Лекции.Орг
 

Категории:


Объективные признаки состава административного правонарушения: являются общественные отношения, урегулированные нормами права и охраняемые...


Поездка - Медвежьегорск - Воттовара - Янгозеро: По изначальному плану мы должны были стартовать с Янгозера...


Макетные упражнения: Макет выполняется в масштабе 1:50, 1:100, 1:200 на подрамнике...

ИЗ ИСТОРИИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ЗОЛОТОГО ЗАПАСА РОССИИ. СПРАВКА ФСБ. 1995



Загрузка...

Передана в Текущий архив Экспертного совета 18 января 1995 г. секретариатом вице‑премьера О.Д. Давыдова и является компиляцией из справок 1922‑1926 гг. экспертов Наркомфина на переговорах с Антантой по «царским долгам». — Прим. публ

 

Со времени Крымской кампании создание твердого металлического запаса, позволяющего России возобновить платежи в звонкой монете, было задачей, к которой стремились все министры финансов. Политику накопления золота продолжали все последующие министры финансов России.

При министре финансов Витте Россия располагала необходимыми суммами для оплаты золотом и создания золотой единицы на основе 1 рубля, равного 2,667 франка. Денежная реформа Витте была облегчена благодаря золотодобыче в Сибири и займам за границей.

При последователе Витте Коковцове был создан твердый золотой запас, установлена значительная денежная наличность, которую можно было бы использовать в случае непредвиденных обстоятельств (неурожая, войны). Эта наличность оказалась кстати в начале войны с Японией в 1904 г. Золотой запас накануне войны достигал 604 млн. руб. не считая золота, различным образом за границу помещенного (ЦГАНХ СССР, ф. 2324, оп. 1, ед. хр. 833, л. 1,2).

Движение золотого запаса выражается в следующих цифрах (в млн. рублей):

 

1914 г. 1915 г. 1916 г. 1917 г. 8 октября 1917 г.

Золото внутри страны, 1604, 1560, 1614, 1476, 1101,1

Суммы золота за границей, 140, 170, 646, 2141, 2503,1

Всего: 1744, 1633, 2260, 3617, 3604,2

 

См. ЦГАНХ СССР, ф. 2324. оп. 1, ед. хр. 769, л. 9.

За исходную точку отсчета взят 1913 г. как последний стабильный в финансовом отношении довоенный год.

1914 г. явился рубежом, с которого начались существенные изменения в составе и количестве российского золотого запаса.

За время войны царское правительство передало Англии 650 млн. руб. под обеспечение своих займов для оплаты военных заказов, сделанных в Англии и США. Кроме того, Временное правительство отправило в Стокгольм 5 млн. руб. (ЦГАНХ СССР, ф. 2324, оп. 1, ед. хр. 12, л. 29).

Под давлением обстоятельств военного времени имперское правительство России эвакуировало примерно половину золотого запаса в Саратов и Самару. Другая половина хранилась, в более или менее равных долях, в Петрограде и Москве.

Стремясь лучше укрыть золотые запасы, правительство начало концентрировать их в Казани, подальше от линии фронта. Выбор места хранения золота не случаен — Казанский банк располагал обширными кладовыми. К тому же город занимал удобное географическое положение, имел железнодорожное сообщение с центром страны.

В начале 1915 г. в Казань было эвакуировано золото из Петрограда — российская и иностранная монета Монетного двора, золото в слитках частных аффинеров и частных банков.

Начиная с 1915 г. все отделения Банка Сибири и ближайшие к Казанскому отделению прислали сюда всю свою наличность и высылали таковую ежемесячно по мере накопления (ЦГАНХ СССР, ф. 2324, оп. 1, ед. хр. 758, л. 52 об.).

С наступлением немцев в глубь России в начале 1918 г. Совнарком РСФСР решил сосредоточить весь золотой запас России в Казани. Сюда началась эвакуация золотых запасов из Москвы, Самары, Тамбова, Козельска и других городов России. Из Петрограда стали поступать ценности Монетного двора, Главной палаты мер и весов, Горного института.

Сосредоточение в Казани золотого запаса России, румынского золотого фонда, хранившегося во время войны в Москве, запасов серебра и других ценностей продолжалось до того времени, пока не стало очевидным, что в Казани небезопасно.

Контрреволюционный заговор изменил обстановку в этом районе. Совнаркомом рассматривался вопрос относительно нового места хранения золотого запаса. Срочно была сформирована группа, ответственная за осуществление эвакуации золотого запаса из Казани, под руководством К.П. Андрушкевича. В эту особую экспедицию входили: С.И. Добринский, Богданович, Н.В. Наконечный, Леонов, симбирский комиссар финансов С.М. Измайлов (ЦГАНХ СССР, ф. 2324, оп. 1, ед. хр. 865, л. 382 об.).

Экспедиция прибыла в Казань 28 июля 1918 г. и приступила к подготовке эвакуации. Решено было погрузить золотой запас на пароходы и баржи и отправить вверх по Волге до Нижнего Новгорода и дальше по Оке. Но в разгар работ, 5 августа, когда началась эвакуация золота, в районе пристани был высажен белогвардейский десант, а в городе вспыхнул контрреволюционный мятеж.

Тогда была предпринята попытка вывезти золото по железной дороге, но не оказалось ни одного паровоза. Андрушкевичу К.П. Измайлову С.М. и казанскому министру финансов Бочкову А.И. в сопровождении дружинников удалось вывезти в Москву на четырех автомобилях 100 ящиков с золотом.

Весь оставшийся в Казани золотой запас попал в руки контрреволюционеров и в конце августа 1918 г. был перевезен в Самару.

Нарицательная стоимость вывезенного из Казани в Самару золотого запаса, по сведениям Самарского правительства КомУча, составляла 657 млн. руб.

В сентябре 1918 г. по распоряжению Самарского правительства золото было эвакуировано в Уфу.

На совещании в Уфе было избрано так называемое Всероссийское Временное правительство в виде пятичленной Директории, которой подчинялось Самарское правительство.

Опасаясь, что при дальнейшей эвакуации на восток золотой запас может попасть в руки образовавшегося Омского правительства в Сибири, Уфимская Директория обратилась к членам верховного политического органа чехословацкой армии — Отделу Чехословацкого национального совета с просьбой дать охрану для конвоирования золотого запаса в Челябинск.

К эшелонам с золотым запасом были приставлены чехословацкие караулы. Право распоряжаться золотом формально перешло от Самарского правительства к Директории.

В Челябинске золото было перегружено из вагонов в подвалы элеватора.

 

Авторы справки пользуются устаревшими данными. Золото в подвалы челябинского элеватора не перегружалось, и минфин Омского правительства Михайлов распоряжения о перевозке «золота КомУча» из Челябинска в Омск не отдавал — всю операцию осуществил ген. М.Н. Дитерикс. Подробнее см. гл. II, с. 87‑88. — Прим. публик.

 

Уфимская Директория избрала своей резиденцией Омск и в качестве исполнительного органа приняла в свой состав Омское министерство, в котором министром финансов был Михайлов И.

Позднее по распоряжению Михайлова золото было перевезено из Челябинска в Омск, в Госбанк.

В ноябре 1918 г. в результате переворота в Омске при поддержке Антанты, на всей территории Сибири была установлена диктатура Колчака. В знак благодарности Колчак признал все долги царского и Временного правительств, составлявших 16 млн. руб. золотом. Весь золотой запас перешел к колчаковскому правительству. Омским министерством финансов было официально опубликовано:

"Всего из Казани вывезено запасов золота:

а) в русской монете на 523 458 484 руб. 42 коп.

б) в иностранной монете на 38 065 322 руб. 57 коп.

в) в слитках на 90 012 027 руб. 65 коп.

Всего: 651 535 834 руб. 64 коп.".

Здесь впервые обнаружилась разница в номинальной стоимости золотого запаса, определенной в Казани в 657 млн. руб.

С мая 1919 г. началась продажа и вывоз золота за границу в качестве гарантий союзникам за покупаемое Колчаком оружие и снаряжение.

Из Омска во Владивосток для продажи и депонирования в виде гарантий было отправлено 217 038 кг золота на сумму 279 508 835 руб. из которых по назначению прибыло только 184 238 кг на сумму 237 251 815 руб. (ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 37, ед. хр. 1958. л. 6).

32 800 кг золота на сумму 42 251 020 руб. были захвачены атаманом Семеновым. Часть золота была истрачена на покупку оружия, а с остальными 33 млн. руб. золотом он бежал за границу, но воспользоваться этим золотом ему не удалось. Он вынужден был отдать золото на хранение японцам, которые впоследствии его не вернули (Гос. архив Иркутской обл. ф. 260, ед. хр. 225, л. 8).

 

Устаревшие сведения. По данным С.П. Петрова (1993 г.), из 42 251 020 зол. руб. атаман Семенов к ноябрю 1920 г. раздал по ведомости командирам дивизий своей Дальневосточной армии 37 млн. 300 тыс. зол. руб. «на непредвиденные расходы». Бежать за границу «с остальными 33 млн. руб.» (около 30 т золота в слитках и золотой монете) Семенов физически не мог, ибо улетел из осажденной Красной армией Читы на двухместном одномоторном аэроплане, грузоподъемность которого не превышала 200 кг, включая летчика и пассажира. Подробнее см. гл. 4. — Прим. публик

 

Из 184 238 кг золота, прибывшего во Владивосток, 32 800 кг были помещены в Госбанк, а остаток в размере 151 438 кг был использован для кредитных операций (ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 73, ед. хр. 1958, л. 6; ф. 2324, оп. 1, ед. хр. 760, л. 17 об; ЦГАОР СССР, ф. 3985, оп. 1, ед. хр. 105, л. 4).

В продажу было пущено 53 005 кг золота на сумму 68 261 497 руб.:

1) в мае 1919 г. во Францию через Китайский Промышленный банк — 126 пудов на сумму 2 661 185 руб.;

2) в мае 1919 г. в Англию через Гонконг‑Шанхайский банк — 516 пудов на сумму 10 898 182 руб.;

3) в июне 1919 г. в Англию и Францию через Гонконг‑Шанхайский банк и Китайский Промышленный банк — 698 пудов на сумму 14 753 114 руб.

4) в июле 1919 г. в Японию через «Йокогама спеши банк» — 140 пудов;

5) в августе 1919 г. в Японию через «Йокогама спеши банк» — 502 пуда.

Пункты 4, 5 — всего 642 пуда на сумму 13 559 381 руб.;

6) в сентябре 1919 г. в Японию через «Йокогама спеши банк» — 500 пудов на сумму 10 550 524 руб.;

7) в августе 1919 г. во Францию через Китайский Промышленный банк — 750 пудов на сумму 15 839 381 руб.

Всего: 3232 пуда на сумму 68 261 497 руб.

В качестве гарантии депонировано 98 433 кг золота на сумму 126 765 304 руб.:

1) в Японию в обеспечение займа на Монетном дворе в Осаке кредита в размере 30 млн. иен — 1500 пудов на сумму 31 680 765 руб.

2) для операций с Англо‑Американским синдикатом в Гонконг‑Шанхайском банке — 3937,5 пуда на сумму 90 860 437 руб.;

3) для приобретения винтовок в Америке через Русско‑Азиатский банк — 150 пудов на сумму 4 224 102 руб.;

4) для приобретения пулеметов Кольта — 50 пудов.

Всего: 5637,5 пуда на сумму 126 765 304 руб.

(ЦГАНХ СССР, ф.7733, оп. 37, ед. хр. 1958, л. 5; ЦГАНХ СССР, ф. 2324, оп. 1, ед. хр. 760, л. 54 об, л. 55.)

Накануне своего падения Омским правительством были взяты следующие займы:

1. 50 млн. иен у «Йокогама спеши банк» и у «Чосен банк». В Осаке на депозит этих банков было отправлено золота на 30 535 434 иен русской золотой монетой. В счет этого займа было получено валюты на 29 500 000 иен.

2. 7 500 000 ф. ст. у Англо‑Американского синдиката «Кидер Пободи» в Нью‑Йорке, «Бр<атья> Бэрринг» в Лондоне. В Гонконге в Гонконг‑Шанхайском банке было депонировано золота в разной иностранной монете и в слитках на сумму 8 621 171 ф. ст. т.е. по паритету 9,4575 на сумму свыше 81 500 000 золотых руб.

(Из материалов по контрпретензиям СССР к странам Антанты и Франции. ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 37, ед. хр. 1958. л. 5.)

Часть этого займа была использована, а часть зачислена на личные счета представителей Сибирского правительства за границей:

1. В Токио у К.К. Миллера:

— 6 940 000 иен;

— 170 000 американских долларов;

— 424 000 франков;

— 450 000 мексиканских долларов.

2. В Лондоне у К.Е. Замены — 517 000 ф. ст.

3. В Лондоне у профессора Бернацкого — 607 000 ф. ст.

4. В Нью‑Йорке у С.А. Угета — 27 227 ам. долл.

5. В Париже у Рафаловича — 21 439 000 драхм.

6. В Париже у «Унион» — 256 000 фр.

7. В Шанхае у б<ывшего> консула Гроссе — 40 000 ф. ст.

8. Кроме того, во Владивостокской кредитной канцелярии числилось за банками:

— «Бр<атья> Бэрринг» — 2 000 000 ф. ст.;

— «Ландманс Банк» — 9 000 000 датских крон;

— «Русско‑Азиатский» — 113 000 иен, 8000 ам. долл. 4000 ф. ст.;

— «Индо‑Китайский» — 15 680 000 фр.

Общая сумма всех остатков достигала почти 100 млн. золотых руб.

К моменту падения Омского правительства в его распоряжении оставалось:

— у генерала Юденича свыше 8 053 000 франков;

— у военного агента в Японии генерала Подтягина свыше 6 275 000 иен.

(Из материалов по контрпретензиям СССР к странам Антанты и Франции. ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 37, ед. хр. 1958, л. 4.)

Дальневосточным правительством в 1920 г. была сделана безуспешная попытка получить эти суммы через посредство японского правительства.

Безуспешной была попытка получить через «Чосен банк» и «Йокогама спеши банк» суммы от реализации золота, депонированного в Японии Омским правительством в обеспечение своего займа (ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 37, ед. хр. 1958, л. 4).

Омск оказался недостаточно надежным местом хранения золотого запаса, который значительно сократился из‑за крупных переводов за границу правительством Колчака.

В конце октября 1919 г. работники, сопровождавшие золото, — Казановский Н.С. Кулябко Н.П. Племянников А.М. Арбатский А.Д. провели неофициальную ревизию золота и подвели баланс. Было установлено, что Колчаком и его людьми истрачено более 11 500 пудов золота. Но собрать всю необходимую документацию о выемках золота не удалось, поэтому цифра безусловно занижена.

Собранные Казановским, Кулябко и Арбатским документы по расходу Колчаком золотого запаса отразили следующее положение вещей:

К 31 октября 1919 г. золотой запас был погружен в вагоны и подготовлен к вывозу на восток. При этом исчез один мешок с 60 тыс. золотых руб.

12 ноября 1919 г. «золотой эшелон» двинулся на восток. Колчаковское правительство стремилось доставить это золото во Владивосток и передать его на хранение правительству США.

1 января 1920 г. состоялось совещание союзных представителей в Иркутске — англичан, французов, американцев, японцев, чехословаков, которое пришло к следующему заключению:

«Золотой запас Российского правительства оказывается в опасности и может попасть в руки лиц, не имеющих прав распоряжаться от имени русского народа, а потому долгом союзников является совместно с Российским правительством принять меры к обеспечению охраны этого золотого запаса. Для неприкосновенности золота и хранения его, пока союзные правительства в согласии с представителями Российского правительства не решат об окончательном его назначении, совещание решило перевезти золото под охраной союзных сил во Владивосток».

(ЦГАОР СССР, ф. 5856, оп. 1, ед. хр. 394‑6, л. 6.)

4 января 1920 г. Иркутск был занят большевиками. Колчак перешел под охрану чехословацких войск и подписал отречение от поста Верховного правителя в пользу Деникина

 

Распространенная в советской литературе о Гражданской войне ошибочная версия: не в пользу А.И. Деникина, а в пользу атамана Г.М. Семенова. — Прим. публик.

 

5 января 1920 г. началась передача золотого эшелона под охрану чехословацких войск. Но попытка чехов полностью взять на себя «охрану» золотого эшелона успеха не имела, т.к. русские солдаты отказались оставить свои посты. Решение солдат поддержали Казановский, Кулябко и другие банковские сотрудники, бывшие в эшелоне. Золотой эшелон под смешанной охраной медленно продолжал путь на восток. На станции Тыреть была обнаружена пропажа 13 ящиков с золотом. Судьба этого золота неизвестна Версию о «чешском следе» этих 13 ящиков с золотом на 750 тыс. зол. руб. см.: Сироткин В.Г. Вернется ли на родину российское золото? // Знамя. — 1992. — № 8. — С. 198‑203.

В конце января 1920 г. золотой запас был отбит у колчаковцев партизанами и рабочими. Хотя фактически золотой запас находился в ведении Иркутского ревкома, его охрана была смешанной и состояла из представителей иностранных держав, аккредитованных при правительстве Колчака, отряда белочехов и югославов, а также бойцов красных партизанских отрядов Сибири. Эта охрана выполняла свои задачи вплоть до 4 марта, когда из Иркутска на восток ушла последняя чехословацкая часть.

Сибирский ревком информировал о захваченном у колчаковцев золоте:

«17 февраля 1920 года… Для Вашего сведения сообщаем <о> находящихся в нашем распоряжении ценностях, захваченных от павшей власти. На вокзале в Иркутске находится в вагонах под смешанной охраной нашей и чехов запас золота по оценке 5 руб. 50 коп. золотник в слитках — на 13 005 359 руб. 45 коп. в монете — на 396 062 руб. 78 коп.; всего на 409 068 103 руб. 23 коп.».

(ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 1, ед. хр. 1346, л. 17.)

18 марта 1920 г. была произведена приемка поезда с золотым запасом. В 13 вагонах «золотого» поезда оказалось 6815 ящиков, из них: в 197 ящиках — золотые слитки, в 6354 ящиках — полноценная российская золотая монета, в 262 ящиках — дефектная золотая монета и в 2 ящиках золотые слитки из Пермского Нарбанка. Общая стоимость золотого запаса РСФСР составила 409 625 870 руб. 23 коп. по номинальной оценке (ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 1, ед. хр. 1356, л. 56 об.).

Золотой запас, оставшийся в европейской части РСФСР после вывоза казанского золота в Омск, составлял 450 млн. руб. (1101,1 — 651 = 450 млн. руб.) и был сосредоточен в Москве. Часть его в 1918 г. была передана Германии во исполнение статей 2 и 3 финансовой конвенции (от 27 августа 1918 г. в Берлине. — Прим. публик .), присоединенной к Брест‑Литовскому мирному договору. Всего до 11 ноября 1918 г. когда Германия, подписав перемирие с союзниками, отказалась от всех выгод, связанных с Брест‑Литовским договором, было передано Германии 93 526 849 кг золота на сумму 12 799 240 руб. 63 коп. по оценке 5 руб. 50 коп. за золотник (ЦГАНХ СССР, ф. 2324, оп. 1, ед. хр. 760, л. 21.).

Во исполнение статьи 259 Версальского договора Германия обязалась передать союзникам все наличные деньги и ценности, которые она получила в виде платежей по Брест‑Литовскому договору. Союзные державы сохранили за Россией право получить от Германии всякие восстановления и возмещения, которые соответствуют началам Версальского договора.

В силу этого Брест‑Литовское золото, разделенное на две почти равные доли между Францией и Англией (доля Франции — 46 791 165 г; доля Англии — 46 735 801 г), было помещено на хранение во Французский банк. Золото это является собственностью СССР как преемника Российской империи. Оно рассматривается начиная с Генуэзской конференции как один из главнейших и наиболее бесспорных золотых активов, подлежащих возвращению СССР.

В качестве такого актива брест‑литовское золото было выдвинуто на Лондонской конференции в 1924 г. и на Парижских переговорах 1926 года.

Примечание: 1 золотник = 4,266 г стоимость 1 золотника золота составляла 5 руб. 50 коп. стоимость 1 г золота составляла 23 руб. 46 коп.

17 января 1995 г.

 

2





Дата добавления: 2018-11-12; просмотров: 57 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.