Лекции.Орг


Поиск:




Приложение 2. Образцы студенческих работ по анализу жанров любовного общения




Образец 1

Она предлагала эти вопросы не с женскою рассеянностью, не по внушению минутного каприза знать то или другое, а настойчиво, с нетерпением, и в случае молчания Обломова казнила его продолжительным, испытующим взглядом.

Как он дрожал от этого взгляда!

- Что вы не скажете ничего, молчите? - спросила она. - Можно подумать, что вам скучно.

- Ах! - произнес он, как будто приходя в себя от обморока. - Как я люблю вас!

- В самом деле? А не спроси я, оно и не похоже, - сказала она.

- Да неужели вы не чувствуете, что во мне происходит? - начал он. - Знаете, мне даже трудно говорить. Вот здесь... дайте руку... что-то мешает, как будто лежит что-нибудь тяжелое, точно камень, как бывает в глубоком горе, а между тем, странно, и в горе и в счастье в организме один и тот же процесс: тяжело, почти больно дышать, хочется плакать! Если б я заплакал, мне бы так же, как в горе, от слез стало бы легко...

Она поглядела на него молча, как будто поверяла слова его, сравнила с тем, что у него написано на лице, и улыбнулась: поверка оказалась удовлетворительною. На лице ее разлито было дыхание счастья, но мирного, которое, казалось, ничем не возмутишь. Видно, что у ней не было тяжело на сердце, а только хорошо, как в природе в это тихое утро.

- Что со мной? - в раздумье спросил будто себя Обломов.

- Сказать - что?

- Скажите.

- Вы... влюблены.

- Да, конечно, - подтвердил он, отрывая ее руку от канвы, и не поцеловал, а только крепко прижал ее пальцы к губам и располагал, кажется, держать так долго.

Она пробовала тихонько отнять, но он крепко держал.

- Ну, пустите, довольно, - сказала она.

- А вы? - спросил он. - Вы... не влюблены...

- Влюблена, нет... я не люблю этого: я вас люблю! - сказала она и поглядела на него долго, как будто поверяла и себя, точно ли она любит.

- Лю... блю! - произнес Обломов. - Но ведь любить можно мать, отца, няньку, даже собачонку: все это покрывается общим, собирательным понятием "люблю", как старым...

- Халатом? - сказала она засмеявшись. - А propos, где ваш халат?

- Какой халат? У меня никакого не было.

Она посмотрела на него с улыбкой упрека.

- Вот вы о старом халате! - сказал он. - Я жду, душа замерла у меня от нетерпения слышать, как из сердца у вас порывается чувство, каким именем назовете вы эти порывы, а вы... бог с вами, Ольга! Да, я влюблен в вас и говорю, что без этого нет и прямой любви: ни в отца, ни в мать, ни в няньку не влюбляются, а любят их...

- Не знаю, - говорила она задумчиво, как будто вникая в себя и стараясь уловить, что в ней происходит. - Не знаю, влюблена ли я в вас; если нет, то, может быть, не наступила еще минута; знаю только одно, что я так не любила ни отца, ни мать, ни няньку...

- Какая же разница? Чувствуете ли вы что-нибудь особенное!.. - добивался он.

- А вам хочется знать? - спросила она лукаво.

- Да, да, да! Неужели у вас нет потребности высказаться?

- А зачем вам хочется знать?

- Чтоб поминутно жить этим: сегодня, всю ночь, завтра - до нового свидания... Я только тем и живу.

- Вот видите, вам нужно обновлять каждый день запас вашей нежности! Вот где разница между влюбленным и любящим. Я...

- Вы?.. - нетерпеливо ждал он.

- Я люблю иначе, - сказала она, опрокидываясь спиной на скамью и блуждая глазами в несущихся облаках. - Мне без вас скучно; расставаться с вами ненадолго - жаль, надолго - больно. Я однажды навсегда узнала, увидела и верю, что вы меня любите, - и счастлива, хоть не повторяйте мне никогда, то любите меня. Больше и лучше любить я не умею.

"Это слова... как будто Корделии!" - подумал Обломов, глядя на Ольгу страстно...

- Умрете... вы, - с запинкой продолжала она, - я буду носить вечный траур по вас и никогда более не улыбнусь в жизни. Полюбите другую - роптать, проклинать не стану, а про себя пожелаю вам счастья... Для меня любовь эта

- все равно что... жизнь, а жизнь...

Она искала выражения.

- Что ж жизнь, по-вашему? - спросил Обломов.

- Жизнь - долг, обязанность, следовательно любовь - тоже долг: мне как будто бог послал ее, - досказала она, подняв глаза к небу, - и велел любить.

- Корделия! - вслух произнес Обломов. - И ей двадцать один год! Так вот что любовь, по-вашему! - прибавил он в раздумье.

- Да, и у меня, кажется, достанет сил прожить и пролюбить всю жизнь...

"Кто ж внушил ей это! - думал Обломов, глядя на нее чуть не с благоговением. - Не путем же опыта, истязаний, огня и дыма дошла она до этого ясного и простого понимания жизни и любви".

- А есть радости живые, есть страсти? - заговорил он.

- Не знаю, - сказала она, - я не испытала и не понимаю, что это такое.

- О, как я понимаю теперь!

- Может быть, и я со временем испытаю, может быть, и у меня будут те же порывы, как у вас, так же буду глядеть при встрече на вас и не верить, точно ли вы передо мной... А это, должно быть, очень смешно! - весело прибавила она. - Какие вы глаза иногда делаете: я думаю, ma tante замечает.

- В чем же счастье у вас в любви, - спросил он, - если у вас нет тех живых радостей, какие испытываю я?..

- В чем? А вот в чем! - говорила она, указывая на него, на себя, на

окружавшее их уединение. - Разве это не счастье, разве я жила когда-нибудь так? Прежде я не просидела бы здесь и четверти часа одна, без книги, без музыки, между этими деревьями. Говорить с мужчиной, кроме Андрея Иваныча, мне было скучно, не о чем: я все думала, как бы остаться одной... А теперь... и молчать вдвоем весело!

Она повела глазами вокруг, по деревьям, по траве, потом остановила их на нем, улыбнулась и подала ему руку.

- Разве мне не будет больно ужо, когда вы будете уходить? - прибавила она.

- Разве я не стану торопиться поскорей лечь спать, чтоб заснуть и не видать скучной ночи? Разве завтра не пошлю к вам утром. Разве...

С каждым "разве" лицо Обломова все расцветало, взгляд наполнялся лучами.

- Да, да, - повторил он, - я тоже жду утра, и мне скучна ночь, и я завтра пошлю к вам не за делом, а чтоб только произнести лишний раз и услыхать, как раздастся ваше имя, узнать от людей какую-нибудь подробность о вас, позавидовать, что они уж вас видели... Мы думаем, ждем, живем и надеемся одинаково. Простите, Ольга, мои сомнения: я убеждаюсь, что вы любите меня, как не любили ни отца, ни тетку, ни...

- Ни собачонку, - сказала она и засмеялась.

- Верьте же мне, - заключила она, - как я вам верю, и не сомневайтесь, не тревожьте пустыми сомнениями этого счастья, а то оно улетит. Что я раз назвала своим, того уже не отдам назад, разве отнимут. Я это знаю, нужды нет, что я молода, но... Знаете ли, - сказала она с уверенностью в голосе,

- в месяц, с тех пор, как знаю вас, я много передумала и испытала, как будто прочла большую книгу, так, про себя, понемногу... Не сомневайтесь же...

- Не могу не сомневаться, - перебил он, - не требуйте этого. Теперь, при вас, я уверен во всем: ваш взгляд, голос, все говорит. Вы смотрите на меня, как будто говорите: мне слов не надо, я умею читать ваши взгляды. Но когда вас нет, начинается такая мучительная игра в сомнения, в вопросы, и мне опять надо бежать к вам, опять взглянуть на вас, без этого я не верю. Что это?

- А я верю вам: отчего же? - спросила она.

- Еще бы вы не верили! Перед вами сумасшедший, зараженный страстью! В глазах моих вы видите, я думаю, себя, как в зеркале. Притом вам двадцать лет; посмотрите на себя: может ли мужчина, встретя вас, не заплатить вам дань удивления... хотя взглядом? А знать вас, слушать, глядеть на вас подолгу, любить - о, да тут с ума сойдешь! А вы так ровны, покойны; и если пройдут сутки, двое и я не услышу от вас "люблю...", здесь начинается тревога...

Он указал на сердце.

- Люблю, люблю, люблю - вот вам на трое суток запаса! - сказала она, вставая со скамьи.

И. А. Гончаров «Обломов»

Анализ ситуации любовного общения:

1) Ситуация: разговор Ильи Ильича Обломова С Ольгой Сергеевной. Они говорят о том, что чувствуют по отношению друг к другу, признаются в любви.

2) Конструктивные жанры:

- признание: «…Как я люблю вас!»; «Влюблена, нет…я не люблю этого: я вас люблю!».

- извинение: «Простите, Ольга, мои сомнения: я убеждаюсь, что вы любите меня, как не любили ни отца, ни тетку, ни…».

- просьба: «Верьте же мне, - заключила она, - как я вам верю, и не сомневайтесь, не тревожьте пустыми сомнениями этого счастья, а то оно улетит»; «Не сомневайтесь же…».

- оправдание: «Не могу не сомневаться, не требуйте этого»; «…когда вас нет, начинается мучительная игра в сомнения, вопросы, и мне опять надо бежать к вам, опять взглянуть на вас, без этого я не верю».

- любовная клятва: «Умрете…вы, - я буду носить вечный траур по вас и никогда более не улыбнусь в жизни. Полюбите другую – роптать, проклинать не стану, а про себя пожелаю вам счастья…».

Весь отрывок данного текста построен в виде любовной беседы.

3) Интенция: я считаю, цель использования данных конструктивных жанров заключается в том, чтобы влюбленные рассказали о своих переживаниях, чувствах по отношению друг к другу.

4) Разговор построен в виде диалога. Адресантом, в большей степени, выступает Ольга Сергеевна. Адресатом – Илья Ильич.

5) Пантомимического наполнения нет, так как это текст. Содержание вербальное.

Ольга Салищева

Образец 2

- А меня хотите поцеловать? – прошептала она чуть слышно, исподлобья глядя на него, улыбаясь и чуть не плача от волнения.

Борис покраснел.

- Какая вы смешная! – проговорил он, нагибаясь к ней, еще более краснея, но ничего не предпринимая и выжидая.

Она вдруг вскочила на кадку, так что стала выше него, обняла его обеими руками, так что тонкие голые ручки сомкнулись выше его шеи, и, откинув движением головы волосы назад, поцеловала его в самые губы…

- Наташа, - сказал он, - вы знаете, что я люблю вас, но…

- Вы влюблены в меня? – перебила его Наташа.

- Да, влюблен, но, пожалуйста, не будем делать того, что сейчас…Еще четыре года…Тогда я буду просить вашей руки.

Наташа подумала.

- Тринадцать, четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать… - сказала она, считая по тоненьким пальчикам. – Хорошо! Так кончено?

И улыбка радости и успокоения осветила ее оживленное лицо.

- Кончено! – сказал Борис.

- Навсегда? – сказала девочка – До самой смерти?

И, взяв его под руку, она с счастливым лицом тихо пошла с ним рядом в диванную.

Л. Н. Толстой «Война и мир»

Анализ ситуации любовного общения:

1) Ситуация: именины Ростовых, матери и меньшей дочери. Наташа позвала Бориса в цветочную, чтобы сказать одну вещь: признание в любви двух сторон, взаимопонимание.

2) Конструктивные жанры:

- комплимент (иронический): «Какая вы смешная!».

- признание: «…я люблю вас…»; «Да, влюблен…».

- просьба: «…пожалуйста, не будем делать того, что сейчас…».

- обещание-утешение: «Еще четыре года…Тогда я буду просить вашей руки».

3) Интенция: Наташа хотела пробудить чувства Бориса к себе, они оказались взаимны. Но их отношениям мешает возраст, а использование таких конструктивных жанров, как просьба и обещание, дают надежду на дальнейшее развитие отношений в будущем.

4) Адресант – Наташа, так как она вывела его на разговор.

5) Адресат – Борис.

6) Содержание: вербальное, невербальное наполнение: пантомимика, жесты: «улыбаясь», «обняла его обеими руками», «поцеловала его в самые губы», «взяв его под руку…пошла с ним рядом». Все жесты и мимика показывают нам их отношение друг к другу, которое можно было бы понять без слов.

Показана одна из важнейших составляющих любовных отношений – прикосновения.

Дарья Дружинина

Образец 3

- Соня! Что с тобою? Можно ли это? – сказал Николай, подбегая к ней.

- Ничего, ничего, оставьте меня! – Соня зарыдала.

- Нет, я знаю что.

- Ну знаете, и прекрасно, и подите к ней.

- Соооня! Одно слово! Можно ли так мучить меня и себя из-за фантазии! – говорил Николай, взяв ее за руку.

Соня не вырывала у него руки и перестала плакать.

- Соня, мне весь мир не нужен! Ты одна для меня все, - говорил Николай. – Я докажу тебе.

- Я не люблю, когда ты так говоришь.

- Ну, не буду, ну прости, Соня! – он притянул ее к себе и поцеловал.

Л. Н. Толстой «Воина и мир»

Анализ ситуации любовного конфликта:

Обычная сцена ревности. Конфликт вызван со стороны Сони, он был характерен эмоциональностью, повышением тона, пантомимикой – «она зарыдала».

Этот фрагмент также показывает способы выхода их конфликтной ситуации:

1. Николай был спокоен и не отвечал на повышенный тон Сони тем же.

2. Он подбирал комплименты для нее, говорил нежные слова: «…мне весь мир не нужен! Ты одна для меня все…».

3. Соглашался с нею, при этом просил прощения: «Ну, не буду, ну прости, Соня!».

Также важны и ее действия. У них все закончилось взаимопониманием. Она вовремя остановилась и не стала «разогревать» конфликт.

Дарья Дружинина

Образец 4

Роберт Рождественсикй

***

- Отдать тебе любовь?

- Отдай!

- Она в грязи...

- Отдай в грязи!..

- Я погадать хочу...

- Гадай.

- Еще хочу спросить...

- Спроси!..

- Допустим, постучусь...

- Впущу!

- Допустим, позову...

- Пойду!

- А если там беда?

- В беду!

- А если обману?

- Прощу!

- "Спой!"- прикажу тебе.

- Спою!

- Запри для друга дверь...

- Запру!

- Скажу тебе: убей!..

- Убью!

- Скажу тебе: умри!..

- Умру!

- А если захлебнусь?

- Спасу!

- А если будет боль?

- Стерплю!

- А если вдруг - стена?

- Снесу!

- А если - узел?

- Разрублю!

- А если сто узлов?

- И сто!..

- Любовь тебе отдать?

- Любовь!..

- Не будет этого!

- За что?!

- За то, что

не люблю рабов.

Анализ ситуации любовного конфликта:

Ситуация: разговор между двумя молодыми людьми:

- Отдать тебе любовь?

- Отдай!

- Она в грязи...

- Отдай в грязи!..

- Я погадать хочу...

- Гадай.

Начинается все с легкого спора между влюбленными, а если сначала читатель на стороне парня, то в дальнейшем мы видим, что девушка говорит все резче и более страшные вещи, чем в начале. И мы видим характер ее молодого человека.

- Запри для друга дверь...

- Запру!

- Скажу тебе: убей!..

- Убью!

- Скажу тебе: умри!..

- Умру!

И в конце девушка завершает разговор словами: «За то, что не люблю рабов».

Способ выхода: молодому человеку необходимо изменить себя. Возможно тогда девушка изменит свое мнение о нем. Необходимо быть личностью и оставаться ей всегда.

Анастасия Автайкина

 

 

Приложение 3.

3.1. Стенограмма видеофрагмента из к/ф «P.S. я люблю тебя»

Любовный конфликт между Джерри и Холли.

Молодая пара возвращается домой. Сора начинается еще в холе. Джерри не может понять причину и пытается заговорить с женой, но Холли его игнорирует.

- Я знаю, я сам должен все понимать, детка. Ты на меня обиделась? Ну, Зая!

Холли оборачивается и строго смотрит на мужа и ничего не отвечает. Джерри продолжает выяснять, в чем дело и бежит за ней по лестнице.

- Я, наверное что-то натворил, что-то плохое, точно? И должен знать что. А может тебе кажется, что я это сделал?!

Холли снова оборачивается и бросает недовольный взгляд на мужа. Дждери осекся.

- Нет, нет, сделал. Я это сделал. Я сделал большую-пребольшую гадость и я жутко извиняюсь. Холли, ну ладно тебе, а! Холли, ну постой, милая! Ты обязана сказать, что случилось.

Холли останавливается пристально смотрит на него. Джерри понимает, почему жена не отвечает на его вопросы.

- Я понял, ты не хочешь разговаривать, пока мы не войдем в квартиру, да?

Холли одобрительно кивает головой. Джерри вдруг выражает опасение.

- Неужто опять погонишь меня спать в ванну.

Пара входит в квартиру, конфликт продолжается.

- Ну не знаю, что я такого сказал.

Наконец, Холли заговорила.

- Ты сказал…Ты сам знаешь что.

- Нет, не знаю. В любом случае это было не всерьез.

- Всерьез! Ты все говоришь всерьез.

- Ой, да иногда я говорю не всерьез на полном серьезе.

- Нельзя говорить не всерьез на полном серьезе.

- А я говорю просто, чтобы поддержать серьезный разговор.

- Нет! Когда мужчины не хотят схлопотать за то, что сказали не всерьез, они говорят, что просто хотели поддержать серьезный разговор.

- Но что? Что я сказал?

- Ты сказал моей маме, что завел бы ребенка, только я к этому не готова. Моей маме! (кричит). Ты бы еще сказал, что я лесбиянка.

- Ну, кроме меня у тебя мужчин не было.

- О, я полгода с Тимми Харисоном встречалась до нашего знакомства.

- Это который сменил пол?!

Холли бросает в него только что снятый сапог.

- Ты сказал моей маме, что я не хочу детей (кричит).

- Я не говорил, да не говорил я такого.

- Нет, сказал, нет, сказал! (крик).

- Не говорил!

- Сказал!

- Я не говорил, что ты не готова заводить детей. Я сказал, что ты хотела бы подождать – вот мои слова.

- И получается, что я детей не хочу.

- Ну да!

- Благодарю (иронично).

- Минуточку, я запутался. Может нас кто-нибудь рассудит? (театрально в пустоту) Кто-нибудь!!!

- Ты не запутался, ты просто не прав.

- Холли не хочет заводить ребенка…У нас же был план, Джерри (кричит), подождать с детьми, пока мы не купим квартиру, а до пять лет откладывать по 25% с каждой зарплаты на специальный совместный счет. Почему ты об этом не сказал?

- Ха-ха! С каждой зарплаты? Милая, да ты же только-только начала получать зарплату. Ты забыла 1,5 года сменила пять мест.

- Да, я не могу работать на идиотов.

- У тебя все идиоты.

- Да, все. Все как один оказались идиотами. И еще, почему ты не сказал маме про кредит, который вы с Джоном взяли в тайне от меня.

- О! Ага! Вот видишь, ты…ты все таки раскалолась! Я знал, что ты из-за этого злишься.

Начинают оба кричать и перебивать друг друга.

- Совсем даже не из-за этого.

- Из-за этого!

- Я думаю, что нам стоила подождать. Посему ты не мог подождать?

- О чем ты?! Чего ждать? Я четыре года водил лимузины, Холли, мы с Джоном хотим открыть свое дело. Мы купим машины, найдем клиентов…Это же начало нормальной карьеры. Что тебя не устраивает?

- А если ничего не выйдет? Если нам вечно придется тут жить? И как насчет того, что мне хочется, а? Думаешь, я хочу быть риэлтором, показывать людям квартиры, в которых сама никогда жить не буду. Вдруг я хотела бы заняться чем-то другим.

- Ладно. Чем?

- Не знаю. Другим.

- Так увольняйся! Слышишь! Все равно ты от этой работы каждый божий день дома психуешь. Хочешь ребенка? Давай заведем!

- Видишь! Ненавижу, когда ты так делаешь.

- Ха! Что делаю?

- Заведем ребенка, ла-ла-ла…На пятом этаже без лифта, в квартире, где негде повернуться, где подгузники-то поменять негде. Должен быть план, нельзя поступать по принципу «все как-нибудь образуется», Джерри. Почему у нас в семье я должна обо всем беспокоиться? Почему я не могу быть беззаботным ирландцем, который только и делает, что все время поет.

- Потому что, когда ты поешь, у всех уши вянут.

Холли бросает в него подушку. Он увернулся.

- Слушай, Холли, многие люди заводят детей и без цента в кармане. А если тебя это беспокоит, может не надо покупать дизайнерскую одежду?

- Я вещи от Джейкопса покупаю в интернете (кричит). Только до этого их носил кто-то другой в Наполисе.

- Ты…ты хочешь ребенка?

- А ты?

- Да, я хочу.

- Видишь!

- Что видишь?

- Что на самом деле ты хочешь сказать совсем другое.

- О, да! Два параллельных разговора: один мы ведем в реальности, а другой в твоем воображении.

- Ты сказал моей матери, что я не хочу детей, потому что ты на меня злишься, потому что тебе со мной не весело и потому что мы больше не занимаемся жарким грязным сексом. И потому что только и делаю, что вечно ною насчет счетов. Признайся, что ты имел в виду на самом деле.

- Хорошо. Хотелось бы побольше грязного секса (шутит).

Холли снова бросает в него обувь.

- Хотя и обычный подходит (продолжает шутить).

- Ты теперь хочешь сказать, что мечтал не о такой жизни?

- Но я так не считаю. А тебе так кажется?

- А вдруг это потолок, Джерри? Вдруг у нас в жизни больше ничего не будет?

- В каком смысле?

- В смысле это конец. Ну мы муж и жена, у нас лимузины на прокат, будут дети…и все, сказке конец.

- А какая еще сказка тебе нужна?

- я не знаю, я просто…

Джерри перебивает ее и кричит.

- Чего ты хочешь, Холли? Чего? Да у меня уже сил нет гадать. Тебе большая квартира нужна? Я устроюсь на вторую работу. Ты хочешь ребенка или не хочешь, решай. Я знаю, чего я хочу, потому что это сейчас у меня в руках. А ты? Ты знаешь, чего ты хочешь? Если не меня, лучше сразу скажи.

- А то что? Ты уйдешь?

- А ты хочешь, чтобы я ушел?

- Хочу, если ты сам хочешь. Только не говори, что я должна уйти.

- Я уйду, если тебе этого хочется.

- Ну уходи, давай! Если хочешь уйти.

- Не провоцируй меня.

- Хочешь уйти, скажи «прощай» и уходи.

Джерри разворачивается и ругается на ирландском языке.

- Не кичись своим ирландским.

Джерри выходит из квартиры, громко хлопнув дверью. Но вскоре возвращается и обращается к жене спокойным ласковым тоном.

- Надеюсь мы закончили, Дорогая. Можно обратно?

Холли бросаетсяв его объятья.

- Прости.

- Прости, любимая. Прости. Я маме твоей ерунды наговорил. Девять лет прошло, а ей все не нравлюсь. Знаю, я полный дурак.

- Нет, никакой ты не дурак, дорогой, она тебя не любит.

- Правда, а я-то думал может все таки любит.

 

 

3.2. Стенограмма видеофрагмента из к/ф «Займемся любовью»

Два молодых человека рассуждают о том, что такое любовь.

- Любовь тогда что такое?

- Представь, летишь с парашютом. Летишь и думаешь: «А вдруг не раскроется?». Страшно, дышать трудно, а сердце между лопаток, но все равно восторг. Потом бац - и раскрылся. И опять счастье, и сердце опять забилось. Вот пока не раскрылся – это страсть. Раскрылся – вот это любовь.

3.3. Стенограмма видеофрагмента из к/ф «Ромео и Джульетта»

Сад Капулетти. Входит Ромео.

Ромео.

Болезнью шутит тот, кто ран не ведал.

(Джульетта показывается у окна).

Но тише! Что за свет в окне мелькнул?

О! то - восход! Джульетта - солнце!

Встань, солнце красное! Убей ты месяц

Завистливый, поблекнувший с печали,

Что, жрица месяца, его ты краше.

Не будь же жрицей ты его, когда он

Тебе завидует. Покров его весталки,

Болезненно-туманный, сбрось с себя ты!

Вот, вот моя царица, вот моя любовь!

Когда б она лишь знала!.. Что-то шепчут

Ее уста... но не слова. Что нужды?

Взгляд говорит и я отвечу... нет!

Я слишком дерзок, - не ко мне те речи!

Две самых ярких звездочки небесных,

Куда-то отлучившихся, велели

Очам ее блистать до их возврата.

А что, когда бы точно были очи

На месте их, - они же там, где звезды?

Померкли б эти звезды перед блеском

Ее ланит, как меркнет перед светом

Дневным лампада; очи же с вершины

Небес такой бы разливали свет

В воздушных высях, что запели б птицы,

Принявши ночь за день... Вот, вот она

Склонилась на руку щекою...

Ах! если б быть перчаткой этой ручки,

Коснуться этой щечки!

Джульетта.

Горе!

Ромео.

Говорит!

О, говори же, светлый ангел! Блещешь

Ты в этой тьме над головой моей,

Как блещет неба посланец крылатый,

Когда пред изумленными очами

Во прах повергшихся людей опережает

Он облаков тяжелый ход

И по воздушной выси реет.

Джульетта.

О Ромео, Ромео! Отчего, зачем

Ты Ромео? отрекись ты от отца,

От имени ты откажись, иль если

Нельзя уж то, так поклянись в любви ты,

И я не буду больше Капулет.

Ромео.

Еще ли слушать мне иль говорить?

Джульетта.

Одно твое лишь имя - враг мне... Но ведь ты

Сам по себе, ты не Монтекки. Что такое

Монтекки? Не рука ведь это, не нога

И не лицо, не тела член какой;

Не человека часть... Зовись же ты иначе!

И что такое имя? Что зовем мы розой,

Зовись она иначе, запах тот же!

И Ромео, не зовись он Ромео, весь бы

Прекрасен и без жмени остался,

О! сбрось ты имя, Ромео и за имя,

Которое - не часть же самого тебя,

Возьми ты всю меня.

Ромео.

Ловлю тебя на слове...

Ты милым назови меня своим -

И я перекрещен, и я уж больше

Не Ромео.

Джульетта.

Кто ты, тьмой ночною скрытый,

Подслушавший признания мои?

Ромео.

Уж я теперь не знаю, как и зваться!

Мне прозвище мое, моя святая,

Отныне гнусно... враг оно тебе...

И, будь оно лишь на бумаге, я бы

Его теперь навеки зачеркнул!

Джульетта.

Еще ста слов в ушах не прозвучало,

Произнесенных этим голосом, а мне

Знакомы словно эти звуки!.. Ты

Не Ромео ли, увы! И не Монтекки ль?

Ромео.

Ни тот и ни другой, моя святая,

Когда тебе тот и другой противны!

Джульетта.

Как ты пришел, скажи мне, и зачем?..

Стена и высока и неприступна...

Ты вспомни только, кто ты!.. Смерть тебе,

Коль здесь тебя мои родные встретят!

Ромео.

На легких крыльях страсти через эту

Я стену перенесся... Удержать ли

Любовь преградам каменным?.. Она

Что может сделать, то и смеет сделать;

И нет мне нужды до твоих родных!

Джульетта.

Тебя убьют они, коли увидят.

Ромео.

Увы! Опасней мне твои глаза,

Чем двадцать их мечей... Лишь ласково взгляни ты,

И закален я против их вражды.

Джульетта.

Дай бог, чтобы тебя не увидали!

Ромео.

От взоров их я скрыт покровом ночи.

А если ты меня не любишь, - мне все

Равно тогда, хотя б и увидали!

Конца своей я жизни от вражды их

Желаю лучше, чем отсрочки смерти

Холодностью твоею...

Джульетта.

Кто сюда

Дорогу указал тебе?

Ромео.

Любовь,

Которая искать ее велела...

Она совет дала мне, я - глаза ей -

Я не моряк, но будь ты далеко,

Как твердая земля за дальним морем,

Пустился б за таким товаром я.

Джульетта.

Ты знаешь, маска тьмы теперь скрывает

Лицо мое, а то бы на щеках ты

Девичьего стыда увидел краску

Стыда за все мои за речи к ночи,

Тобой подслушанные. Рада я

Была бы соблюсти приличье. Рада я

Была бы отпереться от того,

Что я сказала... но, прощай пристойность!

Меня ты любишь ли? Ты, знаю, "да" ответишь,

А я поверю на-слово... Но если

И поклянешься, - можешь изменить

Ты клятве! Только что смеется, говорят,

Юпитер над любовным вероломством!

О, милый Ромео! если вправду любишь -

Скажи ты честно; если ж ты подумал.

Что достаюся слишком я легко,

Нахмурю брови я, сурова стану

И буду говорить все "нет", чтоб ты

Ухаживал за мной, а то ни за что в мире...

О, мой Монтекки!.. Слишком влюблена я;

Меня сочтешь ты ветреной, пожалуй;

Но верь, синьор, вернее тех я буду,

Которые держать себя умеют.

Я тоже бы себя сдержала - надо

Признаться в том - когда бы не подслушал,

Без моего ты ведома, моих

Любви признаний искренних. Прости же

Ты мне и в легкомыслии меня ты

Не упрекай за то, что только ночь

Тебе открыла темная случайно.

Ромео.

Синьора, я клянусь луной святою,

Сребрящею верхи дерев, покрытых

Плодами...

Джульетта.

Не клянися ты луною

Изменчивой луною, каждый месяц

Меняющею лик свой, - да не будет

Подобна ей твоя любовь!

Ромео.

Так, чем же

Велишь мне клясться?

Джульетта.

Не клянись совсем ты,

Иль милым существом своим, кумиром

Единственная моим ты поклянися -

И я поверю!

Ромео.

Если сердца страсть...

Джульетта.

Нет, не клянись!.. Хоть ты моя и радость,

Но наш союз не радостен ночной мне...

Он слишком быстр, неждан, внезапен слишком,

Похож на молнию, которой нет уж, -

Когда мы говорим: сверкает!.. Милый!

Покойной ночи! Наш цветок любви,

Быть может, пышно расцветет под жарким

Дыханьем лета в новое свиданье.

Покойной ночи! Доброй ночи! Сладок

Да будет сон твой!.. Как дышать мне сладко!

Ромео.

И ты меня оставишь без отрады?

Джульетта.

Какая же возможна в эту ночь?

Ромео.

Любовью на любовь обмен ненарушимый.

Джульетта.

Я отдала свою еще до просьбы, -

И жаль, что нечего мне больше отдавать.

Ромео.

Как? Ты бы взять назад ее хотела?

Джульетта.

Чтоб щедрой быть и вновь тебе отдать;

Но я - чего желаю, тем владею!

Во мне - как море безгранична щедрость

И глубока любовь: чем больше я

Даю тебе, тем больше я имею...

Любовь и щедрость - обе без конца.

(Слышен голос кормилицы).

Я слышу в доме шум... Прощай, мой милый!

Сейчас иду, кормилица... Будь верен,

Мой дорогой Монтекки!.. Подожди

Одну минуту только: я вернуся. (Уходит).

Ромео.

О, счастливая, счастливая ночь!

Боюсь я только: это все не сон ли?

Сон слишком сладкий, чтобы был он правдой!

(Возвращается Джульетта).

Джульетта.

Три слова, дорогой мой Ромео! А потом

Уже взаправду доброй ночи!... Если

Твоей любви намерения честны

И мысль твоя - жениться, то пришли мне

Словечко завтра с тем, кого пошлю я:

Где и когда венчаться будем мы...

К твоим ногам судьбу свою сложу я

И - хоть на край земли - пойду, мой царь, с тобой!

Кормилица (изнутри).

Синьора!

Джульетта.

Тотчас!.., Если ж у тебя

Дурное что на мыслях, то молю я...

Кормилица (изнутри).

Синьора!

Джульетта.

Да иду... Молю покончить

Все это и меня с моей печалью

Оставить одинокой.... Завтра я

Пришлю...

Ромео.

Клянусь души моей спасеньем.

Джульетта.

Сто раз тебе желаю доброй ночи!

(Уходит).

Ромео.

И во сто раз она темнее стала

Без света твоего. Любовь к любви

Бежит, как мальчики из школы, и лениво,

Как в школу мальчики, плетется от любви.

Джульетта (снова появляясь).

Эй, Ромео, Ромео! Что мне не дан голос

Сокольничего, чтоб тебя могла я

Призвать назад, мой благородный кречет!

Но вечно-хитрая неволя громко

Не в силах говорить, а то б пещеру,

Где Эхо спит, заставила дрожать я,

У Нимфы бы охрип воздушный голос,

Как мой же, имя Ромео повторяя.

Ромео.

Душа моя меня, я слышу, кличет

По имени! Речь милой в тишине ночной -

Что музыки серебряные звуки!

Джульетта.

Ромео!

Ромео.

Мой свет!

Джульетта.

Когда к тебе прислать

Мне завтра?

Ромео.

В девять утром.

Кормилица (изнутри).

Синьорина!

Джульетта.

Так я пришлю... Ведь это - целый век!

Забыла я, зачем тебя звала я!

Ромео.

Позволь остаться мне, пока ты вспомнишь!

Джульетта.

Не вспомню я, чтоб оставался здесь ты!

Я буду помнить только твоего

Присутствия отраду.

Ромео.

Так останусь

Я здесь, чтобы навек забыла ты!

И сам забуду я, что есть другие

Места на свете!

Джульетта.

Ведь почти уж утро!

Хотела б я, чтоб ты ушел, - но только

Как пташечка у маленькой шалуньи.

Вспорхнуть с руки она немножко даст

Бедняжке - пленнице привязанной - и снова

Ее притянет шелковым шнурком,

Ревнуя нежно птичку к вольной воле.

Ромео.

Хотел бы я твоею птичкой быть!

Джульетта.

И я б того хотела, дорогой мой!

Да только заласкала-б я до смерти!

Но - доброй ночи, доброй ночи! Так"

Сладка печаль прощального привета,

Что "доброй ночи!" до дневного света

Твердила все бы я! (Уходит).

Ромео.

О, да сомкнет

Твои ресницы сон! Да низойдет

На сердце мир! Хотел бы обратиться

Я в сон и в мир, чтобы в тебя вселиться.

Теперь к отцу духовному пойду

Я в келью, с ним блаженством поделиться...

Благой совет и помощь я найду. (Уходит).

 

 


 


 


[1] Человек в современном коммуникативном пространстве: материалы III Всероссийской научно-практической конференции. Часть 1 / под ред. О.Б. Афанасенко, Л.В. Гордеевой, Т.Ю. Зотовой, А.П. Сурковой. – Новокузнецк: РИО КузГПА, 2011. – С. 135-140.

* Жирным шрифтом выделены те фрагменты высказываний, которые являются комплиментами

* Жирным шрифтом выделено само обещание.

 

* В представленном фрагменте жирным шрифтом выделены слова утешения.

* Жирным шрифтом выделены те фрагменты, которые являются извинением.

 

* Жирным шрифтом выделены фрагменты, которые являются оправданиями.

 

* Шрифтом выделено оправдание.

 

* В первом случае шрифтом выделено само признание в любви.

* Шрифтом выделено признание Лойко в любви и предложение выйти за него замуж, как доказательство своего чувства.

* Жирным шрифтом выделена просьба героя.

* Выделены жирным шрифтом.

* Цифровые показатели в таблице 2 даются по убывающей градации.

* Дидактическая база представлена в программе опытного обучения (таблица 3) на с. 72.

* Информацию о гендерных особенностях мужчины и женщины см. на с. 25.





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-12; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 352 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Победа - это еще не все, все - это постоянное желание побеждать. © Винс Ломбарди
==> читать все изречения...

596 - | 605 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.013 с.