Лекции.Орг
 

Категории:


Как ухаживать за кактусами в домашних условиях, цветение: Для кого-то, это странное «колючее» растение, к тому же плохо растет в домашних условиях...


Поездка - Медвежьегорск - Воттовара - Янгозеро: По изначальному плану мы должны были стартовать с Янгозера...


Объективные признаки состава административного правонарушения: являются общественные отношения, урегулированные нормами права и охраняемые...

Остановка номер один. "Провал"... 18 страница



Ей никогда не забыть высокую яркую Луну, широкие плечи любимого мужчины и огонь в его глазах, который, как и эта Луна на ночном небе, начал угасать лишь под утро, когда в комнату просочился тусклый рассвет…

 

Глава 67

- Эй, Ленка, - Оксана помахала руками перед затуманенными глазами подруги, стараясь рассеять её задумчивость и вернуть в здравомыслящее состояние, - я говорю тебе, зачем звонила?

- А… Привет, - как-то неохотно вырываясь из пелены своих воспоминаний, Лена тряхнула головой, отгоняя от себя на время сладкие мысли, - я хотела попросить… Совета, наверное.

- А что тебя конкретно интересует? – уточнила Оксана. – Ты просто учти, что я отпросилась всего на пару часиков.

Сегодня рано утром Лена разбудила Оксану своим неожиданным звонком и попросила подругу о встрече. Ожидая Оксану за одним из столиков кафе на солнечной улице, она даже и заметить не успела, как полностью погрузилась в плен сладостных воспоминаний … Лена даже не понимала, что в окаменевшем состоянии она провела уже добрую треть часа, а её мороженое уже успело превратиться в молочный коктейль… И только настойчивый знакомый голос подруги вывел её из поглощающего своей силой оцепенения…

- Это относительно Влада… Просто понимаешь, Оксан, тут раньше речь шла о вполне привычной обстановке, но дальше у меня возникают некоторые сомнения по поводу моего вида, - блондинка как-то недовольно поморщила носик и, поводив чайной ложкой по так называемому мороженому, продолжила. - Я могла себе позволить одевать джинсы, короткие майки. Но это всё лишь только потому, что обстановка располагала, а тут скоро ведь надо будет показываться с ним в более вечерней обстановке.

- Да, Кулёмина, там дамочки те ещё приезжают, - согласилась Оксана, - но это не значит, что ты тоже должна напялить на себя платье и шпильки, - поспешила успокоить подругу. - Тут просто надо тебя немного… облагородить. И я не я буду, Кулёмина, если не помогу тебе в этом, - задорно рассмеялась Оксана, беря подругу под локоть, жестом давая понять, что бы та встала.

И вот опять – прошло буквально пару минут, а Ленка вновь зависла. Шла, можно сказать, на автомате, дышала и моргала по инерции, по старой привычке… Оксана, конечно же, сразу заметила эти изменения подруги, ещё даже только увидев её за столиком кафе, она без труда определила причины такого невменяемого состояния подруги, а вернее, одну причину, но такую важную – это любимый мужчина. Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы догадаться, ЧТО произошло между ними. И в какой-то степени Оксана чувствовала себя неким спасательным кругом в этой сфере отношений Степнова и Лены. Да, конечно, рано или поздно у них дело, конечно, дошло бы до постели, но что-то подсказывало темноволосой девушке, что оно бы произошло немного не так, как этого должно быть в первый раз между влюблёнными… Оказала помощь? Может, да, а, может, и нет. Оксана этого не узнает ни сейчас, и даже ни потом, но тут ведь дело не в факте помощи, ей не нужна ничья благодарность, она всего лишь хотела видеть на лице Лены счастливую и, пускай даже глупую, улыбку.

- Мне нравится эта фраза, - наконец вынырнула из транса Кулёмина, - я буду не я… - медленно протянула она, всматриваясь куда-то вдаль. - Так вот и я буду не я, если не отомщу… Это не передать словами… Оно сильнее разума и здравой логики…

- А это уже мой промах, - тихо произнесла Оксана, признавая свою слабость, - я просто не смогла промолчать... Сама толкнула тебя туда, куда ввязываться не стоит. Лен, я честно не собиралась тебе говорить правду...

- Оксан, не оправдывайся! - пресекла Кулёмина поток бессмысленных на данный момент слов. - Я же тебе не о том сейчас говорю... Да если бы не ты, я бы так и оставалась в неведении!

- Зато была бы в безопасности.

- Безопасность ценой бездействия? Нет уж, спасибо... Я не жалею о своих поступках. До сих пор не могу слова подобрать этому чувству... - продолжила Лена свою начатую мысль. - Это сравнимо с тем, когда знаешь о возможной опасности, но всё равно, несмотря ни на что, шагаешь вперед... Меня обидели... Вытерли об мою душу грязные ноги... Пускай я позволила это сделать тогда, но теперь я не оставлю это просто так... Я знаю, где искать справедливость и, чёрт возьми, я буду не я, если не доведу это дело до конца...

Оксана даже и слова не смела вставить, она, наверное, впервые видела Лену в настолько странном состоянии. На лице гримаса ненависти, перемешанная с жаждой внутренней свободы, её зеленые глаза пылали недобрым огнем, в результате чего казались сейчас даже дьявольскими... Но как это больно... Лена сейчас просто машет кулаками после драки, она хочет выиграть последнее сражение, даже несмотря на то, что войну она уже давно проиграла... Гонг, возвещающий об окончании поединка, прозвенел, да, она проиграла, но она ещё сведет свои личные счеты с обидчиком... Как жаль, что по иронии судьбы один противник уже получил по заслугам... Жаль, потому что не успела Лена ему плюнуть в лицо перед тем, как он подох...

- Я хочу тебе даже спасибо сказать, - пустым взглядом попыталась выразить благодарность, - ты дала мне шанс. Шанс получить веру в то, что в этой жизни есть справедливость. И более того, я хочу видеть рожу этого урода, когда он поймет, кто я такая. Хочу заехать ему со всей силы по его "достоинству", - презренно сощурив глаза, она приподняла руки чуть вверх, движениями пальцев закавычивая нужное слово.

- Лен, ты, главное, будь осторожна и старайся быть на глазах у Степнова, - попытка достучаться до затуманенного злостью разума.

- Я это знаю... На это и делаю главную ставку... Только важно, чтобы никто ничего не успел понять. А уж тем более Влад.

- На самом деле вот это уже будет не так страшно. Я знаю Влада, с ним можно по-хорошему договориться, главное, не идти против него.

- А ты давно его знаешь?

- Порядочно для того, чтобы заявлять такие вещи, ведь именно он когда-то давно мне очень сильно помог...

- То есть? - не поняла Кулёмина.

- Ты же ведь помнишь, что я говорила тебе, что работаю с самого детства? - Лена утвердительно кивнула головой. - Я же ведь росла сиротой, улица была моим домом. Я настолько была самостоятельна, что даже и не успела заметить, как уже воспитательницы из детдома дружно махнули на меня рукой... Да, отрицать не буду, я вела воровской образ жизни пару лет, несколько раз ловили даже с поличным, да вот только я умудрялась сбегать... Я много путешествовала... Поездами, на попутках, пешком... Это была моя школа жизни, в которой на тот момент я так и не успела найти свой путь... - Лена, затаив дыхание, внимательно слушала свою подругу. - А в один вечер многое изменилось. Я мелкая тогда была, лет восемь, вновь зайцем куда-то ехала... Был уже вечер, у нас была остановка минут на десять, я вышла на перрон, а там ко мне подошел Влад. Спрашивал, где мои родители, почему я одна гуляю, а я, смотря прямо ему в глаза, отвечала то, что он не рассчитывал услышать. Нет у меня родителей, что тут ещё можно было сказать... А потом слово за слово... Он тогда мне сказал, что во мне есть потенциал... И это было действительно так, поскольку я уже знала, что эта за жестокая штука – жизнь... С тех самых пор я стала работать вместе с ним, он меня многому научил, он вытащил меня из этой ямы, в которой я, будучи ещё совсем маленькой девчонкой, погрязла по самые уши.

- Так выходит, ты давно уже знаешь Влада? - расширила от удивления глаза Лена. - А как же то, что ты говорила, что это твой парень тебя познакомил с этой компанией?

- Немного слукавила, - призналась Оксана в своей лжи, - но мы с ним именно там и познакомились. А вот что касается Влада, то да, мы уже давно знаем друг друга. Просто не стала тебя знакомить с ним через себя, это было бы слишком опрометчиво с моей стороны.

- А сколько ему лет? - вдруг спросила Лена.

- Тридцать шесть, - ответила Оксана, мысленно смакуя реакцию подруги на её ответ, поскольку, что ни говори, а Влад выглядел крайне хорошо для этих лет.

- Ничего тебе, - не скрывала своего удивления Лена, - я бы ему лет тридцать могла бы дать, но не более...

- Да, красавчик тот ещё.

- Оксан, - Лена вдруг притормозила, приковав свой ледяной взгляд к тёмным глазам подруги, - ты что, до сих пор занимаешься кражами? – она, конечно, имела ввиду не банальное мелкое мошенничество, а более крупные махинации.

- Конечно же нет, я не занимаюсь этим с тех самых пор, как Влада встретила, - Кулёмина облегченно вздохнула, что не скрылось от Оксаниного взгляда. - А чего ты так напряглась-то? - рассмеялась она. – Просто я нахожусь на неком попечении у Влада.

- Ты… с ним спишь? – тут же спросила Лена.

- Нет, - уверенно ответила Оксана, - просто так вышло, что я была всё это время рядом, время шло, и ничего не менялось.

- Оксан, - обратилась Лена к подруге, направляясь вместе с ней по солнечной улице вдоль аллеи, - я вот, если честно, то не до конца поняла...

- Что именно?

- Как ты оказалась со мной в палате? - Лена действительно не понимала этого и только теперь захотела это спросить.

- Если серьезно и откровенно, то мне просто захотелось ото всех спрятаться, хотя в больницу позвонили мои соседи, ссылаясь на мое неадекватное поведение, и именно под их ответственность меня и положили в больницу. Только потом уже, спустя недели две, то есть совсем недавно, мне сказали, что, мол, моё внутреннее состояние нормализовалось и я могу быть свободна и бла-бла-бла... Бред всё это конечно. Им просто многого не понять, но я и не стремилась никому ничего объяснить. Мне это не надо. Да вот только я попросила меня ещё немого подержать в больнице, чтобы, так сказать, закрепить результат лечения. Да, я могла бы и сама уйти, просто это было бы сделать не очень легко, проще дождаться того момента, когда тебя выпишут, - казалось, слова отскакивали от зубов, как заученный школьный стишок.

В её словах Лена нашла ответы на свои вопросы, но... чёрт возьми, почему же в её блондинистой голове до сих пор не может сложиться нужная картина, почему до сих пор эта девушка кажется ей сплошной загадкой? Хотя... такие вещи, как установка, приступ паники Лена явно не может нормально осмысливать в силу того, что ей это просто раньше не было знакомо. Так может, и не стоит пытаться до конца понять то, что твой мозг не сможет усвоить? Скорее нет, чем да... Просто, как всегда, на это необходимо время...

- Лен, - вывел Кулёмину из задумчивого состояния голос подруги, - а что же ты? Почему тебя оставили в больнице? Почему Степнов не забрал тебя оттуда сразу же?

- А в моей истории всё гораздо проще. Когда меня на скорой привезли в больницу, я была не в самом лучшем физическом состоянии... - Лена невольно опустила взгляд на свои руки... Что-то неприятно защипало внутри... Пришлось потереть пальцами переносицу, чтобы отогнать от себя это тоскливое чувство... - У меня было много ран и ссадин, к тому же я была практически без сознания и под действием какой-то наркотической дряни, поэтому ближайшие пару дней, я так думаю, меня бы в любом случае продержали бы для стабилизации состояния, для проведения анализов... Это хорошо ещё, что в кровь никакая зараза не попала... И отвезли то меня в эту больницу, потому что сразу подумали, что я наркоманка, только потом выяснилось, как было на самом деле… И даже не сразу мне поверили, только потом уже, поле того, как у меня кровь на анализ брали, поняли, что я наркотики не принимаю. Но это ведь одна из причин. А было ещё две, одна из них - это то, что я вообще не могла никого видеть и со Степновым поссорилась... У меня даже и мысли не было, чтобы кому-то позвонить, попросить, чтобы меня забрали, у меня бы просто язык не повернулся бы рассказать об этом кому-то из знакомых. Да и Степнов узнал только потому, что надо было кого-то из моих близких поставить в известность… А последняя, и самая главная, причина - это ведь мой поход в душ... Я бы, наверняка, уже через пару-тройку дней после всего случившегося была свободна. Про душ я вообще не хочу говорить, а уж тем более вспоминать, - немного холодно продолжила Лена, - просто на меня медсестра нажаловалась, она заявила, что я хотела покончить с собой, хотя этого не было, это глупое стечение обстоятельств...

Между девушками повисла напряженная тишина, нарушаемая лишь гулом прохожих и шумом проезжающих по дороге авто. Ни одна из девушек не собиралась сейчас ничего говорить. Оксана – она вела какую-то свою игру, понятную лишь ей одной. Может, Лена этого пока не осознала, но настанет ведь тот час, когда она поймет, что из себя представляет её подруга... А Лена... Лена предпочла сейчас заняться более приятной вещью, которая в тягостные времена, проведенные ею в больнице, не позволяла впасть в депрессию - это воспоминания, тёплые и сладкие... Буквально вчера утром она, закутанная в мятые простыни, проснулась после первой ночи, проведенной со своим любимым мужчиной... Лена этого не забудет, да и Виктор тоже будет всегда хранить в памяти этот светлый момент...

 

Глава 68

Тепло... Очень тепло... Будто продрогшая до мозга костей внутренняя сущность была наконец согрета от того уничтожающего и пронизывающего холода одной роковой ночи, которая своей силой смогла оставить пожизненный след в душе молодой девушки...

Смуглые крепкие руки уверенно обнимают бледные плечи блондинки, голова которой мирно покоится на плече мужчины... Ни один из них уже не спал, но всё же тщательно пытался скрыть сей факт в немой попытке продлить этот сладостный момент тихого и безмолвного счастья... Ни хотелось ничего, абсолютно ничего, просто лежать вот так в объятиях своей второй половинки и желательно вечно... Однако, всё хорошее, ровно так же как и плохое, имеет одно свойство - рано или поздно заканчиваться... Виктор уже и сам не заметил, как его ладони стали нежно и практически невесомо ласкать Ленины плечи. Она в ответ невольно улыбнулась, прижавшись к Степнову ещё ближе.

- Давно не спишь? - тихо прошептала она, начиная выводить тонкими пальчиками замысловатые узоры, очерчивая невидимыми линиями кубики мужского пресса.

- Не очень, - хрипло отозвался Виктор, повернув голову в сторону. - Ждал, когда ты проснешься, - поцеловал девушку в макушку.

- Это кто ещё кого ждал, - тихая усмешка в грудь мужчины...

Это сладкое чувство... Их любовь... Она такая магическая, такая сильная и опьяняющая... Она настолько проста, но вместе с тем она не поддаётся объяснению… Каждый новый шаг – как погружение в пропасть – затягивает с невероятной силой и не хочет отпускать… Не известно, сколько продлится эта любовь, но сейчас лучше её нет ничего на свете. Надо ценить этот момент хотя бы потому, что он может закончиться…

- Значит, тоже не спишь, партизанка, - ни капли укора в голосе, только лишь лёгкая усмешка, - а я вот лежу, между прочим, жду, когда ты проснёшься...

- Зачем? - всё так же тихо шепчет она.

- Если честно, то не знаю, - аккуратно вытащив из-под Лениной головы немного затекшую руку, Виктор чуть спустился вниз, чтоб иметь возможность быть с девушкой на одном уровне, - а может, я просто хотел посмотреть тебе в глаза и сказать, что очень сильно тебя люблю, - почти беззвучно сказал он, заглядывая в зелёные глаза.

- А что, ночью не насмотрелся? - хитро приподняла брови.

- Нет, - хмыкнул он, вспоминая о том, как в эту самую, их первую, ночь он попросил её открыть глаза... Эта просьба была на уровне инстинкта и оба это прекрасно понимали, правда вот только для Лены это было нечто большее, оно означало одно - Он не думал о той ночи, не вспоминал, что тогда произошло... Просто любил её до ярости…

- А, знаешь что… - она сморщила брови и чуть прищурила глаза. - Я бы не отказалась от кофе.

- Конечно, всё что угодно, - по-прежнему тихо шепчет ей, заглядывая в самую вглубь её выразительных глаз. Поцеловал в висок, шепнул, что любит…

Приготовил для своей любимой кофе и подал горячий напиток прямо в постель… Такого больше не будет… Эта была их первая ночь, они лишь только смогут её повторить… Ну и пускай Он тут же пошёл выгуливать пса, не это столь важно… Поступки не имеют тут как таковой силы, потому что ощущения заполняют всё сознание, они как ничто другое, как ни одно действие, способны врезаться в память сердца и оставить там глубокий след… Наверное, не и существует более сладостного «ранения», чем это…

- Так, Кулёмина! - сквозь нахлынувшее ощущение сна, Лена услышала громкий командный голос Степнова. - Я не понял, ты почему ещё в постели?

- Ммм, - разочарованно протянула Лена, - ну что ты мне поспать не даешь? - Лена натянула одеяло на голову и, согнув ноги в коленях, притянула их к груди.

- Я же тебе кофе сделал, думал, сейчас с Люциком прогуляюсь, вернусь - а ты уже на ногах, - Виктор присел сбоку от девушки и потянул за край одеяла, стягивая его с сонного лица девушки.

- Да выпила я твой кофе, - отозвалась Лена, - и более того, даже умыться успела, - и, ухватившись за одеяло, вновь "выключила свет".

- Ну и чего ты, Ленка? - мужчина чуть заметно усмехнулся. - Не сбивай себе режим.

- Опять ты с этим режимом... Иди лучше ко мне, - чуть приоткрыв один глаз, она позвала мужчину... А ему дважды повторять не надо...

Тут же прошмыгнул к ней под одеяло, прижимая к себе её горячее тело, она быстро нашла его губы своими и начала их терзать, иногда нетерпеливо покусывая... Перевернула мужчину на лопатки, беря инициативу в свои руки. Проводя руками по груди мужчины, она добралась до живота и стала приподнимать футболку Степнова вверх, оголяя его торс... Он хрипло втянул воздух, переместив ладони на упругие ягодицы девушки... Соприкасаясь обнаженными участками тел... Как разряд тока - окунает в другую реальность...

- А теперь можно дальше спать, - растянувшись в довольной улыбке, Лена в прямом смысле слова сползла с ничего не понимающего Степнова и, удобно пристроившись рядом, закрыла глаза. Через мимолетную долю секунды она услышала, как пространство комнаты наполнилось звонким смехом мужчины. Лена и сама уже еле удерживала смешок, который так и просил свободы - а всё-таки, что ни говори, она каждый раз, каким бы боком ситуация к ней не вставала, поворачивает её под себя, идя наповоду у своих каких-то необоснованных логически желаний. За последние пару недель она сделала всё, что бы довести Степнова до белого каления... Пусть и делала она это не намеренно, даже не подозревала о результатах своих поступков и действий, но в такие моменты в её душе веселился маленький чертёнок, который, казалось, и не пропадал вовсе...

- Это не честно, - практически прорычал Виктор и, развернув уже смеющуюся Ленку к себе лицом, навис над ней, - спать я тебе всё равно не дам!..

...То утро не было единственным, но оно было первым...

 

Глава 69

Тихий вздох, резкий поворот головы в сторону окна - темные тучи грозно нависли над Москвой, готовые вот-вот разразиться сильным ливнем. Направление взгляда в другую сторону - и Лена обнаружила, что на часах уже три часа дня. Матерь божья! Ненасытные ночи в объятиях любимого мужчины не проходили бесследно: Лена засыпала лишь под утро, вдоволь насытив свой сексуальный голод, который просыпался весьма резко от настойчивых прикосновений мужчины, от его бурных ласк и так любимого хриплого дыхания...

А теперь же блондинка, скинув с тебя белоснежное смятое одеяло, начала бегать по квартире, пытаясь как можно быстрее привести себя в порядок. "Опять Степнов куда-то запропастился! Хоть разбудил бы меня, что ли!" - Лена обязательно сказала бы это вслух, да погромче, и, желательно, сопровождая всё это нецензурными выражениями, да вот только во рту у нее была зубная паста и щётка...

Наспех собравшись, Лена быстро выскочила из дома и направилась в сторону метро. Через каких-то тридцать минут она уже натягивала на свои пыльные кроссовки сине-зеленые бахилы... Часы посещения больных Лена, конечно же, проспала, но всё же надеялась, что ей сегодня удастся встретиться с Оксаной.

Не то чтобы Лена так сильно горела желанием увидеть подругу, она бы просто могла отложить визит к Оксане на следующий день, но причиной такой внезапной спешки служило одно - сегодняшним ранним утром, около пяти утра, когда её сознание вкупе с измученным телом готово было погрузиться в сладостное и желанное царство Морфея, до её мозга внезапно дошёл один простой факт, которому она ранее просто не придавала должного значения, принимая его за пустяк - ведь ей тогда не показалось! она не уснула! это не плод её воображения!

Несколько дней назад, после того как Лена виделась с Оксаной в больнице, произошло то, что Кулёмина списала на состояние легкой сонливости и расслабленности. Но сегодня, прокрутив в голове ещё раз ту ситуацию и их разговор, Лена поняла, что истинное название Оксаниного так называемого тренинга - гипноз... Она не знала, как он на неё подействовал сейчас, ей это было не важно, а на главный план сейчас вышел вопрос - а что будет после? Совсем недавно Лена своими глазами видела, до чего могут довести Оксанины игры с подсознанием. И что теперь будет с ней?

Догадка о гипнозе проскользнула в блондинистой голове совершенно случайно, но, только появившись, она заняла главенствующее положение и была признана единственно верной. Стало невыносимо дико. Дико, как будто это было что-то невероятное и невообразимое, - будто это был холодный ветер в теплый день, или луч солнца в ночи, или хлопья снега, падающие на зеленую листву деревьев... Редко, но метко - определение этому странному и дикому чувству... Лена знала, что гипноз существует, но, вместе с тем, он ещё никогда не был частью её жизни, а то, что нам неведомо, вызывает не только любопытство, но также и страх...

Несмотря на то, что Степнов этой ночью вместе с Ленкой "не спал" и готов был уже дать своему организму заслуженный отдых, он заметил, что по Лениной спине пробежала странная дрожь, которую девушка предпочла списать на легкий холод... Несомненно, Кулёмина почувствовала себя гораздо уютней, когда Виктор, укутавшись вместе с ней получше в одеяло, прижался к ней своим горячим телом, желая поделиться теплом... А вот собственные опасения Лена решила оставить при тебе до тех пор, пока она во всем не разберется сама...

 

- А она выписалась сегодня утром, - беззаботно ответила медсестра на Ленин вопрос о том, может ли она повидаться с Оксаной.

- То есть как это? - не могла сориентироваться Кулёмина в этой, казалось бы, простой фразе.

- Как? - немного смутилась женщина, поправляя чуть съехавшие с удобного положения очки. - Да просто сходила к своему врачу, поговорила... Ей уже неделю назад говорили, что уже можно выписаться.

- Это я понимаю, - немного грубо сказала Лена, - я просто одного понять не могу, почему я об этом ничего не знаю?! - вопрос скорее носил риторический характер, но сорокалетняя женщина в белом халате всерьёз задумалась над ответом. - Хотя... - задумчиво протянула Лена, - может, она и звонила мне, - всё в такой же отрешенной форме Кулёмина закончила свою фразу, предполагая, что она могла просто пропустить звонок подруги. - Ладно, не обращайте внимания, я, пожалуй, пойду тогда, - скупо попрощавшись с медсестрой, имя которой Лена помнила весьма смутно, она хотела уже покинуть "любимые" стены своего бывшего пристанища.

- Постой, - окликнула женщина Лену, - а ты же ведь помнишь Кирилла?

- Да, - чуть хрипло ответила блондинка, в душе признаваясь самой себе, что она была бы весьма и весьма не прочь получить очередной всплеск эмоций и выброс адреналина в кровь...

- Парень-то совсем молодой ещё был, и двадцати пяти даже не исполнилось, - запричитала медсестра, - а тут сердце не выдержало... Представляешь, оно просто остановилось, - посмотрела на Лену чуть влажными глазами.

А день становился всё интересней и интересней... Лена не хотела верить собственным ушам, однако сделать это пришлось... Кажется, женщина продолжала что-то говорить, только Лена её уже не слышала, потому что главное она успела услышать, а остальное не имело особого значения... Чёрт! Вокруг что-то происходит, эпицентр событий находится прямо перед носом, а вот что именно творится, Лена так и не понимала... Не понимала, пока не стала собирать воедино все свои воспоминания, связанные с её странной соседкой по палате... Как маленькие осколки пазла, фразы проносились в голове, постепенно выстраиваясь в правильном порядке и приобретая истинные очертания...

Лена медленно шла по коридору... За окном сверкнула молния... Нашла спиной опору в виде стены и съехала вниз, усаживаясь на корточки... Как же ей сейчас хотелось, чтоб все её выводы оказались лишь совпадением или случайным недоразумением...

 

Глава 70

Прищурив глаза и нахмурив лоб, Лена пыталась сфокусировать зрение, чтобы получше увидеть картины прошлого, которые сейчас мелькали с невероятной скоростью, будто бы она сейчас каталась на карусели. Стараясь собрать звенья одной цепи, она начинала всё тяжелее дышать. Воздуха будто не хватало, лёгкие сдавливала какая-то непонятная пустота. Страх осознания сковал ноги, сердце заколотилось невыносимо быстро, Лене начало казаться, что её сейчас лихорадочно трясёт, хотя со стороны это было скорее похоже на сильный ступор…

 

Вспомнила свои же мысли:

…«Нууу, картина маслом, как говорится, хотя, что-то мне всё это кажется каким-то знакомым, только вот не могу вспомнить…»

- Ну и, позволь спросить, чем ты сейчас занимаешься?

- Понимаешь, я не хочу сейчас быть одна, мне нужно, чтобы за мной присматривали. Вот у тебя есть человек, который навещает тебя, беспокоится. А теперь и я буду под присмотром… Это ненадолго… До тех пор, когда Он не придет… А я знаю, это будет скоро…»…

 

- Чёрт! - тихо выразилась Лена, стукнув кулаком по стене.

«И как я сразу этого не вспомнила?! Вот ведь идиотка! Несколько лет назад ведь я смотрела фильм, где главная героиня сходила с ума… Парень однажды застал её, когда она вырезала из журналов фотографии с глазами и расклеивала их на стене… И почему я сразу об этом не вспомнила? Она же ведь просто играла на публику, понимала ведь, что это увидят»…

 

Эта девчонка, смотря прямо в глаза и совершенно не задумываясь врала, врала так, что Лена не сомневалась в её словах. Она давала какие-то наводящие фразы, которые только теперь Лена удосуживалась собрать в единую картину…

 

…« - Сознание – такая вещь, которую очень легко обмануть…»…

 

Одно понято точно: Оксана явно играла как со своим сознанием, так и сделала попытку сделать это с Ленкиным, что сейчас волновало девушку не так сильно в связи с тем, что новые воспоминания сложились в ещё более шокирующую мысль…

 

…« - Дай мне свою руку!

- Зачем?

- Сейчас будем с тобой тренинг проводить. Ты не бойся…

- А что, мне стоит чего-то бояться?

- В том-то и дело, что нет, но, просто, раз уж я спросила, значит, есть то, что может насторожить…»…

 

«И почему я позволила ей этот тренинг грёбаный? Зачем? Зачем я ей так доверяла? Чёрт! А если это как-то и на моём состоянии отразится? Я же ведь глазами своими видела, к чему оно может привести. И о чём я тогда в тот момент думала?» - одно звено за другим, выстраиваясь в правильную последовательность, постепенно выдавали общую картину происходящего, однако, чем длиннее эта цепочка становилась, там тяжелее становился невидимый груз с неимоверной силой давящий сейчас на сердце.

 

…« - А мой рассказ будет еще короче: мне девятнадцать, и я – актриса театра под названием «жизнь»…

- Только не вздумай ко мне подойти!...

Блефует или нет?.. Кровь брали? Брали. Она ведь и действительно могла потерять сознание. А что если это только игра?

- Что ты там за цирк устроила?

- И не цирк это вовсе! Это, между прочим, искусство, которому тоже надо учиться, причем не один день.

- А нельзя это было как-то попроще провернуть? Зачем надо было кровь сдавать? А потом падать якобы в обморок?..

Она всегда, незаметно уходит от этого разговора, меняя тему. Порой даже казалось, что она специально где-то училась искусству «вешанья лапши на уши», эта девчонка врала не краснея, придумывая на ходу правдоподобную историю во всех красках и подробностях…

- А ты умеешь взламывать замки?

- … умею. Там, между обналичкой и самой дверью, есть почти сантиметровый зазор, а, поскольку замки автоматические, то дверь легко будет открыть пластиковой картой…»…

 

«Да какое нафиг искусство? Это просто бред какой-то! Такое чувство, что я оказалась в каком-то малобюджетном фильме. Она просто издевалась над окружающими и в душе смеялась! Ладно там остальные, но я-то ей что такого плохого сделала, что она так меня подло обманывала? Я-то думала, от куда знает всё то, что мне казалось таким далёким и неестественным…» - Лена медленно спустилась ещё ниже и теперь сидела на прохладном полу, поджимая к груди ноги и продолжая вспоминать…

 

…« - Я работаю с восьми лет… Я же ведь росла сиротой, улица была моим домом… Да, отрицать не буду, я вела воровской образ жизни пару лет, несколько раз ловили даже с поличным, да вот только я умудрялась сбегать... Я много путешествовала... А в один вечер многое изменилось. Я мелкая тогда была, лет восемь, вновь зайцем куда-то ехала... Был уже вечер, у нас была остановка минут на десять, я вышла на перрон, а там ко мне подошел Влад…А потом слово за слово... Он тогда мне сказал, что во мне есть потенциал... И это было действительно так, поскольку я уже знала, что эта за жестокая штука – жизнь... С тех самых пор я стала работать вместе с ним, он меня многому научил, он вытащил меня из этой ямы, в которой я, будучи ещё совсем маленькой девчонкой, погрязла по самые уши.





Дата добавления: 2017-01-21; просмотров: 186 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.015 с.