Лекции.Орг
 

Категории:


Макетные упражнения: Макет выполняется в масштабе 1:50, 1:100, 1:200 на подрамнике...


Объективные признаки состава административного правонарушения: являются общественные отношения, урегулированные нормами права и охраняемые...


Агроценоз пшеничного поля: Рассмотрим агроценоз пшеничного поля. Его растительность составляют...

SC — Сидней (Новая Шотландия) — Англия 22 страница



 

Германские контрмеры не заставили себя ждать. Против транспортных эскадр были брошены подводные лодки и самолеты. Кроме того, было принято решение о немедленной оккупации Туниса. 9 ноября парашютисты приступили к этой операции, которая была затем продолжена с использованием воздушного и морского транспорта, в то время как 11 ноября британское соединение высадило войска в Бужи, а на следующий день — в Боне. Итальянцы, между тем, захватили Корсику. Минные заграждения к западу от Сицилийского пролива были ими усилены уже при появлении флота союзников. Возвращаясь в базу после постановки минных [306] заграждений, новый разведывательный крейсер «Реголо» был поврежден торпедой, выпущенной подводной лодкой.

 

Германские войска вступили также в остававшуюся ранее неоккупированной часть Франции. Ради французского флота гросс-адмирал Редер добился заключения особого соглашения, создававшего вокруг Тулона нейтральную зону. свободную от немецких войск. За это французский адмирал, командовавший флотом, обязался не совершать действий, враждебных державам оси, и оборонять Тулон против любой попытки высадки десанта. Оба флота были полны решимости соблюдать этот договор. Гитлер, однако, мыслил, иначе и утром 27 ноября приказал 1-му танковому корпусу войск «СС» занять Тулон. Французский флот был уничтожен собственными экипажами, 61 корабль (225000 т) был затоплен, но преимущественно на мелком месте, так что впоследствии удалось поднять и вернуть в строй ряд малых кораблей. Пяти подводным лодкам удалось уйти в- море, хотя германские самолеты ставили магнитные мины у выходов из гавани. В Бизёрте немцы захватили несколько эсминцев и подводных лодок, которые, однако, не принесли им большой пользы.

 

После удавшейся оккупации Туниса с портами Тунис и Бизерта Гитлер поговаривал о контрнаступлении на Касабланку (расположенную в 1600 км). Как и обычно, он даже отдаленнейшим образом не учитывал трудностей снабжения по морю при отсутствии господства на последнем. С 11 по 28 ноября 1942 г. удалось доставить в Тунис 33000 т военных материалов, причем потери в судах составили 59000 брт. Затем потери итальянского транспортного флота (включая суда, потопленные бомбами в гаванях) возросли до 96 000 брт в декабре, 130 000 — в январе 1943 г., 96 000 — в феврале, 100000 — в марте, 108 000 — в апреле и 120 000 — на протяжении мая (в том числе 65000 брт в гаванях).

 

Около двух третей всех потерь были вызваны воздушными налетами. Однако к этому времени англичане стали вводить в действие против конвоев с запада и востока также и надводные корабли, которые получали от воздушной разведки точные данные об этих конвоях. Так, в ночь на 2 декабря 1942 г. они потопили или повредили из состава четырех конвоев (12 пароходов и 18 кораблей охранения) 6 пароходов и 4 корабля охранения, сами потеряв при этом всего один эсминец. В декабре погибло при транспортировке 60 процентов грузов, так что войска получили только одну [307] пятую октябрьских поступлений. Чтобы избежать потерь в личном составе, войска доставлялись преимущественно на самолетах и эсминцах — этим путем прибыло 52 000 человек. Это означало, что из вооружения они могли иметь при себе одни винтовки и ручные пулеметы. Большая численность находившихся в Тунисе сил (250000, считая и Африканский корпус) была обманчива, ибо боевые качества этих отборных войск даже в отдаленной степени не могли быть использованы вследствие недостатка топлива, боеприпасов и тяжелого оружия. Несколько танков типа «Тигр», которые прислал Гитлер, ничего не смогли изменить. Из состава итальянского флота в Неаполе, помимо трех новых линкоров, находилось в боевой готовности 2 тяжелых крейсера, 6 легких крейсеров и 12 эсминцев. 4 декабря 1942 г. при налете бомбардировщиков на эту гавань перевернулся легкий крейсер «Аттендоло». После этого эскадра вернулась в Специю, а тяжелые крейсера — в Маддалену. 10 апреля 1943 г. высотные бомбардировщики потопили в этом пункте «Триест» и нанесли серьезные повреждения «Гориции». Ряд воздушных налетов на Специю причинил значительный ущерб арсеналу и верфи, при этом несколько мелких кораблей пошло ко дну, а «Литторио» были нанесены легкие повреждения.

 

Набег с применением малых боевых средств. 11 декабря 1942 г. итальянская подводная лодка «Амбра» (капитан-лейтенант Арилло) проникла в Алжирскую бухту, прошла под сетью и опустилась на дно под группой пароходов, стоявших на рейде. Здесь она выпустила 3 управляемые торпеды с двумя человеками на каждой, и 10 пловцов с присасывающимися зарядами. Им удалось повредить вспомогательный крейсер и 3 больших парохода, из которых два пошли ко дну. Пловцы на обратном пути были обнаружены, «Амбра» не смогла принять их на борт, как было первоначально предусмотрено, но сама благополучно вернулась в Специю. В январе англичане ответили на визит и торпедировали с помощью торпеды, управляемой одним человеком, разведывательный крейсер «Траяно», на котором в гавани Палермо устанавливалось вооружение.

 

В мае и августе 1943 г. итальянским пловцам, тайно доставленным на судне в испанский порт Алхесирас, напротив Гибралтара, удалось потопить или повредить несколько [308] транспортов, стоявших на гибралтарском рейде. Х флотилия торпедных катеров и малых боевых средств князя Боргезе продолжала после капитуляции Италии воевать на стороне Германии.

 

Конец в Тунисе

 

21 января 1943 г. Африканская армия очистила Трип и отошла на позицию Марет в Южном Тунисе. В феврале для снабжения войск оставались суда с тоннажем в 300 000 брт — несмотря на прибытие тоннажа из Южной Франции. При этом приходилось заботиться не об одном Тунисе. Итальянские острова и Додеканез также нуждались в подвозе по морю. Потребность Сицилии в различных грузах, составлявшая 200000 т в месяц, всего на одну пятую удовлетворялась железной дорогой.

 

В феврале Роммель предпринял с шансами на успех ещё одну попытку использовать имевшиеся в наличии горючее и боеприпасы с целью предпринять операцию по внутренней линии и разгромить противника на западе. Удар, нанесенный им во фланг еще неопытного противника, первоначально принес значительные успехи, но не достиг коммуникаций последнего, главным образом вследствие отсутствия единого командования и недостатка взаимодействия. Так была упущена последняя возможность перехода в наступление, которое дало бы возможность пополнить собственные запах за счет противника и обеспечить себе передышку, пусть временную. С этого момента уже нельзя было предотвратить гибель войск в Северной Африке.

 

Небольшому немецкому штабу, прикомандированному «Супермарине» в начале марта и обладавшему особенно ценным опытом борьбы в прибрежной полосе, удалось несколько улучшить условия снабжения. В апреле из 50 000 т прибыло к месту назначения 30000 т, то есть больше, чем в декабре. 16 апреля итальянские торпедные катера «Чиньо» и «Кассиопеа» искусно сражались с крупными британскими эсминцами и потопили один из них. «Чиньо» при этом также пошел ко дну, но охранявшийся им пароход достиг места назначения.

 

Однако никакое самопожертвование не могло принести пользу, когда свои истребители оказались неспособными помешать вражеским высотным бомбардировщикам потопить 2 больших парохода приблизительно с 15 000 т груза всего [309] в нескольких милях от Бизерты, после того как корабли охранения отбили в море все атаки подводных лодок. Этим кораблям — большей частью итальянским эсминцам, миноносцам и корветам, а также бывшим французским судам с немецкими экипажами — приходилось тяжело. С ноября 1942 г. по май 1943 г. итальянцы потеряли 28 эсминцев и торпедных катеров, а 62 единицы были повреждены.

 

Следовало бы сделать необходимые выводы и эвакуировать из Туниса столько солдат, сколько было возможно. В марте и даже в первой половине апреля это можно было без труда осуществить с помощью эсминцев и транспортных самолетов. Таким путем удалось бы перебросить на Сицилию личный состав двух отборных дивизий, для которых в Тунисе все равно не было тяжелого оружия и боеприпасов. Однако Гитлер заставил командующего Южной группой войск до последнего дня направлять туда солдат с одним лишь ручным оружием. 7 мая 1943 г. бывший греческий эсминец «Гермес» (капитан 1 ранга Рехель), на борту которого находились новобранцы дивизии «Герман Геринг», у побережья Туниса пал жертвой воздушного налета. Даже когда в руках немцев не оставалось ни одного порта, в Тунис было послано еще 3 транспорта, которые погибли совершенно зря. 11 мая сопротивление в Тунисе прекратилось. 250000 человек попали в плен; три пятых этого количества составляли немцы, среди которых было все, что осталось от армии Роммеля.

 

Через шесть недель вернулся капитан-лейтенант с несколькими рядовыми. Они все время прятались на островках у побережья Туниса, захватили у противника моторную лодку и раздобыли бензин у арабов — жителей африканского материка.

 

Сицилия

 

Потеря Северной Африки явилась расплатой за неоднократно повторявшуюся ошибку, выразившуюся в неиспользовании благоприятной обстановки на Средиземном море. Теперь выяснилось, что это закрытое море было не крепостным рвом в континентальном понимании, а операционной линией и транспортной магистралью, которую использовал враг, обладавший господством на море. Переформировав свои соединения, он занял в июне после непродолжительного обстрела остров Пантеллерию, который капитулировал, не [310] исчерпав своих возможностей сопротивления; аэродром этого острова представлял большую ценность для высадки на Сицилии. За ним последовали Лампедуза и Линоза, расположенные к юго-западу от Сицилии.

 

На немецко-итальянской стороне не было уверенности относительно того, где намерен атаковать противник: на Сардинии, на Сицилии или в Греции; поэтому не был образован. центр тяжести обороны. 10 июля 1943 г. после основательной подготовки восемь дивизий высадились в различных пунктах южного и восточного побережья Сицилии, от Гелы до района к югу от Сиракуз, под прикрытием и при поддержке 280 военных кораблей, в том числе боевой группы из 6 линкоров и 2 авианосцев, а также 3700 самолетов. В операции участвовали десантные суда, в частности, впервые примененные «LST» («Landing Ships Tanks»){100}, каждый которых имел на борту 2 небольших десантных судна 20 танков, либо же DUKW — 2,5-т грузовиков-амфибий, так сказать, земноводных рабочих лошадей, которые выгружались в море через откидной порт. Операция удалась полностью, за исключением высадки парашютистов, из которых лишь немногие достигли цели. Контратаки немецких танков не дали эффекта из-за огня корабельной артиллерии. Особенно приспособленными для противотанковой обороны оказались легкие крейсера, каждый из которых имел батарею в составе 15 скорострельных 15-см орудий.

 

Крупные корабли итальянского флота не вмешивались военные действия к югу от острова, следуя решению, принятому в «Супермарине» после оживленной дискуссии, при отсутствии истребителей с хорошо обученными летчиками участие их в борьбе представлялось безнадежным. Только подводные лодки и немецкие торпедные катера несли противнику некоторые потери; при этом за несколько дней погибло восемь итальянских подводных лодок. Итальянские войска рассеялись; через некоторое время только немецкие дивизии продолжали еще обороняться в районе предмостного укрепления близ Этны. Укрепленный военный порт Аугуста был поспешно очищен и сдан противнику, В ночь на 8 августа два итальянских легких крейсера предприняли набег на американские вооруженные силы, действовавшие на северном побережье, но, достигнув высоты Устики», преждевременно отказались от продолжения его. [311]

 

Угроза потери Сицилии означала конец владычества Муссолини. 17 июля он встретился в Фельтре (Северная Италия) с Гитлером, который смог помочь ему одними только грубыми словами. Несколькими днями позже Муссолини был свергнут. Та сила сопротивляемости, которой обладали итальянцы, истощилась. Новое правительство Бадольо сделало, правда, официальное заявление о своем намерении продолжать войну, но вступило в тайные переговоры с союзниками. Англичане методично наступали вдоль восточного побережья Сицилии, медленно продвигаясь вперед; американцы, действовавшие на северном побережье, обогнали их. В этих условиях удерживать остров было невозможно. С 14 по 17 августа немецкие дивизии эвакуировались, успешно осуществив свой отход. Германский военно-морской флот организовал при помощи самоходных барж и паромов гибкую и эффективную перевозочную службу с 15 пунктами посадки и высадки, защищенными сильной противовоздушной обороной на обоих берегах. Удалось почти без потерь переправить обратно через пролив все войска, всю технику, находившуюся в исправности, и даже часть поврежденной.

 

Салерно

 

Союзнические планы операций, которые должны были последовать за Сицилийской кампанией, первоначально предусматривали высадку большого десанта на Сардинии в октябре 1943 г. или в Южной Италии в ноябре 1943 г. Однако когда итальянское сопротивление в Сицилии полностью прекратилось тотчас же после высадки, а правительство Бадольо вступило на протяжении августа в переговоры о капитуляции, показавшие, что Италии пришел конец, было решено переправиться 3 сентября 1943 г. через Мессинский пролив и высадиться 9 сентября у Салерно, то есть на 300 км северо-западнее. Этот пункт был избран потому, что он находился еще. — правда, только в известной степени — в пределах досягаемости истребителей, базировавшихся на Сицилии; кроме того, там имелся удобный берег и порт, хотя и небольшой, но такой, который сразу же мог быть захвачен союзниками. Оборона Неаполя представлялась слишком мощной, чтобы его можно было атаковать с фронта.

 

Итальянцы желали высадки 15 дивизий в районе Рима, где они сосредоточили свои лучшие войска. Если учесть, что [312] через итальянских участников переговоров союзники были точно осведомлены о численности и дислокации немецких войск (17 дивизий, разбросанных по всему полуострову), что германская авиация понесла над Сицилией тяжелые потери и что итальянский флот не стал бы более участвовать в борьбе, отказ союзников от высадки в районе Рима для соединения там с итальянцами представляется чрезмерной предосторожностью, тем более, что продвижение 8-й армии от Мессинского пролива по итальянскому побережью могло быть облегчено и ускорено посредством опережающих это продвижение десантов. Концентрация всех военно-морских и военно-воздушных сил при использовании всех имевшихся возможностей позволила бы осуществить высадку десанта (с большими шансами на успех) дальше к северу — где-нибудь в районе Ливорно или Специи.

 

Несмотря на благоприятную обстановку, выбор все же пал на Салерно. Вечером, накануне десанта, итальянский флот с новым его командующим адмиралом Бергамини покинул гавани Специи, Таранто и Триеста, в соответствии с условиями перемирия, и направился для интернирования на Мальту; в составе его находились 6 линкоров, 8 легких крейсеров, 31 эсминец и миноносец, 40 подводных лодок и многочисленные более мелкие корабли, а также торговые суда общим тоннажем в 170 000 брт. При налете немецкой авиации линкор «Рома» был потоплен телеуправляемой планирующей бомбой, причем погибли Бергамини и большая часть экипажа.

 

Семь американских и британских дивизий прибыли из Триполи, Бенгази и Орана на десантных судах, использованных уже в ходе Сицилийской операции, и утром 9 сентября высадились согласно плану между Салерно и Пестумом. Поскольку в районе боевых действий находились только части одной танковой дивизии, они встретили сначала лишь незначительное сопротивление. На протяжении следующих нескольких дней это сопротивление усилилось, но упорные атаки немцев были отражены огнем артиллерии четырех линкоров. Воздушные налеты и атаки торпедных катеров немцев вызывали потери и беспорядок. Линкор «Уорспайт» и крейсер «Саванна» получили тяжелые повреждения от попадания телеуправляемых планирующих бомб, и их пришлось отвести на Мальту на буксире. Большой монитор «Аберкромби» наскочил на мину, но остался на плаву.

 

Одновременно британские силы заняли военный порт Таранто. Германские торпедные катера незадолго до этого [313] ушли из гавани, причем при уходе очень искусно и незаметно заминировали фарватер. На минах подорвался и погиб английский минный заградитель «Эбдиел», что привело к большим потерям в личном составе.

 

Десант в Салерно, очевидно, до такой степени сковал военно-морские силы союзников, что они не пытались помешать эвакуации Сардинии и Корсики, которую энергичный капитан 1 ранга запаса фон Либенштейн организовал и осуществил с помощью флотилий десантных судов столь же успешно, как и переправу через Мессинский пролив.

 

Додеканезские острова

 

При крушении Италии британцы не сразу предприняли высадку на Додеканезских островах. Немцы овладели главными островами Родос и Скарпанто, на которых имелись аэродромы. Только в середине сентября незначительные силы противника заняли Кос, Лерос и Самое, а также несколько более мелких островов, на которых имелся всего лишь один аэродром для истребителей. Немцы обладали превосходством в воздухе, и их самолеты с Крита и других островов нанесли значительные потери легким силам, которые поддерживали британские операции, причинив тяжелые повреждения 4 легким крейсерам и 3 эсминцам и потопив еще 3; 2 других погибли, подорвавшись на минах. Повторилось то, что произошло на Крите; прибегнув к комбинированной высадке морских и воздушных десантов, немцам удалось в октябре — ноябре 1943 г. отвоевать все острова. Они оставались в руках у немцев до конца войны, но играли столь же незначительную роль, как и японские базы, разбросанные по Тихому океану.

 

Наступление союзников из района Салерно пошло гораздо медленнее, чем предполагалось. После небольших опережающих десантов, высаженных англичанами на побережье Адриатики в октябре, через весь полуостров северо-западнее Неаполя протянулся фронт, линия которого стала хорошо известна благодаря борьбе за Монте-Кассино.

 

Немцы наносили контрудары с помощью авиации. Особенно успешно протекал налет на гавань Бари в ночь на 3 декабря 1943 г. Один пароход с боеприпасами взлетел на воздух, 16 транспортов сгорели или пошли ко дну. [314]

 

Аниио — Неттуно

 

Черчилль, которому, очевидно, стало не по себе от успехов русских, все время настаивал на ускорении наступления в Италии, чтобы иметь возможность осуществить свои балканские планы. Поскольку большая часть десантных судов должна была быть переброшена в Англию самое позднее в феврале 1944 г. для участия в высадке в Нормандии, в январе была предпринята попытка сокрушить немецкую оборону на правом фланге посредством высадки двух дивизий в маленьком порту Неттуно, к югу от Рима. Войска эти были сняты с фронта и направлены в небольшие порты в районе Неаполя. 22 января 1944 г. десант был высажен согласно плану, почти не встретив сопротивления, чему способствовала ложная десантная операция, предпринятая дальше к северу, У Чивита-Веккии. В дальнейшем, однако, у англичан не хватило мужества для применения маневра. Обе дивизий остались на плацдарме высадки, который в течение четырех месяцев пришлось снабжать через маленький порт Неттуно и путем выгрузки припасов на открытом берегу. В результате налетов немецкой авиации погибли британский крейсер «Спэртан» и ряд транспортов и более мелких кораблей, подводная лодка потопила крейсер «Пинелопи». Большие транспорты при выгрузке сажались на дно, чтобы их нельзя было потопить бомбами. После выгрузки они снова всплывали. Ожесточенные налеты немцев, предпринятые по настоянию Гитлера слишком рано и при неблагоприятной погоде, отбивались огнем корабельной артиллерии. Ликвидировать плацдарм не удалось. Только в мае 1944 г. полностью обеспеченной всем необходимым англо-американской армии удалось прорвать немецкий фронт посредством мощных атак. Однако Италия превратилась во второстепенный театр войны, для которого невозможно было выделить большие десантные флоты. Поэтому продвижение вверх по «сапогу» проходило как обычная сухопутная кампания.

 

Немецкая сторона ввела в строй ряд легких итальянских и французских кораблей — в первую очередь миноносцев, сторожевиков и тральщиков. Борьба в прибрежной полосе сопровождалась многочисленными боевыми эпизодами, подробное описание которых выходит за рамки настоящего повествования. [315]

 

Способы высадки десантов и преодоления больших морских пространств

 

Десанты на Гуадалканале и у Дьепа, почти одновременно осуществленные на Атлантическом и на Тихоокеанском театрах войны, позволили союзникам настолько усовершенствовать технику и метод высадки десантов, что оказалось возможным свести к минимуму потерю времени при переходе с моря на сушу, не нуждаясь при этом в портах. Однако захват вскоре после высадки по крайней мере одного порта с большой пропускной способностью оставался и после этого желательным.

 

В прежнее время для того, чтобы высадить на берег передовые отряды экспедиционного корпуса, было вполне достаточно корабельных шлюпок. Однако положение изменилось в связи со все возраставшей механизацией орудий нападения и обороны. Следующим шагом явились десантные суда, построенные таким образом, что они могли вылезать на берег, а затем спускаться обратно в море. Войска, находившиеся у них на борту, выходили, а машины выкатывались через откидной порт прямо на берег или, по крайней мере, на мелкое место. Вскоре их дополнили легкие танки и грузовики-амфибии.

 

На случай. подобных десантов как японцы, так и немцы стали сооружать подводные препятствия. Преодолением этого вида обороны занялись пловцы и специальные отряды подрывников противника. Изучение места высадки до ее осуществления развилось в высокое искусство. В основе его лежали данные аэрофотосъемки и разведка посредством подводных лодок и пловцов. Одновременно были значительно усовершенствованы способы подготовки и поддержки десанта бомбами и огневыми средствами самолетов, а также ракетами и корабельной артиллерией. Были достигнуты значительные успехи, так как все виды вооруженных сил получали приказы из одного места, а у американцев корабли, самолеты и первый эшелон пехоты принадлежали к военно-морскому флоту. Истребители имели задачу подавлять авиацию противника — идеальным случаем являлось полное устранение последней. Корабли с реактивными минометами были предназначены для сокрушения береговой обороны. Выяснилось, что авиабомбы недостаточно точно поражают цели, а потому неспособны наверняка выводить из строя укрепленные узлы этой обороны. Против последних действовала корабельная артиллерия. Здесь пригодились старые линкоры. [316]

 

Самолеты-штурмовики «Marines»{101}, доставлявшиеся конвойными авианосцами, добивались больших успехов в непосредственном взаимодействии с пехотой. В целом способы высадки десанта .совершенствовались с каждым разом при полном отсутствии крупных поражений.

 

КАРТИНКА

 

В Тихом океане к собственно десантным проблемам прибавлялась проблема преодоления колоссального пространства. Согласно представлениям, которые господствовали перед войной на всех флотах, казалось совершенно [317] невозможным, чтобы американцы сумели всего за несколько лет преодолеть все это пространство и направить большие флоты в западную часть Тихого океана. Они и сами сначала не знали точно, как это сделать, но верили в свои силы. В то время как в Атлантическом океане — не столь большом, как Тихий, — уже имелись базы с большой пропускной способностью как на западном, так и на восточном берегу, во всем островном мире Тихого океана существовала лишь одна подготовленная база — Пирл-Харбор на Гаваях да еще австралийский Сидней, расположенный далеко к югу. Первой задачей являлось создание нескольких баз на коммуникационной линии, ведущей из Западной Америки в Австралию. Это было осуществлено на Самоа, на островах Фиджи и в Новой Каледонии. В дополнение к этому был полностью реконструирован порт Эспириту-Санто на Ново-Гебридских островах, который хорошо послужил в качестве передовой базы с начала военных действий на Гуадалканале до 1944 г., включая ряд месяцев этого года.

 

Уже Гуадалканальская операция показала, насколько необходимо приводить в соответствие планы стратегический, оперативный и снабжения. Было ясно, что давно сложившаяся и связанная традициями организация военно-морского флота не совсем подходит для этого. Очень по-американски одной гражданской фирме, занимавшейся рационализацией, было поручено проверить организацию руководства военно-морским флотом и представить свои предложения относительно улучшения этой организации. Фирма выполнила это задание с немалым успехом; примечательно, что она высказалась против составления стратегического плана и плана снабжения в одном и том же штабе. Штаб по планированию снабжения лучше всего функционировал в том случае, если он стоял между производством всего необходимого для войны на родине, операторами и применением и расходованием продукции на фронте, получая систематическую и исчерпывающую информацию из всех этих мест.

 

Организация базирования вооруженных сил США предусматривала создание баз трех типов из приблизительно 250 компонентов, например, мастерская для ремонта кораблей или самолетов, лесопилка, противомалярийная станция, установка для получения кислорода — все это с полным комплектом оборудования и персоналом. Соответствующие детали были каталогизированы настолько же тщательно, как это делается фирмами, посылающими товары по почте. Количество данных о различных разновидностях этих деталей, [318] имеющихся в наличии, колебалось между 1,5 и 2,75 млн. Каталог состоял из 479 томов и весил около 110 кг. Компоненты и различные детали можно было затребовать по телеграфу, указав краткое условное обозначение. Их посылали на базы в зависимости от потребности, сообразуясь с тем, что именно требуется: склад, ремонтная верфь, аэродром, учебный лагерь или комбинация их. Обращалось большое внимание на то, чтобы основная часть сооружений могла быть быстро разобрана для применения в других пунктах, и тылы таким образом не отставали от хода военных действий.

 

После некоторых трений в начале эта система стала действовать образцово. Без нее оказались бы невозможными и быстрое преодоление пространства, и определившие исход войны операции флотов, растягивавшиеся на длительные сроки.

 

Еще до войны все крупные флоты проводили успешные опыты с пополнением запаса нефти в открытом море. Они строили быстроходные танкеры, способные следовать за флотом; в этой области никаких трудностей не встретилось. Однако флоты, долго остающиеся в море, имеют и другие потребности — в боеприпасах, предметах потребления, живой силе и самолетах, им необходимо также иметь возможность производить значительный ремонт вдали от родины. Поэтому у американцев к танкерам присоединялось все большее количество вспомогательных судов, а именно пароходов с боеприпасами, плавучих мастерских, конвойных авианосцев, буксиров, судов с припасами и т. д. В конце 1942 г. таких судов было около 80, год спустя — уже 360.

 

Тут следует отметить, что германские вооруженные силы не сумели создать целеустремленно и экономично действующую организацию этого рода. Однако военно-морской флот создал центральное ведомство снабжения всеми необходимыми материалами, которое с помощью системы Голлерита{102} еще в 1945 г. имело точное представление о потребностях всех театров войны и о состоянии запасов в сотнях небольших складов, которые были созданы в многочисленных пунктах империи вследствие угрозы воздушных бомбардировок. [319]

 

Продвижение в Новой Гвинее и через Соломоновы острова

 

Во время боев на Гуадалканале американцы и австралийцы, действовавшие на Новой Гвинее, отбросили противника за горы и после ожесточенной борьбы овладели островами Буна и Гона у северного побережья этого большого острова. Превращенный в крепость Рабаул в архипелаге Бисмарка, также принадлежавшем раньше Германии, сделался после этого целью двойного наступления — вдоль северного побережья Новой Гвинеи и через Соломоновы острова. Японский флот, ослабленный потерями в авианосцах, вообще не вмешивался. Американский флот на протяжении 1943 г. был значительно усилен вновь построенными кораблями, но англо-американцы в совокупности использовали в 1943 г. на этом театре войны всего 15 процентов своих сил; поэтому в 1943 г. продвижение было еще сравнительно медленным. Для десантов Макартур располагал десятью, а Нимиц — девятью дивизиями.

 

Основными событиями «двухколейной» кампании 1943 г. были:

 

2-5 марта 1943 г. Воздушно-морской бой в море Бисмарка [Новогвинейском]. Японский конвой из 8 пароходов. с одной дивизией на борту. потоплен в результате воздушных налетов вместе с 4 из 8 кораблей охранения. Оставшиеся в живых уничтожены в воде истребителями и торпедными катерами.

 

Апрель 1943 г. Японцы предпринимают ряд ожесточенных воздушных налетов на рейд Гуадалканала и на побережье Новой Гвинеи. Незначительные успехи, достигнутые ценой потери большого числа самолетов авианосной авиации, действовавших с суши.

 

18 апреля 1943 г. Самолет адмирала флота Ямамото при инспекционном полете над западной частью архипелага Соломоновых островов сбит истребителями США, наведенными на этот самолет данными радиоразведки. Преемником Ямамото назначается адмирал Кога. [320]





Дата добавления: 2016-12-18; просмотров: 153 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.011 с.