мой долг — уберечь тебя от крупных ошибок. А самая большая ошибка — провести взаперти наедине с самим собой увольнительную, которая может оказаться последней.

— Хочешь, использую право старшего по званию?

— Не получится, твое назначение номинальное и еще не одобрено в штабе. Неписаный закон, знаешь ли.

— Где ты это слышала?

— Где-то читала. Мордашка все-таки засмеялся.

— Ладно, дайте мне пять минут. Сделаю из себя что-нибудь неподозрительное. А куда мы идем?

Лара неопределенно ткнула пальцем куда-то за спину.

— Элассар еще ни разу не летал против Зсинжа, как и его инструкторы, между прочим. Поэтому мы отведем его в музей Галактики, там новая экспозиция, посвященная разведке Империи. Пусть посмотрит, на что подписался. Затем мы напьемся, а потом ты, Мин и Элассар сдадитесь на милость мужской физиологии и оскорбите посетителей в баре, битком набитом солдатиками, а мы с Дней, так уж и быть, отнесем ваши растерзанные тела обратно на базу.

Мордашка беспомощно посмотрел на товарищей по грядущему несчастью.

— Видите, что бывает, когда лучшую половину Галактики не допускают к составлению летного плана?

 

 

* * *

Экспозиция в музее оказалась довольно подробной, чему Мин Дойнос несказанно удивился. Он ожидал более однобокого подхода.

Первые четыре стенда были посвящены разведывательному дивизиону Старой Республики, секретной службе, призванной защищать от чьей-либо подрывной деятельности, буде таковая случится. На первом демонстрировалось, как бравые мальчики препятствуют покушению на жизнь членов республиканского Сената. На втором были выставлены образцы вооружения и оборудования полевых агентов. Дойнос с интересом узнал предшественников кое-каких собственных игрушек.

Еще одна голографическая проекция представляла темнокожего человека в черной униформе. Волосы мужчины были тронуты сединой на висках, лицо — слишком жестким, чтобы назвать его обладателя красивым.

— Я — Вин Наркассан, — сообщила голограмма. — За двадцать лет службы в разведке республики я успешно провел более ста тайных операций. Я не сумел предотвратить восхождение к власти сенатора Палпатина, но сумел организовать собственное исчезновение. И несмотря на желание имперцев заставить меня замолчать, и все мои секреты… — темная фигура доверительно наклонилась к зрителям. — Они меня не нашли.

Он выпрямился с такой довольной улыбкой на губах, что граничила с завышенным самомнением.

Голограмма что-то расшевелила в памяти, но Мин не сумел сообразить, в чем дело. Он не стал напрягаться, отложив вечер воспоминаний на будущее. Иногда, когда Мин пытался выудить что-нибудь ценное из мутных вод своей памяти, лучшим способом было просто расслабиться. И ответ всплывал сам собой.

Дальше все было оформлено в мрачных тонах, даже свет и тот был плохой. Дойнос решил, что если устроителям хотелось создать ощущение тотальной паранойи, то это им удалось, хотя длинный перечень покушений и похищений несколько утомлял, а в конце концов Мин и вовсе запутался. Зато камера пыток была представлена очень детально и с большой экспрессией. Объектом интереса разведки оказался человек с Чандрила, умирающий в процессе допроса, В сопроводительном тексте пояснялось, что преступление его было чисто фиктивным. Мордашка Лоран морщился, бормоча себе под нос про дешевую агитацию, Лара пыталась разглядеть какие-то детали пыточного кресла, а впечатлительного Мина просто затошнило, и он поспешно отошел.

И очутился возле стенда, посвященного Арманду Исарду, долгое время возглавляющего разведку Империи. Даже на изображение смотреть было страшно. Мин нервно передернул плечами. Не хотелось встречаться с этим человеком воочию. Дальше Дойнос обнаружил отдельную экспозицию, посвященную Йсанне Исард по прозвищу Снежная королева. Женщина была высока ростом и очень красива. Мин с любопытством выяснил, что она обвинила собственного отца в предательстве и заняла его место. Даже после гибели Палпатина она умудрялась долгое время оставаться у власти.

Мордашка тоже надолго застрял возле голограммы Йсанне Исард. Мин посмотрел на него и с изумлением понял, что Гарик дрожит. Незаметно, но все же дрожит. Мин опять посмотрел на черноволосую красавицу с разноцветными глазами. Капитан Селчу пристрелил ее, и вселенная стала лучше.

Можно сказать, что имперская разведка умерла вместе с ней — до какой-то степени. Разумеется, кое-кто остался, но им не хватало врожденной жестокости Исардов, отца и дочери. Организация по-прежнему оставалась опасной… но от нее перестало разить безумием.

Призраки еще немного прогулялись по залам, чтобы дать новичку возможность получше рассмотреть экспонаты. Мин заметил, как возле изображения Снежной королевы деваронец поднял что-то висевшее на цепочке у него на шее и приложил ко лбу.

— Амулет на счастье? — полюбопытствовал кореллианин.

Таргон кивнул.

— Монетка Старой Республики, — сказал он. — В ней много счастья.

— Почем знаешь?

— Мой брат носил ее, и в него ни разу не попали выстрелы. Эта монетка — лучшее, что у меня есть. Брат подарил мне ее, когда я поступил в академию. Она лучше резной кости банты. Лучше счастливой пряжки для ремня. И лучше счастливого набора для позолоты. Лучше, чем-.

— Набор для позолоты? — вмешался Мордашка.

— Ну да. Для рогов.

— А что такого с твоими рогами? Деваронец пожал плечами.

— По особым случаям мы иногда… деваронцы оборачивают рога золотыми листочками. Для украшения.

— А набор — это такое устройство для оборачивания рогов листочками? — уточнил Лоран.

— Ну да.

— А почему он счастливый?

— Когда я воспользовался им в первый раз, то привлек внимание одной молодой дамы, после чего мы с ней..

— Дальше не надо, — торопливо попросил Мин, заметив, как жадно разгораются Мордашкины глаза.

И в Империи, и в Новой Республике хватало пилотов, которые таскали с собой амулеты.

— Я — Вин Наркассан, за двадцать лет службы в разведке республики успешно провел более ста тайных операций…

Они снова шли мимо фигуры в черном. Дойнос оглянулся на пожилого разведчика и вдруг улыбнулся в ответ на самодовольную усмешку Наркассана. Оттенок кожи, ямочки на щеках, необычная физическая красота.

Мин подмигнул разведчику.

— Пусть это будет наш маленький секрет, Наркассан, — пробормотал пилот еле слышно. — Я посоветую Шалле заглянуть сюда Просто так. Ей нужно тебя увидеть, если ты, конечно, что-то значишь для дочери…

— С кем это ты разговариваешь?

Рядом стояла Лара, Диа с Мордашкой рука об руку ушли далеко вперед, Таргон пристроился у них в кильватере и жадно поглядывал на тви'лекку.

— Когда-нибудь обязательно расскажу, — пообещал Мин.

— Эдалия? — спросил у них за спинами неуверенный старческий голос. — Эдалия Монотиер… как хорошо, что мы встретились!

Мин оглянулся. К ним спешил седовласый старик, такой худой, что напоминал скелет. Но улыбался он так, что хотелось улыбнуться в ответ. Следом с трудом бежала полная женщина средних лет.

— Отец! — позвала она, отдуваясь. — Только не снова! Старик уже радостно тряс оторопевшей Ларе руку.

— Эдалия, как давно мы не виделись! Ты уже вышла замуж за того мальчика? — сыпал вопросами дед. — Как его звали? Даре? Да, так, кажется… Ты уже закончила обучение? Чем ты теперь занимаешь?

Лара безуспешно пыталась высвободить ладонь.

— Господин, я не… я…

— Простите его, — толстуха наконец добралась до них. — Отец немного… не в себе. Он не всегда помнит, где находится. Или когда.

— Да все в порядке, — заверила ее Лара, несмотря на то что весь ее вид говорил об обратном.

— Дитя мое, — старик потянул толстуху за руку. — Позволь познакомить тебя с Эдалией Монотиер, одной из лучших моих учениц.

— Когда? — устало спросила дочь.

— Что? — удивился старик.

— Когда она была твоей ученицей? Старик неуверенно посмотрел на Лару.

— Тридцать… тридцать пять лет назад…

— Посмотри на нее, папа. Девушке нет тридцати. Старик придвинулся ближе.

— Эдалия?

Лара покачала головой. Она даже ласково улыбалась, хотя Мин Дойнос счел ее улыбку вымученной.

— Простите, — сказала девушка. — Я — Лара.

— О! — старик отодвинулся и принялся озираться по сторонам. — А где тогда Эдалия?

— Может, пошла дальше, осматривает музей. Папа, ты поди поищи ее. Я сейчас догоню.

Старик вежливо, хотя и рассеянно кивнул молодым людям и побрел к ближайшему стенду.

— Вы уж извините его, — толстуха вытерла потное лицо большим цветастым платком. — Он когда-то служил в разведке, вот и ходит сюда каждый день. Его подстрелили во время одной операции, — она приставила пухлый палец к виску. — Папа так и не оправился.

— Без проблем, — сказала Лара. — Он у вас очень славный.

— Спасибо за понимание, — толстуха потрусила следом за отцом.

Телеса ее колыхались, словно груда желе, но Мину почему-то не было смешно.

— Оп-па! — Лара врезалась в Мордашку.

Троица обнаружила, что их друзья отстали, вернулись за ними и теперь самым бессовестным образом подслушивали. Гарик Лоран, подслеповато щурясь, уставился на Лару.

— Герва Патукин? — спросил он старческим голосом. — Нет.

— Тотовия Миноук?

— Нет, — девушка засмеялась. — Прекрати.

— Диплигонай Фрит?

— Заткнись! — Лара со смехом устремилась к выходу. — Пошли, мы собирались напиться! Мне это просто необходимо!

— Моплуги Старко?

— Мордашка, я тебя сейчас пристрелю!

 






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 345 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.078 с.