Лекции.Орг
 

Категории:


Объективные признаки состава административного правонарушения: являются общественные отношения, урегулированные нормами права и охраняемые...


Назначение, устройство и порядок оборудования открытого сооружения для наблюдения на КНП командира МСВ


Поездка - Медвежьегорск - Воттовара - Янгозеро: По изначальному плану мы должны были стартовать с Янгозера...

Тема 3. МИФОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ КАК ОСНОВА ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ ПЕРВОБЫТНОЙ ЭПОХИ



Вопросы:

1.Понятие мифов и мифологии. История изучения мифологии.

2.Особенности мифологического мышления. Мифологическое пространство и время.

3.Классификация мифов.

4.Современное мифотворчество: архаизация в массовой культуре.

 

Вопрос 1. Понятие мифов и мифологии. История изучения мифологии.

При подготовке вопроса рекомендуется использовать дополнительную литературу: Голосовкер, Я. Э. Логика мифа / Я. Э. Голосовкер. - М., 1987. – 378 с.; Найдыш, В. М. Мифология: учебное пособие / В. М. Найдыш. – М., 2010. – 432 с.; Мелетинский, Е. М. Поэтика мифа / Е. М. Мелетинский. – М. - 1976. – 536 с.; Пропп, В. Я. Исторические корни волшебной сказки / В. Я. Пропп - Л.. – 1996. – 366 с.; Элиаде, М. Аспекты мифа / М. Элиаде. – М. – 1987. – 106 с.

Знакомясь с первыми этапами формирования культуры, наибольший интерес и сложность представляет не формирование хозяйственных навыков, не прогресс технических изобретений и ремесла, а развитие их духовной культуры. Следует понять, что древний человек не глупее и не примитивнее современного, – утверждал Клод Леви-Стросс, – просто «первобытный человек думал о другом и по-другому, нежели мы» [25, C. 56].

Наиболее доступным материалом для изучения специфики первобытного мышления являются мифы. Именно мифы стали для древнего человека средством выражения своих представлений об окружающем мире. Миф – от греч. «слово, речь, рассказ» – архаическое повествование о деянии богов и героев, за которым стоят фантастическиепредставления о мире, об управляющих им богах и духах.В первобытной мифологии обычно рассказывается о картине мира, о происхождении его элементов. Генетически и структурно мифы тесно связаны с обрядами и ритуалами.

На основе мифов, складывающихся постепенно в течение тысячелетий, возникает специфическая форма человеческого мышления и действия, характерная для ранней стадии в развитии культуры - мифология. Мифология – это способ понимания природной и социальной действительности на ранних стадиях общественного развития.

Чтобы уяснить себе сущность мифологии, ее специфику и роль в формировании духовной культуры необходимо уяснить себе ее отношение к некоторым смежным и отчасти сходным явлениям: к легендам, сказкам и к религиозным верованиям.

Легендами называются те произведения народного творчества (народные рассказы), в основе которых лежат какие-либо реальные исторические события: основания городов, рассказы о войнах, об исторических деятелях. Например, события Троянской войны – это легенды, дополненные образами богов. Мифами называют повествования, лишенные какой-либо исторической подоплеки. Трудность разграничения мифов и легенд возникает от неполноты фактического знания, реально ли существовали Геракл, Одиссей, Эдип, Тесей, Ахилл и другие? То, что долгое время считалось мифом при обнаружении нового археологического памятника или исторического источника может оказаться легендой.

Еще сложнее уяснить себе разницу между мифом и сказкой. Существует предположение, что всякая народная сказка – это вульгаризированный, упростившийся, деградировавший миф. Но это не всегда так, и различие, достаточно существенное есть. Во-первых, сказка изначально воспринимается слушателем как вымысел, а миф – это для рассказчика и слушателя реальность, причем реальность более истинная и подлинная, чем окружающая его действительность. Сказка развлекает, миф – раскрывает действительное положение дел, в него верят и не сомневаются в истинности. Во-вторых, существенное различие вытекает из функций сказки и мифа. Сказка выполняет в основном развлекательную и морализаторскую функцию (дает «добрым молодцам урок»),тогда как основная задача мифа – объяснить окружающую действительность. Именно объяснение окружающей действительности и есть основная, этиологическая (греч. причина) функция мифа [43, C. 157].

Кроме всего перечисленного, миф часто связан с религиозными верованиями и обрядами. Взаимосвязь мифа и религии является одним из важнейших аспектов изучения вопроса. В мифах очень часто отражаются религиозные представления того или иного народа, часто мифы являются своеобразным объяснением религиозных действий, «либретто» (текстом) ритуала. Но существует целый ряд мифов, который трудно даже заподозрить в религиозности например, мифы о животных. Поэтому крайне сложно определить, какое же из этих феноменов – миф или ритуал – был первым, а какой появился как его дополнение?

После изучения этнографических материалов, некоторыми учеными был сделан вывод, что мифы возникают как явление, не связанное с религиозными воззрениями (наиболее простые виды мифов не связаны с ритуалом), но по мере своего развития и усложнения они устанавливают тесную связь с религией, а содержание мифа становится содержанием религиозных верований, миф становится культовым. Таким образом, культовый миф– это рассказ, описывающий в повествовательной, мифологической форме тот или иной религиозный обряд, объясняющий его происхождение и как бы обосновывающий право исполнителей обряда совершать его [56, C. 72]. Культовые мифы широко распространены, есть везде, но в силу их особого, тайного характера, записать их удавалось очень редко, они составляют эзотерическую сторону религиозной мифологии.

Эзотерические (т.е. обращенные внутрь) – это тайные мифы, доступные лишь посвященным. Как правило, это самые тайные мифологические предания, известные лишь привилегированным группам: вождям или шаманам племени, неким тайным сообществам, верховным жрецам. Эзотерические мифы надо скрывать от непосвященных, а это делается при помощи мифов-страшилок, мифов-обманок, которые называются экзотерическими.

Экзотерические (т.е. обращенные вовне) – это мифы, нарочито придуманные для воздействия на непосвященных, особенно на детей и женщин. Играют важную, «защитную» функцию в истории религии.

Разграничение на экзотерические и эзотерические мифы исторически начинается очень рано, даже в самых примитивных мифологических системах (австралийских) оно уже существует. Часто связано с обрядами инициации (возрастные посвятительные обряды). Расслоение происходит в первобытном обществе, в связи с зародышевыми формами внутриобщинной дифференциации – с возрастно-половым расслоением. По мере распада первобытно-общинного строя, формирования классового общества расхождение эзотерической (культовые мифы) и экзотерической мифологии (мифы о различных чудовищах, страшилищах) все больше углубляется, но не перестает существовать, сохраняясь даже в мировых религиях: суфии в исламе, тантристы в буддизме, тамплиеры и масоны в христианстве – претендуют на особые, тайные знания о божестве, на особую, эзотерическую мифологию.

Важнейшим моментом, позволяющим уяснить себе специфику мифологии как социокультурного феномена, является анализ функций мифов, так как именно выполнение этих функций превращает мифы в специфический феномен духовной культуры первобытного общества. Выше говорилось о том, что культовые мифы оправдывают существующий обряд, утверждают его законность, а также защищают права той или иной социальной группы на эту обрядовую практику. Это специфическая функция культовых мифов называется экспликативной (лат. разъяснение). Функция, которая присуща всем мифам без исключения, называется этиологической (причинной). Выполняя свою основную функцию, миф как бы раскрывает причины существующего порядка вещей. Другими словами, мифами считаются такие народные повествования, в которых содержится объяснение тех или иных явлений природы или человеческой жизни.

Как одна из древнейших форм мировоззрения мифология достаточно давно стала тревожить умы мыслителей. Уже в период античности формируется ряд концепций, пытающихся объяснить ее появление и смысл. Самым популярным в этот период было аллегорическое толкование, сторонниками которого являлись Анаксагор, Зенон, Гераклид и многие другие. Это толкование представляло мифологические образы персонификацией некоторых общих понятий физических стихий или нравственных, духовных явлений: персонификацией мудрости была Афина, воды – Посейдон, огня – Гефест. Софисты (Критий, Протагор, Горгий, Продик и др.) развивали аллегорическое толкование мифов, мистифицируя смысл мифологических образов.

Иначе рассматривал сущность мифа Аристотель, заложивший основы абстракто-рационального анализа событийной стороны мифа. Для него миф есть повествование о неком событии, любой миф есть некий сюжет, в котором отражены отношения между героями (богами, людьми). Такие отношения носят инвариантный характер, имеют завязку, конфликт и развязку, и кочуют из мифа в миф. Поэтому для Аристотеля миф, прежде всего фабула, сюжет, действие.

В эллинистический период появляется эвгемеристическое толкование мифов. Эвгемер утверждал, что боги, изображенные в мифах, не подлинные боги, а исторические личности, превращенные человеческим сознанием в богов: цари, полководцы, герои. Более того, мифологизация персонажей имела некий дидактический смысл: герои мифов сами иногда провозглашали себя богами, чтобы люди охотнее следовали их советам или подражали их поступкам. Такой критический подход, высказанный Эвгемером, не следует расценивать как атеизм. Эвгемер не отрицал существования настоящих богов, просто они не имеют никакого отношения к описанным в мифах событиям.

В средневековых и ренессансных толкованиях сущности мифотворчества ведущим оставался аллегорический подход. Так Петрарка считал, что мифотворчество – способ кодирования смыслов, постигнутых творцом мифов, а аллегория есть способ выражения скрытой сущности бытия. Такого же мнения придерживались Баккаччо и Эразм Роттердамский. Положение начинает серьезно меняться в Новое время, когда привычные объяснительные модели, знакомые еще с античности, заменяются новыми концепциями. Причиной столь радикальных изменений стал переворот в освоении пространства и Великие географические открытия, которые расширили европейскую ойкумену, включив в нее новые страны и народы. Знакомство с их обычаями и нравами накапливало новые, нередко ошеломляющие данные о жизни первобытных народов. Грандиозный массив новых сведений о первобытной мифологии, магии обрушился на европейскую науку. XVI-XVIII века стали временем накопления этих данных, а время обобщения пришлось на XIX век, когда были сформулированы первые научные концепции о сущности мифологии.

В середине XIX века сложилась лингвинистическая теория, согласно которой сущность мифа следует искать в его неразрывной связи с языком, так как именно язык выступает главным фактором мифообразования. Основополагающие идеи этой теории были высказаны М. Мюллером (1823-1900), по мнению которого, миф рождается из начального языка, состоящего в основном из метафор. На этом этапе еще нет мифологии. Но в дальнейшем, когда смысл метафор был утерян и они стали употребляться без ясного понимания тех шагов, которые привели к их образованию, возникают мифы, которые становятся своеобразной попыткой объяснить смысл используемых языковых форм. Лаконично эта идея передавалась фразой: «Мифология – болезнь языка», то есть мифология порождена неспособностью человека удержаться на той высоте своего духовного творчества, на какой он был в первобытные времена, создавая свой образный язык [32, C. 217]. По сути, лингвистическая теория рассматривала миф как результат не прогресса, а деградации человеческого духа и сознания.

Развитием лингвистической теории стала солярно-метеорологическая концепция. Ее сторонники: А. Кун, Ф. Вендорф, Дж. Кох, считали, что мифология как явление имеет одну общечеловеческую точку зарождения (индоевропейский центр), и единую причину, каковой является культ природы. Именно эмоционально насыщенные образы природных явлений (астрономических и метеорологических) пробудили в человеке его метафоричную фантазию, вылившуюся в мифы.

В России сторонником идей Мюллера и Куна был Ф. И. Буслаев (1818-1897), который на примере изучения славянской мифологии заложил теоретико-методологические установки «мифологической школы» русской фольклористики. Мифология, по мнению Буслаева, первая сознательная форма народного творчества, которая появляется из метафор и эпитетов раннего языка. Все индоевропейские народы имели общую прамифологию, но с развитием языка и хозяйственной деятельности она видоизменилась в каждом этносе, приобретя специфические национальные черты.

Продолжателем дела Буслаева был А. Н. Афанасьев (1826-1871) – систематизатор русских народных сказок, автор первого отечественного фундаментального труда по славянской мифологии. По его мнению, загадку происхождения мифотворчества можно разрешить только при помощи анализа исторического развития языка, в котором выделяется два периода. Первый – домифологический – это время формирования языка через поэтические метафоры. В это время образуются основные корни, то есть те звуки, через которые человек обозначал свои впечатления, производимые на него явлениями природы. Здесь нет логического смысла, но его отсутствие компенсируется ярким поэтическим колоритом. Второй период – «период превращений» - время упадка и расчленения языка, когда происходит забвение коренного значения слова и формируется мифология.

Таким образом, по Афанасьеву, мифология является продуктом развития древнейшего поэтико-метафорического языка, а миф возникает как бессознательная метафора. Другого способа представления природы человек просто не имел [32, C. 250].

Успех теории Ч. Дарвина спровоцировал исследователей перенести идею эволюционного развития из животного мира в мир социокультурный. Результатом этого шага стало формирование эволюционной теории развития культуры, в соответствии с которой человечество проходит несколько стадий – стадию дикости, стадию варварства и стадию цивилизации. Эти стадии общие для всех народов, просто одни проходят их быстрее, а другие – медленнее.

Первым распространил методологию эволюционизма на историю первобытной культуры Эдвард Барнет Тайлор (1832-1917). Ядром его теории была концепция анимизма, о которой уже упоминалось в Теме № 2. Скудное первобытное сознание с его бедным интеллектом в результате попыток объяснить мир приходит к выводу о существовании духовных существ. То есть в основе мифологии лежит всеобщее одушевление природы (анимизм) и способность человеческого сознания строить объяснения природных явлений на основе аналогии. В анимистической концепции миф трактуется как продукт когнитивной деятельности сознания, как результат удовлетворения познавательной потребности человека, его любознательности. Миф порожден необходимостью ответить на вопросы «как», «зачем», «почему», то есть выполнить этиологическую функцию [32, C. 237].

Начало XX века стало временем перелома в социогуманитарных науках – временем формирования методологий функционального и структурного анализа. Основоположник функционализма Б. Малиновский представлял культуру как динамическое, целостное и структурно организованное явление, поэтому призывал изучать миф «живым» - не по текстам и пересказам, а таким, каким он существует в реальной повседневной жизни первобытных народов, так как важен контекст, сопровождающий миф. Миф – это описание той первозданной реальности, которая в свое время породила мир, которая еще жива и продолжает оказывать воздействие. Миф – это средство словесного воскрешения и утверждения первозданной реальности. Сущность мифа определяется его социальной функцией. Мифология – наиболее общая хартия всех социальных институтов первобытного общества; их духовная основа, источник главных представлений, средство их обоснования. Отсюда и связь мифа с магией: магия ритуально объединяет два мира – мир реальный и мир мифологический. А миф воспроизводится в магии, обосновывает ее, определяет ее границы, притязания, придавая ей законность и убедительность.

Другим исследователем, развивавшим идеи функционализма, был Л. Леви-Брюль (1857-1939). Он исходил из идеи о том, что каждому типу общества, каждому типу социальных отношений соответствует определенный тип мышления [26, C. 23]. Однородному характеру социальной организации первобытного общества соответствует однообразный, недифференцированный тип коллективных представлений, дополняемых эмоционально-аффективными переживаниями, что приводит к отсутствию способности интерпретационной деятельности.

Если современные коллективные представления связываются между собой по закону логики, то первобытные коллективные представления сочетаются по закону партиципации (сопричастности). Сопричастие – это способность сознания стирать, сглаживать всякую двойственность, наделять предметы одновременно противоположными (амбивалентными) свойствами. Кроме того, первобытный человек, по мнению исследователя, не умеет устанавливать причинно-следственные связи и подменяет характеристики предмета чувственным восприятием.

С развитием культуры и общества постепенно происходит процесс индивидуализации личности, ее выделение из коллективного сознания, нарушаются некогда прочные социокультурные связи. Между коллективом и индивидом появляется третий элемент – мифология. Миф – это форма стимулирования сопричастия, он появляется тогда, когда непосредственная партиципация изживает себя и нужен некий новый особый механизм, обеспечивающий связь человека с социальной группой, с прошлым его рода, с тотемом. Миф есть средство оживления и поддержки социального родового чувства сопричастности и солидарности [26, C. 317-319].

Другое, не менее значимое направлении, структурализм, сформировался благодаря трудам К. Леви-Строса, для которого первобытные культуры были ключом к познанию сущности и самого человека, и бытия в целом. Интерпретируя по-новому эмпирический материал, Леви-Стос доказал способность первобытного человека к абстрактному мышлении, которая выражалась, прежде всего, в стремлении к порядку [25, С. 125]. Первобытное мышление – это мышление классифицирующее, вносящее порядок в мир восприятия. Чтобы справиться с задачей классификации первобытное мышление прибегает к бриколажу – полуигре и полудеятельности, к которой прибегает человек, чтобы сочетать разнородные образы, выстраивая из них целостную картину мира. Целостность эта выстраивается через бинарные оппозиции, из которых состоит мир первобытного человека. Это только на первый взгляд миф кажется хаотическим нагромождением небылиц, несуразности и чистой фантазии. На самом деле, мифы – результат неосознанных, но вполне структурированных операций первобытной логики. Поэтому миф как символически-семиотическая система должен быть декодирован, расшифрован. В этом и состоит, по мнению Леви-Строса, задача науки о мифах.

 

Вопрос 2. Особенности мифологического мышления. Мифологическое время и пространство.

При подготовке вопроса рекомендуется использовать дополнительную литературу: Голосовкер, Я. Э. Логика мифа / Я. Э. Голосовкер. - М., 1987. – 378 с.; Леви –Строс, К. Первобытное мышление / К. Леви-Строс. - М., 1994. – 328 с.; Леви-Брюль, Л. Сверхъестественное в первобытном мышлении / Л. Леви-Брюль. - М., 1935. – 476 с.; Мелетинский, Е. М. Поэтика мифа / Е. М. Мелетинский. – М. - 1976. – 536 с.; Элиаде, М. Аспекты мифа / М. Элиаде. – М. – 1987. – 106 с.; Юнг, К. Архетип и символ / К. Юнг. - М. – 1991. – 278 с.

Усилиями специалистов в области лингвистики, этнографии, фольклористики, истории первобытного общества, истории и теории культуры, психологии, социологии и других наук за почти 200-летнее развитие конкретно-научных исследований мифотворчества был накоплен грандиозный массив мифов народов мира, позволивший выделить специфические черты мифологического (дологического, первобытного) мышления. К его наиболее значимым характеристикам относится:

1. Синкретизм (соединение, слитность, нерасчлененность) и гомогенность (однородность). Человек мифологической эпохи не выделял себя из природного и социального окружения. Следствием первого стало своеобразное «очеловечивание» природы, персонификация ее явлений («злой» ветер, «хмурое» небо, молнии – это стрелы разгневанного Зевса и т. д.). Например, для древних греков природа выступала единственным абсолю­том, она не была сотворена богами – сами боги составляют ее неотъемле­мую часть и олицетворяют основные природные стихии. Следствием второго (неотделения себя от своей социальной группы) стало господство «общих коллективных представлений» (Л. Леви-Брюль): отсутствие чувства индивидуальности, несхожести (согласно исследованиям лингвистов, в древних языках отсутствовало местоимение «я»). Кроме того, в мифологии различие между реальностью и видимостью лишено смысла: в связи с этим не существует никакой причины считать, что сны или галлюцинации, например, должны считаться менее реальными, чем впечатления, полученные наяву. Для мифа характерно сращивание, сплавление, совпадение связей, отношений элементов образов.

2.Повышенная внушаемость – первобытным мышлением все принимается на веру и никогда не оспаривается. Другой стороной этой характеристики является тотальная власть традиции и коллективных представлений. Необходимость поступать как все порождает консерватизм мифологического человека: все до мелочей предопределено коллективными представлениями и ориентацией на авторитет традиции, ритуала, вождя. Миф связан с ритуалом и в значительной степени выступает как способ объяснения этих ритуальных действий.

3. Повышенная эмоциональность. Миф – это образная объективация эмоций. Миф всегда сопровождается переживаниями, открытыми эмоционально-аффективными состояниями. Миф не дифференцирует объективные моменты восприятия и субъективно-эмоциональное содержание сознания, миф абсолютно некритичен. Все переживания ярки, а идеи и мысли не отделены от чувств. Первобытный человек с трудом подавляет свои импульсы, центры сдерживания работают крайне слабо, превалируют эмоции.

4. Магия слова – слово выступает не как инструмент общения, а орудие магии. Подчинить себе предмет или явление, не поняв его (как сейчас), а назвав. В магическом смысле, овладеть предметом можно зная его «подлинное Имя». Задача мага – найти Истинное название (самые популярные поиски – поиски имени Бога). Таким образом, происходит отождествление предмета и его признаков. Миф в значительной степени соотнесен с языком уже по своему происхождению (вспомните лингвистическую теорию), но язык в мифе выступает как средство создания единства и общности чувственных образов.

5. Дуализм (двойственность) – важнейшая характеристика мифологического мышления, так как именно через бинарные оппозиции первобытный человек конструирует свою мифологическую реальность. Оппозиции разрешаются путем нахождения медиаторов. Развертывание мифологического сюжета предполагает двойную перестановку функций: исходные противопоставления по крайней мере два раза должны изменить свою функциональную определенность, чтобы придать мифу свойства завершенности и целостности.

6. «Логика мифа» - отсутствие логики в нашем понимании. Миф с легкостью соединяет в одном объекте взаимоисключающих качеств, абсолютно противоположных пространственных, временных и сущностных свойств. «Логика мифа» – это замена причинно-следственных связей прецедентом, объяснить мир – значит рассказать о его происхождении.

7. Антропоморфизация – в мифе человек с одной стороны, антропоморфизирует природу (наделяет ее человеческими свойствами и чертами), а с другой – не выделяет себя из природы, рассматривает себя как ее часть, как природное существо. Человек рассматривает природу как собственное продолжение, ему присуще смутное чувство родства с отдельными видами животных, растений и даже предметами неодушевленной природы.

8. Недифференцированность реальности – миф не знает фиксированных границ, твердо определенных порядков, предметов, подчиняющихся неизменным законам. Миф не разграничивает часть и целое: части представляются как целое и отождествляются с ним.

Важными характеристиками мифологического мышления является восприятие времени и пространства. Мифологическому мышлению свойственно резкое разграничение мифологически-изначального (сакрального) и современного (эмпирического, опытного или профанного) времени. Время – мифическое время – есть время начальное, раннее, «время сновидений», время до времени, до истории. Это время сакральное (в отличие от обычного профанного времени реальности). Именно в это время совершаются все важнейшие события. Но с другой стороны, это время вечного повторения, время, возвращаемое обрядом, возвращаемое любым актом повторение мифа, время цикличное (миф рассказывает о первособытии, о первопричине, и, одновременно, объясняет конкретную реальную ситуацию, проецирую на нее момент сотворения).

Пространство мифа обладает рядом специфических черт, отличных от реального пространства. Реальное пространство измеримо (в километрах, днях пути, шагах и т. д.), оно описывается абстрактно-количественными характеристиками. Мифическое пространство неизмеримо, а потому ирреально. Оно воспринимается через конкретно-чувственные показатели. Маленькое в пространстве мифа становится большим; большое – крошечным; годы пути – не меняют местоположения; один прыжок – переносит через целые страны и т. д. Мифическое пространство целостно (нерасчлененно), отсутствует грань между реальностью и сновидением, жизнью и смертью, материальным и идеальным, истинным и кажущимся. Мир этот и мир иной – едины. На небо можно забраться с помощью простой веревки, а в подземное царство – умилостивив предков или грозных сторожей.

Таким образом, мифотворчество (мифологический способ мышления) – это первичная форма осмысления мира. Возникает она в первобытности как отражение архаических ритуалов и является регулятором жизни первобытных коллективов. В то же время мифология присутствует в человеческой культуре на любом ее этапе, это основной способ понимания мира (базисный, лежащий в основании), а поэтому отчасти содержащийся во всех других способах понимания мира. Это чувственно-образная форма мышления и притом неотрывная от действия, свойственная в развитии человеческой личности таким этапам, как детство и ранняя юность. Мифология - это не обман, не выдумка, а непосредственный ответ, первичная реакция человечества на вызов бытия, бессознательно-художественная переработка явлений природы и общества.

 

Вопрос 3. Классификация мифов.

 

При подготовке вопроса рекомендуется использовать дополнительную литературу: Леви –Строс, К. Первобытное мышление / К. Леви-Строс. - М., 1994. – 328 с Мифологический словарь / Гл. ред. Е. М. Мелетинский. – М. – 1991. – 736 с.; Мифы народов мира. Энциклопедия: в 2-х т. / Гл. ред. С. А. Токарев. – М. – 1991. – Т. 1. А-К. – 671 с.; 1992. – Т. 2. К-Я. – 719 с.; Элиаде, М. Аспекты мифа / М. Элиаде. – М. – 1987. – 106 с.;

Изучение мифов показало, что при всем их многообразии ряд мифологических мотивовустойчиво повторяется, перемещаясь из одних мифологических систем в другие. Это свидетельствует о том, что первобытного человека волновали одни и те же вопросы, независимо от места его жизнедеятельности. Анализ множества мифов позволил выделить ряд наиболее значимых сюжетов, присутствующих во всех мифологических системах, и составить классификацию мифов.

1. Мифы о животных. Первая, и, пожалуй, древнейшая, группа мифов. Чаще всего эти мифы сводятся либо к описанию свойств животных (например, к объяснению того, почему орел летает выше всех птиц или почему лев самый сильный); либо к описанию превращения человека в животное или растение (например, известные греческие мифы о гиацинте, нарциссе, кипарисе, лавре). Сюда же можно отнести и более сложные размышления древних людей о связи людей и животных, например, миф о Минотавре. Появившись раньше всех остальных, эта группа мифов совершает самый длительный путь, в конце которого мифы о животных большинства мифологических систем либо теряют самостоятельность и становятся частью других мифологических сюжетов, либо вульгаризируются и превращаются в сказки

2. Мифы о происхождении солнца, луны, звезд (соответственно: солярные, лунарные, и астральные). Группа почти столь же древняя, как и мифы о животных. Примеры таких мифов встречаются почти у всех народов и бывают как простыми по структуре, таки напротив, очень сложными и разветвленными. Часто солярные мифы сливаются с другой группой мифов, а именно с мифами о происхождении вселенной (космогоническими мифами).

3. Космогонические мифы –мифы о происхождении мира в целом. Такой мифологический сюжет может появиться, в отличие от двух первых, только в сложных мифологических системах, ведь для появления таких мифов необходима высокая степень абстрактного мышления, позволяющая увидеть мир как целостное единство, а не как набор разрозненных элементов. Согласно мифологическим представлениям одних народов мир был сотворен сверхъестественным существом (богом, демиургом, великим колдуном и т.п.), согласно другим – мир постепенно развился из первичного бесформенного состояния (хаоса, мрака, либо из воды, яйца и др.). В таких случаях появлялись также теогонические мифы, т. е. мифы, повествующие о происхождении богов, их последующей генеалогии, деяниях, о конфликтах между разными группами или поколениями богов. Так, например, в индуистской мифологии высшее существо, творец мира – Брахма противостоит Вишну, который вселенную сохраняет, и Шиве, который ее разрушает. Теогония была очень развита в древнегреческой мифологии.

4. Эсхатологические мифы – примыкают к космогоническим мифам, но встречаются гораздо реже и только в сложных мифосистемах. Это мифы-пророчества, предсказывающие в той или иной форме «конец света». Развитые эсхатологические мифы известны у древних майя и ацтеков, в иранской мифологии в христианстве, германо-скандинавской мифологии, иудаизме и исламе. Зачастую эсхатологические мифы строятся таким образом, что появлению элементов современного мира предшествует история космической катастрофы, уничтожившей более древний мир. Обычно это всемирный пожар или потоп. В описании грядущей гибели нынешнего мира тоже чаще говорится о пожаре или потопе, реже – о наступлении холода, тьмы, нашествии чудовищ и всегда эта гибель связывается с моральным падением человечества.

5.Антропогонические мифы – это мифы о происхождении человека. В этом мифологическом сюжете лучше всего виден процесс усложнения по мере перехода от простых к сложным мифологическим системам. В простых мифологических системах антропогонический миф выступает в двух вариантах, в виде тотемистических мифов – в которых описывается процесс превращения животного в человека; и в виде «мифов доделывания». В последних люди уже существуют, только не в том виде или не в том месте. У них может не быть рук, ног, глаз, и тогда некое высшее существо (дух, бог) помогает им приобрести совершенный вид. Так в австралийском мифе два Небесных Брата вырезают людям все необходимые части. Или же люди находятся где-то в ином пространстве. В африканском мифе они живут под землей и только нора, которую раскопала Великая Женщина (богиня-проматерь) помогла им перебраться в этот мир. В сложных мифологических системах появляется мотив творения: создание человека Богом. Таков, например, библейский сюжет о создании первого человека. Бог создал Адама из «праха земного» и «дыхания жизни», а Еву – из ребра Адама. Важным моментом мифов-творения является сюжет о создании человека по образу и подобию Бога, а также сюжет о наделении человека божественной частицей – душой. Оба этих сюжета призваны возвысить человеческую природу. Мифы, повествующие о перволюдях, изобилуют сюжетами о чудесном рождении, о происхождении смерти, а в более развитых и поздно сложившихся мифологиях возникают представления о загробном мире, о судьбе. Мифы о происхождении смерти – распространенный сюжет. В простых мифологических системах смерть появляется немотивированно, как правило в результате некоего казуса (случая), а в развитых мифологических системах ее появление дополняется морализирующим аспектом.

6. Мифы о культурных героях –присутствуют, как правило, в развитых мифологических системах, так как повествуют о появлении у народа тех или иных культурных благ: умении пользоваться огнем, заниматься земледелием, писать, считать, знать законы и т. п. Понятно, что для появления подобных мифов культура должна находиться на достаточно высоком, с технологически-инструментальной точки зрения, уровне развития.

7. Календарные мифы -это мифы об умирающем и воскресающем боге, в образе которого отражены представления о природных циклах. Мифы эти присутствуют только в развитых мифологических системах, так как для их появления необходим переход от присваивающего хозяйства (собирательства и охоты) к производящему хозяйству, то есть к земледелию.

8. Близнечные мифы –это мифы о братьях близнецах (реже – сестра и брат), которые различаются по характеру и поведению. В образах хорошего и плохого брата зашифрован дуализм мифологического мышления, воспринимающий мир через бинарные оппозиции.

9.Мифы о непорочном зачатии – самым известным примером такого мифа является христианский миф о рождении Иисуса Христа. Так же в результате непорочного зачатия был рожден Будда и египетский бог Гор. Подобные мифологические сюжеты призваны подчеркнуть значимость рожденного таким образом героя, его неординарность и сакральность.

При анализе мифологической классификации неоднократно обращалось внимание на принадлежность того или иного сюжета к простым или развитым мифологическим системам, что призвано продемонстрировать динамичность мифологии как социокультурного явления: миф не остается в далеком прошлом, в преобразованных формах он может воспроизводиться во всех исторических формах сознания. И поэтому необходимо различать первобытную мифологию и производные от нее мифоподобные формы. При переходе к цивилизации с развитием мышления, его понятийно-категориального аппарата и языка, формируется способность дифференциации меры реальности. Но все эти изменения не влекут за собой немедленного искоренения мифотворческой способности сознания. Напротив, оно трансформируются в течение эпох, тысячелетий, порождая формы сознания, свойства которых напоминают первобытный миф. О примерах современного мифотворчества речь пойдет ниже.

 

Вопрос 4. Современное мифотворчество: архаизация в массовой культуре.

При подготовке вопроса рекомендуется использовать дополнительную литературу: Голосовкер, Я. Э. Логика мифа / Я. Э. Голосовкер. – М. – 1987. – 378 с.; Мелетинский, Е. М. Поэтика мифа / Е. М. Мелетинский. – М. - 1976. – 536 с.; Шестов, Н. И. Политический миф теперь и прежде / Шестов Н. И.. – М. – 2005. – 417 с.; Юнг, К. Архетип и символ / К. Юнг. - М. – 1991. – 278 с.

Современное динамично развивающееся постиндустриальное информационное общество отнюдь не искореняет мифотворческие способности сознания, напротив, делает их все более востребованными. Такое «возрождение» в современной культуре мифологических форм исследователи называют архаизацией культуры или реккуренцией мифологических архетипов.

Ярче всего эти процессы проявляются в современной массовой культуре, формирующей свою собственную неомифологию. Одной из наиболее занимательных форм неомифологии является квазинаучное мифотворчество, своеобразный синтез науки и мифологии, порождающий поиски лох-несского чудовища, снежного человека, НЛО, исследования Бермудского треугольника, левитации, реинкарнации и прочего. Особенно сильна тенденция порождения мифологем в том, что касается истоков и судеб человеческой цивилизации, происхождении человечества или отдельных народов, предсказаний возможных катастроф, стихийных бедствий и космических катаклизмов. Средства массовой информации играют крайне негативную роль в пропаганде современной мифологии. Газеты, радио, телевидение намного чаще предоставляют свои страницы и эфир необразованным колдунам, чем настоящим деятелям культуры. Серьезные научно-технические и социально-политические проблемы в средствах массой информации нередко освещаются крайне поверхностно. Кроме того, популярные мифологемы становятся основой для массовой культуры, порождая целый поток фильмов-катастроф или книг о сверхъестественных существах. Помимо квазинаучного мифотворчества большое влияние в настоящий момент приобрели идеологические мифологемы, в которых в упрощенной и нередко искаженной форме осмысляются социальные и политические моменты прошлого и настоящего

В качестве причин, порождающих неомифотворчество, можно назвать общественный кризис, снижение престижа науки и образования, утрату общественных ориентиров, слабые знания о собственной истории, господство рыночных механизмов, эксплуатацию безграничного доверия публики к печатному слову.

Однако, неомифологией не ограничивается реализация мифологического сознания в современной культуре. Специфической стороной этого процесса является реклама. Современный человек в своей повседневности буквально окружен миром рекламы, которая зовет, манит, интригует, принуждает. В чем загадка эффективности рекламы, тайна ее действенности? В ее мифологичности. Возможность рекламы коренится в самой природе мифотворчества.

Миф – это всегда некий обобщенно-чувственный образ в неразрывном единстве с его личностным смыслом. Как продукт сознания он заключает в себе двойственное отношение: к отображаемому предмету и к субъекту, условиям отражения. Личностный смысл связывает потребности, интересы, цели субъекта с отраженной в образе действительностью и эмоционально-волевой, аффективной сферой сознания. Жизненный мир человека центрируется потребностями. Потребности – база жизненного мира человека. Все остальные связи жизненного мира появляются, выявляются и осваиваются человеком в связи с реализацией потребностей. Жизненный мир приобретает характер целостной системы именно благодаря потребностям и деятельности по их реализации [32, C. 423-424].

Таким образом, реклама – это по сути, одна из форм мифотворчества. Любая реклама – это мифологема. Но мифологема особая. Она нацелена не на построение наглядно-образной картины объективного мира, а на самого человека, жизненный мир его потребностей. Задача рекламы в том, чтобы через построение некоторого образа действительности актуализировать в духовном мире субъекта определенные смыслы, которые в свою очередь способны сформулировать необходимые рекламодателю потребности человека, или новые мотивы и идеальные личности.

 

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ:

1. Что такое миф и чем он отличается от сказки и легенды?

2. Какие функции присущи мифу как социокультурному феномену?

3. Какие толкования сущности мифов появляются уже в античности?

4. Почему настоящая научная революция в изучении мифологии происходит только в Новое время?

5. Какое научное направление в изучении мифологии развивалось в России во второй половине XIX века?

6. Какие идеи относительно сущности мифов и специфике мифологического мышления формируются в функционализме и структурализме?

7. Назовите специфические характеристики мифологического мышления.

8. Определите, какие из элементов мифологической классификации появляются только в развитых мифологических системах. Обоснуйте ответ.

 





Дата добавления: 2015-11-05; просмотров: 2111 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.013 с.