Политическая власть: сущность и структура
Лекции.Орг

Поиск:


Политическая власть: сущность и структура




Лекция 3

ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ

Политическая власть: сущность и структура

Власть является центральной категорией политической науки. В зависимости от ее содержания трактуется сущность и механизм ре­ализации политических процессов и институтов, политических ин­тересов, политического поведения социальных групп и индивидов, Борьба за завоевание и осуществление власти является основным содержанием политики, а потому и основным вопросом, которым занимаются науки, изучающие политику.

Необходимость власти обусловлена сущностью человеческого общения, предполагающего подчинение всех участников общения единой воле с целью поддержания целостности и стабильности об­щества. Отсюда вытекают основные свойства власти: всеоб­щность (власть функционирует во всех сферах человеческого об­щения) и инклюзивность (власть, проникая во все виды челове­ческой деятельности, соединяет и противопоставляет социальные группы и отдельных индивидов). Именно это подчеркивал М. Вебер, когда говорил о таких видах власти, как власть отца над детьми, власть денежного мешка, юридическая, духовная, экономи­ческая и др. виды власти.

Глубинным источником власти, основой подчинения одного ин­дивида другому является неравенство, причем не только социаль­ное (экономическое, имущественное, статусное, образовательное и т.д.). но естественное (физическое, интеллектуальное,неравенст­во, порожденное половыми различиями).


В истории существовало несколько форм власти. Французский по­литолог М. Дюверже говорит о трех исторических формах власти:

1) анонимная власть, «распыленная» среди членов примитив­ного общества;

2) индивидуализированная власть, возникающая с усложне­нием процессов разделения труда и появления новых видов дея­тельности;

3) институализированная власть, опирающаяся на деятель­ность специальных институтов, которые выполняют определенные

функции.

Дополняя типологию М. Дюверже, можно сказать о четвертой Исторической форме власти, формирующейся в конце нашего века, — системе «надгосударственной» власти, представленной законодательными (Европарламент) и исполнительными (Комис­сия Европейских Сообществ) институтами, властные полномочия, которых распространяются на территорию и население более де­сятка европейских стран.

Первые две исторические формы власти являются догосударственными (потестарными) и носят неполитический характер. Третья форма власти, называемая иногда государственно-публичной, и четвертая, надгосударственная, являются собственно политичес­кой властью. Отметим, что исторически понятие «власть» (от греч. цга1оз) связано с административным управлением древнегреческих городов-государств (полисов). Искусство управления граждана­ми — «политами», регулирование их поведения с помощью раз­личных средств называлось «политика». Так исторически и логи­чески между понятиями «власть» и «политика» возникла смысловая связь, отраженная в формуле «политическая власть».

Множество подходов к определению сущности власти можно ус­ловно разделить на атрибутивно-субстанциональные и реляцион­ные.

Атрибутивно-субстанциональные концепции трактуют власть как атрибут, либо как самодо­статочный «предмет» или «вещь». В русле этого подхода можноговорить о потенциально-волевых, инструментально-силовых и структурно-функциональных концепциях власти.

Потенциально-волевые концепции определяют власть как способность или возможность политического субъекта осущест­влять (навязывать) свою волю. Именно такой подход отличает не­мецкую классическую политологическую традицию (И. Фихте. Г. Гегель, К. Маркс, А. Шопенгауэр, М. Вебер). Так, М. Вебер трактует власть как «любую возможность проводить внутри данных общественных отношений собственную волю, даже вопреки сопро­тивлению, вне зависимости от того, на чем такая возможность ос­новывается».

Инструментально-силовые концепции власти свойственны прежде всего англо-американской политологической школе. Здесь власть отождествляется со средствами ее реализации. Истоки этой традиции восходят к политической философии Т. Гоббса, который понимал власть прежде всего как реальное средство принуждения, как форму силового воздействия («власть сделать что-либо»). Один из видных теоретиков американской политологии Ч. Мерриам свя­зывал представление о власти с «силовым распредмечиванием». Сходных взглядов придерживаются сторонники «силовой модели» власти англо-американской школы «политического реализма», трактующие власть во внутренней и в международной политике как силовое воздействие политического субъекта, контролирующего определенные ресурсы и при необходимости использующего пря­мое насилие (Д. Кэтлин, Г. Моргентау).

В современное политической теории наибольшее распростране­ние получили системная и структурно-функциональная кон­цепции власти (Т. Парсонс.Д. Истон, Г. Алмонд, М. Крозье и др.).Так, в рамках системных концепций можно определить три подхода к пониманию власти. Первый — истолковывает власть как свойст­во или атрибут макросоциальной системы. Т. Парсонс писал: «Мы можем определить власть как реальную способность единицы сис­темы аккумулировать свои интересы (достичь целей, пресечь неже­лательное вмешательство, внушить уважение, контролировать соб­ственность и т.д.) в контексте системной интеграции и в этом смыс­ле осуществлять влияние на различные процессы в системе». Вто­рой подход рассматривает власть на уровне конкретных систем — семьи, организации и т.п. (М. Крозье). Третий подход характеризу­ется тем, что определяет власть как взаимодействие индивидов,


действующих в рамках специфической социальной системы (М. Роджерс).

Среди представителей системного подхода есть теоретики (К, Дойч, Н. Луман), трактующие власть как средство социального общения (коммуникации), которое позволяет регулировать групповые конфликты и обеспечивать интеграцию общества. Они видят назначение власти в разрешении постоянно возникающего противоречия между необходимостью порядка в обществе и многообразном интересов членов общества, сопряженных с конфликтами.

. Реляционные концепции харак­теризуют власть как отношение между двумя партнерами, агента­ми, при котором один из них оказывает определяющее влияние на Второго. Можно выделить три основных варианта теорий реляци­онной интерпретации власти: теории «сопротивления», «обмена

ресурсами» и «раздела зон влияния».

В.теориях «сопротивления» (Д. Картрайт,Дж. Френч, Б. Рейвен и др.) исследуются такие властные отношения, в которых субъект власти подавляет сопротивление се объекта. Соответственно раз­рабатываются классификации различных степеней и форм сопротивления.

В теориях «обмена ресурсами» (П. Блау,Д Хиксои, К.Хайнинтс и др.) на первый план выдвигаются ситуации, когда имеет место неравное распределение ресурсов между участниками социального отношения и вследствие этого возникает острая потребность в ресурсах у тех, кто их лишен. В этом случае индивиды, располагающие дефицитными ресурсами» могут трансформировать их излишки во власть, уступая часть ресурсов тем, кто их лишен, в обмен на желаемое поведение.

Теории «раздела зон влияния» (Д. Ронг и др.) предлагают при оценке природы существующих отношений власти принимать во внимание не каждое действие в отдельности, а рассматривать их в совокупности. Подчеркивается момент изменяемости ролей участ­ников взаимодействий. Если в одной ситуации властью обладает один индивид по отношению к другому, то с трансформацией сферы влияния позиции участников меняются.

К реляционным концепциям некоторые исследователи относят и бихевиористские (поведенческие) концепции власти. Подобно (шторам реляционных концепций, бихевиористы исходят из трак-товки власти как отношения между людьми, при котором одни вла­ствуют, а другие' подчиняются и выполняют решения первых. Но при этом особенность бихевиористского подхода заключается в ак­центировании внимания на мотивах поведения людей в борьбе за власть. Стремление к власти объявляется доминирующей чертой человеческой психики и сознания, следовательно, определяющей формой политической активности человека. Власть объявляется исходным пунктом и конечной целью политического действия.

Одну из типичных бихевиористских трактовок власти предлагает Г. Лассуэлл. Он считает, что первоначальные импульсы для воз­никновения власти дает присущее индивидам стремление (воля) к власти и обладание «политической энергией». Человек видит во власти средство улучшения жизни, приобретения богатства, пре­стижа, свободы, безопасности и т.п. В то же время власть — это и самоцель, позволяющая наслаждаться ее обладанием. Политичес­кая власть складывается из столкновения многообразных воль к власти как баланс, равновесие политических сил.

Для бихевиористов характерно также рассмотрение политичес­ких отношений как рынка власти. Правила рыночной торговли: учет спроса и предложения, стремление к выгоде, выравнивание цен и конкуренция продавцов и покупателей — они и только они высту­пают регуляторами, автоматически (без внешнего принуждения) обеспечивающими функционирование политической системы об­щества. Политические субъекты активно действуют на рынке влас­ти, пытаясь выгодно использовать имеющиеся у них ресурсы (от природной воли к власти до накопленных запасов, имеющих уже ре­альный объем), где эти ресурсы и получают общественное призна­ние как таковые.

К классу реляционных концепций власти можно отнести и но­вейшие постструктуралистские (или неоструктуралистские) кон­цепции «археологии и генеалогии власти» М. Фуко и «поля влас­ти» П. Бурдье. М. Фуко, к примеру, уточняет, что власть это не просто отношение субъектов, а своего рода модальность общения («отношение отношений»). Отношение между субъектами власти объявляетсяим неперсонифицированным и неовеществленным, поскольку данные субъекты находятся каждый момент в постоянно изменяющихся энергетических линиях напряжений и соотношения взаимных сил. П. Бурдье вводит понятие «символической власти».


обосновывая его как совокупность «капиталов» (экономических. культурных и т.д.), которые распределяются между субъектами власти в соответствии с их позициями в «политическом поле» (со­циальном пространстве, образуемом и конструируемом самой иерархией властных отношений). По мнению П. Бурдье, «позиция «данного агента в социальном пространстве может определяться по его позициям в различных полях, т.е. в распределении власти, ак­тивированной в каждом отдельном поле. Это. главным образом, экономический капитал в его разных видах, культурный капитал, а также символический капитал, обычно называемый престижем, ре­путацией, именем и т.п.».

Отметим, что все приведенные трактовки сущности власти не Исключают друг друга, а подчеркивают многомерность, многознач­ность этого политического феномена. В современной политологи­ческой литературе выделяют, как минимум, три аспекта власти, три ее измерения:

1) директивный аспект, в соответствии с которым власть пони­мается как господство, обеспечивающее выполнение приказа, ди­рективы;

2) функциональный аспект, подчеркивающий, что власть есть способность и умение практически реализовать функцию общест­венного управления;

3) коммуникативный аспект, учитывающий, что власть так или Иначе реализуется через общение, через определенный «язык», ко­торый понятен всем сторонам общественного отношения власти.

Приведенные суждения о власти, позволяют сделать следующий "вывод: власть — это один из важнейших видов социального взаимодействия, специфическое отношение по крайней мере , между двумя субъектами, один из которых подчиняется рас­поряжениям другого, в результате этого подчинения власт­вующий субъект реализует свою волю и интересы.

Источники власти — властное первоначало. В качестве ис­точников власти могут выступать авторитет, сила, закон, богатство, престиж, социальный и политический статус, тайна, интерес и т.д.

Американский футуролог О. Тоффлер в книге «Смещение власти: знание, богатство и сила на пороге XXI века» (1990) подробно ана­лизирует три основных источника, питающих власть.

Согласно Тоффлеру, сила, богатство и власть связаны в единую систему, в определенных условиях взаимозаменяемы и в совокупности наце­лены на поддержание власти. Каждый из этих источников сообщает


власти определенное качество: сила или угроза ее применения способны лишь на грубое принуждение, функционально ограничены и свойственны лишь власти низшего качества; богатство является источником власти среднего качества, которая может иметь в своем распоряжении как негативные, так и позитивные средства стимули­рования; знания лежат в основе власти высшего качества, наиболее эффективной. О. Тоффлер пишет, что именно знания позволяют «достичь искомых целей, минимально расходуя ресурсы власти; убедить людей в их личной заинтересованности в этих целях; пре­вратить противников в союзников».Он утверждает, что в совре­менном мире знания (в различных формах: информации, науки, ис­кусства, этики) в силу своих преимуществ — бесконечности (неис­черпаемости), общедоступности, демократичности — подчинили силу и богатство, став определяющим фактором функционирования власти.

Субъект власти воплощает в себе ее активное, направляющее начало. Им может быть индивид, организация, социальная об­щность и др. Для реализации властных отношений субъект должен обладать такими качествами, как желание властвовать и воля к власти. Помимо этого, субъект власти должен быть компетентным, должен знать состояние и настроение подчиненных, обладать авто­ритетом. Современная политическая практика поставила проблему различения субъекта власти, который может иметь формальный ха­рактер, и реального носителя власти. С. Луке в книге «Власть: ра­дикальный подход» анализирует проблему расхождения интересов .тех, кто управляет (носитель власти), с интересами тех, «кем управ­ляют» (объект власти), и тех, «от имени кого осуществляется уп­равление» (субъект власти).

Субъект определяет содержание властного отношения через:

1) приказ (распоряжение) как властное повеление подчиниться воле субъекта власти; 2) подчинение как подведение частной воли под всеобщую волю власти; 3) наказание (санкции) как средство воздействия на отрицание господствующей воли; 4) нормирование поведения как совокупность правил в соответствии с всеобщим ин­тересом.

Подчинение приказу может иметь весьма различную мотивацию. М. Вебер отмечал,что типичными мотивами повиновения могут выступать; интересы (целесообразные соображения повинующихся относительно преимуществ или невыгод выполнения приказа); тра­диции, привычка к повиновению; личная склонность подданных.

От приказа, характера содержащихся в нем требований во многом зависит отношение к нему объекта — второго важнейшего элемента власти. Власть — всегда двустороннее отношение взаи­модействия субъекта и объекта. Власть немыслима без подчинения объекта. «Готовность к подчинению зависит от ряда факторов: от собственных качеств объекта властвования, от характера предъяв­ляемых к нему требований, от ситуации и средств воздействия, ко­торыми располагает субъект, а также от восприятия руководителя исполнителями, наличия или отсутствия, у него авторитета» {Пуга­чев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию. М., 1996. С. 107).

Отличительными чертами политической власти являются:

1) легальность в использовании силы и других средств властво­вания в пределах страны;

2) верховенство, обязательность ее решений для всего общества и, соответственно, для всех других видов власти;

3) публичность, т.е. всеобщность и безличность, что значит — обращение ко всем гражданам от имени всего общества с помощью права (закона);

4) моноцентричность, т.е. наличие единого центра принятия ре­шений (в отличие, например, от власти экономической);

5) многообразие ресурсов.

Политическая власть подразделяется на государственную и об­щественную. Государственная власть обеспечивается соответ­ствующими политическими институтами (парламент, правительст­во, судебные органы и т.д.), органами правопорядка (полиция, армия, прокуратура и т.д.), а также юридической базой. Общест­венная власть формируется партийными структурами, общест­венными организациями, независимыми средствами массовой ин­формации. общественным мнением.

Политическая власть существует в двух основных формах: офи­циальная, легальная власть с формализованной структурой и не­формальная, неофициальная, нелегализованная власть — власть влиятельных групп и лиц, групп давления, лидеров кланов. В этой форме власть может приобрести теневой, подпольный, ма­фиозный характер.


Долгое время считалось, что содержание власти определяется системой отношений господства и подчинения, а сама власть — это возможность приказывать в условиях, когда те. кому приказывают, обязаны подчиняться. Такой подход к сущности власти не вызывал сомнения, однако по мере формирования демократических режимом, базирующихся на тех или иных общественных договорах, понятие власти усложнилось. В подобных случаях власть — это не только господство одних и подчинение других, но и договоренность об учете интересов тех, кто находится в подчиненном положении. В современном обществе сфера договорных отношений стала расши­ряться за счет общественного мнения, средств массовой информа­ции, а также под воздействием международных организаций и групп влияния. В результате власть формируется как система отношений «господство — подчинение» и «руководство — принятие». Грани­ца между этими типами отношений подвижна и зависит от конкрет­ной ситуации в той или иной стране.

Властная воля, выраженная в приказе, может быть реализована прямыми и косвенными методами. При этом теория власти, откли­каясь на современную ситуацию, обосновывает механизмы, не вы­пячивающие силу и соответствующие санкции. Соответственно в «технологии» власти повышается роль поощрения, подкупа, а также «рекомендующая» роль лоббистских структур.

Аналогичная тенденция проявляется в системе отношений «ру­ководство — принятие». При этом чем выше авторитет субъекта власти, чем шире ее демократическая база, тем более вероятно добровольное принятие объектом определенных обязательств.

Функциями власти являются; господство, руководство, регуля­ция. контроль, управление, координация, организация, мобилиза­ция и т.д.

Проблема применения власти во многом связана с сопротивле­нием, оказываемым объектом воздействия — индивидом или груп­пой, на которых это воздействие направлено (схема 6).

Как видно из приведенной схемы, субъект власти пытается из­менить поведение объекта власти. Цикл действия начинается с того, что у субъекта воздействия должна появиться мотивация на применение власти по отношению к объекту. После того как мо­тивация власти сложилась, применяющий власть субъект дает знать (п. 1) объекту воздействия о том, какого поведения он от него ждет. Если объект воздействия ведет себя в соответствии с этими ожиданиями, то процесс действования, побуждаемого моти­вацией власти, на этом заканчивается. Если же он оказывает сопро­тивление, то применяющий власть обозревает находящиеся в его распоряжении источники власти Выбор источников влас­ти зависит от желаний и потребностей подвергающегося воздейст­вию, а также от вида поведения, к которому субъект хочет его склонить. Пуску в ход источников власти могут противостоять внутренне


барьеры. Это может выражаться в неуверенности в своих силах, боязни потерять свое Я и т.д.

Если барьеры не возникают или успешно преодолеваются, субъект применяет определенное средство воздействия. Реакция объекта воздействия зависит от его мотивов и источников власти. Достижение цели субъектом власти приводит к изменению состояния. У него могут появиться новые мотивы власти, уверенность в своих силах. Он удовлетворяет блокируемую объектом воздействия собственную потребность. Как только у субъекта Шикает новая потребность в применении власти, весь процесс повторяется.

Субьектно-объектные отношения власти реализуются на нескольких уровнях: мегауровень — международные организации; макроуровень — центральные органы государства; микроуровень — власть на местах. На мегауровне власть международного субъекта ограничена су­веренитетом входящих в состав союза государств и характером объ­единения в тот или иной союз. Так, например, Россия, войдя в Совет Европы, взяла на себя ряд дополнительных обязательств в эконо­мической и законодательной власти, но стратегически сохранила свой суверенитет. В случае вхождения тех или иных государств в поенные блоки ограничений их суверенитета значительно больше.

Из данной классификации уровней власти вытекает, что некото­рые власти выступают одновременно и в роли субъекта, и в роли «объекта». Так, центральная государственная власть является объек­том власти мегауровня и субъектом для региональной власти. Ре­гиональная власть, в свою очередь, является объектом центральной власти и субъектом по отношению к власти на местах. В федератив­ном государстве властью на мезоуровне (среднем, промежуточном) являются субъекты федерации. В России этими субъектами явля­ются; 21 республика, 6 краев, 49 областей, 2 города федерального значения, 1 автономная область, 10 автономных округов.

Важнейшим структурным элементом власти являются ее осно­вания и ресурсы. Под основаниями власти понимаются ее база, ис­точники, на которые опирается властная воля субъекта. Ресурсы власти — это реальные и потенциальные средства, которые используются (или могут быть использованы) для укрепления самой власти и ее оснований. Р. Даль назвал ресурсами власти «все то, что индивид или группа могут использовать для влияния на других». Образно говоря, основания власти — ее фундамент, ресурсы влас­ти — это ее потенциал и технология.

По сферам жизнедеятельности общества можно выделить эко­номические, социальные, юридические, административно-силовые и культурно-информационные основания и ресурсы власти.

Экономические основания власти характеризуются господ­ствующей формой собственности, объемом валового национально­го продукта надушу населения, стратегически важными природны­ми ресурсами, золотым запасом, степенью устойчивости нацио­нальной валюты, масштабами внедрения в экономику страны до­стижений научно-технической революции. Соответственно эконо­мическими ресурсами власти являются активная инвестиционная и научно-техническая политика, налоговая и таможенная политика, а также внешнеэкономическая деятельность в части укрепления не­зависимости страны.

Социальные основания власти — это социальные группы и слои, на которые власть опирается. Конкретный состав этих групп и слоев определяется общественным строем страны, ее политичес­кими и культурно-историческими традициями, уровнем развития науки и техники. Одновременно с опорой власти практически в любом государстве существуют социальные группы, которые обре­чены на подчиненное положение, а также группы, которые занима­ют промежуточное, колеблющееся положение между устойчивыми субъектами и объектами власти. Социальные ресурсы — это меро­приятия по изменению статуса социальных групп и слоев, действия, направленные на повышение (понижение) их общественной актив­ности. Власть, пытающаяся расширить свою социальную базу, должна наиболее полно обеспечивать общенациональные интере­сы, привлекать на свою сторону колеблющиеся промежуточные слои, добиваться социального партнерства с «управляемыми» сло­ями и группами.

Социальные ресурсы частично совпадают с экономическими ре­сурсами. Так, например, доход и богатство, являясь экономическим ресурсом, вместе с тем характеризуют и социальный, статус. Однако социальные ресурсы включают и такие показатели, как должность,


престиж, образование, медицинское обслуживание, социальное обеспечение и т.п.

Юридические основания власти — это материальная база юриспруденции, а также совокупность законов, на которых власть • формирована и опирается в практической деятельности. К юриди­ческим ресурсам можно отнести всякого рода инструкции, меро­приятия по уточнению и разъяснению законодательства, постанов­ления и указы, не охваченные действующим законодательством. Сюда можно отнести указы президента, постановления правитель­ства, оперативные постановления судебных и исполнительных ор­ганов. Роль юридических ресурсов власти существенно возрастает и переходных политических режимах, когда реалии жизни часто вы­водят за рамки достаточно инерционного законодательства.

Административно-силовые основания власти — это сово­купность властных учреждений, обеспечивающих функции жизне­деятельности, внутренней и внешней безопасности государства, а также их аппарат. Сюда входят структуры исполнительной и зако­нодательной власти, а также органы безопасности, разведки и внут­ренних дел. Соответственно административно-силовыми ресурсами власти являются: система подбора кадров, обладающих особыми профессиональными качествами, оснащение властных учреждений техникой по мировым стандартам, мероприятия по исключению дублирования и амбициозного соперничества силовых структур, профилактика коррупции.

Культурно-информационные основания власти включают в себя систему организаций, аккумулирующих и сохраняющих культурный потенциал страны, средства массовой информации, систе­мы получения и переработки разведывательной информации, меж­дународные и национальные компьютерные сети. Культурно-ин­формационные ресурсы — это духовные ценности, знания, инфор­мация, которые благодаря новейшим системам их обработки, ана­лиза и распространения становятся приоритетными. К культурно-информационным ресурсам можно отнести: системы хранения и учета национального культурного достояния, методики сбора, обра­ботки и стыковки различных видов стратегической информации, Принципы и методы работы средств массовой информации, гаран­тирующих обществу информационно-культурный плюрализм. Сюда же включается система мер, препятствующих доступу к печати, радио и телевидению террористов и всякого рода экстремистских элементов.

Ресурсы власти, являясь производными от ее оснований, в то же время относительно самостоятельны и по своему содержанию су­щественно шире этих оснований. В российской политической науке доминирующим является подход, при котором ресурсы обществ;! подразделяются на два вида: 1) материально-экономические и 2) духовно-информационные, каждый из которых даст возможность, с одной стороны, возвысить политических агентов в потен­циальном статусе и ранге, а с другой — увеличить их мобилизую­щую силу и давление.

Ресурсы общества ограничены и распределены неравномерно. что приводит к постоянной борьбе индивидов и групп за их перерас­пределение, к взаимному соперничеству и давлению друг на друга в этой сфере государства и общества, противоборству власти управ­ляющих и влияния управляемых. Управляющие обладают органи­зованным контролем над общегосударственными ресурсами и адми­нистративным аппаратом, а управляемые располагают лишь свои­ми частными ресурсами и потенциалом мобилизации граждан со стороны партий и движений, которые наряду с регулируемым рас­пределением «сверху» постоянно ведут борьбу за выгодное 'им перераспределение общественных ресурсов и усиление социально­го контроля над ними «сверху». Французский социолог Б. де Жувенель, изучая бюджетно-финансовую политику государства, делает вывод: в реальности финансовое перераспределение значительно меньше напоминает свой первоначальный замысел — распределе­ние свободного дохода от богатых к бедным, и значительно боль­ше — перераспределение власти от индивида в пользу государства.

В социотехнологической цепочке самой власти ресурсы играют самостоятельную роль в обеспечении научной обоснованности приказа (распоряжения), в организации контроля, для убеждения, на­казания и поощрения, а также для обеспечения эффективной об­ратной связи от объекта власти к ее субъекту. При таком подходе ресурсы делятся на организационные, поощрительные, принуди­тельные и нормативные.


Организационные ресурсы направлены на создание оптималь­ных организационных структур управления, гарантирующих быстрое прохождение приказа до исполнителя и обеспечение надежного контроля. Одновременно они должны использоваться рацио­нально, блокировать естественную потребность чиновничьего ап­парата к расширенному самовоспроизводству.

Поощрительные ресурсы — это материальные и социальные блага, с помощью которых власть «подкармливает» определенные слои населения и политиков. В результате стимулируется выполнение распоряжений власти соответствующими объектами, а накануне вы­поров — расширяет социальную базу поддержки правящей элиты.

Принудительные ресурсы — комплекс мер административного воздействия и угрозы санкций при невыполнении приказа. Одно­временно они используются для предотвращения забастовок, не­санкционированных митингов, против явного и скрытого саботажа распоряжений власти.

Нормативные ресурсы — средства воздействия на ценностные ориентации и морально-этические нормы объектов власти. Они ориентируют на социальное партнерство руководителей и подчи­ненных, формируют определенный кодекс поведения, связанный с профессиональным долгом.

Разумеется, ресурсы власти являются обоюдоострым инстру­ментом: при научно обоснованном, профессиональном использовании они укрепляют как саму власть, так и ее основания. При неком­петентном, волюнтаристском подходе они подтачивают, разрушают власть, способствуя возникновению кризисов и революций.





Дата добавления: 2015-05-05; просмотров: 427 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.