Лекции.Орг
 

Категории:


Расположение электрооборудования электропоезда ЭД4М


Классификация электровозов: Свердловский учебный центр профессиональных квалификаций...


Как ухаживать за кактусами в домашних условиях, цветение: Для кого-то, это странное «колючее» растение, к тому же плохо растет в домашних условиях...

Лакирование» прошлого, «очернительство» и «объективность» на основе достоверных фактов



И в такого рода описании исторического процесса привлекаемые к рассмотрению факты являются своего рода «крас­ка­ми», с помощью которых повествователь-историк рисует для читателя картину течения исторического процесса и жизни людей в нём. Но в каком учебнике истории прямо сказано о том, что исторические факты — своего рода «краски», с помощью которых писатель-историк должен нарисовать живую картину исторического процесса в рассматриваемую им эпоху? — мы таких учебников истории не видели.

Понятно, что если красок нет или каких-то цветов не хватает, то нарисовать картину невозможно[95]; но если красок вполне хватает, то даже один и тот же пейзаж два стоящих рядом художника в одно и то же время отобразят в свои полотна с натуры по-разному. Тем не менее, если они не абстракционисты и не “зю-зю-р-реалисты”, то в большинстве случаев в их произведениях узнать натурный объект можно; ну а если абстракционисты или “зю-зю-р-реалисты”, то по отношению к рассматриваемому нами вопросу остаётся вспомнить слово из ясельно-детсадовского лексикона — «каляка-маляка», которым дети именуют то, что с их точки зрения не является рисунком, правдивым рисунком.

Но если произведения реалистической живописи сопоставлять с фотографиями, то можно будет заметить, что фотография содержит больше деталей, многими из которых разные художники пренебрегли, но пренебрегли по-разному. Если говорить о возможностях изображения в живописи городского пейзажа, то один художник, чтобы показать красоту архитектуры унаследованного от прошлого здания, не нарисует троллейбусные и осветительные провода, столбы, дорожные знаки, стоящую рядом строительную вышку, с которой ведётся покраска облезшей кое-где штукатурки, и стоящие «не на месте» мусорные баки на его картине тоже будут отсутствовать; а другой, построит композицию вокруг мусорных баков, рекламным щитом или дорожным знаком загородит какие-то архитектурные красоты и т.д.

В результате изображённый вторым город-свалка будет вызывать отвращение у большинства (психика людей такова, что только для меньшинства изображённое на такой картине станет укором), а устремлённое в будущее наследие прошлого, запечатлённое первым в очищенном от наносного и временно пребывающего хлама, само будет звать людей к тому, чтобы и они создали в своей жизни нечто достойное уважения потомков и их благодарной памяти.

И если говорить о том, какой из двух художников ближе к объективности, то, на наш взгляд, — первый; о втором можно сказать, что он «за деревьями леса не видит», а его “шедевр” давит на психику зрителя субъективизмом своего автора[96], вследствие чего фотография, хоть и продукт техники, но для зрителя полезнее, чем такая “живопись”.

Другой стороной этой аналогии является то обстоятельство, что далеко не все люди могут сами увидеть нечто действительно значимое, вглядываясь как в реальность, так и в изображение на фотографии[97]. А произведение художника отличается от фотографии прежде всего тем, что художник не стремится изобразить реальность в абсолютной полноте всех деталей, а теми или иными художественными средствами выделяет то, что в его восприятии и миропонимании является наиболее значимым и характéрным в этой реальности. Но таких художников, которые показывали бы в своих произведениях, по своему произволу, нечто действительно объективно важное и значимое для созидания благого будущего из того, что они увидели в реальности как таковой, — известно крайне мало.

Примерно так же обстоит дело и с «объективным» учебником истории: он может быть создан и представляться “объективным” в любом из трёх видов, которые мы пояснили в предшествующей аналогии:

1. Либо неизбывная основа, уходящая сквозь века в прошлое, необходимая для воплощения в жизнь идеалов будущего;

2. Либо «свалка-помойка».

3. Либо своего рода «голографическая» — многоплановая объёмная «фотография», в которой видны с разных сторон и отличимы друг от друга:

Ø и неизбывная основа, уходящая сквозь века в прошлое, необходимая для воплощения в жизнь идеалов будущего,

Ø и весь мусор, свойственный свалке или стройке.

Вопрос только в том, насколько детально изображение всего этого на «фотографии».

Первый стиль обычно именуется «украшательством», «лаки­ро­ванием прошлого»; второй — «очернительство»; третий — и есть настоящая историческая объективность, и в этом стиле должны быть выдержаны все работы по истории любой эпохи и прежде всего — учебники общеобразовательных курсов.

Понятно, что очернительство — это психологическая война против народа, история которого очерняется, с целью сломать его в нравственно-психическом отношении. Это понятно всем, кроме тех, кто поверил очернительству; даже многим очернителям это понятно.

Но и украшательство — это выражение лжепатриотизма в масштабе истории народа и государства; и выражение античеловечности в масштабе всемирной истории. Однако это утверждение нуждается в пояснении.

Ещё А.И.Герцен писал в предисловии к своему историческому сборнику: «Далее ещё не позволяют нам знать историю. Русское правительство как обратное провидение устраивает к лучшему не будущее, но прошедшее». Здесь обусловленность бедственного будущего приукрашенным прошлым подмечена верно.

Это происходит в жизни так. Сначала в обществе создаётся благообразный с точки зрения его заказчиков культовый исторический миф, который отождествляется с исторически реальным прошлым. И только после этого, этим лживым мифологизированным прошлым начинают гордиться подпавшие под его власть, обожая его как якобы своё историческое прошлое. Так миф затмевает собой реальность и в представлении многих становится реальностью более действенной, чем его исторически реальная первооснова, поскольку именно миф замещает её собой в сознании людей.

Однако нравственно-этические ошибки прошлого из этого культового мифа удалены в умолчания либо представлены как благо. Поэтому коллективное бессознательное общества в настоящем на основе этого исторического мифа работает так, что воспроизводит ошибки прошлого непрестанно, формируя тем самым будущее.

Человек всё же не бесчувственное создание. И когда он сталкивается с реальной жизнью, то он ощущает, что в жизни что-то происходит не так, как о том повествует миф. В результате настоящее становится ему ненавистным, а будущее, в направлении которого течёт (трансформируется) настоящее, неся в себе тенденцию воспроизвести неприятные эпизоды праведно не переосмысленного прошлого в новых исторических декорациях и сочетаниях, — его пугает. Но после того, как власть мифа утрачена, в психике остаётся пустота, которая у людей, не способных заблаговременно отвергнуть приукрашенный исторический миф, немедленно заполняется мифом, чернящим прошлое.

И чем больше таких людей, разочаровавшихся в мифе, приукрасившем прошлое, тем ближе общество к катастрофе. Именно вследствие этого Россия пришла к 1 марта 1881 г., к катастрофам 1917 г. и 1991 г. Как указал один из лучших историков эпохи конца Российской империи В.О.Ключевский, «Прошедшее[98] надо знать не потому, что оно прошло, а потому, что, уходя, оно не умело “уб­рать своих последствий”».

Но если мы поймём, что представляет собой «объективность» исторической науки и как она достигается, то перед нами открывается возможность избежать следующей катастрофы.

При этом необходимость избежать и очернительства, и приукрашивания прошлого приводит к вопросу о том, что есть неизбывная основа для воплощения в жизнь идеалов будущего, и что есть «мусор» и «стро­ительные леса»? Однако ответ на этот вопрос лежит вне исторической науки как таковой.

Ответ на него должна давать другая научная дисциплина, в разные времена называемая по-раз­но­му: «философия истории», «обществоведение», «общество­знание». Но поскольку ответ на него связан не столько с производством продукта исторической науки, сколько с потреблением и выработкой на основе курса истории благодетельного политического курса на будущее, то продолжим рассмотрение вопроса об объективности повествований на исторические темы[99].

«Объективный» учебник истории должен давать адекватное представление и о неизбывной основе, необходимой для построения будущего; и о мусоре (ошибках общественного самоуправления в прошлом); и о «строительных лесах» (прохо­дя­щих процессах, которые значимы для общества в самоё время их течения, а в последующие времена достигнутые в них наработки и опыт утрачивают значимость для общества и его дальнейшего развития). Поэтому обратимся к выявлению понятийных категорий, опора на которые обращает историю из искусства мифотворчества, обслуживающего «невесть откуда» проистекающую политику, в науку точную, — порождающую политику.





Дата добавления: 2016-10-23; просмотров: 67 | Нарушение авторских прав


Похожая информация:

  1. JTAG-ИНТЕРФЕЙС И СИСТЕМНЫЕ ФУНКЦИИ НА ЕГО ОСНОВЕ
  2. Quot;Битва за Англию" и поворот США к сотрудничеству с Великобританией на антинацистской основе
  3. VIII. Цивилизации в эпоху нового времени (вторая половина XVII - XVIII век). Напишите эссе на основе анализа высказывания
  4. А) правила поведения, регулировавшие отношения между людьми на основе их религиозных представлений;
  5. Активные устройства на основе тонкопленочных
  6. Алгоритм факторизации Ленстры на основе эллиптических кривых
  7. Анализ данных на основе "плотного" описания — концептуализация
  8. Анализ и разрешение внутрифирменных конфликтов на основе теории соглашений
  9. Анализ опасности прикосновения к токоведущим частям в различных условиях
  10. Анализ прибыли и рентабельности на основе данных баланса и отчета о прибылях и убытках
  11. АНАЛИЗ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ПАССАЖИРСКИХ ПЕРЕВОЗОК В ПРИГОРОДНОМ СООБЩЕНИИ НА ОСНОВЕ СТАТИСТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ
  12. Андеррайтинг осуществляется на основе договора об андеррайтинге, заключаемого с эмитентом ценных бумаг


Поиск на сайте:


© 2015-2018 lektsii.org - Контакты

Ген: 0.002 с.