Творчество Фридерика Шопена
Лекции.Орг

Поиск:


Творчество Фридерика Шопена

Фридерик Шопен

(1810 - 1849)

В 30—40-е годы XIX века мировая музыка обогатилась тремя крупными художественными явлениями — появились национальные компо­зиторские школы на востоке Европы. Ведь до этого времени все наиболее значительные явле­ния в мировом музыкальном искусстве происхо­дили в трех культурных центрах — Италии, Франции и Австро-Германии. И вдруг на «окраине» Европы одна за другой стали возникать национальные композиторские. Эти новые национальные школы — русская, польская, чеш­ская, венгерская и другие — вливали свежую струю в давние традиции европейской музыки. Идеалы, надежды и страдания своего народа, его художественная жизнь и быт стали основой твор­ческого стиля представителей этих национальных школ. Вот таким воплощением духа польского народа стала музыка Фридерика Шопена.

Родина Шопена — Польша. Здесь прошли детство и юность музыканта. Вторая половина его жизни связана с Францией — роди­ной его отца.

Мать компози­тора — полька из обедневшей дворян­ской семьи. Отец — француз, сын лота­рингского крестья­нина, участник польского восста­ния.

Тело Шопена покоится в Пари­же. Сердце Шопена, согласно его последней воле, захоронено в Варшаве.

Детство. Фридерик Шопен родился в граф­ском имении под Варшавой Желязова Воля. Его мама, дальняя родственница владельцев имения, служила здесь экономкой, а папа был воспитателем господских детей. Но уже на первом году жизни мальчика семья переехала в Варшаву.

Музыка звучала в этом доме постоянно: отец играл на скрипке и флейте, а мама немного иг­рала на фортепиано и пела. Сначала родители подумали, что мальчик не любит музыку, пото­му что, когда мама начинала играть, ребенок начинал волноваться и плакать. Но оказалось, что причина этого — влечение к музыке. К пяти годам он уже умел неплохо играть на фортепи­ано. Серьезно учить его стал известнейший польский музыкант той поры Войцех Живный. В семь лет состоялся первый концерт мальчи­ка, имевший большой успех. Тогда же было издано первое сочинение Шопена — фортепианный Полонез. По этому поводу варшавская газета писала, что сын про­фессора французского языка — «подлинный гений».

Успехи мальчика были так велики, что ког­да ему исполнилось 12 лет, Живный сам отка­зался с ним заниматься. Он сказал, что ничего уже не сможет дать своему выдающемуся уче­нику. Больше учителей фортепианной игры у Шопена не было. Все, чего он достиг, — резуль­тат самостоятельного труда, внутреннего разви­тия и роста.

Из-за слабого здоровья он был определен в лицей в тринадцать лет. Фридерик поступил сразу в четвертый класс, потому что и дома он легко усваивал изучаемые предметы, овладел немецким и французским языками. В эти годы ярко проявилась многогранная одаренность Шопена. Он писал стихи, сочинял пьески для домашнего театра, сохранились его рисунки красками, говорящие о незаурядных художе­ственных способностях. Его мимический талант не раз вызывал восхищение знатоков. Один польский актер сказал, что в лице Шопена пропадает великий актер. То же самое о нем гово­рили позже уже в Париже.

В 1824 году в Варшаве была открыта кон­серватория, получившая название «Главная школа музыки». Ее директором стал замеча­тельный композитор, поборник польской на­циональной культуры Юзеф Эльснер. Вероят­но, Шопен брал у него уроки еще до поступле­ния в консерваторию в 1826 году. В лице Эльснера он нашел чуткого и умного учителя, сразу же почувствовавшего биение гения в творени­ях молодого музыканта. Он бережно развивал и охранял способности своего ученика. Когда некоторые музыканты начинали критиковать смелую творческую манеру Шопена, Эльснер отвечал: «Оставьте его в покое. Правда, он не идет обычной дорогой, но ведь и талант его также необычен».

Всего три года понадобилось молодому пи­анисту, чтобы закончить консерваторию. Со­хранились заметки учителя, в которых он дает характеристику юному музыканту: «Изуми­тельные способности. Музыкальный гений». Шопен был признан лучшим пианистом Польши. Большой известностью пользовались его сочинения. Самыми значительными среди них являются два Фортепианных концерта, концертные пьесы.

Друзья Шопена, его учитель советовали молодому музыканту совершить поездку за гра­ницу для дальнейшего совершенствования. Но денег на поездку не оказалось. Поэтому решено было сначала ненадолго поехать в Вену.

Первые гастроли. После окончания консер­ватории Шопен отправился в Вену. Он дал здесь два концерта, в которых выступил и как автор. Оба концерта прошли с огромным успехом. Вен­ские музыкальные критики писали о нем как о гении. Вырученных денег могло хватить на не­которое время проживания за границей. Мож­но было отправляться в путешествие, но Шо­пен откладывал поездку со дня на день. Поли­тическая обстановка в Польше обострялась все больше: польские патриоты готовили восстание против русского царизма. Но, наконец, день отъезда был назначен.

Поездка в Париж. 2 ноября 1830 года Шо­пен выехал в Париж. Накануне друзья устрои­ли прощальный вечер и вручили ему серебря­ный кубок с польской землей. Принимая его, Шопен сказал слова, оказавшиеся пророчески­ми: «Я убежден, что покидаю Варшаву и ни­когда в нее больше не вернусь, и что я говорю вечное «прощай» моей родине». Словам этим суждено было сбыться.

Спустя две недели после его отъезда в Вар­шаве началось восстание. Узнав об этом, Шо­пен хотел мчаться домой. Но друзья убедили его, что он должен служить родине своим ис­кусством, которое при сложившейся в Польше обстановке было бы обречено на гибель. Ему оставалось только тревожиться за участь своих родных, за исход восстания издали.

По дороге в Париж он решил вновь посе­тить Вену. Но на этот раз она не оправдала его надежд. Венские музыканты поняли, каким соперником для них является Шопен. Поэтому организовать концерт ему не удалось. Молодой музыкант выехал из Вены. Уже в дороге его настигла весть о разгроме восстания в Польше. Как истинный патриот он воспринял трагедию отечества. Страницы его дневника наполнены выражением отчаяния. Свои горе, гнев, возму­щение он излил в музыке.

Поражение восстания навсегда отрезало ему путь на родину. Осенью 1831 года он приехал в Париж, где оставался до конца своей жизни.

Шопен покорил Париж сначала как пиа­нист. Его исполнение было своеобразным и не­привычным. Так же, как и Лист, Шопен был признан одним из лучших пианистов мира.

Постепенно Париж покорила и музыка Шопена. В своих концертах он большей частью исполнял собственные сочинения. Прослушав одно из произведений Шопена — Вариации на тему из оперы Моцарта «Дон-Жуан», — немец­кий композитор Р. Шуман писал: «Шапки до­лой, господа, перед вами гений!»

Но основным источником дохода Шопена в эти годы была педагогическая деятельность. Он вынужден был давать уроки по несколько ча­сов в день. Эта работа отнимала очень много сил и времени, но отказаться от нее Шопен не мог, даже завоевав мировую известность.

В годы жизни в Париже Шопен имел воз­можность общения с выдающимися людьми сво­его времени. В числе его друзей были француз­ский художник Делакруа, немецкий поэт Гей­не, композитор Берлиоз, пианист и композитор Лист. Здесь же он близко сдружился со своими земляками. Он мог, отложив все дела, слушать рассказы о родине, о своих друзьях.

Общение с поляками было ему особенно до­рого потому, что он чувствовал себя в Париже очень одиноким. У него не было своей семьи. Уезжая из Варшавы, Шопен простился со сво­ей возлюбленной, певицей, ученицей консерватории. Но через год он узнал, что подруга предпочла ему богатого шляхтича.

Спустя несколько лет он сделал предложе­ние другой соотечественнице — графине Марии Водзиньской. Но ее родители побоялись соеди­нить судьбу своей дочери с высокоталантливым, но не высоковельможным музыкантом.

Счастье и горесть любви познал Шопен с Авророй Дюдеван, известной в литературе под мужским псевдонимом Жорж Санд. Это была талантливая писательница, художественно ода­ренная натура, обладавшая и музыкальными способностями. Она сыграла большую роль в жизни Шопена. Их роман длился девять лет. Дом, где поселились Шопен и Жорж Санд, стал одним из интереснейших салонов. Здесь можно было встретить Мицкевича, Бальзака, Гейне, представителей польской аристократии.

Концертная деятельность с годами стала занимать в жизни Шопена все меньше места. Артист иногда появлялся на большой эстраде, играл в аристократических салонах, но тяго­тился публичными выступлениями, «Толпа меня пугает», — признавался он Листу. Он любил играть перед близкими людьми, понимающими его и ему сочувствующими. Перед ними он раскрывался и как пианист-поэт и как вдохновенный творец. Он изумлял их бо­гатством своих импровизаций. Один из друзей утверждал даже, что лучшие произведения Шопена — «лишь отблески и отголоски его импровизаций».

Отказавшись от концертной деятельности, Шопен вынужден был усиленно заняться педа­гогической работой. Этот труд не только утомлял композитора, но отвлекал его от самого главно­го дела его жизни — сочинения. И все же имен­но в этот период пришла полная духовная зре­лость композитора, его развитие достигло сво­ей высшей точки. В это время рождаются са­мые глубокие и значительные произведения: баллады, сонаты, скерцо, лучшие полонезы, мазурки, ноктюрны.

Последние годы жизни. Годы, проведенные с Жорж Санд, принесли композитору много радости. И все же резкое различие их натур привело к разрыву. Но прежде, чем разлад с Авророй сделался явным, ему пришлось пережить потерю двух самых близких людей. В 1842 году умер от чахотки Ян Матушинский, близ­кий друг Шопена. Спустя полтора года он поте­рял горячо любимого отца. Облегчить его горе приехала сестра Людовика. Она принесла с со­бой какую-то частичку родного дома, семьи. Но с её отъездом Шопен вновь замкнулся в себе. Мир его внутренней жизни и переживаний был скрыт от окружающих. Но чем больше он чувствовал свое одиночество, тем горячее и искрен­нее становилась его музыка. Только в ней му­зыкант до конца раскрывал все сокровенное, что бережно таил от людей.

Разрыв с Жорж Санд подорвал его здоро­вье. Болезнь легких, которой он страдал с юно­сти, обострилась. Последние годы стали самы­ми мрачными в его жизни. Средства его иссяк­ли. Не только потребность в деньгах, но и без­различие к своей судьбе побудили его совершить поездку в Лондон.

Весной 1848 года он прибыл в Лондон. И сразу начались обязательные визиты, званые обеды, приемы. И здесь ему приходилось да­вать уроки, выступать на приемах. Это забира­ло последние силы.

В августе по приглашению своих учениц Шопен отправился в Шотландию, где тоже вы­ступал с концертами. Вернувшись в Лондон, он играл в концерте, устроенном в пользу поля­ков. Это было последнее выступление великого пианиста.

В конце ноября по совету врачей смертель­но больным он вернулся в Париж. Вновь была вызвана сестра Людовика. Ей он завещал свою предсмертную просьбу: «Я знаю, вам не разре­шат перевезти мое тело в Варшаву, отвезите туда, по крайней мере, мое сердце».

В ночь на 17 октября 1849 года Шопена не стало. В торжественных похоронах приняли участие лучшие артисты Парижа. В могилу Шопена высыпали горсть польской земли из кубка, который подарили ему друзья при прощании с родиной. Сердце Шопена было перевезено в Польшу и хранилось в костеле Святого Креста. Когда фа­шистские войска захватили Польшу, польские патриоты спрятали драгоценный сосуд. А после освобождения страны сосуд с сердцем Шопена был вновь возвращен в костел, где бережно хра­нится и сегодня.

Творчество Фридерика Шопена

 

Всю свою жизнь Шопен посвятил любимо­му инструменту. И творчество его ограничено рамками только фортепиано. За исключением нескольких произведений для других инстру­ментов и нескольких песен, все сочинения композитора связаны с фортепиано. Но, даже рабо­тая только для фортепиано, Шопен сумел до­биться такого разнообразия, какого другие ком­позиторы добивались, работая над разными жанрами музыкального искусства.

Мазурки Шопена

Перу Ф. Шопена принадлежат 52 мазурки. В них как бы раскрывается душа польского народа, его думы и чаяния, быт, нравы, чув­ства и стремления. Богатый мир человеческих чувств и мыслей выражен в мазурках Шопена очень искренно и правдиво.

Мазурка — излюбленный польский танец. Он родился в одной из областей Польши — Мазовии. Поэтому его правильнее называть мазур. Народная мазурка — танец, который танцуют два партнера, причем в нем нет зара­нее придуманных фигур. Его импровизируют. А вот когда мазурка появилась в дворянской, шляхетской среде, она превратилась в блестя­щий танец, символизирующий военную удаль.

Среди мазурок Шопена мы встречаем и бле­стящие бальные, и задорные крестьянские, и опоэтизированные нежные мелодии — настоя­щие миниатюрные поэмы. Шопен часто назы­вал их «obrazki». По-польски это означает «кар­тинки». Действительно, это настоящие картин­ки польской жизни. Кажется, сама душа Поль­ши поет в этих прекрасных творениях.

Мазурка до мажор (ор. 56 № 2). Эго насто­ящая картинка деревенского праздника, «с жи­вым чувством родины, земли, народа и его лу­чистой энергией». Так сказал об этой мазурке замечательный русский музыковед, академик Б. Асафьев. Поляки называли ее «мазуркой мазурок».

Представьте, что мы попали на праздник в польскую деревню. Конечно же, танцы сопро­вождает деревенский оркестр. Из каких же ин­струментов он состоит? Обязательная его участ­ница скрипка, не менее важен был контрабас. И, конечно, волынка.

В начале мазурки Шопена несколько так­тов «гудит» квинта, подражающая деревенско­му оркестру. А на ее фоне звучит веселая, за­дорная мелодия с острым синкопированным ритмом. На народных праздниках мазурки не все время танцевалась всеми танцорами. В середи­не танца вперед выходил главный танцор, в сольном танце показывая свое мастерство. На смену ему приходит танец девушек, более ли­ричный. Такую картину рисует средний раздел до мажорной мазурки. Но завершается все общим танцем.

Мазурка ля минор (ор. 68№ 2) носит со­всем другой характер. Это очень поэтичная ли­рическая картина родины. Как и положено, мазурка написана в трехчастной форме, где средний раздел также воп­лощает задорный деревенский танец.

Примером блестящей бальной мазурки яв­ляется Мазурка си- бемоль мажор (ор. 7 № 1). В отличие от предыдущих, она написана в форме рондо, рефреном которого является яркая, стре­мительная тема с четким ритмом. На смену этому разделу приходят две кон­трастные темы. Одна из них — так любимый Шопеном деревенский волыночный наигрыш.

Полонезы Шопена

Полонез — самый древний из польских танцев. В старину его называли «великим» или «пешим» танцем. Слово «полонез» французское, и в переводе означает «польский». В давние вре­мена он представлял собой праздничное церемониальное шествие рыцарей, и его танцевали только мужчины. Со временем в этом парадном шествии стали принимать участие все гости. Им открывали придворные балы. Длинной верени­цей шествовали красиво одетые танцоры, изящ­но приседая в конце каждого такта. В первой паре выступал хозяин бала с самой уважаемой гостьей.

Кроме придворного существовал и кресть­янский полонез — более спокойный и плавный.

В творчестве Шопена мы встречаем разные по характеру полонезы: и лирические, и драма­тичные, и бравурные, похожие на рыцарские. Особой известностью пользуется Полонез ля мажор (ор. 40 № 1). Это торжественное сочине­ние ярко подтверждает, что свои полонезы, так же как и мазурки, Шопен писал не для того, чтобы под них танцевали. Это яркие концерт­ные пьесы.

Главная тема полонеза — величественная, ликующе-победная. Средний раздел построен на развитии при­зывной фанфарной темы.

 

Слушание музыки: Ф.Шопен, Полонез №3. Мазурки №5, 34, 49.

Вальсы Шопена

Вальс — столь популярный танец, что рас­сказывать о нем еще раз нет смысла. Надо толь­ко отметить, что в первой половине XIX века он был популярен по всей Европе.

Впервые вальс стал концертной пьесой в творчестве Шуберта. Но его вальсы еще были очень похожи на бытовые танцы. С течением времени вальс превратился в самостоятельную форму и стал проникать в серьезную музыку: вальс становится частью симфонии, появляют­ся концертные симфонические пьесы в вальсо­вом ритме.

В творчестве Шопена вальсы тоже представ­ляют собой сольные концертные пьесы, выра­зительные и изящные, в которых широко ис­пользуются богатые и разнообразные приемы пианизма.

Из семнадцати вальсов Шопена мы с вами вспомним один из самых известных — Вальс до-диез минор.

В основе вальса три разнохарактерные валь­совые темы. Мягкая, грациозная тема, плавная и легкая, открывает вальс. Ее сменяет более быстрая, кружащаяся, легкая мелодия. Третья — напевная, медленная тема — рож­дает ощущение размышлений.

Двукратное повторение второй темы, в чере­довании с остальными напоминает типичную для многих танцевальных пьес форму рондо.

Ноктюрны Шопена

Ноктюрн — один из характерных жанров романтического искусства, французское слово nocturne в переводе означает «ночной». Термин этот появился в музыке XVIII века. В то дале­кое время этим словом называли пьесы, исполняемые на открытом воздухе, чаще всего духо­выми или струнными инструментами. Они были близки инструментальным серенадам или дивертисментам.

В XIX веке появился совсем другой нок­тюрн — мечтательная, певучая фортепианная пьеса, навеянная образом ночи, ночной тиши­ной, ночными думами. Впервые фортепианные ноктюрны стал писать ирландский композитор и пианист, долго живший в России, Джон Филд. Мы находим ноктюрны в творчестве Глинки, Чайковского, Шумана. Но наиболее известны ноктюрны Шопена. Мечтательные или поэтич­ные, строгие или скорбные, бурные или страст­ные, они составляют значительную часть твор­чества композитора.

Шопеном написано двадцать ноктюрнов, и они значительно отличаются от ноктюрнов Д. Филда. В основе филдовских ноктюрнов, как правило, один музыкальный образ, манера из­ложения напоминает песню с аккомпанементом: правая рука ведет мелодию, остальные голоса ей аккомпанируют. У Шопена ноктюрны гораз­до глубже по содержанию. Они отличаются богатством музыкальных образов и силой твор­ческой фантазии. Большинство ноктюрнов Шо­пена строится на контрасте двух образов.

Одно из лучших произведений Шопена в этом жанре — Ноктюрн фа-диез мажор. Как льющаяся в ночной тишине песня, звучит за­душевная напевная мелодия. Полнота лирического чувства выливается в страстный порыв. Словно налетевший вихрь (может быть, отчаяния, страсти) прерывает меч­тательность песни. Насколько первый раздел формы спокоен и мечтателен, настолько взволнован средний раздел. После него совсем по-другому звучит в репризе мелодия первой части. И только в коде исчезает напряжённость темы и всё успокаивается.

 

Прелюдии Шопена

Слово «прелюдия» на латинском языке означает «вступление». В старинной музыке она действительно выполняла скромную роль вступления к чему-то важному: к пению хорала, к фуге, сонате или ещё какой-нибудь пьесе. С течением времени стали появляться самостоятельные прелюдии. А в творчестве Шопена прелюдия совершенно изменила свои назначение и цель. Каждая из его прелюдий – законченное целое, в котором запечатлён один образ или настроение.

Шопен был первым композитором, создавшим своеобразный цикл из 24 прелюдий, написанных во всех мажорных и минорных тональностях. Они похожи на альбом кратких музыкальных записей, отражающих внутренний мир человека, его чувства, мысли, желания.

Прелюдия ми минор – одна из самых лиричных в творчестве композитора. Её музыка рождает воспоминания о чём-то прекрасном, что было в нашей жизни, но навсегда ушло. Удивительное мастерство композитора, в такой простой фактуре передающего тончайшие оттенки человеческих чувств.

Ещё более поразительно мастерство Шопена в прелюдии ля мажор. В ней всего 16 тактов. Особенно ярко в ней проявилось умение Шопена в Малой форме сказать что-то большое и важное. Поразительна её мелодия, похожая на выразительную человеческую речь.

Еще меньше по размеру (всего 13 тактов) прелюдия до минор, которую многие восприни­мают как траурный марш. Скорбный, и в то же время торжественный характер музыки напо­минает проводы в последний путь не простого человека, а лидера, вождя народа.

 

Этюды Шопена

Слово «этюд» нам хорошо знакомо. С пер­вых месяцев овладения инструментом ученик начи­нает играть этюды. Сначала совсем простые. Затем переходит к более сложным.

По-французски etude— изучение. Они раз­вивают технику музыканта. Каждый этюд по­священ освоению какого-то технического при­ема: игра октавами, трели, терции, например. Изучением технических приемов, кстати, занимаются не только музыканты. Этим зани­маются и художники, и шахматисты, и многие другие. Этюды великих художников часто ока­зываются не просто упражнениями для выра­ботки какого-либо приема, а подлинными про­изведениями искусства. Их выставляют в музе­ях, ими восхищаются. Вот и в творчестве Шо­пена этюд получил новое значение.

У Шопена этюд перестал быть упражнени­ем. Он стал полноценным художественным жан­ром, как и другие концертные произведения, раскрывающим поэтические образы, мысли, настроения. Отныне этюды стали включаться в концертные программы как серьезные и выра­зительные произведения, наравне с сонатами, балладами и другими жанрами.

Особой популярностью пользуется знамени­тый Этюд до минор № 12, получивший назва­ние «Революционный». История его создания широко известна: по дороге в Париж Шопен узнал о разгроме польского восстания. Он был в отчаянии. Его горе, гнев вылились в звуках. Так появился этюд, который звучит как призыв к борьбе за свободу родины.

Все новое, что было внесено Шопеном в фор­тепианную музыку, оказало огромное влияние на дальнейшее ее развитие. Многие композито­ры, посвятившие себя фортепиано, считали Шопена своим учителем...

 

Слушание музыки: Ф.Шопен, Прелюдии №4,6,7,20. Этюды №3 ор.10 Es-dur, №12 с-moll.


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
 | Томас Мюнцер и его взгляды

Дата добавления: 2017-04-15; просмотров: 11814 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.008 с.