Лекции.Орг
 

Категории:


Экологические группы птиц Астраханской области: Птицы приспособлены к различным условиям обитания, на чем и основана их экологическая классификация...


Универсальный восьмиосный полувагона: Передний упор отлит в одно целое с ударной розеткой. Концевая балка 2 сварная, коробчатого сечения. Она состоит из...


Расположение электрооборудования электропоезда ЭД4М

ЭФИОПСКИЕ ФАРАОНЫ В ЕГИПТЕ



 

В то время, как на крайнем севере культурного мира появилась сила, угрожавшая могуществу Ассирии, крайний юг также сорганизовался в политическое целое, принявшее на себя руководство в судьбах Египта, а затем выступившее и против всепоглощающих завоеваний ассирийских царей.

 

XXIII династия была номинальной. Петибаст и преемник его Осоркон III владели Танисом и Бубастом; сыновья их были верховными жрецами в Фивах. Остальная часть страны распалась между значительным количеством (до 15) владетелей, из которых некоторые приняли царские титулы и заключали свои имена в овалы, напр., Немарт ермопольский, Аупт тентремский, Пефнифдибаст ираклео-лольский; другие приняли старые титулы номархов и назывались князьями. В числе их был энергичный владетель Саиса Тефнахт, вероятно также ливийского происхождения, который твердо решил объединить Египет под своею властью и основать свою новую династию. Он подчинил себе многих князей и сделался жрецом Нейт в Саисе и Птаха в Мемфисе. Предприятие это удалось его потомкам, сам же он встретил отпор со стороны новых претендентов на Египет — эфиопских фараонов.

 

Когда и при каких условиях отпала от египетского царства Нубия, нам неизвестно. Еще при XXI династии фиванские первосвященники носили титул наместников Куша и при Такелоте II располагали нубийским золотом. Теперь мы видим здесь обширное самостоятельное царство, со столицей в древней Напате, расположенной у величественного Джебель-Баркала, наименованного «священной горой» Амона. Государство покоилось на египетской культуре. Цари составляли надписи египетскими иероглифами и долгое время на египетском языке носили фараоновский титул «царя Верхнего и Нижнего Египта». Строили храмы египетским богам, особенно Амону, главному богу царства, храм которого в Напате носил имя такое же, как фиванский Карнак, но с добавлением «Золотой». Теократия была здесь еще более последовательная, чем в жреческих Фивах, и жрецы имели огромное влияние на дела, так что и царь находился у них в подчинении. Это, а также имена царей, указывающие иногда на фамилию Херихора (напр., Пианхи), дают некоторое право ставить их в связь с этой фамилией; может быть, цари XXII дин., передавая жречество своим сыновьям, вынудили старую жреческую фамилию выселиться в Нубию, с которой у нее всегда были связи.

 

Около 740 г. напатским фараоном делается Пианхи. Пользуясь бессилием бубастидов и развалом Египта, он решается осуществить притязания на владение «Верхним и Нижним Египтом». Он выступает против Тефнахта, своего опасного соперника, и, как представитель благочестивого, угодного богам царства, находит в Египте приверженцев. О своих деяниях он оставил нам большую надпись на горе Баркале, составленную гораздо интереснее, содержательнее и вразумительнее многих из египетских лучшего времени. Она датирована 21-м годом царствования и, после обычного вступления, повествует: «пришли, доложить его величеству: начальник запада, великий князь Нетера (Бехбейт в центральной части Дельты), Тефнахт находится уже в Ксоисе, в Нилополе, в Аяне, в Пернубе и в Мемфисе. Он овладел всем западом от задних областей до Иттауи. Он идет на юг с многочисленным войском, ибо обе земли соединились под ним, все князья и правители укрепленных городов - у ног его, как собаки. Ни одна крепость не закрыла (пред ним) ворота в номах юга: Мейдум, Пер-Сехемхеперра, Крокодилополь, Оксиринх, Таканаш и все города запада открыли пред ним ворота иа страха. Он обратился на восток и там открыли ему ворота Хатбенну, Таджи, Алавастронполь. Он обложил Ираклеополь, не пуская никого ни туда, ни оттуда, и сражаясь каждый день. Он отмерил всю округу; каждый князь знает свою стену». Пианхи как будто не сразу откликнулся на известие, может быть, желая, чтобы Тефнахт еще больше отдалился от своей главной базы. Наконец Пианхи доложили, что Немарт срыл свою Ермопольскую крепость и подчинился Тефнахту. Тогда Пианхи велел командирам своей египетской армии покорить Ермопольскую область. Очевидно, он уже раньше завладел южною частью Верхнего Египта с Фивами и поместил там войско. Кроме того, он посылает новые войска. Надпись приводит интересную речь его к ним и приказание, проходя мимо Карнака в Фивах, выкупаться, одеться в лучшее платье и смириться пред Амоном, «который превращает слабого в сильного, так что толпы бегут от него. Окропитесь водой с алтарей его, падите пред ним и скажите: дай нам, посланным тобой, путь, чтобы сражаться под сенью меча твоего». Войско отвечает восторженной речью. У Фив произошла первая встреча с неприятельским флотом, который был разбит, и много пленных было отправлено в Напату. Другое речное сражение произошло с таким же успехом у Ираклеополя. Немарт заперся в Ермополе и был осажден. Узнав о том, что он ускользнул, и что армия Тефнахта ушла в Дельту, Пианхи пришел в гнев, что ему дали уйти, и решился сам идти в Египет, чтобы поспеть в Фивы к годовому празднику Амона в третий месяц и проводить процессию в Луксор. Между тем его войско взяло Оксиринх, Технэ и Хатбенну. Пианхи прибыл в Фивы, отпраздновал, затем отправился к осаждаемому Ермополю, накричал на свое войско и усилил осаду. Наконец, город решил сдаться. Был отправлен вестник с дарами, кроме того жена и дочь Немарта отправились упрашивать жен, дочерей и сестер Пианхи. Приводятся речи Пианхи и Немарта. Последний принес в дар «много серебра, золота, ляпис-лазури, малахита, бронзы и драгоценных камней. Он привел коня правой рукой, держа в левой систр из золота и ляпис-лазури. Его величество вышел из своего дворца (конечно, палатки) и направился в храм Тота, владыки Ермополя. Он заклал быков, телят и гусей отцу своему Тоту, владыке Ермополя, и Огдоаде в храме Огдо-ады. Солдаты Ермопольской области ликовали и радостно восклицали... Потом его величество пошел в дом царя Немарта. Он вошел в каждое помещение дворца, его зказну и склады. Подвели к нему царских жен и дочерей; они приветствовали его величество, как это делают женщины. Не обратил на них внимания его величество и пошел в конюшню жеребцов и стойла кобыл. Он заметил, что они заморены голодом, и сказал: «Клянусь любовью Ра, для моего сердца самое отвратительное - так морить лошадей. Это хуже всех преступлений, которые ты совершил. Разве ты не знаешь, что тень бога на мне и он не даст погибнуть судьбе моей... Клянусь духом его, я не делаю ничего без него: он повелевает мне делать». После этой торжественной речи, произнесенной по поводу лошадей, любителем которых очевидно был эфиоп, была сосчитана казна Немарта и конфискована; хлебные запасы его отданы Амону в Карнак. В это же время явился Пефнифдибаст ираклеопольский с дарами (серебро, золото, драгоценные камни, отборные кони) и, пав ниц, изъявил покорность. Его примеру последовали города у Фаюма и древняя столица XII дин. Ит-тауи. Везде Лианхи приносил жертвы местным богам, вступая этим в права фараона, конфисковал местную казну, а хлебные запасы отчислял в пользу Карнака. Подойдя к укрепленному природой и людьми Мемфису, он издал манифест к жителям, приглашая их пустить его в город принести жертвы в местных храмах и гарантируя безопасность. «Граждане Мемфиса будут целы и невредимы, даже ребенок не будет плакать,- посмотрите на номы юга: никто в них не был убит, кроме врагов, которые хулили» бога и были приравнены к бунтовщикам». Однако жители не послушались и даже сделали вылазку. К тому же ночью к ним.явился Тефнахт с 8 тысячами отборных солдат и, убедив их не сдаваться, в виду хороших укреплений и естественной защиты со стороны реки, удалился на север собирать подкрепления. Мемфис, действительно, подавал мало надежды на взятие. Часть офицеров Пианхи стояла за медленную осаду, но сам он, уповая на Амона, решился на штурм и ударил в гавань. Неожиданным нападением он овладел ею и стоявшим в ней флотом, затем ударил на самый город. Произошли резня и грабеж, но Пианхи запретил касаться храмов и немедленно принес жертву в храме Птаха. Вся Мемфисская область сдалась; за ней последовали мелкие князьки Дельты. Разделив казну и закромы Мемфиса между Лионом и Птахом, Пианхи пошел молиться в так называемый египетский Вавилон (Хериаха) и в Илиополь; здесь он проделал обычные церемонии; сюда же явился с покорностью и номинальный фараон, Осоркон III, а Педиисе, князь Атриба, сам пригласил Пианхи к себе в город, предлагая ему принести жертвы и взять казну. В Атриб собрались все князьки приносить присягу с дарами, в числе которых неукоснительно упоминаются и любезные для Пианхи лошади. Затем князья были, по своей просьбе, распущены по домам. Педиисе помог еще Пианхи усмирить какое-то восстание где-то на сев.-зап. Дельты, вероятно, бывшее в связи с пребыванием там Тефнахта. Последний, видя Мемфис взятым и себя изолированным, решился покориться и послал к Пианхи вестника просить его привести его к присяге в одном из ближайших храмов чрез специального уполномоченного. Пианхи, не желая предпринимать в жаркое время трудный путь на север в болота, согласился на эту форму покорности. Вслед за этим подчинились все остальные, еще державшиеся мелкие князьки. «Рано утром два правителя с юга и два с севера с царскими диадемами явились пасть ниц пред его величеством... Но они не вошли во дворец, ибо были нечисты и ели рыбы, а это мерзость для дворца. Только один царь Немарт вошел во дворец, ибо он был чист и не ел рыбы». Египет был покорен и Пианхи с флотом, нагруженным добычей и дарами, уехал домой. Изображение этого флота он поместил на стене храма Мут в Карнаке; на одном из кораблей, названном саисским, командует сам Тефнахт.

 

Хотя он старался закрепить за собой Египет, особенно Фивы, еще и тем, что заставил фиванскую «супругу бога», дочь Осоркона III, Шепенопет удочерить его жену Аменердис, но управлять Нижним Египтом из Напаты все-таки было трудно. Мы узнаем, что Тефнахт, не смотря на присягу, по удалении Пианхи принял царский титул и изобразил себя царем на надписи, в которой он жертвует саисской богине Нейт участок, и которая находится теперь в Афинском музее.

 

Тефнахт спокойно просидел на севере Египта до конца жизни и передал престол своему сыну Бекнеранфу — Уохкара, который под именем Бокхориса пользуется громкой известностью у классических писателей и у Манефона один составляет XXIV династию. После его шестилетнего царствования, вероятно, простиравшегося только на Дельту и часть Среднего Египта, произошло вторжение брата (?) Пианхи, эфиопского царя Шабаки, который уже носит не египетское имя; он также подчинил Нильскую долину, но поступал при этом далеко не так мягко: Манефон говорит, что он сжег Бекнеранфа заживо. Это может быть объяснено да тем, что он казнил его как нарушителя присяги, хотя возможно, как полагает М. Мюллер, что дело идет о смерти фараона при пожаре осажденного города. Около личности несчастного царя сложился целый цикл легенд, из него делали мудрого законодателя, покровителя бедняков, который наложил узду на ростовщиков и позволил частным лицам приобретать поземельную собственность и заключать о ней акты, нанесши этим ущерб храмам и жрецам, бывшим до тех пор, вместе с фараоном иномархами, единственными земельными собственниками икрушшми капиталистами. О нем рассказывали как о мудром судье, и приговоры его, подобные соломоновым, нашли себе изображения даже на помпеянских фресках. Действительно, несколько позже этого времени появляются контракты, написанные новым демотическим письмом и касающиеся сделок на землю, но при чем здесь Бокхорис, мы сказать не в состоянии. Демотическое письмо, крайняя степень приспособления иероглифов к скорописи, доведенной почти до степени стенографии, начинает теперь развиваться и входить в употребление; чрез несколько поколений оно будет широко распространено и оставит нам множество документов частно-правового характера. Оно ответило возникшей в это время, особенно в Дельте, потребности, благодаря сношениям с финикиянами и греками, в документах торгового и имущественного характера.

 

У Манефона кроме того сохранилась о Бекнеранфе заметка, что при нем заговорил человеческим голосом ягненок. Кралль нашел в Вене демотический папирус от 34 г. Августа, в котором рассказывается, как некий египтянин Пасангор получил предсказание от священного агнца о грозящих Египту несчастиях от азиатов и Ниневии: 9OO лет будет он плакать, пока не явятся цари, которые водворят порядок внутри и возвратят славу извне и вернут из Азии отнятые изображения богов. Сказав это, ягненок умер. Пасангор доложил царю Бекнеранфу, который велел почтить ягненка божескими почестями. 900 лет от Бокхо-риса приведет во II столетие н. э. Египтянин времени Августа, видя, что период истекает, ожидал исполнения пророчества от предстоящей войны римлян с парфянами. Почему это пророчество приурочено к Бокхорису? Морэ полагает, что к его времени относятся первые столкновения с Ассирией. Датируя его царствование 722—716 гг., он думает, что именно Бокхорис оказал содействие Ганнону, царю Газы, восставшему против Саргона. Он послал своего военачальника Сибе, который был разбит при Рафии. Это поражение, бывшее предвестником покорения Египта ассириянами, сделало Бекнеранфа удобным для приурочения к нему пророчества агнца. Что Бекнеранф был известен в Азии и, может быть, подавал там надежды, указывает найденный в Италии у Корнето интересный глиняный собуд финикийской работы с его именем и изображением пленных негров. Весьма возможно, что этот или подобный золотой сосуд хотели поднести царю, от которого ждали спасения от ассирийского ига и которому, в свою очередь, желали избавиться от кошмара эфиопских нашествий. Если это так, то характерно для саисского фараона, предка Псаметиха, что он сейчас же думает о Сирии, очевидно с целью вернуть старые времена. Момент был выбран неудачно; не мог удержаться Бекнеранф и против южных претендентов.

Фараон Тахарка. Голова бронзовой статуэтки (увеличено) из собрания Эрмитажа.

 

 

Последние, завладев Египтом, начали XXV династию. Шабака был признан повсеместно; в Фивах номинально правила его сестра Аменердис. Сирии он также не упускал из вида и послал прибывшего с ним в Египет молодого сына Пианхи Тахарку сражаться с ассириянами при Эльтаку. Около 700 г. Шабака умер, и на престол вступил Шабатака, кажется, его сын. О нем мало известно. Повидимому, он был свергнут Тахаркой, при котором началась борьба за независимость с Ассирией.

 

W. M. Mullеr, Aethiopien. Deralte Orient 6, 2, 1904. Е d. Меуеr, Em neues Bruchtiick Manethos tiber das Lamm des Bokhoris. Aegypt. Zeitschr. 46. Krall, Vom Konig Bokchoris (папирус об агнце). Festgabe zur Ehren M. Biidinger. Wien, 1898. Моrеt, De Bocchori rege. Par., 1903 (указана вся литература). О фиванских царицах см. между проч. Еrman в Abhandl. Konigl. Preuss. Akad., 1885. Надпись (дарственная) с царским именем Тефнахта: Mallet, Quelques monuments egyptiens du Musee d'Athenes. Recueil de travaux XVIII. Spiegelberg, Die Tefnach-tosstele des Museums von Athen. Ibid. 25. Время раздробления Египта было известно и библейским пророкам (Исаия, 19) и грекам («додекархия»): оставило оно надолго память и в Египте. В эпоху Птолемеев возник цикл сказаний о фараоне Петубасте, вероятно, современном ассирийскому завоеванию царе Таниса. До нас дошли два больших демотических папируса (в Вене и Страссбурге), содержащих, исторические романы о смутах при этом царе и об участии в них между проч. «13 азиатов», которых удается изгнать из Египта только после упорной борьбы и при особенной помощи Амона. Так как папирусы позднего, частью римского времени, то Шпигельберг склонен видеть здесь уже смешение с евреями — Иаковом и его 12 сыновьями. См. Spiegel berg, Der Sagen-kreis des Konigs Petubastis. Lpz., 1910 (Demotische Studien 3). Недавно в развалинах Мендеса найдены две надписи местных князей ливийцев Смендеса и Горнахта, относящиеся к этой эпохе и содержащие датировку по 10-му году танисского фараона, имя которого не вписано в овал (может быть, по Псаммуфу, т. е. пред Бокхорисом). Князья, по случаю торжественного входа в свой город, приносят жертву и молятся местному овноголовому божеству. Горнахт упоминается в сказаниях о Петубасте. См. Dаrеssу, Inscriptions historiques Mendesiennes. Requeil de travaux XXXV (1913).

 

АССИРИЙСКИЕ ЗАВОЕВАНИЯ

 

При Ассурдане II и Ассурнирари II государство дошло до полного упадка извне, внутри были смуты и недовольство. Восстание в Калахе посадило на престол сторонника энергичной внешней политики Тиглатпаласара IV (745—727), уже самое имя которого указывает, каким традициям он решил следовать. Этому царю удалось возвратить Ассирии ее прежнее значение и начать эпоху ее всемирного владычества. У халдов тогда царствовал Сардур II, достойный сын Аргишти, создавший грандиозный план отрезать Ассирию от Средиземного моря путем покорения или привлечения на свою сторону и соединения в одно могущественное целое западных и северных врагов ее. Найденная еще знаменитым Мольтке надпись его у Изоли, близ Евфрата, в Мелитене свидетельствует, что он зашел на запад еще дальше Менуа. Он повествует о завоеваниях по ту, сторону Евфрата в области Софенэ (Сасини). В самом Ване русская экспедиция 1916 г. нашла огромную надпись, повествующую о 23 его завоевательных походах, между прочим на Ионию, может быть, греческие колонии берега моря (Трапезунт). В другой надписи, также в Ване, он говорит о походе против Ассурнирари, вероятно к Арпаду (754), этому важному стратегическому пункту, ключу к Сирии. Кажется, ассириянам удалось удержать этот город, — он был базисом, когда в 743 г. Тиглатпаласар разбил у него Сардура и его союзников. Но победа была неполная. Арпад оказывается в руках врагов (вероятно, халды скоро оправились); потребовалась продолжительная осада города, который только чрез три года был взят, и его округ обращен в провинцию. Однако, чрез год (740) оказался необходимым еще поход на Арпад. За Арпадом лежали мелкие арамейско-хеттские царства, представлявшие как бы связь между Сирией и Малой Азией: Унки (или Амк), Яуди, Самаль, Гургум; последний занимал область нынешнего Мараша (Маркаси асc.). Отношения их к Ассирии были различны. Самаль был лойялен, остальные держались Сардура и теперь не желали уступать и следовать примеру Дамаска и финикийских городов, номинально покорившихся Тиглатпаласару под впечатлением арпадского поражения. В Яуди появился царь Азария, также возмечтавший о великодержавии и привлекший на свою сторону царя Унки и 19 городов Хаматской области. Верный вассал, Панамму самальский, позвал Тиглатпаласара, который в 738 г. быстро сокрушил своих противников и уничтожил их царства. Панамму был награжден частью из владений Азарии, частью на счет Тархулара гургумского. Он умер в лагере ассириян у Дамаска (вероятно позже, в 733 г.); сын его Баррекуб оставил нам интересную арамейскую надпись, найденную немецким Восточным комитетом и повествующую о милостивом отношении Тиглатпаласара. 19 хаматских городов были превращены в новую ассирийскую провинцию, доходящую до моря у Библа, с центром в Симире. Первым ламестником был назначен сын царя и наследник престола — Салманасар. В 735 г. ассирийский царь севершил поход вглубь Ванского царства, чтобы парализовать все еще опасного Сардура. Ему удалось разбить его, и он разрушил нижнюю часть его столицы — Вана, но не мог взять цитадели, где тот заперся.

 

Таким образом, на севере враги Ассирии были отражены; теперь Тиглатпаласар снова обратился на запад, где против него образовалась коалиция с царем Дамаска Рацоном и израильским царем Факеем во главе; на их стороне стоял Ганнон, царь Газы и Эдома, но к ней не присоединился иудейский царь Ахаз, который поспешил донести Тиглатпаласару. Последний явился в 734 г. Ганнон бежал в Египет, но потом вернулся и принес покорность. Израильское царство било сведено на одну Самарию — весь север был отторгнут и часть населения уведена в плен. Дамаск пал в 732 г., Рацон был казнен, Факей пал жертвой бунта, на его место посажен сторонник Ассирии — Осия; финикийские цари (Хиром II тиро-сидонский, за ним Маттон II), цари Моава, Эдома и Аммона покорились, равно как и аравийские царства арабов, Муза, Тейма, Савейское и др., принесшие дань золотом, серебром, верблюдами и всякого рода благовониями. Уничтожение некогда могущественного Дамасского царства имело чрезвычайно важное значение. Прежде всего, это был конец арамейских государств в Сирии, а также предвестие конца для еврейских царств, которые теперь были и беспомощны и окружены ассирийскими владениями. Газа и Аскалон покорились. Ассирийский царь стал теперь сюзереном всего запада и ему был открыт путь к морю.

Ассирийский конный воин

 

 

На юге Тиглатпаласар также имел успех. В Вавилоне царствовал Набунасар (Набу-насир), который призвал в 744 г. ассирийского царя против халдеев и эламитян. Тиглатпаласар помог ему, но принял титул царя Сумира и Аккада и стал сюзереном вавилонского царя. После смерти Набунасара (734) в Вавилоне началась полная анархия. Его сын, Набунадинзир был свергнут патриотами, не желавшими иметь царем вассала Ассирии, но вскоре Вавилон был покорен халдеем Укbнзиром, который правил 3 года. В 729 г. Тиглатпаласар двинулся против него, победил и сделался сам царем Вавилона; чтобы не раздражать вавилонян, он принял другое имя, как бы в подтверждение самостоятельности Вавилона, и правил там под именем Пулу (Фул в библии, может быть, прежнее имя его). Таким образом, Ассирия возвратила себе первенствующую роль в культурном мире.

 

Преемником Тиглатпаласара IV был его сын Салманасар V (727—722), называвший себя в Вавилоне «Улулай». Он при жизни отца был наместником в Северной Финикии и знал хорошо, что там замышляется восстание, душой которого был энергичный Элулай тирский, находившийся в союзе с Осией израильским. Он владел и Сидоном и ходил на Кипр усмирять восставших киттийцев. В 725 г. Салманасар успел предупредить вспышку восстания и заставил Элулая и Осию заплатить дань. От Тира тогда отпали Сидон, Акра и даже береговой город. Однако, стоило Салманасару удалиться, как Оеия и Элулай снова восстали, опираясь на Египет. В 724 г. ассирийский царь предпринял новый поход и осадил Самарию и островной Тир. Осады затянулись, несмотря на содействие со стороны других финикиян, соперников Тира. Тиряне уничтожили флот своих врагов и взяли 500 пленных, которых немедленно-казнили.

 

Салманасар в 722 г. умер и на престол вступил родоначальник новой династии, знаменитый Саргон II. Его старались поставить в связь с древнейшими царями и, вспомнив об одноименном царе Сиппара, называли его «арку» — поздний, т. е. второй; имя же его толковали как «Шappy-кену» — царь законный. Конечно, эти ухищрения лишь с большею ясностью указывают, что Саргон был узурпатором. Он постоянно старался подчеркивать свою роль, как блюстителя традиций и законности, якобы попиравшихся предшественниками, как угодного богам благочестивого царя; он умел ладить с жрецами, но и как воитель был на высоте положения. В первый год его царствования ему сдалась Самария. Осия был отведен в плен, Израильское царство перестало существовать и сама нация уничтожена, так как 27 290 наиболее видных израильтян было переселено в Мидию и Месопотамию, а на их место пригнаны арамеи и колонисты из Вавилона, Куты и др. Страна обращена в провинцию и в Самарии посажен ассирийский наместник. С Тиром было справиться труднее. Попытки Саргона лишить город воды не имели успеха: тиряне стали копать колодцы на острове. Только в 719 г. осада кончилась миром: Тир не был взят, но, вероятно, Элулай согласился заплатить дань. В союзе с Самарией был царь Ха-мата Илубиди или Яубиди(что указывает на культ в Хамате Иеговы!); вместе с Симиррой, Арпадом и Дамаском он у Каркара был разбит, взят в плен и казнен, а при Рафии потерпели поражение Ганнон филистимский и пришедшие ему на помощь египтяне. Почти вся Сирия сделалась ассирийской провинцией, за исключением Иудеи, Финикии, Филистимской области и страны патинеев. Самаль в 720г. также прекратил существование в качестве царства. Теперь дошла очередь до Малой Азии, где еще была возможна оппозиция Ассирии. В 713 г. был уничтожен первый ее пункт — Гургум-Мараш, где верный Ассирии Тархулар был свергнут Муталлу, что вызвало вмешательство Саргона и присоединение маленького царства к Ассирии. Подобное же произошло и в остатке хеттского царства — Кархемише, бывшем до сих пор верным вассалом. В 717 г. царь его Писирис вступил в союз с энергичным Митой (Мидас греков), царем нового Фригийского царства, основанного пришедшим из Фракии индо-европейским племенем и развившего широкую политику. Кархемиш был сделан провинцией, а поползновения Миты на Киликию были отражены.

Саргон II - ассирийский с придворным

 

 

На севере Саргону попрежнему пришлось бороться с халдами, цари которых также возбуждали против Ассирии царей севера, как фараоны — царства юга- Он победил царя Русу I и его преемника Аргишти II. Со времени Тиглатпаласара ванские цари, оттесненные на север, не владели даже Мусасиром, где утвердилась собственная династия. Маннеи также вышли из повиновения и находились под влиянием Ассирии. Энергичный Руса пытался вернуть в Урмии верховенство, и Саргону пришлось в 719 г. ходить на помощь тамошнему царю Иранзу. Тогда Руса, в союзе с двумя соседними царями, побеждает и убивает преемника его Азу; преемник последнего Уллусун перешел на сторону Русы, равно как и Дейок мидийский. В 715 г. Саргон разгромил коалицию; Дейока переселили в Хамат, Руса потерял 22 крепости, а в 714 г. подвергся новому нашестию Саргона, который обошел Урмию с востока, где разбил Русу, затем прошел опустошительным походом по южной части Урарту, спустился чрез Наири в Мусасир, который разграбил за подчинение его царя Русе. Богатая добыча досталась ему в Мусасире и его знаменитом храме, откуда были унесены статуи ванских царей. Барельефы Хорсабада изображают разграбленный храм, а вновь найденный текст подробно перечисляет добычу, описывает опустошения, произведенные Саргоном, и говорит о взятии у Русы 430 городов в семи областях. После этого похода ванские цари были уже обессилены и не могли быть страшны для Ассирии; скоро их роль перешла к более свежим народам. От самого Русы дошла до нас между прочим надпись на скале у озера Гокчи (у Закалу), снятая в 1893 г. экспедицией М. В. Никольского. Из нее мы видим, что это был все-таки могущественный царь и завоеватель, но завоевания его теперь были направлены по линии наименьшего сопротивления - на север. Он перечисляет 23 побежденных «царя» и говорит о завоевании их областей в нашем Закавказье, говорит о постройке нового города Русахинили и храма богу Тешубу. В числе покоренных земель есть и такие, которые были раньше покорены Аргишти. Очевидно, неудачи в борьбе с Ассирией отразились и на севере и вызвали отпадения. В одной двуязычной надписи, найденной в Топзави, Руса повествует о том, что он утвердил на престоле Мусасира Урзану и 15 дней приносил в этом храме жертвы.

 

На юге Саргон должен был употребить много усилий для сохранения в своей власти Вавилона. Из-за него ему приходилось бороться с халдеями и Эламом, которые нередко соединялись против Ассирии. Воспользовавшись революцией, сделавшей Саргона царем, халдейский царь Бит-Якина Меродах-Баладан, в союзе с эламским царем Хумбанигашем, покорил Вавилон и даже в 721 г. при Дере разбил Саргона. Но для удовлетворения союзников и собственных войск Меродах-Баладану нужны были деньги: он грабил вавилонские храмы, а возмущавшихся этим вавилонян и граждан других привилегированных городов, вопреки договорам, ссылал или заключал в тюрьмы. Поэтому, когда Саргон в 710 г. двинулся против Меродах-Баладана, вавилоняне приняли его, как освободителя. Саргон стал царем Вавилона, но носил титул «наместника», частью по невозможности совершать ежегодную церемонию у идола Мардука, частью из угождения жрецам, а потому и не носил особого имени в Вавилоне. Меродах-Баладан бежал к халдеям в «Приморскую страну» «Дур-Якин», но был там разбит Саргоном, который наказал за союз с ним также и эламского наюя; поэтому, когда Меродах-Баладан бежал в Элам, то его там не приняли; куда он скрылся — неизвестно.

 

Таким образом, Саргон справился со всеми своими врагами. К нему пришли даже послы с Кипра («Яданана», может быть, «остров Данаев») и с острова Дильмуна (в Персидском заливе) с почетными дарами; найдена на Кипре стела этого царя; она хранится в Берлине. Здесь Саргон в торжественной надписи говорит, что семь царей кипрских, обитающие за 7 дней пути среди моря, неизвестные даже по именам его предкам, услыхав об его подвигах, ужаснулись и принесли в Вавилон ему дары: золото, серебро, мебель из дорогих пород деревьев. На стеле было помещено изображение Саргона и символы божеств.

 

Столицей Саргон сделал себе новый город к северу от Ниневии — Дур-Шаррукин, описанию построения и освящения которого отведено много места в царских летописях. Между прочим, характерно признание царя: «сообразно значению моего имени охранять право и справедливость, руководить слабыми и не давать в обиду беззащитных, я давал плату за участки в этом городе их владельцам по нормальной цене, а чтобы не обидеть тех, которые не брали денег, давал им участок, расположенный против их прежнего участка». В качестве строителей и художников были привлечены «люди стран, от востока до запада, покоренных владыке Ассуру». В Хор-сабаде найдены развалины этого великолепного дворца и барельефы доставлены в Лувр. Долго наслаждаться пребыванием в нем и плодами побед, однако, Саргону не пришлось; он был убит при неясных для нас обстоятельствах.

 

Ему наследовал его сын Синахериб (705—681). Предыдущее царствование завещало ему решение вавилонско-эламского вопроса. Положение его, однако, было более трудно, так как на горизонте мировой политики появился Египет, вновь объединенный эфиопской династией, которая, хотя и не была достаточно сильна, все же имела возможность внести в азиатские дела серьезные осложнения. Узнав о гибели Саргона, Меродах-Баладан немедленно приступил к действиям. Он возвратился в Вавилон, склонил на свою сторону Элам и западных семитов; в коалицию c ним вступили: Арад, Тир, некоторые из филистимских городов, напр., Аскалон, и иудейский царь Езекия. Последний был душой западной коалиции; граждане Экрона низложили своего царя Пади, державшегося Ассирии, и выдали его Езекии. Египет также стал на их сторону. Синахериб обратился прежде всего против юга. При Кише, недалеко от Вавилона, он в 703 г. разбил Меродах-Баладана и его эламских союзников и овладел Вавилоном; затем был совершен победоносный поход по стране халдеев и по вавилонской области. Было сожжено и разграблено много городов Меродах-Баладана; уведено множество пленных. Халдеи, поселенные в древних городах, к ущербу вавилонян, были прогнаны, и земли отданы прежним владельцам. Меродах-Баладан бежал в приморские болота; на его место был посажен в Вавилоне царем Белибни, воспитывавшийся при ассирийском дворе. В 701 г. Синахериб обратился против западной коалиции. При его приближении тиро-сидонский царь Элулай бежал в море (на Кипр). Тир был осажден ассириянами, но не был ими взят; зато Синахериб лостарался возвысить вечного врага Тира, город Сидон, где он посадил царем Ито-баала. Прочие финикияне и частью филистимляне покорились Ассирии. Цидка аскалонский, за попытку сопротивляться, потерял престол и был уведен в плен. Еще худшая участь ожидала Экрон, оскорбивший ассирийского царя низложением Пади. При Альтаку (около Экрона) Синахериб разбил египетские и аравийские войска, состоявшие из пехоты, конницы и колесниц и пришедшие к Экрону на помощь; были взяты в плен сыновья египетского царя. Виновники свержения Пади были частью перебиты, частью уведены в рабство. Иерусалим был осажден, но не был взят; иудейский царь заплатил Ассирии богатый выкуп в 30 тал. золота и 300 серебра. В Куюнджике, в развалинах дворца Синахериба, сохранился барельеф, изображающий этого царя перед иудейским городом Лахишем, где, как известно из библии, велись переговоры с послами Езекии. Здесь был найден обломок глиняной печати с именами Шабаки и Синахериба, указывающий на установление между ними дипломатических сношений.

 

Такой благополучный для Иерусалима исход объясняется тем, что Синахериб должен был возвратиться домой, где тем временем произошли осложнения. Синахериб всячески старался подорвать значение Вавилона, историческая слава и привилегированное положение которого препятствовали последовательному проведению провинциальной системы и даже угрожали безопасности государства, в виду постоянных эламских вмешательств и союзов, поддерживаемых из Египта; далее, его желание завоевать Египет объясняется тем, что он хотел направить через эту страну торговый путь на восток, лишив таким образом Вавилон значения торгового центра древнего мира. Конечно, вавилонские патриоты ответили возмущением. Белибни под их влиянием должен был отложиться от Ассирии, вступив в союз с халдеями. В 700 г. союзники были разбиты Синахерибом, который затем взял Вавилон. Понимая, что Белибни был лишь орудием в руках вавилонских патриотов, он не казнил его, а отправил обратно в Ассирию; в Вавилоне царем он посадил своего старшего сына Ассурнадиншума, а сам пошел против Меродах-Баладана в Бит-Якин, который был: еще раз опустошен. Меродах-Баладан бежал в Элам и получил на вассальных правах г. Нагиту на Персидском заливе. Синахериб решил докапать его здесь и в 694 г. выстроил для этой цели на Тигре флот, заставив работать пленных финикиян. Флот этот был спущен и через канал Арахту переведен на Евфрат, а затем в залив, и прибыл к устью Евлея, где уже ждали враги. Несмотря на трудности необычного путешествия, неприятель был побежден, но Меродах-Баладан опять ускользнул из рук. Область его снова была опустошена и город разрушен. Сам Меродах-Баладан скоро умер. Мстителем за него явился его сюзерен, эламский царь Халлудаш. Он вторгся в Вавилонию, взял Сиппар, пленил посаженного Синахерибом его сына, посадил на его место вавилонянина Нергалушезиба и даже осмелился вторгнуться в Ассирию. Синахериб скоро прогнал его, затем двинулся против Нергалушезиба, который тем. временем присоединил к себе Эрех и Ниппур. У последнего произошла битва. Вавилонский царь был разбит и взят в плен. Однако, лишь только Синахериб удалился, в Вавилоне появился новый претендент, халдей Мушезиб-Мардук. Синахериб решил предупредить его союз с Эламом и наказать последний за вторжения. В 693 г. он пошел на Элам. Царь Кудурнахунди даже не пытался сопротивляться, бежал из своей резиденции Мадакты, которая была разграблена. Сам он также был свергнут, и на престол возвели Умманменану, который немедленно вошел в соглашение с Мушезиб-Мардуком вавилонским. К ним присоединились еще различные иранские и халдейские племена. Синахериб выступил в поход, и в 691 г. при Халулэ на Тигре произошло сражение, хотя и окончившееся победой ассириян, но причинившее им такой урон, что от похода против Вавилона пришлось пока отказаться, и Мушезиб-Мардук еще год оставался царем.

 

В это время произошли новые осложнения на западе. Благодаря затруднениям Синахериба в Вавилоне, Езекия и северо-арабские царьки снова оказались под влиянием египетского фараона. Тахарка только что вступил на престол, и его энергия подавала надежды. К тому же и чувство самосохранения должно было проснуться: Синахериб несомненно лелеял планы покорения Египта. Во всяком случае, около 690 г. мы видим его, после покорения арабского племени Адуму, опять у стен Иерусалима. Приближение Тахарки и мор в собственном лагере заставили его уйти и, отказавшись от грандиозных предприятий, заняться более настоятельными делами — Вавилоном. Союзника Мушезиб-Мардука, Умманменану поразил удар; эламиты отказались помогать Вавилону. Предоставленный самому себе, Мушезиб-Мардук, конечно, не мог противостоять Синахерибу. Вавилон был взят и его постигла страшная кара. Ассирийский царь, чуждый уважения к традициям и равнодушный к религии, враг жрецов и ставивший выше всего государственные соображения настоящего, решился на неслыханную меру — совершенное уничтожение Вавилона. Храмы были разрушены, идолы частью разбиты, частью увезены в Ниневию, каналы засыпаны, чтобы местность превратилась в болото. Такой радикальной мерой Синахериб думал раз навсегда покончить с вопросом о Вавилонском царстве и халдейско-эламских притязаниях и вмешательствах. Все последующие 8 лет вавилонская хроника отмечает отсутствие царя. Однако, такая расправа оттолкнула от Синахериба даже многих из благочестивых ассириян и в его собственном семействе не нашла сочувствия. Сын его Асархаддон, назначенный наместником Вавилонии, уже стал отстраивать город, когда в 681 г. Синахериб был убит, по библии, своими сыновьями Адрамелехом и Шарезером во время молитвы в доме своего бога Ницроха. По данным клинописи и Беросу убийцей был действительно сын, повидимому старший, Арад-Белит, обиженный предпочтением, оказанным его брату Асархаддону. Думают, что Шарезер — вельможа и эпоним 681 г. Набу-шар-уссур, сообщник преступления, и что Ницрох — исковерканное евреями имя Мардука. Так погиб этот свирепый деспот,не остановившийся даже перед разгромом священного города и культурного центра Азии. Ему нельзя отказать ни в энергии, ни в широте замысла, ни в последовательности политики, но он переоценивал свои силы: история и действительность были сильнее его, его предприятия не имели успеха.

Голова Ламассу. Ассирийская скульптура из Нимруда

 

 

Убийцы царя бежали в Ванское царство, где нашли поддержку, и с войском явились в Мелитену. Здесь их разбил третий сын Синахериба Асархаддон (правильнее Ашур-аха-Иддин — «Ассур даровал брата», 681—668). Новый царь, сын вавилонянки, был раньше вавилонским наместником; он был другом жрецам и, как человек очень религиозный, стал отстраивать Вавилон. Он не успел там короноваться и поэтому не называл себя царем Вавилона, а только «наместником Бела». Этот царь был вполне достойным своих предшественников, таким же энергичным политиком, как и прочие Саргониды.

 

Политическое могущество Ассирии при Асархаддоне еще более возвысилось. Смирив восставших в начале его царствования халдеев, он обратился на запад, где противником ассириян оказался возвышенный ими за счет Тира Сидон: восстал преемник Итобаала, царь Абдмилькот в союзе с киликийским царем Сандуарри. Сидон был взят, разрушен, на месте его выстроена крепость и центр новой провинции Кар-Ашу-рахиддин (т. е. «град Асархаддона»); оба царя были пойманы и обезглавлены. Из Сидона унесена богатая добыча; на место уведенных пленных в новый город были переселены халдеи с берегов Персидского залива. Соседние владетели поспешили выразить Асархаддону покорность; в числе их был царь Тира Ваал, царь Иудеи Манассия, цари кипрских городов, носившие частью уже греческие имена — Акестор (царь Идалия), Пилагор (царь г. Хитры), Дамис (царь Кития — Карфагена кипрского), Етеандр (царь Пафа), Адмит (царьТамиса) и др., всего 23 царя Сирии и Кипра. Последний именуется уже не только устаревшим «Яданана», но и «Яман» — «Иония». В следующем году (675) вавилонская хроника отмечает вторжение эламского царя в Сиппар и говорит, что было большое кровопролитие, а затем вскоре царь Хуммахалдаш (Хумбан-Халдаш) II «умер, не будучи болен, в своем дворце». Очевидно его устранили по ассирийским интригам. Преемник его Уртаки сидел спокойно, и во все время Асархаддона новых осложнений с Эламом не было. Для окончательного водворения спокойствия в Сирии Асархаддон должен был смирить Египет и тем завершить завоевательную политику Саргонидов. Там царствовал Тахарка. Ему удалось получить в Сирии влияние; так, он считал себя виновником снятия осады с Иерусалима во время второго похода Синахериба в Сирию. В надписях, оставленных Тахаркой, он хвалится тем, что победил Сирию, хеттов, даже Ассирию, но все дело в том, что в 673 г. Тахарке удалось временно одержать верх над ассириянами и не пустить их дальше Египетского потока. Этим он склонил на свою сторону Ваала тирского. Однако, в 671 г. Асархаддон, подчинив еще в 675—4 гг. аравийские племена и приказав им поставить себе верблюдов для трудного похода по пустыне, послал войско к границам Египта. Путь по пустыне описывается фантастическими чертами. После ряда побед взят Мемфис — через 15 дней по вступлении в Египет. Тахарка удалился к себе в Эфиопию; Египет подчинился Асархаддону, который поставил в нем своих чиновников, наложил дань и установил культ Ассура; из египетских храмов было отослано в Ниневию 55 царских статуй. В то время Египет все еще был разделен на 20 владений, которые раньше были вассалами эфиопского царя, а теперь стали в такие же отношения к царю Ассирии. На ряду с вассальными князьями, потомками тех, которые перечисляются у Пианхи, мы встречаем в Египте еще владетеля Фив Монтуемхета, который уже не был верховным жрецом Амона и занимал в иерархии лишь четвертое место, но почему-то называет себя «главным жрецом всех богов юга и севера». Таким образом,, фиванский первосвященник утратил свое и светское и даже духовное значение, и власть стала принадлежать новому роду номархов, о происхождении которых мы ничего не знаем, кроме того, что уже отец Монтуемхета—Несуптах был «жрецом Амона, правителем Фив». Надписи Монтуемхета найдены на стенах храма Мут в Карнаке: кроме того найдена его статуя и гробница в Ассасифе. К мелким египетским князькам были приставлены ассирийские наместники; египетские города получили новые, ассирийские названия; вассальные князья также давали своим сыновьям ассирийские имена.

 

Одновременно с покорением Египта шла осада Тира. Участие Ваала тирского в войне вполне понятно: его положение было безвыходно. На материке его стеснила до крайности новая ассирийская провинция, возникшая на месте Сидона, на Кипре греки сделались теперь господами и даже вытеснили финикиян из Кития, где водворилась греческая династия. Между тем энергичный Тахарка опять пробудил надежды на Египет. И вот, в 671 г. Асархаддон повествует: «в моем десятом походе пошел я против Ваала тирского, который положился на своего друга Тарку, царя Куша, сверг иго Ассура и стал вести себя дерзко. Укрепления воздвиг я против него и преградил ему пищу и воду». Но и теперь осада была безуспешна, и Тир взят не был. Пришлось опять заключить мир, причем царь Тира обязался заплатить дань в том же размере, что и раньше. Были урегулированы его отношения к ассирийскому наместнику и составлен договорный акт, который, к сожалению, дошел до нас в крайне испорченном виде. Зато немецкая экспедиция в 1886 г. открыла в Зендширли прекрасно сохранившуюся громадную победную стелу с изображением Асархаддона, держащего на веревке у ног своих Тахарку и Ваала. Этим памятником ассирийский царь утешил себя и, вместе с тем, наводил страх на северные племена. Ассирийская надпись внизу и сзади барельефа претенциозно именует Асархаддона царем «Мусура (Нижн. Египет), Патроса (Верхи. Египет) и Куша (Нубия)». Изображение Тахарки на этом памятнике, как и голова его статуи, находящаяся в Каирском музее, дает ему негрские черты — очевидно династия за несколько поколений переродилась в антропологическом отношении.

 

Едва ушло из Египта ассирийское войско, как Тахарка, собравшись с силами, вновь появился на сцене и уже овладел Мемфисом. Асархаддон немедленно лично отправился против него, но на дороге умер (кон. 669). Поход продолжался. На границе, у Карбаниты войско Тахарки было разбито, сам он бежал в Фивы. Усилившись войсками и флотом мелких владетелей, ассирияне преследовали его, и через месяц и 10 дней настигли. Тахарка покинул Фивы и укрепился на противоположном берегу Нила. Все мелкие владетели восстановлены были в своих правах; ассирияне ушли с богатой добычей.

 

Асархаддон, может быть, желая, чтобы центром новой всемирной монархии был Вавилон, отдал его своему любимому сыну Шамашшумукину, рожденному от вавилонянки. Этим неосторожным шагом он подготовил большие и роковые для царства осложнения. Еще при его жизни ассирияне, раздраженные оказываемым Вавилону предпочтением, бунтовали, опираясь на недовольные элементы. Вавилонская хроника под 670 г. говорит: «царь убил мечом в Ассирии многих из вельмож». Старший сын Асархаддона, Ассурбанипал (668—626) возвратил корел-ным ассирийским областям их прежнее значение. Он короновал Шамашшумукина в Ниневии, дав тем понять, что считает его своим вассалом, и обращался с ним сообразно с этим.

 

После ухода ассирийского войска, Нехао саисский, потомок Тефнахта, и два других князя, видя, что они разочаровались в своих патронах и единоплеменное эфиопское господство променяли на совершенно чуждое, которое также не сделало их владыками Нильской долины, решили снова завязать сношения о Тахаркой: «да будет мир между нами... разделимся, и пусть никто не будет над нами господином». Ассирийские наместники перехватили их гонцов, а самих заковали в кандалы и отправили в Ниневию; города, стоявшие на их стороне, были жестоко наказаны. Но Ассурбанипал, понимая, что без преданной себе партии ему не удержать Египет, поступил с ними милостиво: «разноцветной одеждой облек я Нехао и возложил на него диадему, приличествующую царю; на пальцы его надел золотые перстни... Пожаловал ему колесницы, коней для езды его высочества и отправил с ним моих наместников для союза с ним туда, где мой отец посадил его на царство — в Саис, а Набуши-вибани (так был переименован на ассирийский лад Псаметих), его сына, посадил в Атриб» который был назван по-ассирийски Лимир-патеси-Ассур («да сияет наместник Ассура»). Тахарка скоро умер. Преемником его в Напате был его племянник, сын Шабаки Тануатамон. От него дошла интересная надпись на горе Баркале. Она повествует что перед коронацией новый царь видел сон: две змеи, став по обе стороны, сказали: «тебе принадлежит юг, возьми себе и север». Немедленно после коронации царь отправился покорять Египет и, после небольшого сопротивления у Мемфиса, подобно Пианхи, покорил его и принял подданство от мелких династов. Ассирийский гарнизон был осажден в мемфисской цитадели. Получив об этом известие, Ассурбанипал немедленно послал войско (661), которое заставило бежать Тануатамона сначала из Мемфиса, потом из Фив в Кипкип (в Нубии). Фивы были страшно опустошены и разграблены; в Ниневию отправлено, между прочим, два обелиска, «стоявшие у врат храма». Впоследствии Монтуемхету фиванскому пришлось реставрировать поруганные храмы; он с гордостью приводит перечень своих работ в своей надписи и упоминает о «божьем наказании», во время которого он защищал юг, «когда вся страна была повержена». В связи с разгромом Египта Ассурбанипал упоминает о новой осаде Тира; и на этот раз город не был взят — Ваал отделался данью, а также дочерью и племянницей, взятыми в гарем царя. Сына, «никогда не переезжав шего моря» (так как власть Ваала простиралась на один остров), Ассурбанипал вернул назад отцу и не взял в заложники.

 

С Нехао считается XXVI Саисская династия. Его сын Псаметих (652-611) осуществил, наконец, традиционные стремления саисского рода: с помощью карийских и ионийских наемников ему удалось освободить Египет от ига Ассирии. Сделать это оказалось возможным во время отчаянной борьбы между Ассирией и Вавилоном.

 

Шамашшумукин долго собирался с силами для войны с Ассурбанипалом: он составил против него обширный союз, в который вошли между прочим мидяне, Элам, финикийская Акко и Ушу — береговой Тир и, кажется, даже Лидия, заменившая разгромленное ок. 675 г. киммериянами Фригийское царство; ее царь Гиг, основатель династии Мермнадов, сначала державшийся за почтительный союз с Ассирией, стал союзником Псаметиха в деле освобождения Египта от ассириян. Вавилоняне мечтают о славной старине, о возвращении к эпохе Хаммурапи; они обращаются к глубочайшей древности, и при Шамашшумукине снова появляются сумерийские тексты.

 

Война началась при неблагоприятных для Вавилона условиях. Естественный союзник его, эламский царь Теумман (Теп-Хумбан), вторгнувшийся в Ассирию из-за невыдачи бежавших туда членов эламского царского дома, был разбит и убит в битве при Туллизе (ок. 655) на Евлее. Шамашшумукин, мрачно настроенный, обращался от магических обрядов к заклинаниям. 18—19 июня 653 г. в Вавилоне было наблюдаемо лунное затмение. Шамашшумукин счел это за дурное предзнаменование и был в ужасе. Сохранилась плитка со следующей его молитвой к Истар по этому поводу:

 

«О Аннунит, предстательствуй за меня пред моим богом, чтобы он отвратил свои судьбы, предназначенные за грехи и позор страны. Да отомстит он и спасет мою землю, владычица вышних, мать милосердая, ибо ты царица бесчисленных звезд, тебе поручаю владыку богов, да поступит он со мною, как должно. Я — Шамашшумукин, великий царь, несчастный, несмотря на то, что Мардук — мой бог и Зарпанит — моя госпожа. Зловещим знамением и предзнаменованием беды, павшими на мой дворец и страну, наполняющими меня ужасом, я потрясен, я напуган. Несчастие мне и моей стране, несчастие трону, несчастие короне, несчастие жрецам, несчастие жертвам. Дай мне одежду веселия и отними траур. Моему богу и моей богине в искупительную жертву я заколю овна из моих имений. Мать милосердая, предзнаменованиями и сновидениями подвигни владыку богов, чтобы он посетил страну врага моего и поступил с нею по приговору, от которого нельзя уклониться».

 

Преемник Теуммана, Хумбанигаш II, продолжал его политику. Ассурбанипал, чтобы одолеть всех своих противников, прибегал к интригам, особенно в Эламе; благодаря борьбе партий и постоянным дворцовым революциям, Вавилон лишился всех владений и союзников и был осажден; доведенный до крайности, город был взят и его жители жестоко наказаны. Шамашшумукин сжег себя в своем дворце; Ассурбанипал объявил себя царем Вавилона под именем Кандалану (647). Таким образом, выиграл один Египет, освободившийся навсегда от ассирийского владычества.

 

Справившись, таким образом, с главными врагами, Ассурбджипал посылал еще несколько карательных экспедиций против союзников Вавилона: в Финикию, Аравию и Элам. Последний должен был быть наказан и за то, что царь его Хумбанхалдаш III отказался выдать нового претендента на вавилонский престол, внука Меродах-Баладана, халдея Набубелынумате. Около 642 г. были взяты и разгромлены Сузы, причем унесены в Ниневию эламские трофеи и даже статуи божеств и гробницы царей, «чтобы лишить их духи покоя, заупокойных жертв и возлияний». Даже прах городов был перенесен в ассирийскую столицу. «В один месяц», говорит Ассурбанипал, «я покорил Элам целиком, я лишил его поля голоса людей и скота и радостных восклицаний; я сделал его пустыней, населенной зверями». С северными соседями — ванскими царями Русой II и Сардуром IV—Ассурбанипал был в хороших отношениях. Против маннеев был поход (еще ок. 660), так как царь Ахшери перестал платить дань. При приближении ассириян он был убит своими подданными.

 

Ассурбанипал сам редко покидал свою столицу, войны свои он вел уже большей частью чрез генералов. Этого требовали и интересы огромного государства и личные склонности царя. Он интересовался еще с детства литературой и искусством. Вавилонское влияние к этому времени успело сказаться и на его окружающих. В барельефах, относящихся к его времени, много художественного вкуса; по его приказанию, были собраны памятники вавилонской и ассирийской литературы; сумерийские тексты переводились на ассирийский язык. Такая атмосфера не могла не сказаться и на литературных памятниках того времени; в них мы встречаем хорошо разработанный, сложный синтаксис; бывшие раньше сухими летописи приобретают литературное значение. Собранные по приказанию Ассурбанипала клинописные литературные памятники (так называемая библиотека Ассурбанипала) найдены в развалинах Куюнджикского дворца Лэйярдом и являются главной сокровищницей сведений об ассирийской культуре. Ассирия была на вершине своего не только политического могущества, но и культурного развития.

 

При Ассурбанипале был момент, когда Ассирийское царство простиралось от снеговых вершин Армении до порогов Нубии, от Кипра и Киликии — до восточных границ Элама. Ассирийский царь ездил на колеснице, запряженной четырьмя пленными царями, его народ проходил по улицам мимо клеток с посаженными в них царями. Блеск двора, великолепие построек, богатство, стекавшееся в столицу всемогущего властелина, превосходная армия, казалось, были симптомами крепости и несокрушимости. И тем не менее Ассирия уже была накануне беспримерного в истории падения.

 

После Ассурбанипала царствовали один за другим его сыновья Синшумлишир, Ассурзтильиланиукинни и Синшаришкун. При последнем произошла катастрофа — царство сделалось добычей соседей.

 

Тексты: Rоst, Keilschrifttexte Tight-Pilesers III. Lpz., 1893. Winсkler, D. Keilin-schriiten Sargons., 1889. Тhureau-Dangin, Une relation de la 8-me campagne de Sargon. Par., 1912. Издание и перевод поступившей в Лувр прекрасной глиняной таблички с редактированным в форме письма к богу Ассуру повествованием о походе 711 г. на север. Издание снабжено воспроизведением памятника и картой. Smith, History of Sennacherib. Lond., 1878. Ponоn, L'inscr. de Bavian. P., 1879. Budge, Hist, of Esarhaddon. L., 1880. Harper, Esarhaddon Inscriptions. New-Haven, 1889. Л. Smith, Keilschrifttexte Asurbanipals. Lpz., 1889. Исследования и статьи: Winсkler — ряд заметок в Altoriental. Forschungen. Lehmann, Schamaschschumukin. Lpz., 1892. Weber, Sanherib, Konig v. Assyrien. Der alte Orient, VI. Delitzsсh, Asurbanipal und assyrische Kultur seiner Zeit. Der alte Orient, XI (1909). Dhоrme, Les pays Bibliques et l'Assyrie. Par., 1911.

Карта Двуречья

 





Дата добавления: 2016-12-05; просмотров: 177 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.019 с.