Лекции.Орг
 

Категории:


Агроценоз пшеничного поля: Рассмотрим агроценоз пшеничного поля. Его растительность составляют...


Классификация электровозов: Свердловский учебный центр профессиональных квалификаций...


Расположение электрооборудования электропоезда ЭД4М

Принцип приоритета нормы международно-правового договора перед нормой национального законодательства



Данный принцип подразумевает, что в случае коллизии (противоречия) норм международно-правового договора и внутреннего законодательства применяется норма международно-правового договора.

Принцип приоритета международно-правового договора имеет исключительно важное значение в международном частном праве. Он основывается не на "международной вежливости" либо иных идеологических построениях, а на том очевидном для юриста факте, что норма международно-правового договора в частном праве всегда имеет характер специальной нормы по отношению к общим правилам национального законодательства. В силу этого норма международно-правового договора вовсе не обязана "соответствовать гражданскому законодательству", а наоборот, нормальным является положение, при котором такая норма не совпадает либо противоречит правилам национального нормативно-правового акта. В противном случае нет никакого смысла заключать международно-правовой договор, целью которого является обычно предоставление субъектам (физическим, юридическим лицам) соответствующего государства дополнительных льгот и привилегий либо применение к ним иных правил по сравнению с теми, которые уже прописаны национальным законодательством. Например, согласно национальному брачно-семейному законодательству при расторжении браков с иностранными гражданами в Республике Беларусь применяется белорусское право. А в соответствии с Договором о правовой помощи и правовых отношениях между Республикой Беларусь и Литовской Республикой для аналогичных случаев предусмотрены иные правила: применение закона гражданства супругов, закона страны, на территории которой супруги совместно проживают, и т. д. Совершенно очевидно, что для расторжения брака с участием литовского гражданина будет применена норма международно-правового договора Республики Беларусь с Литвой. С другой стороны, если эта и все другие нормы договора будут "соответствовать" белорусскому законодательству, — утрачивается смысл, цель его заключения: зачем дублировать уже установленные для иностранцев правила?

Не было бы никакой необходимости приводить изложенные выше аргументы в пользу принципа приоритета международно-правового договора, если бы в новом белорусском законодательстве9, а также в литературе не проявилась тенденция избегать его прямых и недвусмысленных формулировок. В последнее время в научной периодике активно дискутировался вопрос о месте международно-правовых норм, а также общепризнанных принципов международного права в национальной правовой системе10. Как представляется, применительно к частному праву возможно и необходимо четко установить и законодательно закрепить рассматриваемый принцип, поскольку все те возражения, которые высказывались по поводу взаимоотношений международно-правового договора и национального законодательства, относятся сугубо к публично-правовой сфере. Что касается международного частного права, то здесь, во-первых, отсутствуют политические, экономические, финансовые и прочие "противопоказания" к непосредственному применению международно-правового договора, а во-вторых, исполнение международно-правового договора в сфере частного права возможно исключительно путем установления его приоритета перед внутренним законодательством.

Как представляется, кроме общих принципов международного частного права, перечисленных выше, каждомуспециальному разделу (институту) международного частного права присущи свои специальные принципы.

1. Принцип места нахождения вещи — в отношениях собственности. Данный принцип подразумевает, что вещные отношения регулируются законом страны, где находится соответствующее имущество.

2. Принцип местонахождения основного исполнителя по сделке — в договорных отношениях. Этот принцип означает, что в случае отсутствия иного указания в законе или договоре к договорным отношениям применяется право страны, где находится (проживает, расположена) сторона, являющаяся основным исполнителем по сделке: даритель в договоре дарения, подрядчик в договоре подряда и т. д.

3. Принцип флага — в отношениях по международной перевозке. К отношениям международной перевозки, как правило, применяется закон страны, где зарегистрирован международный перевозчик (под чьим флагом ходит судно и т. п.).

4. Принцип места причинения вреда — в деликтных отношениях. Ответственность по обязательствам из причинения вреда устанавливается по праву страны, где было совершено гражданско-правовое нарушение (деликт).

5. Принцип места осуществления основной трудовой деятельности. Трудовые отношения с иностранным элементом в принципе регулируются правом страны, на территории которой осуществляется основная трудовая деятельность.

6. Принцип неприменения иностранного права к авторским отношениям: защита авторских прав осуществляется только по законодательству страны, где эта защита испрашивается.

7. Принцип неприменения иностранного процессуального законодательства: судебная процедура по гражданским делам с иностранным элементом ведется исключительно по праву страны суда.

 

2. Методы правового регулирования в международном частном праве.

Существенной особенностью международного частного права являются методы, с помощью которых происходит регулирование. Под методом правового регулирования понимается совокупность средств и способов, с помощью которых право воздействует на общественные отношения, регулируя их. В международном частном праве уникальный коллизионный метод сочетается с материально-правовым.

Коллизионному методу международное частное право обязано своим возникновением и дальнейшим развитием. При правоотношениях с иностранным элементом всегда возникает так называемый коллизионный вопрос: необходимо решить, какой из двух сталкивающихся законов подлежит применению - действующий на территории, где находится суд, рассматривающий дело, или иностранный закон, то есть закон той страны, к которой относится иностранный элемент в рассматриваемом деле.

«Коллизия» - латинское слово, означающее «столкновение». Подразумевается несовпадение норм законов различных стран и необходимость выбора между ними при рассмотрении спорного правоотношения с иностранным элементом. В других отраслях права вопросы коллизии законов имеют второстепенное значение. В международном праве решение коллизионной проблемы - одна из основных целей.

Коллизия может быть устранена путем использования коллизионных норм, указывающих, какой закон подлежит применению в том или ином случае. Следовательно, сама коллизионная норма носит отсылочный характер к нормам материальным, она не решает по существу вопрос.

При помощи материально-правового метода происходит урегулирование уже непосредственно спорного материального правоотношения. При материально-правовом методе всегда применяется специальное регулирование, а при коллизионном - общее регулирование.

Объединение в составе международного частного права коллизионных и материально-правовых норм основывается на необходимости двумя различными методами регулировать однородные по своему характеру отношения.

Помимо материально-правовых норм международных соглашений международное частное право включает материально-правовые нормы внутреннего законодательства, специально предназначенные для регулирования гражданских отношений с иностранным элементом. К таким нормам относятся:

- нормы, регулирующие внешнеэкономическую деятельность;

- нормы, определяющие правовое положение различных предприятий с иностранными инвестициями, учрежденных на территории России;

- нормы, касающиеся режима, инвестиций, инвестиционной деятельности российских организаций;

- нормы, определяющие статус граждан России за рубежом;

- нормы, определяющие права и обязанности иностранных граждан и организаций в России в сфере гражданского, семейного, трудового и процессуального права.

Если международный договор Российской Федерации содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению, определение на основе коллизионных норм права, применимого к вопросам, полностью урегулированным такими материально-правовыми нормами, исключается (ч. 3 ст. 1186 ГК РФ).

Формы осуществления методов международного частного права:

- национально-правовая - путем принятия государством коллизионных норм;

- национально-правовая - путем принятия государством материальных норм частного права;

- международно-правовая - посредством унифицированных коллизионных норм, принятых международными договорами;

- международно-правовая - путем создания одинаковых по содержанию гражданско-правовых норм, то есть унифицированных (единообразных) материальных норм.

Методы правового регулирования

Международному частному праву свойственны свои специфические приемы и средства регулирования прав и обязанностей участников гражданских правоотношений международного характера. Выделяются два метода: коллизионный и материально-правовой.

Коллизионный метод действует посредством применения коллизионной нормы, которая определяет, право какого государства будет регулировать соответствующее отношение. Таким образом, коллизионный метод регулирования действует посредством обращения к коллизионной норме, которая, в совокупности с определенной материальной нормой, составляет коллизионный механизм регулирования.

Материальный метод регулирования существует в двух формах. Первая — международно-правовая. Она имеет место при наличии материальной (неколлизионной) нормы, унифицированной международным договором, которая регулирует отношения непосредственно. Второе проявление материально-правового метода заключается в действии национальных материальных норм, специально ориентированных на регулирование отношений, входящих в предмет международного частного права.

 

3. Источники международного частного права.

 

Источники права - это те формы, в которых находят свое выражение нормы права.

Для международного частного права характерны следующие основные источники:

- международные договоры;

- внутреннее законодательство;

- судебная и арбитражная практика;

- обычаи.

По российскому законодательству право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом, в том числе в случаях, когда объект гражданских прав находится за границей, определяется на основании международных договоров РФ, Гражданского кодекса РФ и других законов, а также обычаев, признаваемых в Российской Федерации.

Особенности определения права, подлежащего применению международным коммерческим арбитражем, устанавливаются законом о международном коммерческом арбитраже (ч. 1 ст. 1186 ГК РФ).

Основная особенность источников международного частного права состоит в их двойственном характере. С одной стороны, источниками являются международные договоры и международные обычаи, а с другой - нормы законодательства и судебная практика отдельных государств и применяемые в них обычаи в области торговли и мореплавания.

Национальное законодательство в области международного частного права действует в пределах каждого отдельного государства и является результатом реализации нормотворческой функции государственных органов, которая воплощает в конечном счете цели и интересы различных слоев гражданского общества данного государства.

Международные договоры являются результатом согласования воли различных государств, принимающих участие в них, то есть представляют собой соглашение государств относительно признания норм в качестве юридически обязательных правил поведения. Международные соглашения в области международного частного права регулируют правоотношения с участием юридических и физических лиц - субъектов внутреннего права, но обязательства по договору возлагаются на государства, участвующие в нем, которые несут ответственность за приведение своего внутреннего права в соответствие со своими международными обязательствами. Государства-участники могут выполнить свои международные обязательства путем прямой инкорпорации международного договора в свое внутреннее право или же путем издания отдельных внутригосударственных актов на его основе.

Международные обычаи, основанные на последовательном и длительном применении одних и тех же правил, доктрина и практика рассматривают в качестве источников международного частного права.

Обычаи - это правила, которые сложились давно, систематически применяются, хотя и нигде не зафиксированы. Этим обычай отличается от нормы закона. Международные обычаи характеризуются тем, что носят неписаный характер, их нормативное содержание формируется в практике на протяжении более или менее длительного периода времени, служащего доказательством «всеобщей практики», отражающейся в правоприменительной практике: в решениях международных судебных и арбитражных органов, в резолюциях международных организаций. Данные документы выступают в качестве подтверждения существования международного обычая в целом или наличия его отдельных элементов.

Обычаи, в основе которых лежат принципы суверенитета и равенства государств, обязательны для всех стран; что же касается других обычаев, то они обязательны для того или иного государства в случае, если они им в какой-либо форме признаны.

Под судебной практикой понимаются проводимые в решениях взгляды судей на какой-либо правовой вопрос, имеющие руководящее значение при решении судами аналогичных вопросов в дальнейшем. Этот источник характерен для ряда государств, причем в некоторых из них он является основным источником права. Такое положение существует в Великобритании и частично в США. В Великобритании действует система судебных прецедентов, то есть вынесенных ранее руководящих судебных решений, выявляющих действующее право и формулирующих его. Система прецедентов в этих странах имеет, таким образом, решающее значение.

В России судебная практика вообще не рассматривается как источник права. Источником права в РФ является закон. Суд в России не создает правовых норм, поэтому судебная практика не является и источником международного частного права. В то же время для толкования юридических понятий и норм в процессе их применения значение судебной практики несомненно.

При определении права, подлежащего применению, толкование юридических понятий осуществляется в соответствии с российским правом, если иное не предусмотрено законом.

Если при определении права, подлежащего применению, юридические понятия, требующие квалификации, не известны российскому праву или известны в ином словесном обозначении либо с другим содержанием и не могут быть определены посредством толкования в соответствии с российским правом, то при их квалификации может применяться иностранное право (ст. 1187 ГК РФ).

При применении иностранного права суд устанавливает содержание его норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве.

В целях установления содержания норм иностранного права суд может обратиться в установленном порядке за содействием и разъяснением в Министерство юстиции Российской Федерации и иные компетентные органы или организации в Российской Федерации и за границей либо привлечь экспертов.

Лица, участвующие в деле, могут представлять документы, подтверждающие содержание норм иностранного права, на которые они ссылаются в обоснование своих требований или возражений, и иным образом содействовать суду в установлении содержания этих норм.

По требованиям, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности, бремя доказывания содержания норм иностранного права может быть возложено судом на стороны.

Если содержание норм иностранного права, несмотря на предпринятые меры, в разумные сроки не установлено, применяется российское право (ст. 1191 ГК РФ).

Императивные нормы законодательства Российской Федерации регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права. При применении права какой-либо страны суд может принять во внимание императивные нормы права другой страны, имеющей тесную связь с отношением, если согласно праву этой страны такие нормы должны регулировать соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права. При этом суд должен учитывать назначение и характер таких норм, а также последствия их применения или неприменения (ст. 1192 ГК РФ).

Источники международного частного права

· Общепризнанные принципы и нормы международного права

· Международные договоры

· Внутреннее законодательство

Конституция РФ

Гражданский кодекс РФ

Семейный кодекс РФ

Федеральные законы

· Судебная и арбитражная практика

· Правовые обычаи и обыкновения

Нормативный состав МЧП состоит из двух групп норм разного характера:

- коллизионно-правовые нормы, которые сами по себе не регулируют отношения, осложненные иностранным элементом, а лишь отсылают к праву, подлежащему применению;

- материально-правовые нормы национального законодательства, регулирующие отношения с иностранным элементом.

Одной из особенностей МЧП является объединение в его составе разнохарактерных правовых норм.

Коллизионные нормы - преодолевают коллизионную проблему путем выбора права, т.е. это отсылочные нормы. Делятся на внутренние и договорные (внутренние - государство само разрабатывает и само принимает; договорные создаются на основе межгосударственных соглашений, так же как внутренние нормы указывают применимое право)

Унифицированные материальные частноправовые нормы - единообразные нормы частного права различных государств, созданные международными договорами. Их часто называют прямыми - они регулируют рассматриваемые отношения прямо, минуя коллизионную стадию.

Кроме того: нормы, определяющие общие начала регулирования трансграничных частноправовых отношений:

- нормы, решающие вопросы, связанные с применением коллизионных норм - обратная отсылка и квалификация юридических понятий

- нормы, регулирующие, в каких пределах будет применяться иностранное право, если к нему отослала коллизионная норма

- нормы о взаимности и реторсии

Некоторые авторы говорят о принадлежности к составу МЧП: материальных норм внутреннего частного права, регламентирующих отношения с иностранным элементом (но эти нормы не снимают коллизионную проблему, они применяются, когда коллизионный вопрос уже решен в пользу российского права, например, ФЗ «О правовом положении иностранцев в РФ» 2002 года), норм международного гражданского процесса - они регламентируют не сами частные отношения с иностранным элементом, а деятельность суда по разрешению гражданских дел, в которых присутствует иностранный элемент.

 

4. Международные договоры России по вопросам международного частного права, их характеристика.

 

Пункт 1 ст. 1186 ГК РФ к источникам международного частного права относит:

1) международные договоры РФ,

2) Гражданский кодекс РФ и другие федеральные законы,

3) обычаи, признаваемые в РФ.

Международные договоры РФ в качестве источника МЧП определены на первом месте. Тем самым подчеркивается их главенствующая, приоритетная роль по сравнению с иными источниками МЧП.

Приоритетная роль международного договора прямо установлена в Конституции и ГК.

В свою очередь закрепление приоритета международных договоров в российской правовой системе является следствием участия РФ в международном сообществе как равноправного и добросовестного партнера и прямо вытекает из:

1. Пункта 2 ст. 2 Устава ООН: «Все члены ООН добросовестно выполняют принятые на себя по настоящему Уставу обязательства, чтобы обеспечить им всем в совокупности права и преимущества, вытекающие из принадлежности к составу Членов Организации» и п. 1 ст. 11 Устава ООН, в соответствии с которым «принципы, определяющие разоружение и регулирование вооружений» относятся к числу «общих принципов сотрудничества в деле поддержания мира и безопасности».

2. Статьи 26 «pacta sunt servanda» Венской конвенции о праве международных договоров «Каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться» и ст. 27 «Участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора».

В соответствии со ст. 2 Венской Конвенции о праве международных договоров,международный договор — международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

РФ участвует во многих международных договорах, содержащих регулирование гражданско-правовых отношений с иностранным элементом. К ним относятся:

· Парижская конвенция по охране промышленной собственности 1883 г.;

· Мадридская конвенция о международной регистрации товарных знаков 1891 г.; Конвенция для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок (Варшавская конвенция 1929 г.);

· Женевская конвенция, устанавливающая единообразный закон о переводном и простом векселях 1930 г. и Женевская конвенция о разрешении коллизий законов о векселях 1930

· Всемирная конвенция об авторском праве 1952 г.;

· Конвенция о договоре международной перевозки грузов 1956 г

· Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г;

В российскую правовую систему входят многочисленные двусторонние международные договоры, регулирующие гражданские правоотношения с иностранным элементам, которые можно объединить по предмету регулирования в следующие основные группы:

· международные договоры, регулирующие внешнеэкономические связи — о торговле; торгово-экономическом сотрудничестве; товарообороте и платежах; режиме свободной торговли; платежные соглашения; о поощрении и взаимной защите капиталовложений; об урегулировании взаимных финансовых и имущественных претензий;

· международные договоры о научно-техническом сотрудничестве — в области энергетики, нефти и газа, промышленности и строительства, по вопроса информации, связи, радиовещания и телевидения, сельского хозяйства и ветеринарии;

· международные договоры в отношении осуществления деятельности хозяйствующими субъектами — о сотрудничестве в сфере малого среднего предпринимательства, о взаимном предоставлении национального режима хозяйственной деятельности и гарантий субъектам хозяйствования, о сотрудничестве в области надзора за деятельностью кредитных организаций, о сотрудничестве в области борьбы с недобросовестной конкуренцией и антимонопольной политики;

· договоры о международном транспортном сообщении и перевозках — о международном автомобильном сообщении, международном воздушном сообщении, международном железном сообщении; торговом судоходстве;

· договоры в области прав на результаты интеллектуальной деятельности — о взаимной охране авторских прав, сотрудничестве в области охраны промышленной собственности, охраны интеллектуальной собственности, по охране технологий;

· договоры в отношении граждан — о правовом статусе граждан, о равных правах граждан, по гражданским и семейным делам;

· договоры в области международных трудовых отношений — о трудовой деятельности и социальной защите трудящихся-мигрантов, временной трудовой деятельности, об организации занятости в рамках выполнения договоров подряда и взаимном трудоустройстве;

· договоры по вопросам гражданского процесса — об исполнении судебных поручений, о сотрудничестве хозяйственных и арбитражных судов;

· договоры в отношении государственной собственности — о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности, о разделе имущества бывшего СССР, регулировании вопросов правопреемства в отношении внешнего долга и активов бывшего СССР.

Среди двусторонних договоров наибольший интерес представляют для России такие комплексные договоры, как договоры о правовой помощи. В них содержатся положения не только о сотрудничестве органов юстиции, в том числе и об исполнении судебных поручений, но и правила о праве, подлежащем применению к соответствующим отношениям в области гражданского и семейного права, и положения о подсудности, о признании и исполнении судебных решений.

По данным на 1 января 2005 г. Россия являлась стороной договоров о правовой помощи, заключенных с: Азербайджаном (1992 г.), Албанией (1995 г.), Алжиром (1982 г.), Аргентиной (2000 г.), Болгарией (1975 г.), Венгрией (1958 г., 1971 г.), Вьетнамом (1981 г.), Грецией (1981 г.), Грузией (1995 г.), Египтом (1997 г.), Индией (2000 г.), Ираком (1973 г.), Ираном (1996 г.), Испанией (1990 г.), Италией (1979 г.), Йеменом (1985 г.), Кипром (1984 г.), КНР (1992 г.), КНДР (1957 г.), Кубой (1984 г.), Киргизией (1992 г.), Латвией (1993 г.), Литвой (1992 г.), Молдавией (1993 г.), Монголией (1988 г.), Польшей (1996 г.), Румынией (1958 г.), Турцией (1997 г.), Тунисом (1984 г.), Финляндией (1978 г.), Чехословакией (1982 г.), Эстонией (1993 г.). С Белоруссией 17 января 2001 г. было заключено двустороннее соглашение о порядке взаимного исполнения судебных актов по хозяйственным спорам.

 

В литературе по международному частному праву дается похожее определение, и указываются такие же виды источников, но в несколько ином текстуальном обозначении:

• международный договор;

• национальный закон (или национальное законодательство);

• обычай;

• судебный прецедент.

Рассмотрим каждый источник более подробно.

Международный договор. Международный договор Российской Федерации был включен в российскую правовую систему Конституцией 1993 г. Позднее аналогичное положение было закреплено в Законе Российской Федерации 1995г. «О международных договорах Российской Федерации».

Вопросы о том, что следует считать международным договором Российской Федерации, как может быть выражено согласие России на обязательность для нее международных договоров, кто полномочен принимать решение о согласии, каков порядок вступления международного договора в силу для Российской Федерации—относятся к сфере международного публичного права. При изучении МЧП акцент делается на содержании разных видов договоров (межгосударственных, межправительственных, договоров межведомственного характера), которые осуществляют регулирование гражданско-правовых отношений, осложненных иностранным элементом.

Международные договоры могут быть приняты в виде конвенций, пактов, соглашений и т.п. (например, Конвенция о правовой помощи и правоотношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., Общие условия поставок товаров между организациями стран — членов СЭВ 1968—1988 гг.). Международный договор является одним из старейших видов источников, относимых к таковым большинством исследователей.

Международные договоры, как правило, классифицируются по двум критериям:

• по количеству участвующих в них государств;

• «территориальному принципу» оценки участников.

В зависимости от количества участников договоры делятся на двусторонние и многосторонние. С точки зрения МЧП особый интерес представляют договоры о правовой помощи. К 1 сентября 2003 г. Россия стала участницей более 30 договоров о правовой помощи. Их ценность для изучения МЧП обусловлена закреплением в таких договорах коллизионно-правовых норм по различным институтам гражданского и семейного права. Классическим примером, получившим широкое признание в последние годы, является Конвенция о правовой помощи и правоотношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. (Минская конвенция). Российская Федерация ратифицировала данную конвенцию в 1994 г. С этого времени она вошла в число источников МЧП, содержащих коллизионные нормы (правила о выборе права при установлении право- и дееспособности, о применении законодательства при заключении брака, решении вопроса об объявлении гражданина умершим и др.).

В качестве других примеров многосторонних договоров можно назвать Венскую конвенцию 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров (около 60 государств-участников); Бернскую конвенцию 1886 г. об охране литературных и художественных произведений (участвуют около 150 государств); Конвенцию 1971 г. об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм (участвуют 65 государств).

Классификация международных договоров на универсальные и региональные основывается на критерии присоединения к ним государств в зависимости от их территориального расположения. Универсальные конвенции охватывают широкий круг государств, не ограниченных рамками определенного региона. К числу таких универсальных договоров можно отнести уже упомянутую Бернскую конвенцию 1886 г., Парижскую конвенцию 1883 г. об охране промышленной собственности.

К региональным относятся договоры, объединившие в круг участников государства конкретного региона, например государства — члены СНГ или государства — члены Европейского союза. Кроме Минской конвенции 1993 г., в рамках СНГ были приняты: Бишкекское соглашение о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности 1992 г., Конвенция о защите прав инвестора 1997 г. и др. Ярким примером региональном конвенции в рамках Европейского союза является Римская конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам 1980 г. (впоследствии по значимости переросшая границы регионального соглашения).

Национальный правовой акт всеми без исключения исследователями рассматривается как источник МЧП. Кодификацию МЧП в Российской Федерации по существу представляют следующие правовые акты в своей совокупности:

• раздел VI «Международное частное право» части третьей ГК РФ 2001 г.;

• раздел VII «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства» СК РФ 1995 г.;

• глава 26 «Применимое право» КТМ РФ 1999 г., а также

• национальные законы, которые содержат несколько коллизионных норм (например, Федеральный закон «О лизинге» 2002 г.).

Источником МЧП могут быть и подзаконные акты, содержащие коллизионные нормы. Иерархия действия правовых норм в МЧП аналогична схеме действия правовых норм в любой национальной отрасли права: юридическая сила правовых норм, включенных в законы, выше юридической силы подзаконных актов. Например, если инструкцией о порядке совершения внешнеэкономических сделок будет предусмотрено совершение такого рода сделок без учета «автономии воли» сторон, то будет применяться статья 1210 ГК РФ, закрепляющая принцип «автономии воли», поскольку нормы Гражданского кодекса имеют приоритет перед нормами любой инструкции или иного подзаконного акта.

Основным национальным источником международного частного права России является раздел VI ГК РФ, с 1 марта 2002 г. введенный в действие на территории Российской Федерации. В отличие от действовавшего до этой даты раздела VII Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1991 г., в котором было 13 статей по вопросам МЧП, в раздел VI ГК РФ включено 39 статей. Однако ценность нового раздела определяется включением в него специальных институтов МЧП, таких как институт обратной отсылки, институт императивных норм, институт квалификации юридических понятий. Данные институты получили закрепление в законодательстве многих иностранных государств.

Следующим по удельному весу содержащихся в нем норм МЧП является раздел VII «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства» Семейного кодекса. Отсутствие в наименовании раздела слов «международное частное право» обусловливает, в свою очередь, формирование узкой позиции, ограничивающей МЧП только включением в него трансграничных гражданско-правовых отношений.

По сравнению с ранее действовавшим КоБС РСФСР 1969 г., Семейный кодекс дополнен нормами об алиментных обязательствах, о выборе права при регулировании личных имущественных и неимущественных прав и обязанностей супругов, в него включена статья об установлении содержания норм иностранного семейного права.

В главе 26 КТМ РФ 1999 г. словосочетание «иностранный элемент» получило свое законодательное рождение. Она содержит 14 статей, закрепляющих положения о выборе права применительно к отношениям, возникающим из торгового мореплавания, осложненным иностранным элементом. Представляет регулирование трудовых отношений в рамках данного Кодекса: согласно части 2 п. 2 ст. 416 выбор сторонами трудового договора права, подлежащего применению к отношениям между судовладельцем и членами экипажа судна, не должен приводить к ухудшению условий труда по сравнению с нормами применимого права при отсутствии соглашения сторон. Учитывая, что в Трудовом кодексе РФ 2001 г. нет ни одной коллизионной нормы, формулирование данного правила в Кодексе торгового мореплавания приобретает особое значение.

Обычай как источник международного частного права признается большинством исследователей, которые при этом отмечают, что по удельному весу обычаи уступают место и международным договорам, и национально-правовым актам. Обычаи распространены в сфере международной торговли, при проведении расчетных операций, осуществлении международных коммерческих сделок, выполнении международных морских перевозок.

Обычай в теории права определяется как часто встречающееся, длительно повторяющееся неписаное правило, имеющее обязательный характер за счет молчаливого признания государством его юридической силы. Он может быть как национально-правовым (например, обычай, применяемый в торговом порту определенного государства при регулировании разгрузки международных грузов), так и международно-правовым (например, правила ИНКОТЕРМС, разработанные международной неправительственной организацией и применяемые на территории различных государств).

Указание на "национальность» правового обычая является условным: "Национальность» подчеркивает количество государств, на территории которых формируется и в последующем используется неписаное правило. В первом случае (с национальным торговым портом) обычай можно назвать национальным, поскольку он сложился и применяется на территории одного государства. Во втором случае речь идет о признании и применении обычаев международной торговли ИНКОТЕРМС на территории большого числа государств.

Указывая на возможность существования как национального, так и международного обычая, следует понимать, что российский законодатель не оперирует ни термином «национальный», ни термином «международный»: в статье 1186 ГК РФ речь идет об "Обычаях, признаваемых в Российской Федерации». Кроме того, сам термин «обычай» в российском законодательстве употребляется в следующих словосочетаниях:

• обычай делового оборота (ст. 5 ГК РФ);

• национальный обычай (ст. 19 ГК РФ);

• местный обычай (ст. 221 ГК РФ);

• обычай торгового мореплавания (ст. 414 КТМ РФ).

Указанные виды правовых обычаев могут регулировать как гражданские отношения, не осложненные иностранным элементом, так и отношения, составляющие предмет МЧП (за исключением обычаев торгового мореплавания, указанных в ст. 414 КТМ РФ, е которой закреплены правила выбора применимого права к регулированию отношений, осложненных иностранным элементом). Национальный правовой обычай будет источником МЧП лишь в случае, если он будет представлять правило, регулирующее частноправовые трансграничные отношения.

Международный обычай является источником МЧП Российской Федерации в том случае, если он признается Российской Федерацией.

Перечня признаваемых обычаев не существует ни в одном сборнике документов или договоров Российской Федерации. Поэтому информация о тех международных обычаях, которые признаются и рассматриваются в качестве источника МЧП. дается исходя из практики.

Российским предпринимателям наиболее известны Международные правила по толкованию торговых терминов (ИНКОТЕРМС). Впервые они были опубликованы Международной торговой палатой в 1936 г., затем неоднократно переиздавались с внесением изменений и дополнений. Ныне действует редакция 2000 года ИНКОТЕРМС-2000, содержащая толкование 13 типов договоров, в которых закрепляются положения о распределении бремени ответственности и оплаты за фрахт, страхование между продавцом и покупателем, правила по различным видам транспортировки грузов.

Постановлением Правления МТП РФ 2001 г. ИНКОТЕРМС-2000 признан на территории России торговым обычаем.

Другим примером унифицированных международных обычаев являются Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов, принятые МТП в 1993 г. и вступившие в силу с 1 января 1994 года. Согласно статье 1 Правил, они будут применяться в том случае, если включены в текст аккредитива и являются обязательными для всех заинтересованных сторон при отсутствии прямо выраженного соглашения об ином. Полезность Правил состоит в обеспечении сторонам сделки подробной регламентации условий по выставлению аккредитива, внесению изменений в аккредитив, обязательств банков, норм об ответственности, условий непризнания действительности документов. Наконец, в Правилах дается квалификация юридических терминов, что снимает в будущем проблему «скрытых коллизий».

Судебный прецедент во многих как отечественных, так и зарубежных учебных курсах рассматривается как самостоятельный вид источников МЧП. Под судебным прецедентом традиционно понимают решение суда, обязательное при рассмотрении другими судами дел аналогичного характера. Совокупность норм, сформулированных в решениях судов, составляет прецедентное право. Прецедентное право признается и применяется в государствах англо-американской системы права. В Великобритании и США к источникам МЧП относят сборники прецедентов (в частности, «Свод законов о конфликте законов» 1971 г.) А в странах романо-германской системы права, в большинстве своем использующих кодифицированное законодательство по вопросам МЧП, тоже предусматривается возможность применения судебных прецедентов для восполнения пробелов, существующих в законодательстве.

Вопрос о включении судебного прецедента в число источников права вообще, в том числе и в число источников МЧП, является в российской науке дискуссионным. Сторонники игнорирования судебного прецедента в системе источников (С.Н. Братусь, С.Л. Зивс и др.) объясняют свою позицию тем, что источником права может быть только закон, а судебный прецедент является толкованием закона. Другие авторы (С.И. Вильнянский, Р.З. Лившиц и др.) высказывают мнение относительно фактического включения судебных прецедентов в источники права, подчеркивая при этом доктринальное отрицание данного факта.

В правовом обиходе и в юридической литературе понятие «судебный прецедент» («арбитражный прецедент») часто заменяется понятием «судебная практика» («арбитражная практика»). Некоторые ученые высказывают даже мнение о том, что понятие «судебная практика» вообще не применимо к обозначению источника МЧП и равнозначно материалу, собираемому с целью формирования судебного прецедента.

В связи с этим следует заметить, что обычно понятие «судебный прецедент» применяется к решениям суда по конкретному делу, а понятие «судебная практика» используется для обозначения постановлений Пленума Верховного Суда или Высшего Арбитражного Суда. Учитывая это, замена одного понятия другим может иметь лишь чисто условный характер.

Одним из последних постановлений, принятых Пленумом Верховного Суда РФ, является важным с точки зрения и международного публичного, и международного частного права постановление от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». Согласно этому постановлению правила международного договора Российской Федерации, обязательность которых была закреплена в форме федерального закона, имеют приоритет в применении в отношении отечественных законов. Правила международного договора Российской Федерации, обязательность которых не была закреплена в форме федерального закона, имеет приоритет в применении в отношении подзаконных нормативных актов, изданных органом государственной власти, заключившей данный договор.

Не оспаривая общепринятый принцип российской судебной системы — «судьи независимы и подчиняются только закону», нельзя не заметить уже давно вошедшее в практику российских судов следование в большей степени разъяснениям соответствующих пленумов вышестоящих судов, нежели непосредственное обращение к самим законам. Анализ решений, как судов общей юрисдикции, так и арбитражных судов, подтверждает этот вывод: судьи в мотивировочной части судебного или арбитражного решения, указывая применимые источники (как правило, законы или подзаконные акты), часто делают ссылки на постановления пленумов судов.

При рассмотрении гражданско-правовых дел, осложненных иностранным элементом, в качестве разъяснений используются Обзоры судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ дает соответствующие разъяснения согласно статье 16 Федерального конституционного закона 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации», в которой закрепляются его полномочия по выработке рекомендаций о порядке применения и толкования международно-правовых норм, включая коллизионные нормы; действия международных договоров и другие рекомендации.

Исходя из вышесказанного, судебный прецедент пока остается за рамками российского законодательства. На доктринальном уровне, как уже отмечалось, единой позиции нет. Однако, как представляется, его правильнее включать в систему источников МЧП, чем обосновывать его «исключительное положение».

 

5. Национальные источники международного частного права России, их характеристика.

Национальным источником международного частного права является вся внутренняя правовая система в целом, весь правопорядок данного государства. Такой подход при определении национальных источников международного частного права связан с тем, что его основополагающей частью являются коллизионные нормы, отсылающие не к конкретному закону, а ко всей правовой системе, ко всему правопорядку в целом. На первом месте среди внутренних источников международного частного права стоят, естественно, законы и подзаконные акты. Во многих государствах приняты специальные законы о МЧП. Но даже в таких государствах национальное гражданское, торговое, семейное, трудовое, гражданско-процессуальное и арбитражное законодательство в целом можно назвать источником международного частного права. Немаловажное место среди источников занимают и национальные правовые обычаи в сфере международного частного права (следует сразу отметить ограниченное количество таких обычаев во всех государствах).

Конкретные вопросы регулирования ЧПО с иностранным элементом в основном регламентируются во внутригосударственных подзаконных актах, ведомственных и межведомственных инструкциях, которые также входят в правовую систему государства и выступают в качестве источников международного частного права. Национальная судебная и арбитражная практика выделяется как самостоятельный источник международного частного права, но это также часть национального правопорядка, поэтому судебную практику можно отнести и к национальному праву как источнику международного частного права.

По аналогии с национальным правом можно утверждать, что источником международного частного права является международное право в целом. В систему международно-правовых источников международного частного права входят международные договоры, международные правовые обычаи и система негосударственного регулирования внешнеторговой деятельности (МКП). Из всех международно-правовых источников международного частного права основное значение принадлежит именно международным договорам. Кроме того, нельзя забывать, что общепризнанные нормы и принципы международного права являются частью правовой системы большинства государств и имеют примат над нормами национального права в случае их противоречия (ст. 15 Конституции ист. 7 Гражданского кодекса).

Парадоксальный характер источников международного частного права проявляется в том, что самостоятельными источниками этой отрасли права являются такие формы существования правовых норм, которые в других отраслях права считаются либо вспомогательными источниками, либо средствами определения и толкования правовых норм, либо просто правовыми институтами. Это связано с тем, что международное частное право отличается особой сложностью, и в нем, как ни в какой другой отрасли права, имеется огромное количество пробелов. Такими источниками международного частного права можно назвать судебную и арбитражную практику (и национальную, и международную), доктрину (науку) права, аналогию права и аналогию закона, автономию воли сторон, общие принципы права цивилизованных народов.

Источники российского международного частного права перечислены в ГК (ст. 3, 5–7, 1186), ГПК (ст. 11), АПК (ст. 13), СК (ст. 3–6). Российское законодательство в качестве источников международного частного права признает национальное право, международные договоры и обычаи, аналогию права и закона.





Дата добавления: 2016-03-27; просмотров: 4942 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.023 с.