Лекции.Орг


Поиск:




Статусный портрет человека и его изменение 4 страница




Подданные ожидают от короля предписанного обычаем или документом поведения. Таким образом, между статусом и ролью есть промежуточное звено – ожидания людей (экспектации). Ожидания могут как-то фиксироваться, и тогда они становятся социальными нормами. Если, конечно, их рассматривают как обязательные требования (предписания). А могут не фиксироваться, но от этого они не перестают быть ожиданиями.

Социальное действие

Роль – ясно осознаваемый и социально признанный образец поведения, благодаря которому человек чувствует свое место в обществе. Роль выступает также стратегией действий, помогающей справляться с возникающими проблемами и взаимодействовать с другими ролями, например, в системе родительско-детских ролей.

Действие – единичный акт социального поведения, состоящий из отдельных движений. Движения столь элементарны, что присущи и животным, и людям. Действия и деятельность – только людям. Забить гвоздь – это действие, оно распадается на более мелкие движения (взмах молотка, удар по гвоздю и т.д.). К движениям не применимы цель и потребности, а к действию применимы. Приведенный пример иллюстрирует физические действия. От них надо отличать социальные действия.

Классическую теорию социального действия, повлиявшую на становление всей мировой социологии, создал в конце XIX –начале XX века великий немецкий социолог Макс Вебер. Он выделял четыре типа социального действия: 1) целе-рациональное поведение, когда индивид ориентируется прежде всего на поведение других людей, и эти ориентации или экспектации (предвосхищения) он использует как «средства» или «инструменты» в своей стратегии действий; 2) ценностно-рациональное, оно детерминируется нашей верой в религиозные, нравственные и другие ценности, идеалы независимо от того, ведет такое поведение к успеху или нет; 3) аффективное, то есть эмоциональное; 4) традиционное.

Первый тип. Целе- или/и инструментально-рациональное поведение предполагает свободный и осознанный выбор цели: продвижение по службе, покупка товара, деловая встреча. Такое поведение обязательно свободно. Свобода означает отсутствие какого-либо принуждения со стороны коллектива или толпы. Другая характеристика – ориентация на поведение других людей, предвосхищение его, использование такого предвосхищения как «средства» построения собственных действий.

Второй тип – ценностно-рациональное поведение. Оно базируется на сознательной ориентации или вере в нравственные или религиозные идеалы. Идеалы стоят выше сиюминутных целей, расчетов, соображений выгоды. Деловой успех отходит на второй план. Человек может даже не интересоваться мнением окружающих: осуждают они его или нет. Он думает только о высших ценностях, например, спасении души или чувстве долга. С ними он соизмеряет свои поступки.

Третий тип назван у Вебера традиционным поведением. Его нельзя даже назвать сознательным, ибо в основе лежит притупленная реакция на привычные раздражения. Она протекает по однажды принятой схеме. Раздражителями выступают различные табу и запреты, нормы и правила, обычаи и традиции. Они передаются из поколения в поколение. Таков обычай гостеприимства, существующий у всех народов. Ему следуют автоматически, в силу привычки вести себя так, а не иначе.

Четвертый тип – аффективное, или реактивное поведение.

Аффект – это душевное волнение, которое перерастает в страсть, сильный душевный порыв. Аффект идет изнутри, под его влиянием человек поступает бессознательно. Будучи кратковременным эмоциональным состоянием, аффективное поведение не ориентировано на поведение других или сознательный выбор цели. Состояние растерянности перед неожиданным событием, душевный подъем и энтузиазм, раздражение на окружающих, подавленное состояние и меланхолия – все это аффективные формы поведения.

Вебер исключил традиционное и аффективное действие из предмета социологии, так как не считал их социальным действием, но включил целе- и ценностно-рациональное поведение. На пересечении социологии и психологии находится социальная психология, она изучает два средних типа поведения. Общая структура предмета исследования трех наук изображена на рис. 5.2.

Социология, по Веберу, должна быть «понимающей», ибо поведения людей осмысленны. Но такое понимание не является психологическим. Сам смысл не принадлежит к сфере психического и потому не является предметом изучения психологии. Он – часть социального действия, то есть такого поведения, которое соотносится с поведением других, ориентировано таким соотнесением, корректируется и регулируется им.

Структура социального действия включает два компонента: 1) субъективную мотивацию индивида или группы, вне которой в принципе нельзя говорить ни о каком действии, и 2) ориентацию на других, которую Вебер называет «ожиданием» или «аттитюдом» и без которого действие не является социальным.

Социальные нормы

Нормы и ожидания, входящие в содержание роли, тесно взаимосвязанны. Норма – образец или коллективное ожидание поведения, наученный ответ, который можно назвать общепринятым в некой группе. В такой формулировке роль есть нормативный образец, структурная, но не поведенческая характеристика. Она – часть социальной позиции, но не выражение этой позиции в действии.

Социальные нормы – предписанные правила поведения – характеризуют не только статус, но и роль. Можно даже выразиться так: благодаря нормам, структурным характеристикам социального пространства, только и становится возможным ролевое поведение. Благодаря им оно, собственно говоря, и организуется соответствующим образом.

Вот мы на улице выступаем носителями статуса «Пешеход». Как переходить улицу, в какое время и в каком месте? Наше поведение на улице обусловлено соответствующими нормами. Обратите внимание: речь идет о роли, то есть поведении, но социальная норма устанавливается не этим вот конкретным пешеходом, а соответствующими инстанциями и получает закрепление в социальной структуре общества. Норма – командный пункт, с которого отдаются распоряжения миллионам исполнителей ролей. Без социокультурных норм бессмысленно говорить о каких-либо ролях. Но сами нормы задаются извне (хотя реализуются внутри роли).

Социальные нормы – предписания, требования, пожелания и ожидания соответствующего (общественно одобряемого) поведения. Нормы суть некие идеальные образцы (шаблоны), предписывающие то, что люди должны говорить, думать, чувствовать и делать в конкретных ситуациях. Соблюдение норм регулируется обществом с различной степенью строгости. Социальные нормы выполняют в обществе очень важные функции:

1. регулируют общий ход социализации;

2. интегрируют индивидов в группы, а группы – в общество;

3. контролируют отклоняющееся поведение;

4. служат образцами, эталонами поведения.

Каким образом удается достичь этого при помощи норм? Во-первых, нормы – это также и обязанности одного лица по отношению к другому или другим лицам. Запрещая новичкам общаться с начальством чаще, чем со своими товарищами, малая группа накладывает на своих членов определенные обязательства и ставит их в определенные отношения с начальством и товарищами. Стало быть, нормы формируют сеть социальных отношений в группе, обществе. Во-вторых, нормы это еще и ожидания: от соблюдающего данную норму человека окружающие ждут вполне однозначного поведения. Когда одни пешеходы движутся по правой стороне улицы, а те, кто идет навстречу, передвигаются по левой, возникает упорядоченное, организованное взаимодействие. При нарушении правила возникают столкновение и беспорядок. Еще более наглядно действие норм проявляется в бизнесе. Он в принципе невозможен, если партнеры не соблюдают писаные и неписаные нормы, правила, законы. Стало быть, нормы формируют систему социального взаимодействия, которая включает мотивы, цели, направленность субъектов действия, само действие, ожидание, оценку и средства.

Нормы выполняют свои функции в зависимости оттого, в каком качестве они себя проявляют:

1. как стандарты поведения (обязанности, правила) или

2. как ожидания поведения (реакция других людей).

Строже всего караются нарушения табу и юридических законов (например, убийство человека, оскорбление божества, раскрытие государственной тайны), мягче всего – привычек. Будь то индивидуальные (забыл почистить зубы или убрать за собой кровать) или групповые, в частности, семейные (например, отказ выключить свет или закрывать входную дверь).

Защита чести и достоинства членов семьи представляет собой обязанность каждого мужчины. Здесь речь идет о норме как стандарте должного поведения. Этому стандарту соответствует вполне конкретное ожидание членов семьи, надежда на то, что их честь и достоинство будут защищены. У кавказских народов подобная норма ценится очень высоко, а отступление от этой нормы карается очень строго. То же самое можно сказать о южноевропейских народах. Итальянская мафия возникла как неформальная норма защиты чести семьи, и лишь позже ее функции изменились. Отступников от принятого стандарта поведения карало все сообщество.

Почему люди стремятся соблюдать нормы, а сообщество строго следит за этим?

Нормы – стражники ценностей. Честь и достоинство семьи – одна из важнейших ценностей человеческого сообщества с древнейших времен. А обществом ценится то, что способствует его стабильности и процветанию. Семья – основная ячейка общества, и забота о ней – его первейшая обязанность. Проявляя заботу о семье, мужчина тем самым демонстрирует свою силу, храбрость, добродетельность и все то, что высоко оценивается окружающими. Его социальный статус повышается. Напротив, неспособный защитить домочадцев подвергается презрению, его статус резко снижается. Поскольку защита семьи – основа ее выживания, то выполнение этой важнейшей функции в традиционном обществе делает мужчину автоматически главой семьи. Не возникает споров о том, кто первый – муж или жена. В результате укрепляется социально-психологическое единство семьи. В современной семье, где мужчина не имеет возможности продемонстрировать свои лидирующие функции, гораздо выше нестабильность, чем в традиционной.

Формы выражения роли

Следует различать следующие явления:

1. исполнение роли,

2. идентификация с ролью,

3. обучение (освоение) ролям.

Такие явления, как исполнение роли и построение идентификации с ней, человеком заранее не обдумываются и не планируются, они происходят почти автоматически.

Исполнение роли

Когда родители запрещают вам возвращаться домой после 11 часов вечера, заставляют делать опостылевшие уроки или напоминают, что надо вынести мусорное ведро, не думайте, что у них плохое настроение или они не любят вас. Просто они исполняют свою социальную роль.

Можно сказать, что статус подчеркивает сходство людей, а роль – их различие. Понаблюдаем за поведением членов Ученого совета. Когда они выполняют ритуальные действия, полагающиеся им по статусу – опускают бюллетень в урну, расписываются в ведомости и т.д., – они похожи друг на друга. Но стоит нам обратить внимание на то, как они понимают роль члена Ученого совета и как ведут себя в соответствии с этим пониманием, и личностные особенности выступят на первый план. Один считает, что его роль, как эксперта, состоит в критике любых недостатков диссертанта. Другой полагает, что его роль, как старшего товарища, заключается в помощи и поддержке молодого ученого, делающего в науке первые шаги. Третий пришел на заседание отбыть время и формально выполнить свою роль.

Согласно точке зрения основателя социометрии Дж. Морено, ролевое поведение предшествует возникновению «Я». Роли не возникают из «Я», напротив, «Я» может возникнуть из ролей. Таким образом, у Дж. Морено, как и у Дж. Мида, основателя символического интеракционизма, в основе социального поведения лежит исполнение роли. Термин «исполнение роли» применяется наряду с другим выражением – «играть роль» – как равнозначный ему.

По утверждению Ч. Кули и Дж. Мида, ребенок учится понимать самого себя, когда принимает роль других. Человек воображает, каким он представляется наблюдателю, приписывая ему определенное суждение, и реагирует – с радостью или с обидой – на это предписанное другому суждение. Умение ставить себя на место другого – это начало процесса принятия социальной роли.

Принятие роли может быть добровольным, добровольно-принудительным и принудительным. Вступление в должность профессора и студента происходит добровольно, принятие на себя роли мусорщика происходит в значительной степени под давлением обстоятельств, когда устроить свою судьбу на рынке труда наилучшим способом не удается. Это пример скорее добровольно-принудительного принятия роли, поскольку оно происходит с известного согласия самого человека. Принудительные роли – у заключенного, брошенного любовника, сына и др.

Попеременное исполнение разных ролей в течение одного дня, которое часто происходит с нами, напоминает переодевания и выход на сцену актеров. Быстро перевоплотившись в новый облик, он мгновенно меняет репертуар роли в зависимости от конкретной ситуации. «В кругу друзей можно исполнять роль искусного raconteu (Raconteur (фр.) – любитель(-ница) рассказывать; охотник(-ница) до россказней; разг.: брехун(-ья).), а на работе – волевого руководителя. Учтивость с гостями может обратиться ловкостью в политике, а твердость в бизнесе – в строгое соблюдение правил этикета во время светской беседы».

Каждый человек привносит в роль индивидуальный стиль исполнения, но вариации ограничиваются определенными нормами и ожиданиями, накладываемыми обществом на конкретную роль. Поэтому говорят, что роль остается относительно стабильной даже тогда, когда одну и ту же позицию занимают разные люди.

От человека, исполняющего данную роль, окружающие ждут вполне конкретных поступков и не ждут других, которые не вяжутся с их представлением о данном статусе. Однако и сам обладатель статуса знает, чего от него ждут окружающие. Он понимает, что окружающие станут относиться к нему так, как они видят исполнение данной роли, а не так, как он намерен ее исполнять. Окружающие строят с носителем статуса такие отношения, которые соответствуют правильному исполнению статусной роли. С нарушителем они стараются не встречаться, не общаться, не поддерживать отношения. Президент страны, произносящий речи по бумажке, во всем слушающийся своих советников либо тех, кто стоит за его спиной, не вызовет у людей доверия и вряд ли будет восприниматься ими как сильный президент, достойный управлять страной во благо людям.

Итак, от обладателя конкретного статуса люди ожидают, что он будет играть вполне определенную роль в соответствии с теми требованиями, которые к этой роли они предъявляют. Требования и нормы поведения общество предписывает статусу заранее. За правильное исполнение своей роли индивид вознаграждается, за неправильное – наказывается, пусть это будет сделано в форме неодобрения или отказа голосовать за данную кандидатуру на выборах.

Статус короля предписывает ему вести совсем иной образ жизни, нежели ведут простолюдины. Ролевая модель, соответствующая данному статусу, должна оправдать надежды и ожидания его подданных. В свою очередь и подданные, в соответствии со своим статусом и рангом, должны действовать в четком соответствии с набором соответствующих норм и требований.

Ни одна роль не является жестко фиксированной моделью поведения. Скорее поведение представляет собой результат свойственного данной роли способа толкования ролевых ожиданий.

Идентификация с ролью

За каждой социальной ролью, по мнению П. Бергера, закреплена определенная идентичность, то есть отождествление исполнителя со своей ролью. В некоторых случаях идентичность эпизодична, в частности, у сборщика мусора, который легко переквалифицируется, скажем, в сторожа или водителя грузовика. Однако священнослужителю сложнее перейти в офицеры, но легко – в профессора университета. Крайне трудно сменить роль негра на роль белого и почти невозможно – роль мужчины на роль женщины. Идентификация может проявляться в простом заявлении типа «я – мужчина» или «я – русский». Разумеется, мы хорошо осознаем, что родились особью мужского пола, но быть биологическим самцом еще вовсе не значит играть ту специфическую, социально определенную роль, которая начинается с утверждения «я – мужчина». Ребенок мужского пола должен научиться быть агрессивным, честолюбивым, соревноваться с другими и отвергать «телячьи нежности».

Так уж устроена жизнь, что мы в разной степени отождествляем себя со своими статусами и соответствующими им ролями. Иногда мы буквально сливаемся с ролью: иной столоначальник ведет себя пренебрежительно не только с подчиненными, но с посетителями, домочадцами, прохожими, соседями; программист не мыслит своей жизни без компьютера. Какие-то из ролей всегда ближе и роднее нам, какие-то – дальше и более чужды. Наши роли – это неотрывная часть нашего «Я», но ими не исчерпывается это «Я». Учительница пытается поучать всех, кто попадается ей под руку. Они переносят стереотип поведения с одного статуса на другие, даже не задумываясь. Почему они ведут себя автоматически? А потому что слились со своей главной ролью (главным статусом), срослись с ней.

Максимальное слияние с ролью называется ролевой идентификацией, а среднее или минимальное – дистанционированием от роли. От вузовского преподавателя ожидают, что он придет на лекцию в строгом костюме и галстуке. Многие так и поступают. Другие предпочитают свободную одежду – свитер и джинсы. Тем самым они подчеркивают определенную дистанцию с ролью преподавателя и одновременно – сближение со студентами, свидетельствуя своим поведением, что все мы – члены одного общества, коллеги, равные.

Дистанцирование от роли надо отличать от сокращения межстатусной дистанции. Сокращение межстатусной дистанции, рассмотренное выше, приводило к так называемой фамильярности – подчеркнуто невежливому обращению одного человека к другому, не соответствующему занимаемым статусам. Дистанцирование от своей роли подразумевает сильное или слабое отдаление, отчуждение человека от своей роли, а не сближение или отдаление от другого человека.

Понятия межстатусной дистанции и ролевой идентификации тесно связаны с другим – ролевой дистанции. Понятие «ролевой дистанции» можно трактовать достаточно широко, применительно ко всем ситуациям, когда роль намеренно играют, не принимая ее внутренне, иными словами, когда актер устанавливает внутреннюю дистанцию между своим сознанием и исполняемой ролью.

Развивая мысли Бергера, можно сказать, что некоторые роли люди играют без внутреннего согласия, например, роль заключенного, «козла отпущения», брошенного любовника, изгнанника, бомжа, жертвы и др. В целом можно утверждать, что чем ниже статус данной роли, тем с меньшим внутренним согласием ее будут исполнять, и наоборот.

Некоторые роли, а их большинство – пешеход, пациент, покупатель, член профсоюза и т.д. – являются личностно не значимыми для человека. Их отсутствие или наличие человек воспринимает незаметно. В них не вкладывается частичка души и своего «Я». Напротив, другие роли, а их меньшинство, прежде всего те, которые связаны с главным статусом, воспринимаются как часть «Я». Их потеря переживается особенно глубоко – как внутренняя трагедия.

Мужчина – производитель материальных благ, кормилец семьи. Потеря работы переживается как крушение личности. У безработного изменяются стиль и образ жизни, отношения с близкими и родными, структура досуга, система ценностей. Статус безработного вносит серьезные изменения во весь статусный набор. Разрушаются основы ценностного ядра личности – самоуважение и самооценка.

Таким образом, у каждого человека есть своя ролевая система. Но не со всеми ролями человек идентифицирует себя одинаково – с одними (личностно значимыми) больше (ролевая идентификация), с другими (второстепенными) меньше (дистанцирование от роли). Термин «сокращение межстатусной дистанции» описывает характер отношений между двумя и более индивидами – носителями разных, но функционально связанных статусов.

Общество наделяет индивидов идентичностью, оно поддерживает ее и трансформирует. Общество создало сотни ритуальных актов, подкрепляющих вступление в новые статус и роль, например, инаугурация и инициация, крещение и посвящение в новую должность, прохождение «прописки» в тюрьме. «То, что антропологи называют обрядом перехода, включает в себя отречение от старой идентичности (скажем, от детства) и инициацию в новую (взрослую) жизнь. Современные общества практикуют более мягкие обряды перехода, как, например, институт помолвки, когда индивида по общему сговору всех заинтересованных лиц бережно ведут к порогу, отделяющему холостяцкую свободу от неволи брака».

Обучение ролям

Обучение ролям и освоение роли – во многом сходные процессы. Оба они входят в более широкое понятие социализации, о которой речь впереди. Здесь же дадим только краткие объяснения исходных понятий. Усваивать что-либо можно только теоретически.

Нормы усваиваются, а роли осваиваются на практике. Освоение – совокупность практических действий. Роль – динамическая характеристика статуса, или модель поведения. Когда вы осваиваете роль, вы вживаетесь в эту модель поведения. Поэтому социализацией называют продолжающийся всю жизнь процесс усвоения социальных норм и освоения социальных ролей.

Как мы обучаемся социальным ролям? Играя в игры, дети обучаются прежде всего командному поведению. Для социологов эти игры очень важны, они помогают детям понять, каким видят мир другие люди, мнение которых надо учитывать, если мы хотим, чтобы наше поведение считалось ими нормальным. Например, когда группа детей играет в футбол, каждый игрок должен знать, что должен делать его напарник, и в результате этого лучше осмыслить свою собственную роль в команде. Постепенно дети приобретают систему знаний о том, что ожидают от них другие люди и как они будут реагировать на его или ее действия. Процесс обучения подобающему поведению растягивается на всю жизнь, хотя самое ценное приобретается в первые пять лет жизни.

Человек редко берет на себя ту или иную роль добровольно. Обычно она возлагается на него в результате стечения обстоятельств в связи с социальными потребностями или характером образования. В тонком процессе социализации ребенок приобретает качества, нужные для ролей, предполагающих власть или, наоборот, требующих подчинения.

Ролевой набор

Мы уже сталкивались с понятием статусного набора, которое было введено в научный оборот Р. Мертоном. Оно обозначает совокупность всех статусов, принадлежащих одному человеку. Мертон предложил еще одно понятие, которое, по известным причинам, тесно связано с первым. Ролевой набор – совокупность ролей (ролевой комплекс), ассоциируемых с одним статусом. Другое название – ролевая система. Оба термина одинаково употребимы в литературе. Статусный набор принадлежит человеку, а ролевой набор принадлежит статусу. Между ролями существуют только взаимодействия, а между статусами – отношения.

Каждый статус обычно включает ряд ролей. К примеру, статус университетского профессора подразумевает такие роли, как преподаватель, исследователь, наставник молодежи, консультант промышленных фирм и правительства, администратор, автор научных статей, специалист в своей области знаний и др.

Каждая роль в ролевом наборе требует особой манеры поведения и общения с людьми. Даже две похожие роли профессора – преподаватель и наставник – предполагают разное отношение к студентам. Первая заключается в соблюдении формальных норм и правил: чтение лекций, проверка курсовых работ, прием экзаменов. Вторая подразумевает неформальное общение со студентами в качестве мудрого советчика или старшего друга. Соответственно этому у каждой роли свой тип реализации социальных отношений.

Каждая роль в ролевом наборе предстает, таким образом, совокупностью непохожих на другие отношений. С коллегами у профессора складываются одни взаимоотношения, с администрацией университета – другие, с редакторами журналов, студентами, промышленниками – третьи. В итоге ролевой набор формирует набор социальных отношений. Термин «отношения» использован здесь как динамическая характеристика – в значении «вступить в отношения». Просто «отношение», или статическая характеристика, предполагает не взаимодействие двух людей, а всего лишь готовность, предрасположенность к нему. Такую готовность принято называть установкой.

Итак, параллельно понятию «статусный набор» применяется понятие «ролевой набор». Оно описывает все виды и все многообразие шаблонов поведения (ролей), закрепленных за одним статусом. Соответственно каждому виду роли формируется свой тип социальных отношений.

Ролевой набор в семье

Рассмотрим понятие ролевого набора более подробно, для чего выберем самую распространенную и знакомую сферу жизни – семейную. Семья – это кровно-родственная ячейка общества, в которой представлена практически вся гамма социальных отношений: юридически-правовых, социальных, хозяйственно-экономических, культурных и духовных. Нет, пожалуй, только политических, поскольку семья не относится к институтам политической системы общества. Подобная полнота, представленность всех типов отношений, позволяет социологу провести глубокий и полноценный анализ распределения и исполнения ролей, встречающихся между людьми.

В ролевом наборе мужа и жены обнаруживаются четыре главные роли в каждом. В статус мужа входят такие роли, как социальный партнер, сексуальный партнер, кормилец, социализатор (дисциплинатор, отец своих детей). В структуре ролевого набора статуса «Жена» мы видим практически схожие роли – социальный партнер, сексуальный партнер, домохозяйка, социализатор (дисциплинатор, отец своих детей). Различие двух ролевых наборов заключается в двух ролях – кормильца (муж) и домохозяйки (жена). Выразим ролевой набор или, как еще можно было бы выразиться, ролевую структуру, обоих статусов наглядно (рис. 5.3).

Соотношение или взаимосвязь социальных ролей членов семьи по отношению друг к другу называется семейной системой. В нашем случае она включает четыре ключевые роли. На первом по важности месте стоят роли сексуальных партнеров потому, что ради удовлетворения сексуальных потребностей законным путем в современном обществе заключается большинство браков. Возможно, что в других исторических типах общества на первом месте стояла, допустим, экономическая функция (кормилец–домохозяйка) либо какая-то иная.

На втором по важности месте – экономическая роль по добыванию средств существования и сохранению семьи – кормилец. Симметрична функции кормильца функция домохозяйки. Следующая важная роль – социальный партнер. И жена, и муж выступают в роли социальных партнеров. Последняя важная роль – социализация или воспитание детей.

Из чего же эти роли складываются? Если роль – модель поведения и эти модели поведения существуют в обществе, значит, они должны как-то регулироваться нормами, законами, обычаями, нравами, традициями.

Сексуальный партнер

Роль сексуального партнера подразумевает такую модель поведения, которая соответствует неписаным нормам поведения и психологическим ожиданиям субъекта того статуса, с которым связан данный статус.

Сексуальный партнер – основная роль, ради исполнения которой возникает брак. Мужчина и женщина заключают брак в первую очередь ради исполнения роли сексуального партнера. Какие же нормы должны определять и ограничивать роль сексуального партнера? Самая главная среди них – соблюдение супружеской верности. Если это правило нарушается, то брак распадается. В разных культурах и даже в разных семьях допускается известная степень адъюлтера, на что-то закрывают глаза, но массовый стереотип поведения предполагает соблюдение супружеской верности.

В сексуальные отношения между мужем и женой не имеет права вмешиваться никто другой, даже близкие родственники, например, теща или дети. И никто другой не может контролировать или указывать им на то, как они должны вести себя в качестве сексуальных партнеров. Хотя в некоторых обществах идеологические институты пытались контролировать супружеские взаимоотношения. К примеру, в СССР партком вызывал мужа для того, чтобы разобрать внутрисемейный конфликт и принудить его не изменять семье. Это дисфункциональное вмешательство. Брачный статус оказывал решающее влияние на вопрос о выезде гражданина за границу, особенно у дипломатов. Точно также и теща не должна следить за тем, куда пошел муж ее дочери после работы. Хотя в повседневной жизни данное правило из неписаного кодекса человеческих отношений то и дело нарушается. В конечном счете супруги должны решать свои проблемы самостоятельно, без посторонней помощи.

Супружеская верность в одних обществах остается в своде неписаных норм, в других она легализуется и переходит в реестр формальных правил. Так, если вы обратитесь в суд с просьбой расторгнуть брак по причине супружеской неверности, суд удовлетворит ваше желание.

Таким образом, сексуальное партнерство подразумевает: а) запрет на физическую измену, б) запрет на нравственную или духовную измену. Супружеская неверность подразумевает и то и другое.

Кормилец и домохозяйка

Социальная сущность пары экономических ролей «кормилец-домохозяйка» заключается в требовании того, чтобы муж обеспечивал «прожиточный минимум», а жена – приемлемый комфорт жилища.





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-12; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 698 | Нарушение авторских прав


Лучшие изречения:

Логика может привести Вас от пункта А к пункту Б, а воображение — куда угодно © Альберт Эйнштейн
==> читать все изречения...

604 - | 608 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.013 с.