Лекции.Орг
 

Категории:


Как ухаживать за кактусами в домашних условиях, цветение: Для кого-то, это странное «колючее» растение, к тому же плохо растет в домашних условиях...


Расположение электрооборудования электропоезда ЭД4М


Нейроглия (или проще глия, глиальные клетки): Структурная и функциональная единица нервной ткани и он состоит из тела...

Изменения в частном праве



Византийское частное право в самой значительной степени сохранило прин­ципы позднего римского права. Изменения, которые оно объективно претерпевало, вызывались как новыми социальными реалиями, так и мощным воздействием христианской идеологии – особенно в том, что касалось прав лиц. Важнейшее место заняли принципы, выте­кавшие из требований права справедливости и естественного права.

Идеи христианского равенства и справедливости способствовали выравниванию правоспособностисвободных и несвободных, а так­же исчезновению резко противоположных категорий граждан и не­граждан и т. д.

Упростился порядок отпуска рабов на волю. По законам Юсти­ниана, все вольноотпущенники приравнивались к свободнорожден­ным гражданам плебейского сословия. С VI в. сократилось количе­ство правовых случаев для превращения человека в рабское состоя­ние и, напротив, увеличилось число возможностей законным спосо­бом выйти из рабов помимо воли господина. Так, санкционировался выход из рабства за содействие в раскрытии важного преступления. Рабское состояние прекращалось с получением государственной или общественной должности (хотя сокрытие своего рабского состояния. при претензии на должность считалось правонарушением). Осво­бождало от рабства принятие монашеского сана. Было признано, что в исключительных случаях (при сокрытии завещания) раб имеет возможность вчинять иск против своего господина.

На правовое положение свободных в большей степени стало вли­ять их сословное положение. Однако это влияние распространялось на разного рода судебные, общественные, финансовые и т. п. приви­легии и почти не касалось выравнивания их частных прав. Изгнание из высших сословий лишало привилегий, но не приводило к ограни­чению правоспособности в частном праве (кроме возможности быть свидетелем).

Постепенно выравнивались права в рамках византийской фами­лии. Потеряли практическое значение институт главы семейства, а вместе с ним традиционная отцовская власть римского права. Жена приобрела большую самостоятельность; в том числе имуществен­ную. Приданое стало рассматриваться как ее собственность. Полу­чил признание конкубинат (постоянное сожительство) в качестве еще одной формы брака. В большей степени гарантировались права жены и детей в семье.

Взаимодействие с церковным правом вообще обновило брачно-семейное право. Брак мог заключаться с 15 лет для юношей и с 13 для девушек – в письменной или устной форме, по желанию обоих и с согласия родителей. Вводились институты обручения (начиная с 7 лет), а также помолвки, предшествующей браку. Юстинианом был установлен брачный дар – добровольное пожертвование будущего мужа в пользу жены. Жестким ограничениям подверглась возможность развода (впрочем, в общем он был возможен и для му­жа, и для жены – но по разным причинам). Муж вправе был по­требовать развода в случае прелюбодеяния, злоумышления жены на мужа, просто молчаливого участия в злоумышлении, тяжкой болез­ни (проказы). Жена – только в случаях неспособности мужа к брачному сожительству, злоумышления на нее и такой же болезни мужа. Сохраняя античные традиции, критерии взаимной верности оставались различными.

Существенно видоизменилось и упростилось право собственно­сти. Преобразовалась даже терминология, исчезли традиционные подразделения на квиритские и преторские собственнические права. Главным стало фактическое обладание вещью – владение (possessio), которое служило основанием для защиты прав. Вошло в обиход принудительное отчуждение собственности в пользу государ­ства или города.

Менее формализованным стало и обязательственное право. Контракт означал любое, не противоречащее закону обязательство. Вошли в практику т. н. «голые договоры», заключенные неформаль­ными действиями и не предусмотренные прямо конкретными прави­лами или законами.

 

Уголовное право.

На формирование византийского уго­ловного права в большей степени, чем традиция римского права, повлияли правовая доктрина христианст­ва, библейское законодательство, а также новое представление о го­сударстве и императорской власти. Примерно к VIII в. уголовное за­конодательство Византии сформировало собственную иерархию цен­ностей и свою систему наказаний. В дальнейшем она не претерпела значительных изменений.

Преступление рассматривалось как прояв­ление греховной природы человека: Господь со­здал человека, удостоил его самовластием и свободой поступков, дал в помощь закон, чтобы он определял пределы своего самовластия, а дальше – выбор за самим сотворителем добра или зла. Исходя из такой доктрины предустановленной греховности, византийское право видело в наказании воздаяние (кару) за грехи. Соответственно, оно тем тяжелее, чем значимее сам сотво­ренный грех.

Одним из самых тяжких считалось посягательство на власть. В этих случаях допускалась даже внесудебная расправа в произволь­ной форме: «Поднимающего восстание против императора, или зло­умышляющего, или принимающего участие в заговоре против него или против государства христиан в тот же час должно предать смер­ти как намеревающегося все разрушить»*. В этих случаях реальным преступлением считался даже умысел. В соответствии с церковной доктриной не имело значения, согрешить ли в мыслях или на деле, если речь шла о столь важных вещах. Во избежание злоупотребле­ний закон позднее предписал докладывать о таких случаях импера­тору, с тем чтобы его волей определялось наказание.

* Эклога. XVII.3.

 

Следующим по шкале наказуемых грехов было предательство. В разных видах изменничества усматривалось прежде всего отступле­ние от веры, поэтому наказание главным образом предусматривало смертную казнь. Церковному суду подлежали захваченные в плен и там отрекшиеся от веры (по-видимому, прежде всего имелись в виду попавшие в плен к мусульманам). Смертная казнь ждала перебеж­чиков, еретиков. Казнили беспрекословно также колдунов и т. п. «вредных». К таким же опасным преступникам относились и разбой­ники, которых следовало «распинать на фурке» (особом перекре­стье).

Наиболее важным новшеством византийского права было широ­кое введение членовредительных наказаний. Они полагались за са­мые разные категории преступлений, но которые считались как бы меньшим грехом по сравнению с посягательством на государство, на веру или предательством. Как правило, преступнику отсекали руку или его ослепляли. Были и более затейливые формы членовреди­тельства, нацеленные на то, чтобы покарать согрешившую часть или опозорить преступника (так, за скотоложство оскопляли, за фальшивомонетничество – рубили руку, за сексуально-нравствен­ные преступления – урезали нос). До постановлений Эклоги членовредительные наказания в Византии применяли только к рабам и к лицам сословия plebeius. С VIII в. эти наказания стали всеобщими (не касаясь только лиц высших сословий), в большинстве заменив многочисленные случаи применения смертной казни, предписывав­шейся законами Юстиниана.

Убийство вообще рассматривалось как тяжкое преступление, но оно подлежало специальной квалификации в зависимости от степе­ни греховности содеянного. Предумышленное убийство безусловно каралось смертной казнью (через отсечение головы). Убийство в драке расценивалось как непреднамеренное. Но в этом случае закон предписывал исследовать орудие, каким оно учинено: если дубиной (т.е. заранее опасным оружием), то предписывалось отсечь руку, ес­ли рукой или неким легким орудием, то наказание было легче. За удар мечом, даже если не последовало смерти, полагалось тяжелое наказание. Каралось как убийство истязание рабов, повлекшее их смерть. (Однако если смерть стала следствием «положенного» нака­зания, это не считалось грехом.)

Детально регламентировалась сфера сексуально-нравственных преступлений. В основном наказуемость деяний здесь связывалась с нарушением библейских заповедей и отступлениями от христиан­ской морали. За большинство подобных преступлений (изнасилова­ние, кровосмесительная связь, прелюбодеяние, двоеженство и т. п.) полагались членовредительные (отсечение носа) или телесные нака­зания (высечь плетьми). Наказания были не идентичны и также за­висели от тяжести греха по условной шкале нарушений более или менее важных заповедей. Так, за прелюбодеяние с рабыней следо­вал штраф (и конфискация женщины), с монахиней – полагалось отсечь нос, а за похищение монахини – отсечь руку. Жизненная «нужда» представлялась обстоятельством, смягчающим грех: за пре­любодеяние, совершенное имеющим жену, полагалось 12 ударов плетьми, а не имеющим – 6. Равным образом смягчало или вовсе исключало ответственность, если связь с девушкой происходила с согласия ее родителей. Освобождал от ответственности и «несмыш­леный» возраст: участие в мужеложстве вообще каралось смертью, но мальчиков до 12 лет освобождали от наказания.

Кражатакже оценивалась в зависимости от греховности поведе­ния преступника (размер украденного значения не имел). В зависи­мости от святости места, откуда что-то было похищено, от повторности преступника ждало или имущественное, или членовредительное наказание (кража из алтаря – ослепление, просто из церкви – высечь и остричь наголо, за вторую кражу – отсечь руку).

Важными преступлениями считались также преступления про­тив правосудия. За ложную клятву (видимо, и лжесвидетельство) урезали язык. Клеветников предписывалось подвергать тому же на­казанию, какое могло последовать несправедливо обвиненному.

За разного рода преступления, связанные с причинением матери­ального ущерба (неумышленный поджог, обычная кража, угон ста­да), как правило, полагалось возместить вред. Применялись и штра­фы до 2-кратной стоимости украденного или поврежденного.

 





Дата добавления: 2016-11-02; просмотров: 135 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.003 с.