Лекции.Орг
 

Категории:


Макетные упражнения: Макет выполняется в масштабе 1:50, 1:100, 1:200 на подрамнике...


Универсальный восьмиосный полувагона: Передний упор отлит в одно целое с ударной розеткой. Концевая балка 2 сварная, коробчатого сечения. Она состоит из...


Агроценоз пшеничного поля: Рассмотрим агроценоз пшеничного поля. Его растительность составляют...

Анализ литературной сказки «Конёк-Горбунок» Павла Петровича Ершова

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Ершов Петр Павлович - известный писатель (1815 - 1869), уроженец Сибири; образование получил в Петербургском университете; был директором тобольской гимназии. Печатал стихотворения в "Библиотеке для Чтения" Сенковского и в "Современнике" Плетнева . Известность доставила Ершову сказка "Конек-Горбунок", написанная им еще на студенческой скамье и впервые напечатанная отрывком в 3 т. "Библиотеки для Чтения" 1834 г с похвальным отзывом Сенковского; первые четыре стиха сказки набросал Пушкин, читавший ее в рукописи. "Теперь этот род сочинений можно мне и оставить", - сказал тогда Пушкин. Великому поэту понравилась легкость стиха, с которым - говорил он - Ершов "обращается как с своим крепостным мужиком". Вслед затем она вышла отдельной книжкой и при жизни Ершова выдержала 7 изданий; начиная с 4-го издания, в 1856 г она выходила с восстановлением тех мест, которые в первых изданиях заменены были точками. "Конек-Горбунок" - произведение народное, почти слово в слово, по сообщению самого автора, взятое из уст рассказчиков, от которых он его слышал; Ершов только привел его в более стройный вид и местами дополнил.

Простой, звучный и сильный стих, чисто народный юмор, обилие удачных и художественных картин (конный рынок, земский суд у рыб, городничий) доставили этой сказке широкое распространение; она вызвала несколько подражаний (например, Конек-Горбунок с золотой щетинкой).

Первое издание “Конька-Горбунка” не появилось на свет в полном своем написании, часть произведения была вырезана цензурой, но после выхода второго издания произведение выпускалось уже без цензуры.

После выхода четвертого издания Ершов написал:”Конёк мой снова поскакал по всему русскому царству, счастливого ему пути.” ”Конёк-Горбунок”издавался не только на родине ,но и за рубежом.

Анализ литературной сказки «Конёк-Горбунок» Павла Петровича Ершова.

 

1) История создания произведения:

Со времён Пушкина русская литература приобрела народный характер. Пушкинское начинание тотчас было подхвачено. Сказка «Конёк – Горбунок» стала одним из откликов на призыв великого поэта повернуть русскую литературу к народности.

На протяжении всей жизни Ершова не покидала мысль описать Сибирь. Он мечтал создать роман о родине подобно романам Фенимора Купера.

Думы о народе стали причиной рождения сказки «Конёк – Горбунок». Близость к народу, знание его жизни, привычек, обычаев, вкусов, взглядов обеспечили сказке небывалый успех, которым она пользовалась ещё в рукописи.

Впервые сказка была напечатана в «Библиотеке для чтения» в 1834 году, позже издавалась отдельными изданиями. Царская цензура внесла свой коррективы – сказка вышла с купюрами. Пушкин ввёл Ершова в поэтические круги. Есть свидетельства, что он сам отредактировал сказку и написал к ней вступление.

Сказка Ершова заняла место рядом со сказками Пушкина. Так она рассматривалась и современниками. Официальная критика отнеслась к ней с тем же пренебрежением, что и к сказкам Пушкина: это лёгкая побасенка для праздных людей, не лишённая, однако, занимательности.

 

2) Родожанровые особенности:

Своеобразен жанр сказки. Рассмотрим две точки зрения: В.П. Аникин рассматривает творчество П.П. Ершова как реалистическое и считает, что сказка «Конёк – Горбунок» - отклик поэта на процесс формирования в литературе реалистической сказки. Нетрадиционен взгляд на жанр в исследованиях о П.П. Ершове профессора В.Н. Евсеева: «Конёк – Горбунок» - произведение поэта – романтика, «пародийно – фольклорная сказка», в которой «задаёт тон романтическая ирония автора»; начинающий поэт выразил идеи «свободы как великой ценности романтического сознания». В сказке можно найти и черты романтической поэмы (стихотворная форма, трёхчастная структура, эпиграфы к частям, лиро–эпический характер повествования, напряжённость сюжета, незаурядность событий и главных героев, экспрессивность стиля.

В «Коньке – Горбунке» присутствуют и признаки романа: значительная протяжённость истории жизни Иванушки Петровича, эволюция его характера, смена функций действующих лиц, развёрнутость портретов, пейзажи, описательность, диалоги, переплетение «сказочной обрядности» с обилием реалистических сцен и подробностей, будто выхваченных из жизни, широта социального фона.

В первой половине 19 века среди народных сказок сюжетов, подобных «Коньку – Горбунку» не встречалось. Только после выхода в свет сказки фольклористы начали находить сюжеты, возникшие под влиянием этой сказки.

Однако в целом ряде народных сказок есть мотивы, образы и сюжетные ходы, присутствующие в «Коньке – Горбунке»: сказки о Жар – Птице, волшебном коне Сивке – Бурке, о таинственном налёте на райский сад, о том, как старому дураку – царю доставляли молодую невесту и пр.

Ершов талантливо соединил сюжеты этих сказок, создав великолепное, яркое произведение с захватывающими событиями, чудесными приключениями главного героя, его находчивостью и жизнелюбием.

 

3) Тематика, проблематика, идея. Особенности их выражения.

Смысл сказки — в иронии, в шутке, в прямой сатире: тем, кто хочет разбогатеть, богатство не достаётся. А Иван-дурак всего достиг, потому что жил честно, был щедрым и всегда оставался верным своему долгу и слову.

 

 

4) Сюжет и композиция:

Уже самый зачин "Конька-Горбунка" свидетельствует о глубоком интересе Ершова к подлинному народному быту. Вместо бытовавших в литературе идиллических "поселян" Ершов показывает людей, живущих трудовыми интересами. Сказочный сюжет развертывается на будничном, прозаическом фоне реального крестьянского быта. Ершов показывает будничную прозаическую изнанку неоднократно идеализировавшейся "сельской жизни".

Сюжетное ядро развивается на фоне многоголосой ярмарочной толпы, в среде кичливой царской челяди. Это густонаселенный русский мир (городничих, купцов, служилых людей) в различных его "срезах" - семейном, придворном (царском), социальном и т.д.

Сказка как литературное произведение имеет классическую трёхчастную форму, логическую последовательность в развитии событий, отдельные части органически сплетаются в единое целое. Все действия, совершаемые героями, оправданы классическими законами волшебной сказки.

Композиционно сказка П.П.Ершова состоит из трех частей, каждую из к-рых предваряет эпиграф:

1.Начинает сказка сказываться.

2.Скоро сказка сказывается. А не скоро дело делается.

3.Доселе Макар огороды копал. А нынче Макар в воеводы попал.

 

В этих эпиграфах угадываются уже и темп, и плотность повествования, и меняющаяся роль главного героя, определяемая меткостью народной пословицы.

Каждая из частей имеет свой доминантный конфликт:

1.Иван и Конек-Горбунок — и смекалистые братья. (Пространство семьи — государства.)

2.Иван и Конек-Горбунок — и царь с прислугой. (Пространство царства, столь разительно напоминающего своей широтой российские пределы.)

3.Иван и Конек-Горбунок — и Царь-девица. (Пространство Мироздания.)

Сюжет каждой из трёх частей представляет законченное целое, состоящее из быстро протекающих событий. Время в них уплотнено до предела, а пространство безгранично; в каждой части есть центральное событие, наиболее полно выявляющее характеры героев и предопределяет дальнейшие события.

В первой части это пленение кобылицы. Она дарит Ивану жеребят, с ними вместе Иван попадает на службу в царскую конюшню. Первая часть завершается кратким рассказом о дальнейших событиях вплоть до заключительного эпизода, как главный герой сделался царём, тем самым готовя читателя к дальнейшим событиям, заинтриговывая его.

Во второй части центральными являются два события: Иван с помощью Конька-горбунка ловит Жар-птицу и доставляет во дворец Царь-девицу.

Как и во многих народных сказках, Иван выполняет третье, самое трудное, почти непосильное задание — добывает перстень Царь-девицы и встречается с китом; заодно побывал на небе, где беседовал с Месяцем Месяцовичем, матерью Царь-девицы, освободил кита от мучения, за что тот помог Ивану достать перстень. Третья часть, таким образом, наиболее насыщена событиями. В ней использованы известные в народной сказке мотивы: герой. помогает встречному, который в свою очередь, через цепочку действующих лиц, выручает самого героя, содействуя выполнению наиболее трудного задания.

Третья часть наиболее насыщена событиями. В ней так же использованы известные в народной сказке мотивы: герой помогает встречному, который, в свою очередь, через цепочку действующих лиц выручает самого героя, помогая выполнению самого трудного задания.

Все три части сказки крепко связаны между собой образом Ивана и его верного друга Конька-горбунка.

Завершается сказка характерной для фольклора концовкой: победой главного героя и пиром на весь мир, на котором присутствовал и рассказчик.

Двигателем сюжета в основном является характер главного героя, всегда находящегося в центре событий. Его смелость, отвага, самостоятельность, находчивость, честность, умение ценить дружбу, чувство собственного достоинства помогают преодолеть" все препятствия и победить.

 

Одним из традиционных художественных приёмов, используемых сказочником, является удвоение, принимающее всеохватывающий характер: удваиваются сюжетные мотивы и фрагменты, персонажи имеют своих двойников и «близнецов», в повествовательной структуре возникает множество параллельных синтаксических конструкций с лексическими повторами. Происходит удвоение жанра – сказка в сказке, удваиваются «сферы вселенной» (земное и подводное, земное и небесное царства). Функция удвоения – создание и разрушение сказочной реальности; сатирично описаны «двойники – братья» «Данило да Гаврило».

 

ПРОСТРАНСТВО В СКАЗКЕ:

Бытовое и фантастическое переплелось в сказке. Сказочное мироздание состоит из трёх обособленных царств – земного, небесного и подводного. Основное – земное, имеющее множество характеристик и примет, наиболее детализировано:

За горами, за лесами, За широкими полями…,

Братья сеяли пшеницу, Да возили в град-столицу: Знать, столица та была Недалече от села.

 

Кроме «топографии» земное царство имеет свою погоду, приметы царского и крестьянского быта. Это царство и самое густонаселённое: тут и крестьяне, и стрельцы, звери и птицы, царь и его слуги, купцы и таинственный «царь Салтан». «Я с земли пришёл Землянской, Из страны ведь христианской».

Небесное царство похоже на земное, только «земля – то голубая», те же терема с русскими православными крестами, забор с воротами, сад.

Подводное царство противоречиво: оно огромно, но меньше земного; его обитатели необычны, но подчинены один другому по законам земного царства.

Все три царства при своей, кажется, непохожести являются одним по сути, подчиняются одним и тем же социальным законам – законам царской чиновничьей России, а в отношении географии, мироустройства – по законам восприятия мира россиянином – степняком, для которого нет и не может быть ничего больше и необъятнее, чем земля с её полями, лесами и горами.

 

Удивляют читателя персонажи, населяющие подводное и небесное царства.

Образ «Чуда–Юда рыбы Кит» - отзвук мифов о происхождении Земли (тверди на трёх китах):

Все бока его изрыты, Частоколы в рёбра вбиты, На хвосте сыр – бор шумит, На спине село стоит…

- деревня, мужицкая крестьянская Русь. Кит «подневольный», «страдающий», как и Иван, последний на социальной лестнице, по сюжету сказки переживает превращение в самовластного тирана.

Ершов, рассказывая о необычной небесной семейке – Царь – девице, её матери Месяце Месяцовиче и «братце» Солнце, ориентируется на мифологические представления сибирских народностей, сходные с китайской мифологической традицией, где Солнце осмысливается как «ян» - мужское начало, а Луна – «инь» - женское.

 

5) Система образов-характеров:

С одной стороны, система персонажейскладывается из традиционных образов фольклорной сказки. Это Иван-дурак, братья Ивана, старый царь, Царь-девица, чудесный конь - волшебный помощник, Жар-птица.

С другой стороны, сказочный мир Ершова является многоперсонажным. В нем представлена много-уровневая градация главных и второстепенных героев, дополненных "двойниками" - в "зеркальном" отражении земного царства подводным (царь - кит, Иван - ерш).

ИВАН:

Положительным героем избран народно-сказочный тип Ивана-дурака. Праобразом Иванушки Петровича является "иронический дурак". Как иронический дурак, он предельно активен в речи: автор изобразил в этом образе критическое, иронического вида отстраненное отношение народного ума и сердца к любой власти, к любым человеческим соблазнам (единственный соблазн Иванушки - восхитившее его перо Жар-птицы).

Уже при первом испытании Иван оказался самым честным и смелым. Если его брат Данило сразу струсил и «закопался под сенник», а второй — Гаврило, вместо того, чтобы охранять пшеницу, «всю ночь ходил дозором у соседки под забором», то Иван добросовестно и без страха стоял на карауле и поймал вора. Он трезво относится к окружающему, любое чудо воспринимает как естественное явление, а если нужно — вступает с ним в борьбу. Иван верно оценивает поведение других и прямо говорит им об этом невзирая на лица, будь то родные братья или сам царь.

В то же время он отходчив, способен прощать чужие проступки. Так, он простил своих братьев, укравших его коней, когда те убедили его, что сделали это от бедности.

Во всех случаях Иван проявляет самостоятельность, не стесняется высказать свое мнение, не теряет чувство собственного достоинства. Увидев Царь-девицу, прямо говорит, что она «вовсе не красива».

Если "братья" воплощают для Ершова косность, корыстолюбие и другие непривлекательные черты, то Иван является в его глазах подлинным олицетворением лучших моральных качеств народа.

Естественное, разумное представление о необходимости гуманных отношений человека к человеку лежит в основе образа Ивана. Отсюда своеобразие его отношений с царем; "дураку" никак не усвоить необходимости соблюдения почтительного тона; он говорит с царем, как с равным, дерзит ему - и вовсе не демонстративно, а просто потому, что чистосердечно не понимает "неприличия" своего тона.

 

КОНЕК:

Необычен образ помощника Ивана – конька – «игрушечный» рост в три вершка, аршинные уши, которыми удобно «хлопать с радости», да два горба.

Отчего же конёк двугорб? Может, этот образ пришёл из детства – Ершов жил в Петропавловске и Омске – городах, являющихся вратами в земли полуденные – Индию, Персию, Бухару; там на базарах встречал он небывалых для Сибири животных – двугорбых верблюдов и длинноухих осликов. Но, пожалуй, это слишком упрощённая аналогия. Образ Иванушки Ершов писал с балаганного Петрушки – любимца русского народа. Петрушка был неказист: носат, горбат. Не «переместились» ли горбы со спины Петрушки на конька?

Есть и ещё гипотеза: конёк – дальний «родственник» древнемифологического крылатого коня, способного взлететь к Солнцу. У миниатюрного ершовского конька крылья «отпали», но «горбы» сохранились, а с ними и могучая сила, способная доставить Иванушку на небо. Человеку всегда хотелось летать, поэтому образ конька притягателен для читателя.

 

 

ИВАН И КОНЕК:

Пара героев как один главный герой вполне оригинально (в сравнении с фольклорной сказочной традицией) явлена в этой сказке.

Герои эти и противопоставлены, и сопоставлены: герой и его "конь". Любопытный, безрассудный, даже самонадеянный — герой — и рассудительный, мудрый, сострадательный его товарищ по существу две стороны одной и той же "широкой русской натуры".

При всем этом они удивительно похожи между собой: Иван-то дурак, самый младший, "герой с дефектом" с общепринятой точки зрения; Конек-Горбунок — "уродец" в своем мире, он тоже третий, младший, так они оказываются диалектически взаимодополняющими и взаимоисключающими друг друга героями.

 

ЦАРЬ:

Антигуманистическое начало, враждебное народу, воплощает в ершовской сказке царь, представленный свирепым и тупым самодуром, - образ, обличительный не в меньшей мере, чем пушкинский царь Дадон. Он далек от добродушного и чистосердечного царя. "Запорю", "посажу тебя я на кол", "вон, холоп". Сама лексика, типичная для повседневного крепостнического обихода, свидетельствует о том, что в лице царя Ершов дал собирательный образ крепостнической России.

Я отдам тебя в мученье, Я велю тебя терзать, В мелки части разорвать...

Продолжая пушкинские традиции, Ершов все стрелы сарказма направляет в фигуру царя – жалкого, глупого, лениво почёсывающегося от скуки самодура.

Все появления царя сопровождаются репликами вроде: «Царь сказал ему, зевая», «Царь, затрясши бородою, закричал ему вослед».

Очень хорошо проявляется отношение к Царю и его придворным когда П.П.Ершов описывает порядки и взаимоотношения в морском царстве которое является зеркальным отражением мира земного. Им даже для исполнения указа требуется много «рыб». Иван у П.П.Ершова не уважает Царя, так как Царь капризен, труслив и сумасброден, он напоминает избалованного ребенка, а не мудрого взрослого человека.

Царь изображён смешным и неприятным, над ним смеётся не только Иван, но и Месяц Месяцович, вот как Месяц ответил узнав что Царь хочет жениться на Царь-девице:

Вишь, что старый хрен затеял: Хочет жать там, где не сеял!...

К концу сказки презрительное отношение к царю вполне ясно. Его смерть в котле («Бух в котёл - / И там сварился») довершает образ ничтожного правителя.

 

ПРИДВОРНЫЕ:

Но царь только главный притеснитель народа. Беда в том, что с ним хозяйничает и вся его челядь. Ершов рисует яркую картину собирательства народа. Притесняют не только крестьян, но и дворовых людей. Как бы ни трудился народ, всё равно он остаётся нищим.

Появление «градского отряда» во главе с городничим свидетельствует о полицейском режиме. С народом обращаются как со скотом: сторож кричит, бьёт людей бичом. Народ, не протестуя, безмолвствует.

Городничий, надсмотрщики, конные отряды, «расшевеливающие народ» - вот картины крепостнической Руси, проступающие через игровой ершовский стих. Веселье, вспыхнувшее в толпе, несказанно удивило представителей власти, им непривычен люд, выражающий эмоции.

 

6) Особенности речевой организации произведения:

А) речь повествователя:

Стремясь сохранить литературную и народную сказку Ершов воссоздает в своем произведении манеру фольклорного жанра. Он часто обращается к читателю:

Но теперь мы их оставим, Снова сказкой позабавим Православных христиан, Что наделал наш Иван…

“Эх, послушай, люд честной! Жили-были муж с женой…“

 

А так же начинается рассказ о каких- либо событиях с частицы ”ну”:

Ну-с, так вот! Раз Данило (В праздник, помниться, то было)…

Ну-с, так едет наш Иван За кольцом на океян…

 

И как народный рассказчик прерывает изложение, поясняя что-то либо непонятное слушателю:

Тут, уклав его в ларец, Закричал (от нетерпенья)…

 

Б) синтаксис и лексика:

Каждый стих представляет собой самостоятельную смысловую единицу, предложения короткие, простые.

Язык сказки, по подсчету Л.А. Островской, насчитывает 700 глаголов, что составляет 28 процентов текста. Глаголы театрализуют сказочное действие, создают динамичность, движения героев подчеркнуто сценичны, комические: "Молодцом с повозки прыг…", "с полатей скок…", "затрясши бородою", "быстрым взмахом кулака". Иногда встречается целый каскад глаголов.

Речь персонажей должна быть "балаганной", разговорно-просторечной, грубо-фамильярной. Стиховая форма приближается к народной, отчасти раешному (говорному) стиху - с его парной рифмовкой, с небольшим количеством слогов в этой ритмической единице народно-стиховой речи. Лексическая "разноголосица", "испорченный" синтаксис не только уместны, но необходимы как приметы свободной стихии театральной площади, играющей и со словом. Сценичность "Конька-горбунка" объясняет, почему многие театры на протяжении столетия охотно ставили спектакли по этому произведению.

 

В) средства выразительности (язык сказки):

Сказка пронизана лёгким юмором, лукавством, исстари свойственным русскому народу и отразившемся в его устном художественном творчестве.

Как и Пушкин, Ершов не злоупотребляет метафорами, эпитетами, украшающими слова. Исключения составляют обрядовые сказочные выражения: «очи яхонтом горели», «хвост струился золотой», «кони буйны», «кони буры, сивы». Зато выпуклому, чисто народному образу он умеет дать большую смысловую нагрузку. Как герой Иван представлен в двух планах, так и каждое его слово, фраза двусмысленны. В его описаниях нередко звучит ирония, издёвка.

Смешное в сказке создают и пословицы, поговорки, присказки, прибаутки:

Та-ра-ра-ли, та-ра-ра! Вышли кони со двора; Вот крестьяне их поймали Да покрепче привязали…

Сидит ворон на дубу, Он играет во трубу…

Муха песенку поёт: «Что дадите мне за вестку? Бьёт свекровь свою невестку…»

 

Сравнения: кобылица та была вся, как зимний снег бела; змеем голову свила и пустилась, как стрела; рожа словно как у кошки, а глаза-то - что те плошки; зелень тут словно камень-изумруд; словно вал на океане, возвышается гора; горбунок летит, как ветер.

Эпитеты: ночь ненастная, грива золотая, алмазные копыты,чудный свет, летними лучами, сладки речи.

Метонимия: будешь в золоте ходить.

Риторические вопросы, обращения, восклицания: Что за диво?

Устаревшие слова: сенник (матрац с сеном), малахай (разгильдяй), рогожа (ткань), ражий (крепкий, здоровый), прозументы (тесьма, лента), шабалка (средство для дробления чего-л.), чуб (прядь волос, вихор), бусурман (неверный, нехристианин), балясы (веселые россказни).

Фразеологизмы: не ударил в грязь лицом, мыкать свет, он и усом не ведет, хоть лоб себе разбей, словно в масле сыр кататься, ни жив ни мёртв, черти б вас побрали!

 

7) Ритмико-интонационный строй:

В целом сказка написана звонким четырёхстопным хореем, отличается музыкальностью стиха. Иногда случается нарушение ритма.

Попадаются словесные натяжки: «жары – птицы», «версту, другу пробежал», «молвил ловчий мря со смеху», «канальски отличиться» и др. Всё это является следствием некритического отношения к народному творчеству, невнимания к строгому отбору языковых единиц, к отделке стиха.

В тексте много глагольных рифм, почти всегда они звонкие. Рифмующиеся слова несут наибольшую смысловую нагрузку. Это помогает прочнее запоминать содержание.

 

Сказка «Конек-горбунок» и ее идейно-художественные достоинства

Главным достоинством сказки является ярко выраженная народность. Как будто не один человек, а весь народ коллективно сочинял ее и из поколения в поколение передавал устно: она неотделима от народного творчества. Между тем это совершенно оригинальное произведение талантливого поэта, вышедшего из недр народа, не только усвоившего секреты его устно-поэтического творчества, но и сумевшего передать его дух.

Среди бесчисленного множества народных сказок подобных «Коньку-горбунку» не встречалось, а если со второй половины XIX века фольклористы и записывали такие же сюжеты, то возникали они под влиянием ершовской сказки. В то же время в целом ряде русских народных сказок встречаются похожие мотивы, образы и сюжетные ходы, рисутствующие в «Коньке-горбунке»: есть сказки о Жар-птице, необыкновенном коне Сивке-Бурке, о таинственных налетах на сад, о том, как доставали дряхлому царю молодую жену и др.

Ершов не просто соединил куски из отдельных сказок, а создал совершенно новое, цельное и законченное произведение. Оно привлекает читателей яркими событиями, чудесными приключениями главного героя, его оптимизмом и находчивостью. Все здесь ярко, живо и занимательно. Сказка отличается удивительной строгостью, логической последовательностью в развитии событий, спаянностью отдельных частей в одно целое. Все, что совершают герои, вполне оправдано законами сказки.


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Образовательная область «Музыка» | Дорожная сеть и дорожные сооружения

Дата добавления: 2015-11-05; просмотров: 22407 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.014 с.