Международные прецеденты нарушения права на жизнь
Лекции.Орг

Поиск:


Международные прецеденты нарушения права на жизнь




Спустя 60 лет после принятия Всеобщей декларации прав человека, она по-прежнему является в большей степени утопичной, нежели реальной. Согласно, например, отчету «международной амнистии» за 2009 год и по другим источникам, по прежнему подвергаются пыткам или грубому обращения люди в 81 стране.

В статье №3 Всеобщей декларации прав человека, говорится о праве на жизнь.

«Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность».[36]

В 2007 году, в Афганистане, в ходе вооруженного конфликта, были убиты около 6500 человек, и почти 50% из них - это мирные жители, убитые повстанцами. Кроме этого, сотни мирных жителей во время самоубийственных атак вооруженных групп были убиты.

В Бразилии, так же, в 2007 году, согласно официальным отчетам полиция убила около 1260 человек-это самый высокий показатель на данный момент. Все эти случаи были официально названы « актами сопротивления», и соответственно по ним не было произведено практически никакого расследования. В Уганде полторы тысячи человек каждую неделю умирают в лагерях беженцев. В соответствии с данными всемирной организации здравоохранения, в этих лагерях, умерло, в общем 500000 человек. Власти Вьетнама поместили насильно 75000 проституток и наркоманов 71 переполненный так называемый «реабилитационный лагерь, объясняя это тем, что те подвержены огромному риску заболевания СПИДом, но в то же время им не предоставляется никого лечения.

«Никто не должен содержаться в рабстве или в подневольном состоянии; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах». Тем временем, на севере Уганды, боевиками были похищены 20000 детей, и это за последние 20 лет. Их насильно заставили стать солдатами или сексуальными рабами для армии.

В Гвинее-Бисау 5х детей, также, продают в рабство, вывозят из страны в южный Сенегал на хлопковые плантации или делают из них попрошаек в столице. В Гане, ложными обещаниями лучшей жизни заманивают детей в возрасте от 5 до 14 лет на предприятия рыбной индустрии, где заставляют выполнять крайне опасную, работу при это им совсем не платят. В Японию доставляется больше всего, среди стран Азии, проданных в рабство женщин, особенно из Таиланда и Филиппин. В последних, по оценкам ЮНИСЕФ, 60000 детей принуждают заниматься проституцией.

Ежегодно, согласно оценкам Государственного департамента США, от 600000 до 820000 мужчин, женщин и детей продают в рабство и вывозят из их родной страны, половина которых несовершеннолетние. В результате операций по незаконной перевозке и торговле людьми, в Доминиканской Республике 25 гаитянских рабочих-мигрантов умерли от удушения. В 2007 году в отношении двух военных и двух гражданских лиц, за участие в этих операциях был вынесен необъективно мягкий приговор. Так же 2007 году в Сомали более 1400 сомалийцев, а также эфиопов утонули в море во время операции по их незаконной транспортировке. Право на жизнь - неотъемлемое право каждого человека, которое должно как можно тщательнее охраняться законом. Его сущность состоит в том, что никто, ни один человек, не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание. Кроме этого, право на жизнь налагает на государство обязательство создать все условия для того, чтобы человеческая жизнь - самое главное, оказалась в безопасности и для этого предпринимать как можно более эффективное расследование и предотвращение убийств.

Россия занимает лидирующие позиции по числу поданных жалоб в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Об этом на конференции в четверг сообщил председатель суда Николас Братца, передает корреспондент РАПСИ. По его данным, к 31 декабря 2011 года в суде зарегистрировано 40 тысяч 250 жалоб против России, что составляет 26,6% от общего числа поступивших жалоб.

На втором месте оказалась Турция с почти 16 тысячами попыток оспорить решения судов страны (10,5%), третью строчку занимает Италия, против которой подано 13 тысяч 750 жалоб (9,1%).

Меньше всего на нарушения прав человека жалуются против Сан-Марино - 4 жалобы, Монако - 8 жалоб и Люксембурга - 9.

Всего, по данным президента суда, в ЕСПЧ зарегистрировано 151 тысяча 600 жалоб на нарушения прав человека.

Практика Европейского Суда.

Хочется привести конкретные примеры, из практики ЕСПЧ

Маккан и другие против Соединенного Королевства (27.09.95)

Д.Маккан, М.Фарелл и Д.Сэвидж были застрелены 6.03.88 в Гибралтаре военнослужащими специальной воздушно-десантной службы, которая входит в состав Британской армии. Они подозревались в подготовке к проведению террористического акта путем взрыва с помощью пульта дистанционного управления бомбы, заложенной в легковую машину. При попытке ареста подозреваемых застрелили, так как военнослужащие были предупреждены о том, что это опасные террористы, которые будут наверняка вооружены, к тому же военнослужащие расценили их движения руками как попытку ввести в действие взрывное устройство. Однако в этой машине бомбы не было, взрывное устройство находилось в другой машине, взятой напрокат Фареллом на чужое имя. Присяжные, заслушав показания 79 свидетелей, вынесли вердикт о правомерности происшедшего.

Заявители утверждали, что лишение жизни было осуществлено преднамеренно, для чего были привлечены военнослужащие, обученные нейтрализовать цели огнем на поражение, при этом они могли договориться об открытии огня знаками. Правительство утверждало, что задача операции состояла в осуществлении законного ареста трех террористов, поэтому были привлечены военные.

Европейский Суд тщательно изучил вопрос о строгой соразмерности силы, примененной военнослужащими, с необходимостью защитить людей от противоправного насилия, и вопрос о том, планировалась ли и проводилась ли властями антитеррористическая операция так, чтобы свести к минимуму (сколько возможно) применение силы, влекущей лишение жизни.

Суд признал, что военнослужащие искренне верили (в свете полученной ими информации), что необходимо не дать подозреваемым возможности включить подрывное устройство и тем самым предотвратить гибель многих людей, поэтому они стреляли на поражение, а это не вступает в противоречие с Конвенцией. В то же время, Суд учел, что Правительством было решено не препятствовать проезду подозреваемых, не были проработаны другие варианты развития событий, целый ряд рабочих гипотез был преподнесен военнослужащим как установленные факты, в связи с чем применение силы стало почти неизбежным.

Суд был не убежден, что это было совершенно необходимо, поэтому констатировал нарушение ст.2 ЕКПЧ.

Кайя против Турции (19.02.98)

Кайя был убит 25.03.93 г. при сомнительных обстоятельствах. Заявитель, брат погибшего, утверждал, что солдаты сил безопасности застрелили безоружного Кайю, после чего подложили ему автомат. То есть он был преднамеренно и неоправданно лишен жизни, после чего не было проведено должного расследования. Правительство заявило, что солдаты подверглись обстрелу со стороны членов Рабочей партии Курдистана, и Кайя был случайно убит в перестрелке, то есть лишение жизни было правомерным.

Комиссия не смогла получить достаточно фактов, тем более что заявитель и жители деревни не дали показаний, поэтому преднамеренность убийства была поставлена под сомнение. В то же время Суд напомнил, что обязательство защищать право на жизнь предполагает наличие действенной формы тотального расследования в том случае, когда лица лишаются жизни в результате применения силы, чтобы определить, было ли применение силы оправданным. Суд отметил, что лишение жизни является трагедией, поэтому ни большое число вооруженных столкновений, ни значительное количество частных случаев не могут заставить отказаться от предусмотренной ст.2 обязанности обеспечить проведение действенного и независимого расследования причин и обстоятельств случаев лишения жизни в результате столкновения с сотрудниками сил безопасности, особенно когда обстоятельства не ясны.

В данном случае было установлено, что государственные власти не провели надлежащего расследования обстоятельств лишения жизни А. Кайя, поэтому ст. 2 ЕКПЧ в этом отношении была нарушена.

 

3.2. Российский аспект

Россия традиционно занимает лидирующие позиции по количеству жалоб, поданных в ЕСПЧ. Чаще всего жалобы связаны с нарушением первых статей Европейской конвенции по правам человека, которые является наиболее значимыми для суда.

Ранее судья ЕСПЧ от России Анатолий Ковлер сообщил, что, по данным на 31 октября 2011 года, за все время работы ЕСПЧ зарегистрировано 153 тысячи жалоб от России, а в среднем в год от граждан РФ поступает примерно по 15 тысяч жалоб.

По словам Ковлера, самыми многочисленными остаются обращения недовольных неисполнением постановлений национальных судов - 17% от поданных жалоб, хотя и здесь произошло заметное снижение - с 40-45% в предыдущие годы.

Второе место делят обращения по поводу условий содержания в предварительном заключении и претензии к качеству оказания медицинской помощи, а также жалобы на нарушение принципа состязательности сторон в процессе. Не пора ли нам сделать выводы?

В ноябре 2005 года, по словам советника Президента РФ доктора юридических наук Яковлева В.Ф., Россия вышла на первое место по количеству обращений граждан в Европейский суд по правам человека. Он сообщил, что, за последний квартал Страсбургский суд назначил компенсационных выплат россиянам около 200 тысяч евро и половину этой суммы в долларах.

Рост количества жалоб превышает способность Суда рассматривать дела, что влечет скопление нерассмотренных жалоб. Советник Президента настаивал на том, что главным средством сохранения работоспособности и эффективности Европейского суда должно являться совершенствование национальных средств защиты прав человека. Но в качестве решения проблемы – роста жалоб из России в ЕСПЧ он указал:

«…Необходимо разработать внутрироссийскую систему фильтров для заявителей в Страсбург, чтобы заявления граждан не доходили до Европейского суда, особенно в областях системных злоупотреблений властных органов - ведь прецедент создан, и победы граждан над государством в Европейском суде запрограммированы».

Нужно ли создание еще каких-либо органов для фильтража заявлений в ЕСПЧ? Быть может уважаемый советник неправильно называет проблему, ведь рост заявлений это лишь следствие проблемы, а не сама проблема. Проблема на наш взгляд, заключается в том, что имеют место факты нарушения прав, не получившие должной защиты в российских судах, и в том, что не осуществляются своевременно действия необходимые для урегулирования в областях системных злоупотреблений властными органами.

Соответственно решение проблемы, организация надлежащей защиты прав человека действующей судебной системой и быстрое принятие эффективных мер для устранения системных нарушений.

Таким образом, у России еще много возможностей для того, чтобы обеспечить соблюдение прав человека и основных свобод в соответствии с высокими стандартами Конвенции. И в этой важной работе должно принять участие все общество. Нельзя перекладывать ответственность на ЕСПЧ за наведение порядка в РФ в области соблюдения прав человека. ЕСПЧ лишь вспомогательный механизм Конвенции, который применяется лишь тогда, когда государства-участники Конвенции не выполняют обязанностей гарантировать и защищать права человека и основные свободы.

И использование прецедентов ЕСПЧ – общеевропейского суда в борьбе за право в России становится все более и более реальным.

По мнению некоторых ученых, если постановление ЕСПЧ было принято в период действия Конвенции для России, то с учетом п. 4 ст. 15 Конституции РФ необходимо приводить все ранее (с момента присоединения России к Конвенции) вынесенные аналогичные судебные решения в соответствие с постановлением ЕСПЧ и для этого должна быть разработана специальная процедура.

И М.Ш. Пацация так же, называя прецеденты ЕСПЧ прецедентами толкования Конвенции пришел к выводу, что акты ЕСПЧ должны рассматриваться в отечественной судебной системе, как акты, в плане юридической силы подобные актам Конституционного Суда РФ, в которых содержится оценка конституционности норм российских законов (несмотря и на очевидные различия, так как Европейский суд в отличие от Конституционного Суда РФ не наделен полномочием "дисквалификации" правовых норм), и что любое применение (как и неприменение) или толкование конвенционных норм российскими судами, расходящееся с их применением и толкованием Европейским судом, в его окончательных постановлениях неправомерно и соответствующие судебные акты подлежат пересмотру по инициативе заинтересованных лиц в порядке, определенном российским процессуальным законодательством.

Пора вернуться к вопросу принятия федерального закона "О порядке опубликования в Российской Федерации решений Европейского Суда по правам человека".

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование показало, что вопросы конституционного обеспечения права на жизнь в Российской Федерации являются сложными и многогранными. Только комплексный, системный подход позволяет проникнуть в суть данной проблемы, обеспечивает ее всестороннее исследование.

Выводы, сделанные по результатам проведенного исследования, тесно связаны с аргументами основных положений, выносимых на защиту, и одновременно выходят за рамки настоящей работы, ориентируя на дальнейшее изучение данной проблемы в отраслевых юридических науках, а также на принятие необходимых мер в законодательной и правоприменительной практике.

В целом, очертив теоретические и законодательные основы права на жизнь, проведя сопоставительный анализ норм международного и российского законодательства в сфере регламентации права на жизнь, рассмотрев его содержание, отметим следующее:

1. «Право на жизнь» и «жизнь» – понятия не тождественные. Право – это социальная категория, а жизнь – биологическая. И именно биолого-социальнаясущность человека позволила ему законодательно защитить свою жизнь, возведя естественное право на жизнь, на физиологическое существование (право быть, жить) в ранг позитивного.

Поэтому, право на жизнь – это естественная неотъемлемая от личности и гарантированная нормами внутреннего законодательства и международно-правовыми актами возможность защиты неприкосновенности жизни и свободы распоряжения ею. Среди всего комплекса разработанных и признанных мировым сообществом прав человека право на жизнь представляет собой высшую ценность, так как образует первооснову всех других прав и свобод.

2. Несмотря на свое огромное значение для жизнедеятельности общества, государства и мирового сообщества в целом, ни одно государство не может обеспечить его полное и гарантированное осуществление. В первую очередь, это обусловлено тем, что на сегодняшний момент в международных документах, регламентирующих права человека, не содержится точной формулировки права на жизнь, что позволяет по-разному толковать его содержание.

Для обеспечения всесторонней охраны права на жизнь, как конкретного человека, так и общества в целом, необходимо закрепить на законодательном уровне основное содержание данного права. В основных международных документах, регламентирующих право на жизнь, –Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод – его содержание сводится к тому, что оно принадлежит каждому человеку; охраняется законом; его никто не может быть лишен произвольно. В то же время право на жизнь не может быть признано абсолютным, так как имеет ограничение в виде смертной казни.

3. Регламентация права на жизнь в российской Конституции 1993 года фактически отражает положения основных международных правозащитных актов, характеризуя данное право только в уголовно-правовом аспекте, что свидетельствует о достаточно узком его понимании.

Право на жизнь не должно ограничиваться постановкой вопроса о недопустимости лишения человека жизни и о применении смертной казни за такие преступления. Оно включает и право на свободную, мирную жизнь, на достойное человеческое существование.

4. Право на жизнь – важнейший компонент системы прав и свобод человека и гражданина, конституционное закрепление которого в Российской Федерации базируется на общих принципах системы прав человека и гражданина, состоящих в следующем:

- права человека, их осуществление, защита и восстановление нарушенных прав регулируются законодательством;

- права человека принадлежат ему от рождения, в связи с чем являются естественными, неотъемлемыми, неотчуждаемыми;

- права человека универсальны, базируются на принципе равенства, гарантированы каждому, кто находится под юрисдикцией данного государства;

- права человека – высшая ценность, их уважение, соблюдение и защита - обязанность государства;

- права человека, борьба за их осуществление – средство контроля за властью, ограничитель всевластия государственных органов, которые не должны преступать границ свободы, определенных Конституцией прав человека и гражданина;

- права человека, их реализация несовместимы с дискриминацией по какому-либо признаку;

- права человека, их осуществление не должно нарушать прав, свобод и законных интересов других лиц;

- права человека и гражданина едины на всей территории государства;

- коллективные права неотделимы от прав личности, не противоречат им, не ограничивают правовой статус личности;

- права человека и гражданина могут быть ограничены только законом на основании условий, сформулированных в Конституции и основных международно-правовых актах;

- права человека и гражданина могут быть ограничены в России федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства.

Данные принципы не только гарантируют условия для гармоничного развития личности, но и являются связующими факторами, в соответствии с которыми право на жизнь связано с другими элементами системы прав и свобод человека и гражданина.

5. Право на жизнь является одним из сложных и неоднозначных прав в системе прав и свобод человека и гражданина. С одной стороны, это проблема этического плана (определение начала жизни и конца жизни), с другой – проблема, с которой современный человек сталкивается в повседневной жизни (это обеспечение и защита жизни). С одной стороны – это гарантированное и охраняемое законом право, а с другой – некоторые элементы содержания права на жизнь нарушаются, ограничиваются, ущемляются. Право на жизнь, как правовая проблема, – «поле» постоянных изысканий и дискуссий, несмотря на кажущуюся ясность.

6. Идея прав человека, в принципе, отвергает деление прав по степени важности. Какие права в системе прав человека и гражданина более важны и ценны, а какие менее важны, сказать нельзя, не пренебрегая одной группой прав по отношению к другой. Ни одно право не должно трактоваться в ущерб другому, каждое право необходимо для полноты жизни человека и не может быть заменено им. С точки зрения их содержания все права и свободы универсальны. Однако без права на жизнь невозможно представить реализацию других прав и свобод человека и гражданина. Поэтому, на наш взгляд, гарантии права на жизнь в Конституции Российской Федерации, либо в других нормативных актах, должны быть определены более четко, исходя из определения жизни как общечеловеческой ценности, что предопределяет первостепенную значимость данного права в системе всех прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

Право на жизнь – это общее право вне зависимости от политического режима, формы государственного устройства и формы правления, международного статуса страны, к которой человек принадлежит. Оно раскрывается и в территориальном аспекте. Везде, где бы ни находился человек, куда бы он не переместился, в любом месте он обладает основными естественными правами, среди которых право на жизнь, вне зависимости от того, является ли эта территория независимой или подопечной.

7. Исследование вопросов ограничения права на жизнь позволяет выделить следующие положения. Во-первых, правовые основания лишения права на жизнь недостаточно исследованы в юридической литературе, в ней нет четких критериев разграничения понятий «ограничение права на жизнь», «лишение права на жизнь», «вмешательство в право на жизнь», «посягательство на право на жизнь» и т.д.

Во-вторых, разовые основания лишения права на жизнь являются базой для установления правовых пределов регулирования права на жизнь и важным средством правового воздействия на поведение граждан.

Закрепление смертной казни в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни в тексте Конституции РФ, акте, утверждающем в качестве высших ценностей человека, его права и свободы, а также расположение данной нормы в статье, регламентирующей право каждого человека на жизнь, обусловлено социальным назначением смертной казни как меры, направленной на защиту высшей ценности – человеческой жизни.

Чтобы соблюдать все эти требования, органы государственной власти обязаны предпринимать соответствующие меры для привлечения к ответственности виновных в незаконном лишении жизни. Право на жизнь несовместимо с безнаказанностью за акты незаконного лишения жизни. Для этого государство должно предоставить не только возможность свободной подачи жалоб и доступ к процедуре расследования, но также и эффективную систему уголовного правосудия, эффективные действия представителей милиции, прокуратуры и судов. Обязанности государства должны также включать проведение обучения милиции и других сил безопасности правомерному применению силы в соответствии с национальным законодательством.

Право личности на свободное распоряжение своей жизнью предполагает строгую законодательную регламентацию деятельности государства и частных лиц при поставлении гражданином своей жизни в опасное положение, что не дает никому права содействовать человеку в его стремлении к уходу из жизни. Учитывая наличие в российской практике стихийного, нелегального, нерегламентированного применения эвтаназии, в основе которого во многих случаях лежат гуманные побуждения, обосновывается необходимость проведения более широкой дискуссии о приемлемости правовой регламентации добровольной пассивной эвтаназии.

8. Поиск оптимальных моделей взаимоотношений государства и личности представляет собой сложнейшую проблему. Эти модели в решающей степени зависят от характера общества, демократии, развития экономики, культуры и других объективных условий. Данные факторы оказывают влияние на присоединение государства к международным стандартам в различных отраслях, в том числе затрагивающие различные аспекты права на жизнь. Именно поэтому высокоразвитые страны и народы, мировое сообщество рассматривает право человека на жизнь и его защиту в качестве универсального идеала, основы прогрессивного развития и процветания, фактора устойчивости и стабильности, что, однако, в силу объективных и субъективных причин позволяет предусматривать правовые основания лишения данного права.

9. Государство обязано иметь эффективную систему защиты жизней своих граждан, обязано обеспечить их безопасность. И если принятое государством законодательство не способствует выполнению этой задачи, то оно должно быть изменено.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что гарантии права на жизнь определяются как система условий, обеспечивающих удовлетворение благ и интересов человека и гражданина в его жизнедеятельности. Основная функция гарантий состоит в том, чтобы заставить государство исполнять свои обязанности в сфере реализации прав человека и гражданина. Реальность права человека на жизнь проявляется через реальность его гарантий, а обеспечение прав и свобод посредством конкретных гарантий – конституционное положение. Их законодательное и, прежде всего, конституционное гарантирование заключается в правовом закреплении в Конституции Российской Федерации и в других нормативных актах, необходимых средств обеспечения права на жизнь для его реального осуществления.

На основе исследования конституционно-правовых гарантий права на жизнь, анализа российского законодательства и практики правового регулирования реализации права на жизнь можно сделать вывод о том, что в законодательстве Российской Федерации закреплены практически все основополагающие гарантии права на жизнь. Однако проблема эффективного обеспечения полноценной реализации права на жизнь коренится в несоблюдении условий эффективной реализации этих гарантий на практике.

10. Российское государство, зафиксировав право человека и гражданина на жизнь в Конституции Российской Федерации, обязуется через деятельность органов государственной власти и управления, суда, прокуратуры, охраны правопорядка осуществлять их реализацию и защиту. Конституционное право на жизнь человека и гражданина обязательно к признанию, соблюдению, защите для законодательной, исполнительной и судебной власти, и для органов местного самоуправления.

Право на жизнь активно защищается судами. И, на первый взгляд, это, прежде всего, гарантия защиты общества от преступности, из чего можно сделать вывод, что задача суда – защитить право на жизнь потерпевшего (если это возможно). Но, одновременно, это и гарантия от незаконного привлечения гражданина к уголовной ответственности, гарантия от незаслуженного наказания.

Существенной особенностью реализации права человека на жизнь в России является деятельность Конституционного Суда Российской Федерации, который защищает не только конкретное право, но и демократические принципы, презумпции, как основу этого права.

Конституция Российской Федерации (в ч. 2 ст. 45) закрепляет право каждого гражданина защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. На основании этого граждане обращаются в органы прокуратуры, к Уполномоченному по правам человека, как в субъектах Российской Федерации, так и к федеральному Уполномоченному по правам человека, создают организации по защите своего нарушенного права, а также другие органы и правозащитные организации.

Исследование института Уполномоченного по правам человека свидетельствует о том, что он является посредником между человеком и гражданином, с одной стороны, и судом, прокуратурой, МВД, конституционным судом – с другой. Данное положение дает возможность утверждать, что Уполномоченный по правам человека лишён каких-либо властных государственных функций принятия нормативных актов, которые могли бы носить обязательный характер для других лиц, нарушающих права и свободы человека и гражданина. Учитывая правовое положение в данное время, этот институт, лишённый властных функций и выступающий в качестве посредника слабо может влиять, изменить и улучшить положение в области прав человека и гражданина.

По нашему мнению, Уполномоченного по правам человека надо наделить властными государственными функциями не посредника, а исполнителя. С этой целью предоставить ему:

- право возбуждения дисциплинарного и административного дела по фактам нарушения прав человека.

- внести поправки в законодательные акты об установлении дисциплинарной, административной, гражданской и уголовной ответственности за нарушение прав и свобод человека и гражданина.

11. В системе государственного механизма обеспечения права человека и гражданина на жизнь, важное значение имеет деятельность правоохранительных органов и среди них – органов внутренних дел. Задачи и функции органов внутренних дел по обеспечению безопасности личности, прав и свобод граждан сложны и постоянно обновляются. Важнейшей задачей органов внутренних дел в современный период является охрана и защита конституционного права человека и гражданина на жизнь, так как выполнение этой задачи способствует обеспечению реализации и развития, в целом, правового положения личности, свободной от страха и нужды, насилия и принуждения.

Органы внутренних дел, являясь специфическим государственным органом, осуществляющим правоохранительную и правоприменительную функции (используя в случае необходимости механизм государственного принуждения), обязаны исходить в своей служебной деятельности из приоритета интересов личности в современной политической и социальной жизни. Уважение и соблюдение прав человека полностью согласуются с современными установками и требованиями к сотрудникам органов внутренних дел.

Обеспечение права на жизнь органами внутренних дел реализуется посредством выполнения ими своих непосредственных функций и задач, вытекающих из конституционного, федерального и регионального законодательства. Данная деятельность органов внутренних дел подразделяется на внутреннюю, связанную с соблюдением прав и свобод человека и гражданина и их охраной, и внешнюю, которая состоит:

- в осуществлении эффективной профилактической деятельности по предупреждению нарушений прав и свобод человека и гражданина.

- в своевременном пресечении и раскрытии нарушений прав и свобод человека и гражданина.

- в принятии своевременных мер к полному восстановлению нарушенных прав и свобод человека и гражданина.

Правовые и организационные формы деятельности органов внутренних дел служат гарантиями реализации гражданами своего конституционно закрепленного права на жизнь, поскольку направлены на предупреждение, выявление, нейтрализацию и устранение причин нарушений этого права.

14. Системный анализ современного состояния органов внутренних дел и их деятельности, свидетельствует о том, что данные субъекты испытывают определенные трудности, как объективного, так и субъективного характера (рост преступности, кадровая ситуация, техническая оснащенность и т.д.), которые не дают реальной возможности для более качественной и эффективной работы по обеспечению прав и свобод человека и гражданина и, в первую очередь, охране и защите конституционного права на жизнь.

Любое демократическое государство имеет своим долгом и обязанностью установить и гарантировать каждому лицу, которое находится на его территории право на жизнь, на свободу и личную неприкосновенность. Естественно, право на жизнь является приоритетным среди всех остальных, первообразующим, и из него вытекают другие права. Право на жизнь важнейшее право, обеспечение которого является первостепенной задачей государства. Стоит ли говорить о соблюдении других прав или свобод, если это право не будет воплощаться в жизнь. Но это только одна сторона медали, так как ,соблюдая лишь только это право, общество не будет полноценно функционировать и развиваться. Для этого, без сомнения нужно уважать и прочие права и свободы. Иначе это будет не право на жизнь, а право на жалкое существование. Следует отметить, что на сегодняшний момент, к сожалению, в российской правовой системе функции государства, которые направлены на обеспечение права на жизнь урегулированы не достаточно хорошо, нет такого механизма, который бы эффективно реализовывал полномочия государственных органов по охране основных прав и свобод человека и гражданина. Чтобы усилить правозащитную функцию государственных органов требуется расширение компетенции, полномочий, внесения необходимых изменений в действующее законодательство, а также нужно совершенствовать организацию системы органов государственной власти.

Соблюдение прав человека в стране обеспечивается, в первую очередь, уважением к личности и ее правам со стороны государственных служащих. Примеры пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения, осуществления арестов и задержаний с грубыми нарушениями закона, свидетельствуют об отсутствии такого уважения.

Для развития гарантий соблюдения прав до уровня международных стандартов реально лишь тогда, когда национальное законодательство исполняется беспрекословно. И конституция России и нормативные акты, касающиеся деятельности полиции провозглашают абсолютный запрет на применение пыток и насилия, а также другого жестокого или унижающего достоинство обращения. Все эти нормативные предписания предельно ясно изложены. Просто наличие в перечисленных ранее нормативных актах закрепленного права на жизнь, не достаточно. Нужна реальная практика, обеспечение права на жизнь.

 

 


 


[1]В соответствии со ст.20 Конституции РФ

[2]Международный пакт о гражданских и политических правах ч.1 ст. 6

[3]Ст.20 Конституции РФ

[4]Доклад «О нарушениях положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод странами» Европейского суда по правам человека

[5]Ст.2 Конституции РФ

[6]Фомиченко Т. М.

[7]Миронов О.О. Защита прав жертв террористических актов и иных преступлений. Специальный доклад Уполномоченного по пра­вам человека в Российской Федерации. М.: ИД Юриспруденция, 2003. С. 353-419.

[8] Время. 2004. № 9 (449). 18 марта.

[9]3 ст. 37 Конституции РФ

[10]Ст. 42 Конституции Рос­сийской Федерации.

[11] Основы законодательства РФ об охране здоро­вья граждан» от 22 июля 1993 г

[12] Закон РФ от 22 декабря 1992 г. «О трансплантации органов и (или) тканей человека».

[13] Закон РФ от 1 сентября 1993 г. «О донорстве крови и ее компо­нентов»

[14] ст. 47 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, ст. 1 Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека»

[15]ст. 47 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, ст. 1 Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека»

[16] Конституции РФ (ст. 21)

[17] Приказ Министерства здравоохра­нения РФ от 28 декабря 1993 г. № 302 «Об утверждении перечня медицинских показаний для искусственного прерывания беременности».

[18]Общественное здоровья и здравоохранения. Глава 7 теоретические аспекты медицинской этики, медицинской деонтологии, биоэтики

 

[19] Там же

[20] ст. 32 Основ законодательства РФ об охра­не здоровья граждан

[21] Ст. 33 Основ законодательства РФ об охра­не здоровья граждан

[22] Ст. 29 Всеобщая Декларация прав человека

[23]Статья 55 ч.3 Конституции РФ

[24]Статья 2 Европейской Конвенции

[25]п. 2 статья 20 Конституции РФ

[26]Генеральный Комментарий к Международной конвенции о гражданских и политических правах,

[27] Статья 4 Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах

[28]Глава 4.3 Планирование семьи «Основы медицинских знаний»

 

[29] Декларация о медицинских абортах

[30] Конституция США, от 17 сентября 1987года в разделе 10 части 3

[31] ст.26 Конституции ФРГ от 23 мая 1949 г

[32] Статья 24 Конституции РФ

[33] Часть 1 ст. 1 Конституции РФ

[34] Часть 2 ст. 1 Конституции РФ

[35] Статья 20 Конституции РФ

[36] В статья 3 Всеобщей декларации прав человека





Дата добавления: 2017-01-28; просмотров: 625 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.02 с.