Лекции.Орг
 

Категории:


Поездка - Медвежьегорск - Воттовара - Янгозеро: По изначальному плану мы должны были стартовать с Янгозера...


Расположение электрооборудования электропоезда ЭД4М


Искусственные сооружения железнодорожного транспорта: Искусственные сооружения по протяженности составляют в среднем менее 1,5% общей длины пути...

Cудебник 1497 г. Общая характеристика



Судебник 1497 г. («Великокняжеский судебник») – типичный феодальный кодифицированный закон. Он издан в период правления Великого князя Московского Ивана III. Его проект подготовлен дьяком Владимиром Гусевым.

Предпосылки принятия Судебника:

1. распространение власти Великого князя на всю территорию централизованного государства;

2. уничтожение правовых суверенитетов отдельных земель, уделов и областей;

3. наличие центрального управления и суда при отсутствии формального их закрепления.

Источники Судебника:

1. уставные грамоты местного управления;

2. Псковская Судная Грамота;

3. обычаи, единичные случаи (прецеденты), судебная практика;

4. Русская Правда.

Особенности Судебника 1497 г.:

1. законодательство вече приравнено к актам «Низового государства;

2. текст Судебника – это дополненная Псковская Судная Грамота;

3. Судебник беднее Псковской Судной Грамоты по языку, по юридической концепции и искусству редакции.

Система Великокняжеского судебника:

1. первая часть (1—36 статьи) – о суде центральном;

2. вторая (37–44 статьи) – о суде провинциальном (наместничьем);

3. третья часть (45–55 и 67–68 статьи) – материальное право.

Процессуальное право регулировалось Судебником подробно. Процесс – состязательный с элементами инквизиционного. Появляются в качестве средств доказывания пытки (например, по делам о татьбе) и письменное ведение протокола судебного заседания.

Суд осуществлялся с участием «лучших людей», которые входили в состав суда вместе с великокняжеским (царским) наместником (аналог современного суда присяжных).

Процесс и процессуальные действия платные, за счет истца.

Процесс в целом Судебник перенял из Псковской Судной Грамоты.

Появилась вышестоящая (вторая) судебная инстанция – Боярская дума и Великий князь (царь).

Материальное право по Судебнику касалось вещных, наследственных прав, договоров, перехода крестьян, холопства. Судебник допускал применение норм обычного права.

Гражданское право: Судебник 1497 г. устанавливает порядок перехода крестьян в Юрьев день и в течение недели до и после этого дня, переход возможен после оплаты пожилого.

По Судебнику 1497 г. появляется городское ключничество – новый источник холопства.

Холоп получал освобождение в случае побега из татарского плена.

Судебник дублирует договорное право Псковской Судной Грамоты, но расширяет применение договора личного найма, а купля-продажа должна совершаться теперь только при свидетелях.

В Судебнике 1497 г. регулировалось банкротство.

По Судебнику выделялись следующие виды наследования:

1. по закону;

2. по завещанию («рукописанию»).

Уголовное право: преступление стало пониматься как «лихо дело» (это тяжкие преступления, отнесенные к ведению Великого князя).

Судебник 1497 г. расширил число преступлений новыми составами:

1. крамола (государственное преступление);

2. подым (антиправительственная агитация);

3. поджог с целью причинения большого ущерба (террористический акт);

4. головная татьба (кража холопов, кража людей вообще или кража, приведшая к убийству).

Судебник вводит новые наказания, теперь уголовное законодательство стало карательным. Применяются смертная казнь, торговая казнь (битье палками на торговой площади), штраф уходит в прошлое.

 

31.

Гражданско-правовые отношения в XV - XVI вв. выделяются в отдельную сферу и регулируются специальными нормами, содержащимися в различных грамотах, а затем и в Судебнике. Они отражают и регламентируют процесс развития товарно-денежных отношений, а также систему феодальной эксплуатации на основе вотчинной и поместной форм земельной собственности.
Субъектами гражданского права являются как частные лица, так и коллективные (община, монастырь и др.), которые удовлетворяли определённым требованиям, таким как пол, возраст, социальное положение и имущественное положение.
В области права собственности более отчетливо выделяются формы собственности, прежде всего земельной.
Формами земельной собственности определялись:
* вотчина (наследственное землевладение) и
* поместье (условное земельное держание).
Вотчины в соответствии с характером субъекта различались на:
* дворцовые (царский домен),
* государственные,
* церковные,
* частновладельческие.
В соответствии со способами приобретения делились на:
* родовые,
* выслуженные,
* купленные.
Вотчины передавались по наследству, могли быть отчуждены: продавались, менялись, дарились, закладывались, давались в приданое.
Причём устанавливался различный правовой порядок приобретения или отчуждения для каждого вида вотчинного землевладения. Например, родовые вотчины приобретались или отчуждались с согласия всего рода. А с XYI в. Родовые права на имущество ограничивались правом наследования, дарения и завещания.
Купленные и жалованные (выслуженные) земли имели практически одинаковый правовой статус - субъектом собственности являлась семья - (муж и жена). Поместья были чисто условные земельные держания, давшиеся дворянам за военную службу и под условием военной службы. Дворянин-помещик не имел права отчуждать поместье или передавать его по наследству. С прекращением службы право на поместье терялось и оно переходило в княжеский домен. (Практически оно передавалось детям умершего под условием службы. Это было шагом в стирании различий между вотчиной и поместьем).
Имущество по русскому праву было предметом целого рода правоотношений и обусловленностей. Основными способами приобретении прав на имущество считались захват (оккупация), давность, находка, договор и пожалование. Особую сложность составляло правовое оформление, связанное с передачей или приобретением недвижимости. Например, в процедуру пожалования земли входили юридические действия:
* выдача жалованной грамоты;
* запись (справка) в приказной книге сведений о наделяемом землей обыск - установление факта не занятости земли;
* ввод во владение - публичный отмер земли при свидетелях и местных жителях.
Раздача земли предписывалась приказом Поместному, Разрядкому, Мало российскому, Новгородскому, Сибирскому, Приказу Большого Дворца и другим приказам.

 

Обязательственное право XV — XVI вв. развивалось по линии постепенной замены личностной ответственности по договорам имущественной ответственностью. Так, при заключении договора займа закон запрещал должникам служить в хозяйстве кредиторов. Прослеживаются попытки законодателя по-новому рассматривать и договор личного найма,долгое время бывший источником личной кабальной зависимости для нанимающихся.

Однако, недостаточно определенное положение физического ли­ца в законодательстве сказалось на перенесении ответст венности по обязательствам с конкретных лиц, принимающих их, на третьих лиц, прежде всего на членов семьи: так, супруг отвечал по обязательствам другого супруга, отец — по обязательствам детей, дети — за отца. Перенесение ответственности допускалось также от господина на его людей, слуг и крестьян.

Закон предусматривал ситуации, когда третьи лица должны были вступать в обязательство, заменяя собой действительных участников отношения. Так, судья или дьяк, получившие взятку от ответчика при рассмотрении судебного дела, сами переходили в положение ответчиков по данному делу и на них возлагались все соответствующие обязательства.

Законодательству были известны случаи добровольной замены в обязательстве одного лица другим: кредитор имел право передать третьему лицу полученную от должника кабалу, пометив на ней акт передачи. Такая передача осуществлялась без согласия должника, но сам он мог передать свои обязательства третьим лицам только с согласия кредитора.

Близким к сфере обязательственных отношений был институт залога (здесь, однако, происходила не передача обязательства, а передача прав на имущество). Залог по русскому праву XV ? XVI вв. выражался в переходе на залогополучателя прав владения и пользования имуществом залогодателя, но без полного перехода права собственности на вещь. С процедурной точки зрения залог отличался от купли-продажи еще тем, что закладная могла превратиться в купчую не в момент заключения договора, а только в момент истечения его сроков, при просрочке. Само право налогополучателя пользоваться заложенной вещью также возникало не из существа залогового отношения, а из специально оговоренного условия о процентах.

Одним из важнейших условий при заключении договора являлась свобода воли и волеизъявления договаривающихся сторон, однако это условие часто не выдерживалось как практикой, так и законодательством. Вместе с тем закон предоставлял стороне, воля которой была ущемлена, возможность оспорить такую сделку в течение короткого срока. Закон признавал недействительной сделку, заключенную в состоянии опьянения или под действием обмана. Само понятие обмана довольно подробно определялось в законе, причем преимущест­венно с уголовно-правовой точки зрения: мог быть установлен обман в отношении тождественности лица, заключившего сделку, права заключать эту сделку, относительно самого предмета сделки.

До середины XVI в. преобладающей формой заключения договоров оставалось устное соглашение. Допускалось судебное разбирательство по договорам, заключенным "без кабалы", т.е. письменно не зафиксированным и опиравшимся на свидетельские показания и ордалий (судебный поединок). К концу века все большее значение стала приобретать письменная форма сделок (кабала). Кабала подписывалась собственноручно обязующимися сторонами, а в случае их неграмотности, ? их духовными отцами или родственниками (братьями и племянниками, но не сыновьями). Постепенно возникала и крепостная (нотариальная) форма сделок, первоначально используемая только в договорах, связанных с продажей некоторых вещей или с кабальными служилыми обязательствами (ст.20 Судебника 1497 г.).

Прекращение обязательства связывалось либо с его исполнителем, либо с неисполнением в установленные сроки, в некоторых случаях — со смертью одной из сторон. Как правило, срок испол­нения оговаривался сторонами при заключении договора: при осо­бых обстоятельствах он мог быть продлен распоряжением предста­вителя власти. Так лицам, пострадавшим от разбоя, выдавались "полетные грамоты", в которых устанавливалась отсрочка пла­тежей по долгам, причем для должников положение менялось и в том случае, если в числе пострадавших оказывался и их кредитор.

Внешняя форма обязательства оказывала существенное влияние на его содержание: так, договор мены, один из самых древних, стал широко использоваться в сделках с недвижимостью, когда наметилась тенденция к сближению вотчинного и поместного землевладения. Под видом этой сделки в XVI в. стали маскировать реальные сделки купли-продажи и дарения после того, как они были запрещены с целью ограничить процесс сосредоточения земель в руках церкви.

Купля-продажа недвижимости была связана с целым рядом условностей и ограничений. Так лицо, владевшее имуществом на праве условного землевладения, могло отчуждать его не иначе, как с согласия действительного собственника вещи ("с докладу"). Право родового выкупа также существовало и в течение длительного времени ограничивало право собственности покупателя, приобретшего родовую вотчину (наследники продавца могли в течение 40 лет выкупить его приобретение обратно в "род").

В сфере наследственного права в XV — XVI вв. наблюдается тенденция к постепенному расширению круга наследников и правомочий наследодателя. Наследники по завещанию могли предъявлять иски и отвечать по обязательствам наследодателя только при наличии оформленного завещания, подтверждающего эти обязательства ("доклады" и "записи"). Наследники же по закону искали и отвечали по таким обязательствам "без докладу" и "без записи".

По сравнению с предыдущим периодом в праве наследования стала намечаться большая свобода воли завещателя: завещание мог сделать любой член семьи. Такая индивидуализация воли наследодателя требовала соблюдения письменной формы завещания. Эта форма становится обязательной при завещании имущества сторонним лицам, не наследующим по закону. Завещание утверждалось "рукоположительством" послухов и дьяка.

В XV — XVI вв. основной круг наследников по закону включал сыновей вместе с вдовой. При этом в наследовании участвовали не все сыновья, а лишь те, которые оставались на момент смерти отца в его хозяйстве и доме. Братья получали равные доли наследства и имущества, отвечая по отцовским обязательствам (от лица всей семьи) и расплачивались по ним из общей наследственной массы.

При наличии сыновей дочери устранялись от наследования недвижимости (ст.60 Судебника 1497 г.), однако в рассматриваемый период они постепенно начинают допускаться к законному наследованию вотчин. Прежде всего, приданое дочерям комплекто­валось как "часть на прожиток" — выделялось из комплекса родовой недвижимости. Первоначально эта доля отрезалась только от государственных земель, находившихся во владении отца, т.е. поместий.

Законодательство дифференцировано подходило к вопросу наследования женщинами недвижимого имущества.

Строго проводился принцип недопущения вдов к наследованию родовых вотчин. При отсутствии у вдовы сыновей вотчины передаются родственникам умершего (по нисходящей и боковой линиям).

С выслуженными вотчинами дело обстояло несколько иначе: в XV — XVI вв. практика приравнивала их к купленным, в связи с чем допускался их переход во владение пережившей супруги. В случае второго брака вдова теряла права на вотчину, зато ее новому мужу выделялась земля в поместье. На купленные (в том числе и у казны) вотчины вдовы имели право собственности.

Распоряжение "крестьянскими землями" было ограничено целым рядом факторов, одним из важнейших была община. Она осуществляла передел (обмен) земельных наделов, распределяла тяжесть налогообложения и повинностей, могла стать наследницей имущества, контролировала договорные и обязательственные отношения своих членов. Земельные наделы передавались по наследству сыновьям, но распоряжение ими было ограничено земельными правами общины.

 

Билет 33:Общая характеристика.
В XV в. оформилась идеология национального единения, основанная на борьбе за независимость. Традиции терпимости и гуманности, несмотря на свойственную средневековью жестокость, в русском уголовном праве были значительно сильнее, чем в западных странах. Интересы сохранения населения и налогоплательщиков в условиях постоянных войн являлись весьма значительными факторами, препятствующими развитию террора, членовредительства и прочих бесцельных жестких наказаний. Огромную роль в сдерживании жестокости сыграло православие.
В едином Русском государстве понятия преступления как "обиды" уже не существовало. К XVI в. имела место известная неотделенность уголовно наказуемых деяний от гражданско-правовой сферы и процессуальной деятельности, хотя и оформилось деление уголовного права как бы на два направления: одно - для обычных правонарушений, другое - для "лихого дела" (профессиональной преступной деятельности, наиболее сурово караемой).
Возраст преступника не был достаточно четко определен. Однако преступление одновременно рассматривалось как грех, а в религиозной теории считалось, что человек может грешить с семи лет. Именно этот возраст был минимальным порогом привлечения к уголовной ответственности. Полную уголовную ответственность в XV-XVII вв. несли женщины, достигшие 12-летнего возраста, и мужчины - с 14-ти лет. Это возраст вступления в брак по церковным законам, приобретения всех имущественных и семейных прав. В Уложении 1649 г. и в последующее время произошло, видимо, увеличение возраста, с которого наступала ответственность (в Уложении возраст клятво принесения определен в 15 лет).
Сословная принадлежность субъекта преступления в Судебниках XV-XVII вв., по всей видимости, не влияла на наступление ответственности. Независимо от принадлежности к классу или сословию лицо, совершившее преступление, подвергалось суду. Однако для лиц высших сословий могло следовать прощение от Государя, а наделенные правом суда над низшими сословиями феодалы имели преимущество в процессуальной сфере. На Руси (в отличии отЗапада) действовал принцип применения всех видов наказания ко всем сословиям, но при этом суровость кар для феодалов была ниже. К тому же в силу естественных условий феодал просто не мог совершить обычную кражу, а крестьянин - должностное преступление (поскольку никогда не мог стать должностным лицом).
Для обозначения преступника-профессионала (разбои, грабежи, убийства и т. д.) в XV-XVI вв. использовался термин "лихой человек". Признание преступника лихим автоматически порождало возможность применения смертной казни. Применялись и специальные термины: "тать", "зажигальник", "душегубец", "крамольник", "вор" и т.д.
Постепенно в этот период субъектами преступления стали холопы.
Уголовное право: преступление стало пониматься как «лихо дело» (это тяжкие преступления, отнесенные к ведению Великого князя).

Судебник 1497 г. расширил число преступлений новыми составами:

1) крамола (государственное преступление);

2) подым (антиправительственная агитация);

3) поджог с целью причинения большого ущерба (террористический акт);

4) головная татьба (кража холопов, кража людей вообще или кража, приведшая к убийству).

Судебник вводит новые наказания, теперь уголовное законодательство стало карательным. Применяются смертная казнь, торговая казнь (битье палками на торговой площади), штраф уходит в прошлое.

Билет 34:

Формирование единого государства породило и государственные преступления. В свою очередь, это привело к появлению инквизиционно-розыскной формы суда. Обвинительно-состязательный процесс сохранился лишь при рассмотрении имущественных споров и мелких уголовных дел.

Этот вид судопроизводства обогатился следующими чертами:

- в суде стали вести протокол;

- вызов в суд стал осуществляться специальной грамотой;

- свое решение суд также оформлял в виде грамоты, которая (в случае выигрыша дела) выдавалась истцу.

Основными формами в розыскном процессе стали допрос, очные ставки и пытка. В отличие от состязательного процесса, начинавшегося по инициативе истца, инквизиционно-розыскной процесс начинался и заканчивался по инициативе государства.

Билет 35

Период правления Ивана IV связывается с его реформами в системе государственного и местного управления.

В 1547 г. Иван Грозный был венчан на царство. С этого момента Россия официально стала монархией. Верховным правителем являлся царь. Венчание на царство стало лишь формальностью к уже значительно возросшей власти государя.

Одновременно власть царя все же ограничивается Боярской думой.

Иван IV ввел особую систему террора – опричнину.

Появился новый высший орган власти (1549 г.) – Земский собор. Это были представительные органы, в которые входила:

1) верхняя палата: царь, Боярская дума, духовенство;

2) нижняя палата: представители от дворянства и верхов посадских людей.

Земские соборы работали не постоянно, они созывались по указу царя. Продолжительность их работы зависела от существа обсуждаемых вопросов.

Инициатива созыва Земского собора могла принадлежать как собственно царю, так и сословиям. Компетенция земских вопросов не была четко установлена. Знаменательны соборы, на которых выбирался царь (16-летний Михаил Романов).

Значительному реформированию подвергся весь государственный аппарат. Была сформирована воеводско-приказная система управления.

Приказы формировались из ранее существовавших дворцовых управлений (конюшенный). Компетенция этих приказов была аналогичной управлениям.

Поместный приказ занимался поместьями служилых дворян, именно с введением этого органа связано формирование новой системы землевладения (поместьев), их правовое положение все более уравнивалось с вотчинами.

Особую группу составляли территориальные приказы (Казанский, Сибирский), введение которых связано с еще одной заслугой Ивана IV – присоединением Казани и Сибири. Особое место в системе приказов занимали военно-административные приказы.

Важное место среди реформ Ивана IV занимает реорганизация армии. Теперь основными войсками были дворянская конница и стрельцы (войска, использующие огнестрельное оружие). Для управления стрельцами был создан специальный Стрелецкий приказ. Военными формированиями (личным составом боярской и дворянской конницы) также ведал Разрядный приказ. Казачьи войска управлялись Казачьим приказом.

В годы правления Ивана Грозного все еще сохранялась система замещения должностей органов власти по принципу местничества, т. е. по родовитости, знатности.

Реформы государственной власти Ивана Грозного затронули и систему суда и следствия. Был сформирован центральный полицейский орган – Разбойный приказ. В его компетенцию входили разработка для местных органов рекомендаций по вопросам борьбы с преступлениями.

Иван IV изменил и систему местного управления (Мало-Пинежская земская уставная грамота). Были введены земские и губные избы, занимавшиеся: первые – вопросами управления уезда, последние – вопросами суда и следствия, за исключением особо тяжких преступлений (разбоя).

Земские и губные учреждения были выборными. Их члены избирались из числа населения, проживающего в уезде (по сословному признаку), а не как это было ранее назначались из центра. Начала зарождаться система местного самоуправления.

Сохранялась центральная власть на местах. В городах были воеводы, которые должны были обеспечить финансовый контроль государства на местах.

 

Билет 36:

1547 г. при Иване IV Грозном глава государства стал носить официальный титул царя,государя и великого князя Московского, передаваемый по наследству. В своей деятельности он опирался на Боярскую думу , постоянно действовавшую при царе. В 1549 г. в ее составе учреждена "Избранная дума" ("Избранная рада") из доверенных лиц. Подготовку материалов для думы осуществлял целый штат профессиональных чиновников, связанных с приказами.

Особое место в системе государственных органов занимали Земские соборы,проводившиеся с середины XVI в. до середины XVII в. Их созыв объявлялся царской грамотой. В состав Собора входили: Боярская дума, "Освященный собор" (церковные иерархии) и выборные от дворянства и посадов.

Духовная и светская аристократия представляла элиту общества, царь в решении важнейших вопросов не мог обойтись без ее участия. Дворянство составляло основу царского войска и бюрократического аппарата, являлось главным служилым сословием. Верхушка посадского населения была главным источником денежных доходов для казны. Этими основными функциями объясняется присутствие представителей всех трех социальных групп в Соборе. Противоречия, существовавшие между ними, позволяли монархической власти балансировать и усиливаться.

Земские соборы решали основные вопросы внешней и внутренней политики, законодательства, финансов, государствен­ного строительства. Вопросы обсуждались по сословиям ("по палатам"), но принимались всем составом Собора.

Сословно-представительными органами на местах (в середине XVI в.) стали земские игубные избы. Учреждение этих органов ограничивало и заменяло систему кормлений: выборные самоуправляющиеся избы приняли на себя финансово-налоговую (земские) и полицейско-судебную (губные) функции. Компетенция этих органов закреплялось в губных грамотах и земских уставных грамотах, подписываемых царем, их штат состоял из "лучших людей", сотских, пятидесятских, старост, целовальников и дьяков.

Деятельность земских и губных изб контролировалась различными отраслевыми приказами,число которых возрастало (наряду с новыми отраслевыми — Разбойный, Стрелецкий — появились новые территориальные — Нижегородский, Казанский, Сибирский приказы). Происходила достаточно частая реорганизация приказной системы, поочередное разукрупнение или слияние приказов. В работе этих органов вырабатывался настоящийбюрократический стиль: жесткое подчинение (по вертикали) и строгое руководство инструкциям и предписаниям (по горизонтали).

В XVII в. происходит реорганизация местного управления: земские, губные избы и городовые приказчики стали подчиняться назначаемым из центра воеводам, принявшим на себя административные, полицейские и военные функции. Воеводы опирались на специально созданный аппарат (приказная изба) из дьяков, приставов и приказчиков.

 





Дата добавления: 2016-04-03; просмотров: 2782 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.009 с.