Лекции.Орг
 

Категории:


Перевал Алакель Северный 1А 3700: Огибая скальный прижим у озера, тропа поднимается сначала по травянистому склону, затем...


Универсальный восьмиосный полувагона: Передний упор отлит в одно целое с ударной розеткой. Концевая балка 2 сварная, коробчатого сечения. Она состоит из...


Классификация электровозов: Свердловский учебный центр профессиональных квалификаций...

Сказание об убиении в Орде князя Михаила Черниговского



Битва на реке Калке

Лаврентьевская летопись

 

В год 6731 (1223). <...>

 

В тот же год пришли народы, о которых никто точно не знает, кто они, и откуда появились, и каков их язык, и какого они племени, и какой веры. И называют их татары, а иные говорят — таурмены, а другие — печенеги. Некоторые говорят, что это те народы, о которых Мефодий, епископ Патарский, сообщает, что они вышли из пустыни Етриевской, находящейся между востоком и севером. Ибо Мефодий говорит так: «К скончанию времен появятся те, которых загнал Гедеон, и пленят всю землю от востока до Евфрата, и от Тигра до Понтийского моря, кроме Эфиопии». Один Бог знает, кто они и откуда пришли, о них хорошо известно премудрым людям, которые разбираются в книгах. Мы же не знаем, кто они такие, а написали здесь о них на память о русских князьях и о бедах, которые были от этих народов.

 

И мы слышали, что татары многие народы пленили: ясов, обезов, касогов, и избили множество безбожных половцев, а других прогнали. И так погибли половцы, убиваемые гневом Бога и пречистой его Матери. Ведь эти окаянные половцы сотворили много зла Русской земле. Поэтому всемилостивый Бог хотел погубить и наказать безбожных сыновей Измаила, куманов, чтобы отомстить за христианскую кровь; что и случилось с ними, беззаконными. Эти таурмены прошли всю страну куманов и подошли близко к Руси на место, которое называется Половецкий вал. Узнав об этом, русские князья Мстислав Киевский, и Мстислав Торопецкий, и Мстислав Черниговский, и прочие князья решили идти против татар, полагая, что татары нападут на них. И послали князья во Владимир к великому князю Юрию, сыну Всеволода, прося у него помощи. И он послал к ним племянника своего благочестивого князя Василька Константиновича, с ростовцами, но Василек не успел прийти к ним на Русь. А русские князья выступили в поход, и сражались с татарами, и были побеждены ими, и немногие только избегли смерти; кому выпал жребий остаться в живых, те убежали, а прочие перебиты были. Тут убит был старый добрый князь Мстислав, и другой Мстислав, и еще семь князей погибло, а бояр и простых воинов многое множество. Говорят, что только одних киевлян в этой битве погибло десять тысяч.

 

Плакали и горевали на Руси и по всей земле слышавшие о той беде. А случилось это зло месяца мая в тридцатый день, на память святого мученика Ермия. Услышав о том, что случилось на Руси, Василько повернул назад от Чернигова, сохраненный Богом, и силой креста честного, и молитвой отца своего Константина, и дяди своего Георгия. И вернулся он в город Ростов, славя Бога и святую Богородицу. <...>


1. Что сообщает нам летописец о том, кто такие татары?

2. Как Вы понимаете смысл цитаты из Мефодия Патарского, которую приводит летописец?

3. Как летописец объясняет причины нападения татар на половцев?

4. Каков образ половцев в летописном отрывке?

5. Каков образ татар в летописном отрывке?

6. Как летописец относится к русским князьям, решившим помочь половцам?

7. Как летописец относится к тому, что Василек Константинович не принял участия в битве?

 

 

Летописец интересуется тем, кто такие татары, но признается в том, что никакой информации у него нет. В своих поисках определения для неведомых племен летописец обращается к авторитету Мефодия Патарского.

Летописец ссылается на «Откровение Мефодия Патарского». Это крайне популярное в Древней Руси эсхатологическое сочинение, которое приписывалось Мефодию Патарскому (ок. 260–312 гг.). В «Откровении» говорится о событиях, которые будут предшествовать кончине мира. Племена измаильтян, разгромленные израильским вождем Гедеоном и бежавшие в Етривскую пустыню (сюжет этот восходит к Библии), в седьмом тысячелетии выйдут из Етривской пустыни и поработят многочисленные страны. После их нашествия в мире воцарится беззаконие, наступит полное падение нравов. Но со временем праведный греческий Царь одолеет насильников. Наступит расцвет христианства и всеобщее благоденствие. И тогда заточенные Александром «нечистые» народы выйдут и покорят почти весь мир. Тогда Бог пошлет Своего Архистратига, который погубит всех захватчиков. Через некоторое время родится антихрист. После царства антихриста последует Второе Пришествие Христа и Страшный суд. (Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 1, 1987).

Таким образом, летописец отказывается от какой-либо языковой, этнической, религиозной идентификации татар. Вместе этого он обращается к символической идентификации, призванной показать нам смысл появления татар. Татары оказываются теми племенами, с появлением которых начинается приближение конца света.

Необходимо отметить, что летописец не называет татар прямо измаильтянами, хотя именно они имеются в виду под племенами, разгромленными Гедеоном. Более того, далее «сынами Измаила» он называет не татар, а половцев. Дело в том, что традиция определения именно половцев как «измаильтян» была очень сильна (например, Повесть временных лет, 1093 и 1096 гг.). Летописец оказался в довольно сложном положении: татары были очень похожи на «измаильтян», но в то же время это место уже как бы было занято половцами.

 

Нападение татар на половцев описывается как проявление Божьего гнева по отношению к половцам. Именно половцы становятся самым отрицательным персонажем в рассказе. Говорится, что они «сотворили много зла Русской земле».

Татары же, напротив, почти лишены негативных характеристик. Они выступают только лишь орудием в руках Бога для наказания половцев.

 

Поведение русских князей, решивших вступить в борьбу с татарами, летописец считает ошибочным, ведь они решают помочь «плохим» половцам в борьбе против татар, олицетворяющим Божью волю.

Эта мысль подчеркивается также откровенной радостью летописца по поводу того, что племянник владимирского князя Юрия Всеволодовича Василек Константинович не принимает участия в битве.

 

Батыево нашествие

В Лаврентьевской летописи

В год 6745 (1237). <…>

В тот же год зимой пришли из восточных стран на Рязанскую землю лесом безбожные татары, и начали завоевывать Рязанскую землю, и пленили ее до Пронска, и взяли все Рязанское княжество, и сожгли город, и князя их убили. А пленников одних распинали, других — расстреливали стрелами, а иным связывали сзади руки. Много святых церквей предали они огню, и монастыри сожгли, и села, и взяли отовсюду немалую добычу; потом татары пошли к Коломне. В ту же зиму выступил Всеволод, сын Юрия, внук Всеволода, против татар. И встретились они у Коломны, и была битва великая. И убили воеводу Всеволодова Еремея Глебовича, и многих других мужей Всеволода убили, а Всеволод прибежал во Владимир с малой дружиной. А татары пошли к Москве. В ту же зиму взяли татары Москву <…>.

 

В ту же зиму выехал Юрий из Владимира с небольшой дружиной, оставив своих сыновей, Всеволода и Мстислава, вместо себя. <…>

 

В ту же зиму пришли татары к Владимиру, месяца февраля в третий день, на память святого Симеона, во вторник, за неделю до мясопуста. Владимирцы затворились в городе, Всеволод и Мстислав были в нем, а воеводой был Петр Ослядюкович. Увидев, что владимирцы не открывают ворот, подъехали татары к Золотым воротам, ведя с собой Владимира Юрьевича, брата Всеволода и Мстислава. <…> И подъехали татары близко к воротам, и начали спрашивать: «Узнаете ли княжича вашего Владимира?» И был Владимир печален лицом. Всеволод же и Мстислав стояли на Золотых воротах и узнали брата своего Владимира. О горестное и достойное слез зрелище! Всеволод и Мстислав с дружиной своей и все горожане плакали, глядя на Владимира.

 

А татары отошли от Золотых ворот, и объехали весь город, и расположились лагерем на видимом расстоянии перед Золотыми воротами — бесчисленное множество воинов вокруг всего города. Всеволод же и Мстислав пожалели брата своего Владимира и сказали дружине своей и Петру-воеводе: «Братья, лучше нам умереть перед Золотыми воротами за святую Богородицу и за правоверную веру христианскую»; но не разрешил им этого Петр Ослядюкович. И сказали оба князя: «Это все навел на нас Бог за грехи наши», ведь говорит пророк: «Нет у человека мудрости, и нет мужества, и нет разума, чтобы противиться Господу. Как угодно Господу, так и будет. Да будет имя Господа благословенно в веках». Свершилось великое зло в Суздальской земле, и не было такого зла от крещения, какое сейчас произошло; но оставим это.<…>

 

И стоял в городе из-за наших грехов и несправедливости великий плач, а не радость.За умножение беззаконий наших привел на нас Бог поганых, не им покровительствуя, но нас наказывая, чтобы мы воздержались от злых дел. Такими карами казнит нас Бог — нашествием поганых; ведь это бич его, чтобы мы свернули с нашего дурного пути. Поэтому и в праздники Бог насылает на нас печаль, как говорит пророк: «Обращу праздники ваши в плач и песни ваши в рыдание». Взяли татары город до обеда от Золотых ворот <…>

 

А епископ Митрофан, и княгиня Юрия с дочерью, и со снохами, и с внучатами, и другие, княгиня Владимира с детьми, и многое множество бояр и простых людей заперлись в церкви святой Богородицы. И были они здесь без милости сожжены. <…>

 

И было видеть страшно и трепетно, как в христианском роде страх, и сомнение, и несчастье распространялись. Мы согрешили — и наказаны, так что жалко было видеть нас в такой беде. И вот радость наша превратилась в скорбь, так что и помимо своей воли мы будем помилованы в будущей жизни. Ведь душа, всячески наказанная в этом мире, на будущем суде обретет помилование и облегчение от муки. О сколь неизреченно, Боже, твое человеколюбие! Именно так должен наказывать добрый владыка. И я, грешный, также много и часто Бога гневлю и грешу часто каждодневно; но теперь вернемся к нашему рассказу.

 

Пленив Владимир, пошли татары, эти окаянные кровопийцы, на великого князя Георгия. Часть татар пошла к Ростову, а другая часть к Ярославлю, а иные пошли на Волгу на Городец, и пленили они все земли по Волге до самого Галича Мерьского; а другие татары пошли на Переяславль, и взяли его, а оттуда пленили все окрестные земли и многие города вплоть до Торжка. И нет ни одного места, и мало таких деревень и сел, где бы не воевали они на Суздальской земле. <…>

 

Пришла весть к великому князю Юрию: «Владимир взят, и церковь соборная, а епископ, и княгини с детьми, и со снохами, и с внучатами скончались в огне, а старшие твои сыновья, Всеволод с братом, вне города убиты, люди перебиты, а теперь татары идут на тебя». Князь же, услышав это, в слезах закричал громким голосом, оплакивая правоверную христианскую веру, и особенно сокрушаясь о гибели церкви, епископа и всех людей (ведь он был милостив), нежели о себе, о жене и о детях. И, вздохнув из глубины сердца, он сказал: «Господи, это ли нужно было тебе, милосердному?» И был он как новый Иов терпением и верой в Бога. Начал он молиться, говоря так: «Увы мне, Господи, лучше бы мне умереть, чем жить на этом свете. Чего же ради теперь остался я один?» И когда он так молился со слезами, внезапно подошли татары. Он же, отбросив всякую печаль, сказал: «Господи, услышь молитву мою и не судись с рабом своим, ведь не оправдается перед тобой ни один из живущих, потому что поработил враг душу мою». И вторично помолился: «Господи, Боже мой, я на тебя уповал, и ты спас меня, и избавь меня теперь от всех преследующих». И пришли безбожные татары на Сить против великого князя Юрия.

 

<…> И была битва жестокой, и побежали наши перед иноплеменниками. И тут убит был князь Юрий, а Василька взяли в плен безбожные и повели в станы свои. А случилось это несчастье месяца марта в четвертый день, на память святых мучеников Павла и Ульяны. Так был убит великий князь Юрий на реке Сити, и многие из его дружины погибли здесь.<…>

 

Был Юрий, сын благоверного отца Всеволода, украшен добродетелями, о которых расскажем вкратце.

Этот дивный князь Юрий старался Божественные заповеди соблюдать и всегда имел страх Божий в сердце, помня слово Господа, которое так звучит: «Все люди узнают, что вы мои ученики, если будете любить друг друга. Любите не только друзей, но и ваших врагов и делайте добро ненавидящим вас». Всякого его недруга эти безбожные татары отпускали, наградив. Ведь сначала злые эти кровопийцы прислали к нему послов своих, призывая: «Мирись с нами». Он же не хотел этого, как говорит пророк: «Славная война лучше постыдного мира». Ведь эти безбожники, лживый мир предлагая, великое зло землям творят, и нам они сотворили много зла. Бог наказывает людей различными несчастьями, чтобы они стали как золото, очищенное в горниле,— ведь христиане, преодолев много напастей, войдут в царство небесное. Ведь сам Христос Бог говорит: «Усилием берется царство небесное, и прилагающие усилие получат его». Георгий,— воплощенное мужество,— кровью омылись страданья твои! Если не будет испытания, не будет и венца, если нет мук, нет и воздаяния. Всякий, кто привержен добродетели, не может прожить без множества врагов. <…>

1. Какие причины вызвали нашествие татар на Русь, по мнению летописца?

2. Почему князья Всеволод и Мстислав отказываются от защиты Владимира, согласно летописному рассказу?

3. Каков образ татар в этом летописном отрывке?

4. С каким библейским персонажем сравнивается князь Юрий Всеволодович? Что хотел сказать летописец при помощи данного сравнения?

5. Каков образ князя Юрий Всеволодовича в этом отрывке?

6. Сделайте обобщающий вывод: каково восприятие Батыева нашествия летописцем?

7. Подумайте, чем было вызвано именно такое отражение событий Батыева нашествия в Лаврентьевской летописи.

 

Основная идея летописного рассказа о Батыевом нашествии – наказание за грехи. Татары приходят на Русь в качестве Божьей кары. Летописец также два раза указывает на смысл этой кары. В первый раз он говорит о каре как о предупреждении, которое должно отвести людей от злых дел. Второй раз он говорит о том, что наказание в земном мире дарует спасение в вечности. Таким образом, наказание – это проявление Божьей милости.

 

Князья в рассказе предстают перед нами довольно пассивными субъектами. Сначала Юрий Всеволодович уходит из Владимира, не организовав какую-либо защиту города. Затем и его сыновья Всеволод и Мстислав также отказываются от борьбы с татарами. Летописец вкладывает в уста Всеволода и Мстислава рассуждение о бессмысленности и обреченности противостояния татарам как орудию Божьей кары.

 

В соответствие с концепцией Божьей кары татары предстают в отрывке как орудие в руках Бога. Конечно, летописец употребляет по отношению к ним традиционные негативные эпитеты – «поганые», «безбожные», «окаянные». Но в то же время можно сказать, что татары здесь лишены своих более конкретных черт, лишены воли, мысли. Они действуют как обезличенная стихия. Совершенно отсутствует образ самого Батыя.

 

Поведение и образы князей в этом отрывке могут показаться нам довольно странными. Князья, считавшиеся прежде всего защитниками своей земли, фактически отказываются здесь от борьбы. Летописей создает образ идеального князя не как человека воинственного и бесстрашного, а напротив – как человека, способного к смирению и принятию своей судьбы и Божьей кары как милости. Именно эту мысль и подчеркивает и сравнение Юрия Всеволодовича с Иовом.

 


Сказание об убиении в Орде князя Михаила Черниговского

И его боярина Федора

 

В год 6746 (1238), по гневу Божиему за умножение грехов наших, было нашествие поганых татар на землю христианскую. <…>

 

И вот какой обычай был у хана и Батыя: когда приедет кто-нибудь на поклон к ним, то не велели сразу приводить такого к себе, но приказано было волхвам, чтобы шел он сначала через огонь и поклонился кусту и идолам. А из всех даров, которые привозили с собой для царя, часть брали волхвы и бросали сначала в огонь, а уже потом к царю допускали и самих пришедших и дары. Многие же князья с боярами своими проходили через огонь и поклонялись солнцу, и кусту, и идолам ради славы мира этого, и просил каждый себе владений. И им невозбранно давались те владения, какие они хотели получить — пусть прельстятся славой мира сего.

 

И вот в то время, когда блаженный князь Михаил находился в Чернигове, Бог, видя, как многие обольщаются славою мира сего, послал на него благодать и дар Святого Духа, и вложил ему в сердце мысль ехать к царю и обличить лживость его, совращающую христиан. Воспылав благодатью Божиею, блаженный князь Михаил решил ехать к Батыю. И, прибыв к отцу своему духовному, поведал он ему, так говоря: «Хочу ехать к Батыю». И отвечал ему духовный отец: «Многие поехавшие исполнили волю поганого, соблазнились славою мира сего,— прошли через огонь, и поклонились кусту и идолам, и погубили души свои. Но ты, Михаил, если хочешь ехать, не поступай так: не иди через огонь, не поклоняйся ни кусту, ни идолам их, ни пищи, ни пития их не бери в уста свои. Твердо стой за веру христианскую, так как не подобает поклоняться христианам ничему сотворенному, а только Господу Богу Иисусу Христу». <…>

 

Проехав многие земли, прибыл Михаил к Батыю. Поведали Батыю: «Великий князь русский Михаил приехал поклониться тебе». Царь Батый велел позвать волхвов своих. И когда волхвы пришли к нему, то сказал им царь: «Все, что нужно по вашему обычаю, сотворите и с князем Михаилом, а потом приведите его ко мне». Тогда они, придя к Михаилу, сказали ему: «Батый зовет тебя». Он же, взяв Феодора, пошел вместе с ним. И вот дошли они до того места, где были сложены горящие костры по обеим сторонам пути. И все поганые проходили через огонь и кланялись солнцу и идолам. Волхвы также хотели провести Михаила и Феодора через огонь. Михаил же и Феодор сказали им: «Не подобает христианам проходить через огонь и поклоняться ему, как вы поклоняетесь. Такова вера христианская: не велит поклоняться ничему сотворенному, а велит поклоняться только Отцу и Сыну и Святому Духу». Михаил же сказал Феодору: «Нельзя нам поклоняться тому, чему они поклоняются».

 

Тогда волхвы <…> пошли и сказали <об этом> царю. Царь сильно разъярился, и послал одного из вельмож своих, по имени Елдега, и сказал ему: «Так передай Михаилу: “Как посмел повелением моим пренебречь — почему богам моим не поклонился? Теперь одно из двух выбирай: или богам моим поклонишься и тогда останешься жив и получишь княжение, или же, если не поклонишься богам моим, то злой смертью умрешь”».

 

Елдега, приехав к Михаилу, сказал ему: «Так говорит царь: “Как посмел повелением моим пренебречь — почему богам моим не поклонился? Теперь одно из двух выбирай: или богам моим поклонишься и тогда останешься жив и получишь княжение, или же, если не поклонишься богам моим, то злой смертью умрешь”». Тогда ответил Михаил: «Тебе, царь, кланяюсь, потому что Бог поручил тебе царствовать на этом свете. А тому, чему велишь поклониться,— не поклонюсь». И сказал ему Елдега: «Михаил, знай — ты мертв!» Михаил же ответил ему: «Я того и хочу, чтобы мне за Христа моего пострадать и за православную веру пролить кровь свою».

 

Тогда стал говорить ему, горько плача, внук его Борис, князь ростовский: «Господин и отец, поклонись!» Так же и бояре стали говорить: «Все за тебя и со всеми людьми своими примем епитимью». И ответил им Михаил: «Не хочу только по имени христианином называться, а поступать как поганый». И когда говорил с ними Михаил, то Феодор думал про себя: «Ведь может поддаться Михаил мольбам их, вспомнив любовь жены своей и ласки детей своих, и послушается их». Тогда Феодор, вспомнив о наставлении отца своего духовного, сказал: «Михайло, помнишь ли поучение духовного отца нашего, который учил нас от святого Евангелия? Сказал Господь: “Тот, кто хочет душу свою спасти, тот погубит ее, а кто погубит душу свою ради меня, тот спасет ее”. И еще сказал Господь: “Какая польза человеку, если он приобретет царство мира всего, а душу свою погубит?” <…>

 

И когда говорил так Феодор Михаилу, то Борис и бояре начали еще настойчивее уговаривать и просить его, чтобы послушался их. Михаил же ответил им: «Не внемлю я вам и душу свою не погублю». После этого Михаил сорвал с себя княжеский плащ свой и швырнул его в ноги к ним, говоря: «Возьмите славу света этого, к которой вы стремитесь!» Когда услыхал Елдега, что не уговорили Михаила, то поехал к царю и поведал ему речи Михаила.

 

На месте на том было много христиан и поганых, и все слыхали, что ответил Михаил царю. После этого Михаил и Феодор стали отпевать себя и, свершив отпевание, приняли причастие, которое дал им с собою духовный отец их. И вот говорят окружающие: «Михаил, вот уже убийцы едут от царя, чтобы убить вас, поклонитесь и живы останетесь!» Михаил же и Феодор, как одними устами, ответили: «Не поклонимся и вас, думающих только о славе света этого, не послушаем». И начали они петь: «Мученики твои, Господи, не отреклись от тебя, и тебя ради, Христос, страдают», и остальную часть псалма пропели.

 

И тут приехали убийцы, соскочили с коней и, схватив Михаила и растянув ему руки, начали бить его кулаками по сердцу. После этого повергли ниц на землю и стали избивать его ногами. Так продолжалось долго. И вот некто, бывший прежде христианином, а потом отвергшийся христианской веры и ставший поганым законопреступником, по имени Доман, отрезал голову святому мученику Михаилу и отшвырнул ее прочь. После этого сказали Феодору: «Если ты поклонишься богам нашим, то получишь все княжество князя своего». И ответил Феодор: «Княжения не хочу и богам вашим не поклонюсь, а хочу пострадать за Христа, как и князь мой!» Тогда начали мучить Феодора, как прежде Михаила, после чего отрезали честную его голову. <…>


1. Перескажите кратко сюжет Сказания.

2. Перед каким выбором оказывались русские князья в Орде?

3. Как Вы понимаете выражение «прельститься славой мира сего»?

4. Почему и с какой целью Михаил Черниговский отправляется в Орду?

5. Какими чертами наделены татары в Сказании?

6. Что олицетворяет собой противостояние Михаила Черниговского и татар в Сказании?

7. Каково отношение Михаила Черниговского к власти Батыя, согласно летописи?

8. Сформулируйте основную идею Сказания.

 

 

Основной темой Сказания является противопоставление мнимых земных ценностей («славы мира сего», власти, которой наделяют русских князей монголы) и истинных, вечных ценностей (сохранение верности своей вере, сохранение своей души). Нам сообщается, что многие русские князья, оказавшись в Орде, делали выбор именно в пользу «славы мира сего». Михаил же по Божьему повелению отправляется в Орду именно для того, чтобы разоблачить это «прельщение».

 

Как это ни странно, татары в Сказании практически лишены негативных характеристик. Все их действия описываются как совершенно естественные, они действуют так, как и должны действовать. Они не убивают Михаила насильно, они предоставляют ему выбор между жизнью и смертью. А само то, что Михаил оказывается в Орде и оказывается перед этим выбором, является также его сознательным решением, ведь он был предупрежден заранее о том, что ему придется делать этот выбор. Стоит отметить также, что сам Батый никак не участвует в убийстве Михаила и Федора, он даже не встречается с ними. Более того, решающий удар наносит не кто-то из татар, а отрекшийся христианин Доман.

 

Татары в Сказании играют по сути лишь вспомогательную роль, выступая в качестве источника «прельщения», они создают ситуацию, которая служит проверкой для русских князей. Противостояние Михаила Черниговского и татар является как бы олицетворением внутренней борьбы в душе человека. Ни о каком реальном, политическом противостоянии татарам речи не идет. Напротив, подчеркивается законность и божественное происхождение власти Батыя.

 





Дата добавления: 2016-12-18; просмотров: 787 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.