Лекции.Орг
 

Категории:


Архитектурное бюро: Доминантами формообразования служат здесь в равной мере как контекст...


Поездка - Медвежьегорск - Воттовара - Янгозеро: По изначальному плану мы должны были стартовать с Янгозера...


Теория отведений Эйнтховена: Сердце человека – это мощная мышца. При синхронном возбуждении волокон сердечной мышцы...

Концепт и проблема невербальности мышления



Понятие концепта

Как отмечает С.Г.Воркачев, «в конкурентной борьбе в российской лингвистической литературе» с начала 90-ых годов прошлого века столкнулись «концепт» (Арутюнова Н.Д., Аскольдов-Алексеев С.А., Лихачев Д.С., Степанов Ю.С., Нерознак В.П., Ляпин С.Х.), «лингвокультурема» (Воробьев В.В.,) «мифологема» (Лехтеэнмяки М., Базылев В.Н.) «логоэпистема» (Верещагин Е.М.. Костомаров В.Г., Бурвикова Н.Д.), «однако на сегодняшний день становится очевидным, что наиболее жизнеспособным здесь оказался «концепт», по частоте употребления значительно опередивший все прочие протермино-логические новообразования» (Воркачев 2004, с.41).

В настоящее время следует признать, что именно концепт является ключевым понятием когнитивной лингвистики. Однако, несмотря на то, что понятие концепт можно считать для современной когнитивистики утвердившимся, содержание этого понятия очень существенно варьирует в концепциях разных научных школ и отдельных ученых.

Дело в том, что концепт - категория мыслительная, ненаблюдаемая, и это дает большой простор для ее толкования. Категория концепта фигурирует сегодня в исследованиях философов, логиков, психологов, культурологов, и она несет на себе следы всех этих внелингвистических интерпретаций.

Впервые в отечественной науке термин концепт был употреблен С.А.Аскольдовым-Алексеевым в 1928 г. Ученый определил концепт как мысленное образование, которое замещает в процессе мысли неопределенное множество предметов, действий, мыслительных функций одного и того же рода (концепты растение, справедливость, математические концепты) (Аскольдов-Алексеев 1928, с.4).

Д.С .Лихачев примерно в это же время использовал понятие концепт для обозначения обобщенной мыслительной единицы, которая отражает и интерпретирует явления действительности в зависимости от образования, личного опыта, профессионального и социального опыта носителя языка и, являясь своего рода обобщением различных значений слова в индивидуальных сознаниях носителей языка, позволяет общающимся преодолевать существующие между ними индивидуальные различия в понимании слов. Концепт, по Д.С.Лихачеву, не возникает из значений слов, а является результатом столкновения усвоенного значения с личным


жизненным опытом говорящего. Концепт в этом плане, по Д.С.Лихачеву, выполняет заместительную функцию в языковом общении (Лихачев 1993).

Е.С. Кубрякова предлагает такое определение концепта: «Концепт -оперативная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга, всей картины мира, квант знания. Самые важные концепты выражены в языке» (КСКТ, с.90 - 92).

В.И.Карасик приводит ряд подходов к концептам, развиваемых разными авторами. Среди них назовем следующие:

концепт — идея, включающая абстрактные, конкретно-ассоциативные и эмоционально-оценочные признаки, а также спрессованную историю понятия (Степанов 1997, с.41-42);

концепт - личностное осмысление, интерпретация объективного значения и понятия как содержательного минимума значения (Лихачев 1977, с.281);

концепт - это абстрактное научное понятие, выработанное на базе конкретного житейского понятия (Соломоник 1995, с.246);

концепт — сущность понятия, явленная в своих содержательных формах - в образе, понятии и в символе (Колесов 2004, с Л 9-20);

концепты - своеобразные культурные гены, входящие в генотип культуры, самоорганизующиеся интефативные функционально-системные многомерные (как минимум трехмерные) идеализированные формообразования, опирающиеся на понятийный или псевдопонятийный базис (Ляпин 1977, с.16-18).

Сам В.И.Карасик характеризует концепты как «ментапьные образования, которые представляют собой хранящиеся в памяти человека значимые осознаваемые типизируемые фрагменты опыта» (Введение в когнитивную лингвистику 2004, с.59), «многомерное ментальное образова­ние, в составе которого выделяются образно-перцептивная, понятийная и ценностная стороны» (Введение в когнитивную лингвистику 2004, с.71). «фрагмент жизненного опыта человека» (Карасик 2004, с.З), «переживаемая информация» (Карасик 2004, с. 128), «квант переживаемого знания» (там же, 2004, с.361).

А.А.Залевская определяет концепт как объективно существующее в сознании человека перцептивно-когнитивно-аффективное образование динамического характера в отличие от понятий и значений как продуктов научного описания (конструктов) (Залевская 2001, с.39).

В одной из последних работ А.А. Залевская характеризует нейронную основу концепта - активизацию многих отдельных нейронных ансамблей, распределенных по разным участкам мозга, но входящих в единый набор. Доступ ко всем этим участкам осуществляется одновременно благодаря слову или какому-либо другому знаку. С психолингвистической точки зрения А.А. Залевская подчеркивает индивидуальную природу концепта -многомерной симультанной структуры. Концепт - это достояние индивида, - пишет она (Залевская 2005).


С.Г.Воркачев определяет концепт как «операционную единицу мысли» (Воркачев 2004, с.43), как «единицу коллективного знания (отправляющую к высшим духовным сущностям), имеющую языковое выражение и отмеченное этнокультурной спецификой» (Зоркачев 2004, с.51-52). Если ментальное образование не имеет этнокультурной специфики, оно, по мнению ученого, к концептам не относится.

М.В.Пименова отмечает: «Что человек знает, считает, представляет об объектах внешнего и внутреннего мира и есть то, что называется концептом. Концепт - это представление о фрагменте мира» (Пименова Предисловие 2004, с.8).

В.В.Красных определяет концепт так: «максимально абстрагированная идея «культурного предмета», не имеющего визуального прототи-пического образа, хотя и возможны визуально-образные ассоциации, с ним связанные» (Красных 2003, с.272). Национальный концепт В.В.Красных определяет так: «самая общая, максимально абстрагированная, но конкретно репрезентируемая (языковому) сознанию, подвергшаяся когнитивной обработке идея «предмета» в совокупности всех валентных связей, отмеченных национально-культурной маркирован­ностью (с.268); «своего рода свернутый глубинный «смысл» «предмета» (с.269).

Таким образом, в концепции В.В.Красных концепт может быть только единицей высокой степени абстракции, имеющей национально-культурную специфику, называемой словом и включающей словесные ассоциации на имя концепта.

С нашей точки зрения, ассоциативные связи имени концепта принадлежат сфере вербализации концепта и не могут входить в его содержание, а лишь отражают в языковой форме, позволяют описать его содержание. Кроме того, концепт может не иметь субстантивного наименования и вообще какого-либо языкового наименования.

В.В.Красных выделяет, кроме концепта, еще и такую когнитивную единицу как когнитивная структура.

«Когнитивные пространства и когнитивная база формируются когнитивными структурами, которые представляют собой содержательную (то есть имеющую определенное содержание-значение) форму кодирования и хранения информации. Когнитивные структуры суть определенным образом организованные и структурированные участки когнитивного пространства. Это своего рода «элементарные» единицы, то есть базисные, основные, с одной стороны, и далее неделимые и нечленимые - с другой. Когнитивные структуры формируют нашу компетенцию и лежат в ее основе»... «Когнитивная структура -неделимая и нечленимая когнитивная единица, хранящее «свернутое» знание и/или представление» (Красных 2003, с.64).

В.В.Красных разграничивает два типа когнитивных структур: «Информация, кодируемая и хранимая в виде когнитивных структур, включает в себя сведения (знания и представления) не только о реальном


24

окружающем мире, но и знание языка и знание о языке. Следовательно, мы выделяем феноменологические и лингвистические когнитивные структуры.

Феноменологические когнитивные структуры формируют совокупность знаний и представлений о феноменах экстралингвистической и собственно лингвистической природы, т.е. об исторических событиях, реальных личностях, законах природы, произведениях искусства, в том числе и литературных, и т.д.

Лингвистические когнитивные структуры лежат в основе языковой и речевой компетенции, они формируют совокупность знаний о законах языка, о его синтаксическом строении, лексическом запасе, фонетико-фонологическом строе, о законах функционирования его единиц и построения речи на данном языке» (Красных 2003, с.64).

Соотношение понятий концепт и когнитивная структура в концепции В.В.Красных остается неразъясненным; в принципе концепт может быть определен как когнитивная структура и наоборот.

Во всех приведенных определениях концепта есть сходства - концепт определяется как дискретная, объемная в смысловом отношении единица, единица мышления или памяти, отражающая культуру народа.

Мы определяем концепт как дискретное ментальное образование, являющееся базовой единицей мыслительного кода человека, обладающее относительно упорядоченной внутренней структурой, представляющее собой результат познавательной (когнитивной) деятельности личности и общества и несупцее комплексную, энциклопедическую информацию об отражаемом предмете или явлении, об интерпретации данной информации общественным сознанием и отношении общественного сознания к данному явлению или предмету.

Близкое к нашему понимание концепта предложено М.В.Пименовой: «Концепт - это некое представление о фрагменте мира или части такого фрагмента, имеющее сложную структуру, выраженную разными группами признаков, реализуемых разнообразными языковыми способами и средствами. Концептуальный признак объективируется в закрепленной и свободной формах сочетаний соответствующих языковых единиц -репрезентантов концепта. Концепт отражает категориальные и ценностные характеристики знаний о некоторых фрагментах мира. В структуре концепта отображаются признаки, функционально значимые для соответствующей культуры. Полное описание того или иного концепта, значимого для определенной культуры, возможно только при исследовании наиболее полного набора средств его выражения» (Пименова Предисловие 2004, с. 10).

Концепт кодируется в сознании индивидуальным чувственным образом, выступающим как чувственный компонент содержания концепта, и является базовой единицей универсального предметного кода человека (Выготский Л.С., Жинкин Н.И., Горелов И.Н.).


Наше определение концепта полемизирует с некоторыми признаками концепта, выделяемыми другими авторами и научными школами. Суммируем некоторые из этих «несогласий».

Так, мы полагаем, что концепты правильнее интерпретировать прежде всего как единицы мышления, а не памяти, поскольку их основное назначение - обеспечивать процесс мышления. Они выступают и как хранители информации, но являются ли они единицами памяти, еще предстоит доказать.

С нашей точки зрения, концепт не обязательно имеет языковое выражение — существует много концептов, которые не имеют устойчивого названия и при этом их концептуальный статус не вызывает сомнения (ср. есть концепт и слово молодожены, но нет слова «старожены», хотя такой концепт в концептосфере народа, несомненно есть).

Далеко не все концепты, как мы полагаем, «отправляют к высшим духовным сущностям» - многие концепты носят эмпирический характер (бежать, красный, окно, рука, нога, голова и под.).

Не обязательна, с нашей точки зрения, и этнокультурная специфика для концепта - есть множество концептов, у которых или нет никакой этнокультурной специфики (например, многие бытовые концепты), или она исчезающе мала, и чтобы ее найти, надо приложить исключительные усилия.

Не все концепты имеют и ценностную составляющую - с нашей точки зрения, к примеру, пространственные и временные концепты не имеют ценностной составляющей, да и во многих других случаях ценностную составляющую приходится искать «с пристрастием».

Мы не считаем также целесообразным использовать термин «ментальный лексикой» - лексикон остается в сфере языка, а концепты -единицы концептосферы, то есть сознания.

Понятие концептосферы

Важнейшим понятием когнитивной лингвистики является понятие концептосферы - области знаний, составленной из концептов как ее единиц.

Термин «концептосфера» был введен в отечественной науке академиком Д.С.Лихачевым. Концептосфера, по определению акад. Д.С. Лихачева, это совокупность концептов нации, она образована всеми потенциями концептов носителей языка. Концептосфера народа шире семантической сферы, представленной значениями слов языка. Чем богаче культура нации, ее фольклор, литература, наука, изобразительное искусство, исторический опыт, религия, тем богаче концептосфера народа (Лихачев 1993, с.5).

И концепты, и соответственно концептосфера - сущности ментальные (мыслительные), ненаблюдаемые. Современные научные данные Убедительно подтверждают реальность существования концептосферы и


26

концептов, а именно, реальность мышления, не опирающегося на слова (невербального мышления).

Необходимо также указать на то, что концептосфера носит, по-видимому, достаточно упорядоченный характер. Концепты, образующие концептосферу, по отдельным своим признакам вступают в системные отношения сходства, различия и иерархии с другими концептами. А.Н.Лук писал, что даже между понятиями небо и чай существует смысловая связь, которая может быть установлена, к примеру, следующим образом: небо -земля, земля - вода, вода— пить, пить - чай (Лук 1976, с. 15).

Конкретный характер системных отношений концептов требует исследования, но общий принцип системности, несомненно, на национальную концептосферу распространяется, поскольку само мышление предполагает категоризацию предметов мысли, а категоризация предполагает упорядочение ее объектов.

Таким образом, концептосфера - это упорядоченная совокупность концептов народа, информационнная база мышления.

В.В Красных использует термин когнитивное пространство и разграничивает индивидуальное когнитивное пространство определенным образом структурированная совокупность знаний и представлений, которыми обладает любая (языковая) личность, каждый говорящий и коллективное когнитивное пространство - определенным образом структурированная совокупность знаний и представлений, которыми необходимо обладают все личности, входящие в тот или иной социум (Красных 2003, с.61). В данной концепции остается неясным различие между этими двумя видами когнитивных пространств: если индивидуальное когнитивное пространство — это то, которым обладает каждый говорящий, а коллективное - то, которым обладают все, то это одно и то же: то, чем обладает каждый и есть то, чем обладают все. Вместе с тем необходимость разграничения индивидуальной и национальной концептосфер не вызывает сомнений.

В.В.Красных предлагает также понятие когнитивной базы, под которой понимается определенным образом структурированная совокупность необходимо обязательных знаний и национально-детерминированных и минимизированных представлений того или иного национально-лингвокультурного сообщества, которыми обладают все носители того или иного национально-культурного менталитета (Красных 2003, с.61). Ср. мысль Ю.Е. Прохорова о том, что принадлежность к определенной культуре определяется наличием базового стереотипного ядра знаний, повторяющегося в процессах социализации индивидуумов в данном обществе, и достаточно стереотипного (на уровне этнической культуры, а не личности) выбора элементов периферии (Прохоров 1996, с. 14).

Представляется, что базовое стереотипное ядро знаний или когнитивная
база народа действительно существует, но выделяется из индивидуальных
концептосфер как некоторая их часть, в равной мере присвоенная всеми
членами лингвокультурного сообщества. I


Можно говорить также о существовании групповых концептосфер (профессиональная, возрастная, гендерная и т.д.). Все эти концептосферы представляют интерес для когнитивной лингвистики, можно сопоставлять групповые и индивидуальные концептосферы с национальной концептосферой, групповые концептосферы с индивидуальными, групповые и индивидуальные концептосферы друг с другом и т.д.

Широко практикуется в когнитивной лингвистике и сопоставление различных национальных концептосфер между собой, что позволяет выявить национальную специфику концептуализации сходных явлений сознанием разных народов, выявить безэквивалентные концепты и концептуальные лакуны (отсутствие концепта).

Концепт и проблема невербальности мышления

Признание концепта единицей мышления вновь ставит на повестку дня вопрос о соотношении языка и мышления: обязательны ли языковые средства для осуществления концептуального мышления?

По отношению к проблеме вербальности/невербальности мышления В.В.Красных подразделяет ученых на вербалистов и антивербалистов. К вербалистам она относит таких ученых как М.Мюллер, В.фон Гумбольдт, Ф.Шлейермахер, Ф.де Соссюр, А.А.Реформатский (Красных 2003, с. 13). Добавим, что сюда же должны быть отнесены и все авторы традиционных вузовских учебников по введению в языкознание и общему языкознанию, а также по философии, вышедшие в советское время.

К антивербалистам В.В.Красных относит таких исследователей как Н.И.Жинкин, Ж.Пиаже, Б.А.Серебренников, ПЯ.Гальперин. Мы бы добавили сюда также И.Н.Горелова, К.Ф.Седова (Горелов 1980, Горелов, Седов 1998).

Многие ученые занимают двойственную позицию, признавая как невербальность, так и вербальность мышления. Так, А.Н.Леонтьев и Л.С.Выготский в свое время много писали о действенном, наглядно -действенном и наглядно-образном мышлении, однако одновременно в их работах мы находим утверждения и о языковой природе сознания (Красных 2003, с.14). По нашему мнению, это связано с недостатком в тот период экспериментальных знаний о природе сознания и его связи с языком.

Однако и в современный период развития языкознания в целом и психолингвистики в частности существуют концепции, допускающие двойственную точку зрения. Так, сама В.В.Красных пишет:

«Как бы там ни было, все представленные точки зрения все-таки позволяют думать, что мышление и сознание суть феномены разные, хотя и тесно связанные. И если трудно утверждать, что мышление осуществимо только с помощью слов, то говорить о языковой природе сознания, пожалуй, вполне допустимо (?). Тем более в рассуждениях лингвиста (?), рассматривающего речевую деятельность человека» (Красных 2003, с. 15).


28

Получается, что если лингвист занимается речевой деятельностью, он может считать сознание языковым - ему так удобнее. Проблема кажется нам сложнее - подход к сознанию не может быть лингвистическим, философским, психологическим и под. - сознание едино и все науки, оперирующие этим понятием, должны опираться на естественнонаучное понятие о сознании и его связи с языком, на экспериментальные данные. В настоящее время все больше экспериментальных исследований свидетельствуют о невербальном характере сознания.

Этот вопрос подробно рассмотрен нами в ранее опубликованных работах (Попова, Стернин 2003, с. 19-36; Стернин 2004, с.15-24), и мы не будем здесь подробно повторять соответствующую научную аргументацию. Ограничимся лишь суммированием общих положений, подробно изложенных нами в указанных выше работах.

Мышление осуществляется без обязательного обращения к языку. Инструментом мышления выступает универсальный предметный код, концепция которого как нейрофизиологического субстрата мышления была разработана Н.И.Жинкиным, опиравшимся на некоторые фундаментальные идеи, высказанные Л.С.Выготским. Дальнейшую разработку этой идеи осуществил И.Н.Горелов.

Единицами универсального предметного кода являются предметные чувственные образы, которые кодируют знания. Знания представлены в сознании человека концептами, а в качестве кодирующего концепт образа выступают чувственные образы, входящие в концепт как его составная часть. Таким образом, чувственная составляющая концепта кодирует содержащуюся в нем рациональную информацию, обеспечивая его функционирование как мыслительной единицы. В мыслительном процессе человек оперирует образами, которые несут и «прикрепленные» к образам рациональные знания.

Универсальный предметный код субъективен, индивидуален у каждого говорящего, поскольку он образуется у каждого человека как отражение его неповторимого, индивидуального чувственного жизненного опыта.

Единицы универсального предметного кода - это чувственные представления, схемы, картины, возможно - эмоциональные состояния, которые объединяют и дифференцируют элементы знаний человека в его сознании и памяти по различным основаниям.

Образные единицы универсального предметного кода могут косвенно обнаруживать себя. Когда студенты на экзамене не знают ответа на вопрос, они непроизвольно пытаются помочь себе, изображая руками перед собой в ходе рассуждения некоторые замысловатые фигуры - как бы пытаясь изобразить, передать экзаменатору тот образ, который, как они считают, кодирует необходимую им единицу знания в их сознании и для которого они не могут найти подходящие слова. Это, как правило, свидетельствует о незнании рационального, логического содержания концепта. Если человек не знает смысл какого-либо абстрактного понятия, он часто помогает себе объяснить это движениями руки. Видимо, он пытается опереться на


образное ядро концепта, изобразить его (как, например, можно изобразить образное ядро таких концептов как рябь, зыбь, винтовая лестница, круглый, квадратный, маленький и др.), в то время как абстрактная идея «руками» изображена быть не может.

Универсальный предметный код является нейрофизиологическим субстратом мышления, который существует и функционирует независимо от национального языка.

Концептосфера невербальна и существует в сознании на базе УПК автономно, независимо от языковых средств ее объективации.

Из всего сказанного следует, что необходимо четко различать слова и концепты: строго говоря, было бы неверно говорить «концепт дерево» или «концепт дерева», более точно говорить: концепт, репрезентируемый в языке словом дерево, представленный в системе языка словом дерево, вербализуемый словом дерево и т.д.

Проблема вербальной, языковой репрезентации, объективации концептов - это особая проблема, связанная с коммуникативными потребностями индивидов, а не с существованием и функционированием концептосферы как субстрата мышления.

Мышление невербально, язык служит не для осуществления мышления, а для выражения, сообщения и обсуждения результатов мыслительного процесса человека; последний же есть процесс оперирования концептами.

2.4. Концептосфера и сознание. Виды сознания

Вопрос о соотношении понятий сознание и мышление остается в гуманитарных науках актуальным на протяжении многих десятилетий. В настоящее время к этим понятиям присоединились понятия интеллект, концептосфера.

Фундаментальным представляется разграничение сознания и мышления и интеллекта.

Сознание, по А.А.Леонтьеву - это «особое внутренние движение, порождаемое движением человеческой деятельности», «рефлексия субъектом действительности, своей деятельности, самого себя» (Леонтьев 1975,с.!3, 97). Сознание включает чувства, эмоции, осуществляет бессознательное отражение действительности.

Мышление же рассматривается как процесс сознательного отражения действительности (Красных 2003, с.21). Мышление связано прежде всего с целенаправленным логическим познанием, с умственным отражением и недоступных для чувственного восприятий объектов и явлений.

«Таким образом, можно выстроить следующую триаду понятий: сознание - как феномен, как высшая форма отражения действительности, мышление - как процесс сознательного отражения действительности, интеллект - как умственная способность» (Красных 2003, с.22). Сознание есть У животных и человека, мышление и интеллект - только у человека.


30

Концептосфера же человека (упорядоченная совокупность ментальных единиц, отражающих познанную субъектом действительность) составляет информационную базу как сознания, так и мышления человека.

Последнее время все более широкое распространение получает понятие «языковое сознание». Оно используется лингвистами, психологами, культурологами, этнографами и др., ср.: Этнокультурная специфика языкового сознания. М. 1996; Языковое сознание: формирование и функционирование. М., 1998: Языковое сознание и образ мира. М., 2000 и др. Укажем также на исследования в этой области, опубликованные в тематических сборниках «Язык и национальное сознание» (вып. 1-7, Воронеж, 1998-2005, а также в коллективной монографии «Язык и национальное сознание. Вопросы теории и методологии» (Воронеж, 2002).

Языковое сознание описывается в настоящее время как новый объект психолингвистики, определившийся в последние 15 лет (Языковое сознание и образ мира 2000, с.24).

В одной из первых специальных работ по проблеме языкового сознания (коллективная монография «Язык и сознание: парадоксальная рациональность» под ред. Е.Ф. Тарасова, вышедшая в Институте языкознания РАН в 1993 г.), научный редактор констатирует: «в монографии «языковое сознание» и просто «сознание» используются для описания одного и того же феномена - сознания человека» (с.7).

В настоящее время такой подход уже остался в прошлом, и многие исследователи указывают, что между сознанием и языковым сознанием нельзя ставить знак равенства. Можно сказать, что понятие языкового сознания прошло за последние десятилетия определенную эволюцию. Т.Н.Ушакова совершенно справедливо отмечает, что понятие языкового сознания полезно и перспективно для исследования соотношения психики и речи, однако в настоящее время оно имеет достаточно широкое и неопределенное «референтное поле», и это «таит в себе опасность для научной мысли: при громадности проблемы связи психики и материи возникает искушение представлять переход от одного к другому как простой и непосредственный» (Языковое сознание и образ мира 2000, с.22).

В 2000 году Е.Ф.Тарасов уже дифференцирует сознание и языковое сознание, определяя последнее как «совокупность образов сознания, формируемых и овнешняемых с помощью языковых средств - слов, свободных и устойчивых словосочетаний, предложений, текстов и ассоциативных полей (Языковое сознание и образ мира 2000, с.26).

Отметим, однако, что в данном определении совмещены два аспекта -формирование сознания и его овнешиение, что далеко не одно и то же. Сознание в онтогенезе и филогенезе формируется при участии языка, знаки которого служат материальными опорами обобщения в процессе образования концептов в сознании, однако само сознание в языке для функционирования не нуждается, осуществляется на универсальном предметном коде.


Что касается овнешнения сознания языком, то язык в этом случае обеспечивает возможность обмена информацией в обществе и делает содержание сознания доступным для наблюдения, но факт овнешнения сознания языком в целях коммуникации не может свидетельствовать о наличии некоторого особого языкового сознания - овнешняется когнитивное сознание, которое не приобретает при этом какого-либо особого «языкового» статуса.

На неудачность выражения «языковое сознание» обращал внимание еще в 1993 г. А.А.Леонтьев: «эпитет «языковой» в словосочетании «языковое сознание» не должен вводить нас в заблуждение. К языку как традиционному предмету лингвистики этот эпитет прямого отношения не имеет. Изображать язык (в традиционно-лингвистической его трактовке) как то, что опосредует отношение человека к миру - значит попадать в порочный круг» (Язык и сознание: парадоксальная рациональность 1993, с. 17).

В некоторых современных лингвокогнитивных концепциях разграничение языкового и неязыкового сознания рассматривается как вопрос несущественный, как проблема терминологической традиции. Ср., например, такую точку зрения: «Говоря о языковом сознании, я имею в виду ту «ипостась» сознания, которая связана с речевой деятельностью личности?) (Красных 2003, с.12). Нас.15 В.В.Красных продолжает: «Говоря «языковое сознание», я имею в виду тот аспект, который непосредственно связан с процессами порождения и восприятия речи». С этим вполне можно согласиться: языковое сознание выступает здесь как ипостась, то есть как аспект, часть сознания, но не все сознание. Но далее В.В.Красных делает неожиданный вывод: «Итак, сознание (языковое сознание) имеет языковую природу, «манифестирует себя в языке» (с. 16).

С таким подходом вряд ли можно согласиться: то, что сознание имеет языковую манифестацию, никак не доказывает, что оно имеет языковую природу. К примеру, эмоции имеют языковую манифестацию, но никто не рискнет утверждать, что существование эмоций и их переживание носит языковой характер. Сознание может манифестироваться невербальными средствами, художественными средствами - например, изобразительными, музыкальными, но это не свидетельствует о музыкальном, изобразительном или жестовом характере сознания.

Для нас представляется важным, что в лингвистике и психолингвистике до сих пор не терм'инологизированы психические механизмы речи, обеспечивающие речевую деятельность человека, совокупность знаний человека о своем языке. Мы полагаем, что именно эти механизмы и знания представляют собой языковое сознание человека. В таком случае традиционная лингвистика тоже изучает языковое сознание - правила Употребления языка, нормы, упорядоченность языковых единиц в сознаиии и т.д., но при этом она практически не исследует психологическую реальность выполняемых описаний. На каком-то этапе Развития традиционного языкознания этого было достаточно: достаточно


32

этого и для традиционных методов обучения языку. Однако не на современном этапе, когда коммуникативное, антропоцентрическое направление в лингвистике стало доминирующим и у исследователей заметно повысился интерес к живому языку, к языку, функционирующему в реальной коммуникации, а не к абстрагированному от носителя «мертвому» языку, отраженному в словарях и грамматиках, разработаны новые методы исследования, в том числе психолингвистические.. Это и привело к интенсивному развитию исследований в обласги коммуникации, психических механизмов языка, ассоциативно-вербальных сетей (Ю.Н.Караулов), ассоциативных полей и др.

В связи с этим под языковым сознанием предлагается понимать совокупность ментальных механизмов порождения, понимания речи и хранения языка в сознании, то есть ментальные механизмы, обеспечивающие процесс речевой деятельности человека. Это «знания, используемые коммуникантами при производстве и восприятии речевых сообщений» (Этнокультурная специфика языкового сознания 1996, с 11). Изучением языкового сознания занимаются в разных аспектах психоло! ия, психолингвистика, нейролингвистика, онтолингвистика, возрастная лингвистика (ср. Языковое сознание и образ мира 2000. с.24). Подчеркнем еще раз, что языковое сознание (своими методами) изучает и традиционная описательная лингвистика.

Таким образом, языковое сознание - это часть сознания, обеспечивающая механизмы языковой (речевой) деятельности: порождение речи, восприятие речи и - добавим, что очень важно -хранение языка в сознании. Система языковых единиц с иx разнообразными значениями хранится в сознании и является принадлежностью языкового сознания, а исследование системы языка как феномена сознания есть исследование языкового сознания.

Существует несколько уровней описания языкового сознания, которые могут быть выделены.

Уровень традиционного лингвистического описания языкового сознания предполагает обобщенное описание значений и употреблений языковых единиц и структур в отвлечении от психологии говорящего человека и психологической реальности выполняемого описания. Традиционная, классическая описательная лингвистика изучает язык как систему единиц и правил их упогребления. Такой подход предполагает описание того, чго есть в языке, что уже зафиксировано в текстах, словарях, письменной и устной речи, что устоялось, определилось и является общепринятым Описывается надиндивидуальное в языке.

Продуктами такого описания являются определенные конструшы лингвистов, предлагающие их личное понимание значений и функций тex или иных языковых единиц, форм и структур на данном этапе развития языка. Подобное описание осуществляется в рамках традиционной фонетики и фонологии, лексикологии и лексикографии, грамматики Результатами таких описаний являются фонетики, словари и грамматики,


которые представляют собой результат обобщения значений и употреблений языковых форм и структур, описывают наиболее типичные употребления, определяя их как нормативные для языка на данном этапе его развития.

Такое описание необходимо для фиксации и распространения языковых норм, для обучения языку, для сравнения языков, составления словарей и учебников. Однако фиксация значений и функций языковых форм в словарях и грамматиках является результатом обобщения и отвлечения от лингвистической реальности и поэтому нельзя, к примеру, как это часто делается носителями языка, утверждать, что то или иное слово в данном языке не имеет определенного значения или семантического компонента, поскольку это «не отражено в имеющихся словарях» - описание слова в словаре есть результат отвлечения от реальных употреблений слов, определенный лингвистический конструкт, который нельзя абсолютизировать. К тому же словари всегда запаздывают. Важно помнить и мысль Флобера: «Словари как часы: самый плохой лучше, чем никакой, но даже самый лучший никогда точно не показывает».

Уровень психолингвистического описания языковых фактов отражает результаты экспериментальных исследований, в частности, выполненных с помощью различного рода ассоциативных экспериментов и многочисленных других экспериментальных процедур (методика интервьюирования, метод субъективных дефиниций, интерпретационный эксперимент, методика семантического шкалирования, методика ранжирования и др., см. применение этих и других приемов в работах Высочина 2001, 2002; Грищук 2002, Язык и национальное сознание Вопросы теории и методологии 2002, с. 286-289, Язык и национальное сознание. Вып. 1-7, 1998-2005, Фридман 2004, 2005), которые позволяют выявить и описать содержание языковых знаков и структур в том виде, в каком они реально присутствуют в сознании носителей языка, а также выявить характер взаимодействия языковых единиц и структур в процессах понимания, хранения и порождения речевых произведений.

Исследование языкового сознания возможно как на лингвистическом, так и на психолингвистическом уровнях. Оба подхода предполагают свои методы и дополняют друг друга в описании системы языка Достоверность традиционно-лингвистического описания повысится, если оно будет включать результаты психолингвистического описания.

Возможен также уровень нейролингвистического описания Это исследование языкового сознания на уровне нейрофизиологических процессов в мозге, исследование речевых зон мозга, нарушений и патологии в функционировании речевых механизмов. Методами таких исследований являются нейрофизиологические - фиксация электрических колебаний отдельных участков мозга и подобные. Данный уровень исследования находится вне компетенции лингвистов, хотя результаты нейролингвистических исследований могут использоваться для теоретического моделирования языкового сознания.


34

Языковое сознание - компонент когнитивного сознания, «заведующий» механизмами речевой деятельности человека; это один из видов когнитивного сознания, обеспечивающий такой вид деятельности как оперирование речью. Однако речевая деятельность человека сама являегся компонентом более широкого понятия - коммуникативной деятельности человека. В связи с этим возникает проблема разграничения языкового и коммуникативного сознания.

Коммуникативное сознание - это совокупность знаний и механизмов, которые обеспечивают весь комплекс коммуникативной деятельности человека. Это коммуникативные установки сознания, совокупность ментальных коммуникативных категорий, а также набор принятых в обществе норм и правил ведения общения. Для русского человека это совокупность знаний о том, как надо вести общение в России В коммуникативное сознание входит и информация об иностранных языках - отношение к ним, их оценка, характеристика степени трудности, знания о коммуникативном поведении носителей этих языков и др.

Приведем пример разграничения языкового и коммуникативного сознания:

языковое сознание содержит информацию о формулах приветствия (то есть об имеющихся языковых единицах для обозначения некоторого смысла): здравствуйте, добрый день, доброе утро, привет и др., а также об их дифференцированных значениях - приветствие утром, вечером и т.д., вежливое, разговорное и др.; это информация, которая является принадлежностью языкового сознания русского человека;

коммуникативному сознанию принадлежит информация о том, как надо приветствовать - с каким лицом, с какой интонацией, на какой дистанции, когда и кого можно не приветствовать, кого надо приветствовать вежливо, на вы, а кого можно попроще и т.д., в каких ситуациях обязательно приветствовать, в каких — нет, надо ли повторно приветствовать в течение дня и т.д.

Коммуникативное сознание включает языковое (понимаемое в рассмотренном выше смысле) как свою составную часть, но не исчерпывается им. «Языковое сознание как совокупность смыслов, имеющих языковую привязку, - только часть сознания в целом, точно так же как мышление - только часть ментальных процессов, осуществляемых в сознании» (Кубрякова 2004, с, 14).

Языковое сознание, как говорилось выше, исследуют традиционная лингвистика, психолингвистика, нейролингвистика, психология, логопедия, в какой-то степени - методика обучения языку. Коммуникативное же сознание не изучается до сих пор какой-либо специальной наукой, хотя изучение коммуникативного сознания, особенно его национальной специфики, уже назрело Интерес к коммуникативном) сознанию народа начинают проявлять культурология и лингвокультурология, этнография, этнолингвистика и новая формирующаяся наука о межкультурной коммуникации.


Подчеркнем, что коммуникативное сознание народа в целом, в единстве его языкового и чисто коммуникативного аспектов, входит интегральной составной частью в когнитивное сознание нации, являясь компонентом обшего когнитивного сознания народа.

Соотношение когнитивного, коммуникативного и языкового сознания может быть изображено так:

Поскольку само языковое сознание является частью коммуникативного и когнитивного сознания, четкие разграничения в принципе условны и необходимы преимущественно в исследовательских целях, поскольку методики исследования когнитивного и языкового сознания совпадают лишь частично: при исследовании языкового сознания мы должны стоять исключительно на позициях языка и опираться на лингвистические факты и результаты лингвистических экспериментов; при описании концептосферы, когнитивного сознания, лингвистические методы оказываются лишь одним из способов анализа, могут быть применены и другие - культурологические, этнографические, социально-психологи­ческие и т.д., хотя лингвистические методы оказываются, с нашей точки зрения, в любом случае наиболее надежными.

Лингвисты изучают языковое сознание человека; коммуникативисты -коммуникативное сознание человека; когнитологи изучают когнитивное сознание. Лингвокогнитологи изучают когнитивное сознание языковыми приемами и инструментами: результаты лингвистических наблюдений подвергаются когнитивной интерпретации, что позволяет моделировать концепты как единицы когнитивного сознания в опоре на полученные лингвистические данные.

2.5. Картина мира

В последнее время выражение «картина мира» получило распространение в самых различных областях гуманитарных наук.

Понятие картины мира действительно важно для современной науки, но оно требует четкого определения, поскольку вольное обращение с этим понятием не позволяет представителям разных дисциплин понять друг друга, достичь согласованности в описании картины мира средствами разныx наук. Особенно важно определить это понятие для лингвистики и


36

культурологии, которые в большей степени, чем другие науки, в последнее время используют данное понятие.

Полагаем, что к проблеме общего определения картины мира следует подойти с общенаучной, гносеологической точки зрения, что позволит разграничить принципиально разные виды картины мира.

Под картиной мира в самом общем виде предлагается понимать упорядоченную совокупность знаний о действительности, сформировавшуюся в общественном (а также групповом, индивидуаль­ном) сознании.

Принципиальным представляется разграничение двух картин мира -непосредственной и опосредованной.

Непосредственная картина мира - это картина, получаемая в результате прямого познания сознанием окружающей действительности. Познание осуществляется как при помощи органов чувств, так и при помощи абстрактного мышления, которым располагает человек, однако в любом случае эта картина мира не имеет «посредников» в сознании и формируется как результат непосредственного восприятия мира и его осмысления.

Непосредственная картина мира, возникающая в национальном сознании, зависит от того способа, общего метода, которым она была получена. В этом смысле картина одной и той же действительности, одного и того же мира может различаться - она может быть рациональной и чувственной; диалектической и метафизической; материалистической и идеалистической; теоретической и эмпирической, научной и «наивной», естественно-научной и религиозной; физической и химической и т.д.

Подобные картины мира являются исторически обусловленными - они зависят в своем содержании от достигнутого к тому или иному историческому этапу уровня познания; они меняются с изменением исторических условий, с достижениями науки, развитием методов познания. В отдельных обществах или слоях общества может доминировать на протяжении длительного времени какая-то одна картина мира, определяемая господствующим методом познания.

Непосредственная картина мира тесно связана с мировоззрением, но отличается от мировоззрения тем, что она представляет собой содержательное знание, в то время как мировоззрение относится скорее к системе методов познания мира. Мировоззрение определяет метод познания, а картина мира — это уже результат познания.

Непосредственная картина мира включает как содержательное, концептуальное знание о действительности, так и совокупность ментальных стереотипов, определяющих понимание и интерпретацию тex или иных явлений действительности. Такую картину мира мы называем когнитивной, так как она представляет собой результат когниции (познания) действительности, выступает как результат деятельности когнитивного сознания и основывается на совокупности упорядоченных знаний - концептосфере. Н.М.Лебедева пишет: «Наша собственная


культура задает нам когнитивную матрицу для понимания мира, так называемую «картину мира» (Лебедева 1999, с.21).

Под когнитивной картиной мира понимается ментальный образ действительности, сформированный когнитивным сознанием человека или народа в целом и являющийся результатом как прямого эмпирического отрожения действительности органами чувств, так и сознательного отражения действительности в процессе мышления.

Таким образом, когнитивная картина мира — это совокупность концептосферы и стереотипов сознания, которые задаются культурой.

Когнитивная картина мира в сознании личности системна и влияет на восприятие личностью окружающего мира:

предлагает классификацию элементов действительности;

предлагает приемы анализа действительности (объясняет причины явлений и событий, прогнозирует развитие явлений и событий, предсказывает последствия событий);

упорядочивает чувственный и рациональный опыт личности для его хранения в сознании, памяти.

Национальная когнитивная картина мира представляет собой общее, устойчивое, повторяющееся в картинах мира отдельных представителей народа. В связи с этим национальная картина мира, с одной стороны -некоторая абстракция, а с другой - когнитивно-психологическая реаль­ность, обнаруживающаяся в мыслительной, познавательной деятельности народа, в его поведении - физическом и вербальном. Национальная картина мира обнаруживается в единообразии поведения народа в стереотипных ситуациях, в общих представлениях народа о действительности, в высказываниях и «общих мнениях», в суждениях о действительности, пословицах, поговорках и афоризмах.

Опосредованная картина мира - это результат фиксации
концептосферы вторичными знаковыми системами, которые

материализуют, овнешняют существующую в сознании непосредственную когнитивную картину мира. Таковы языковая и художественная картины мира.

М.В.Пименова под языковой картиной мира понимает «совокупность знаний о мире, которые отражены в языке, а также способы получения и интерпретации новых знаний» (Пименова Предисловие 2004, с.5).

Мы в свете сказанного выше можем согласиться только с первой частью этого высказывания - представляется, что «способы получения и интерпретации новых знаний» будут относиться к когнитивному сознанию, когнитивной картине мира.

В-В.Красных противопоставляет картину мира и языковую картину мира следующим образом: «картина мира» и «языковая картина мира» должны быть четко разведены» (Красных 2003, с. 17).

В.В.Красных справедливо обращает внимание на то, что «...различия в языковых картинах мира далеко не всегда свидетельствуют о кардинальных различиях на определенных участках картины мира»


38

(с. 19), например, люди различают цвета, даже если у них в языке лег 'ля некоторых из них наименования; категория неопределенности может не иметь грамматического выражения, например, в русском языке, но передается лексически; «с другой стороны, языковая картина мира может оказывать весьма серьезное влияние на способ членения действительности, и, следовательно, на картину мира. Например, многие, кто изучал языки со сложной системой времен, знают, как трудно подчас бывает овладеть не только и не столько формами времен, сколько «способом» членения временной оси. То же справедливо и по отношению к иностранцам, пытающимся овладеть видами русского глагола» (с 21).

Языковая картина, по В.В.Красных, обозначает «мир в зеркале языка», а картина мира (образ мира) понимается как «отображение в психике человека предметной окружающей действительности» (Леонтьев 1993, с. 18, Красных 2003, с. 18).

Лингвистические когнитивные структуры «самым непосредственным образом участвуют в формировании языковой картины мира, в то время как «материалом» формирования (концептуальной) картины мира служат в первую очередь феноменологические когнитивные структуры. Последние имеют (или могут иметь) вербальную «оболочку», то есть выступают в паре с лингвистическими когнитивными структурами» (Красных 2003, с.67).

Языковая картина мира - это совокупность зафиксированных в единицах языка представлений народа о действительности на определенном этапе развития народа, представление о действительности, отраженное в языковых знаках и их значениях -языковое членение мира, языковое упорядочение предметов и явлений, заложенная в системных значениях слов информация о мире

Необходимо только помнить, что это - ограниченная и к тому же
«наивная» картина мира, она не передает полностью ту картину мира,
которая есть в национальном сознании, поскольку язык называет и
категоризует далеко не все, что есть в сознании народа

Кроме того, языковая картина мира в значительной степени представляет для исследователя-лингвиста лишь исторический интерес, поскольку она отражает состояние восприятия действительности, сложившееся в прошлые периоды развития языка в обществе. По языковой картине мира нельзя достоверно судить о современных представлениях этноса о мире, об актуальной концептосфере народа.

Мышление народа не опосредуется его языком, что можно считать в современной науке установленным фактом, однако оно выражается, фиксируется, номинируется, овнешняется языком, и изучение представлений о действительности, зафиксированных в языке определен­ного периода, позволяет косвенно судить о том, каково было мышление народа, реконструировать в какой-то степени в основных чертах eго когнитивную картину мира в этот период.


Однако, подчеркнем еще раз со всей определенностью - языковая картина мира не равна когнитивной, последняя неизмеримо шире, поскольку названо, «оязыковлено» далеко не все содержание концептосферы, далеко не все концепты имеют языковое выражение и становятся предметом коммуникации. Поэтому судить о когнитивной картине мира по языковой картине мира можно лишь в ограниченном масштабе, постоянно имея в виду, что в языке названо только то, что имело или имеет сейчас для народа коммуникативную значимость — об этом народ говорит или говорил. Коммуникативная значимость языковой единицы, по-видимому, связана с ценностью выражаемого ею концепта для культуры народа (Карасик, Слышкин 2001, с.77).

Описание картины мира, опосредованной языковыми знаками, дает существенные сведения о когнитивной картине мира, но эти сведения исследователю нужно извлекать из языка специальными приемами. Важнейшая особенность вторичной, опосредованной картины мира заключается в том, что она не влияет на человека непосредственно в акте поведенческо-мыслительной деятельности. На непосредственное мышление и поведение человека в той или иной ситуации влияет когнитивная картина мира

Так называемое «членение мира», о котором часто говорят в связи с языковой картиной мира, осуществляется в действительности не языком, а когнитивными классификаторами, принадлежащими когнитивной картине мира. Язык вовсе не членит действительность - он отражает, фиксирует когнитивное членение, осуществляемое когнитивным сознанием и фиксируемое концептосферой народа. Язык лишь сигнализирует о таком членении.

Таким образом, изучение языковой картины мира может оставаться в рамках описательной системной лингвистики, а в случае когнитивной интерпретации результатов может выступать как инструмент изучения первичной картины мира, концептосферы народа. Еще раз подчеркнем: эти два направления в описании языковой картины мира нельзя смешивать и тем более ставить знак равенства между ними: языковая картина мира лишь частично отражает концептосферу и лишь фрагментарно позволяет судить о концептосфере, хотя более удобного доступа к концептосфере, чем через язык, видимо нет.

Таким образом, когнитивная картина мира и языковая картина мира связаны между собой как первичное и вторичное, как ментальное явление и его вербальное овнешнение, как содержание сознания и средство доступа исследователя к этому содержанию

Художественная картина мира - это тоже вторичная картина мира, подобная языковой. Она возникает в сознании читателя при восприятии им художественного произведения (или в сознании зрителя, слушателя -при восприятии других произведений искусства).


40

Картина мира в художественном тексте создается языковыми средствами, при этом она отражает индивидуальную картину мира в сознании писателя и воплощается:

в отборе элементов содержания художественного произведения;

в отборе языковых средств: использование определенных тематических групп языковых единиц, повышение или понижение частотности отдельных единиц и их групп, индивидуально-авторские языковые средства др.;

в индивидуальном использовании образных средств (система тропов).

В художественной картине мира могут быть обнаружены концепты, присущие восприятию мира только данного автора - индивидуальные концепты писателя.

Таким образом, язык выступает средством создания вторичной, художественной картины мира, которая отражает картину мира создателя художественного произведения.

В художественной картине мира могут отразиться особенности национальной картины мира - например, национальные символы, национально-специфические концепты. При этом следует всегда помнить, что художественная картина мира — вторичная, опосредованная картина мира, причем она опосредована дважды - языком и индивидуально-авторской концептуальной картиной мира.

2.6. Концептосфера, менталитет, когнитивная картина мира

Термин менталитет в последнее время весьма частотен в работах по когнитивной лингвистике. Однако содержание этого термина до сих пор не может считаться достаточно четко определенным. Существуют самые различные, весьма противоречивые определения этого понятия, причем в словарях и справочниках они стали появляться фактически только в середине 90-х гг. Под менталитетом понимают образ мыслей, психологический склад ума, особенности мышления, характер и мн. др. Слово стало модным, и употребляют его подчас именно для моды, вне строгого определения, Ср. фразу из книги П.С. Таранова «Методы стопроцентной победы» (Симферополь, 1997): «Бумага» заменяет, замещает и подменяет человека... На этом менталитете можно сыграть»

(с.17).

В когнитивной лингвистике важно разграничить понятия менталитет и концептосфера.

Менталитет мы предлагаем определить как специфический способ восприятия и понимания действительности, определяемый совокупностью когнитивных стереотипов сознания, характерных для определенной личности, социальной или этнической группы людей.

Можно говорить о менталитете личности, группы и народа (этноса). Менталитет конкретной личности обусловлен национальным, групповым


менталитетом, а также факторами личного развития человека - его индивидуальным образованием, культурой, опытом восприятия и интерпретации явлений действительности. Это личные ментальные механизмы восприятия и понимания действительности.

Групповой менталитет - это особенности восприятия и понимания действительности определенными социальными, возрастными, профессиональными, тендерными и т.д. группами людей. Хорошо известно, что одни и те же факты действительности, одни и те же события могут быть по-разному восприняты в разных группах людей. Мужчины и женщины, дети и взрослые, гуманитарии и технари, богатые и бедные и т.д. весьма по-разному могут воспринимать и интерпретировать одни и те же факты. Это связано с так называемым механизмом каузальной атрибуции, то есть когнитивными стереотипами, диктующим приписывание причин тому или иному следствию, событию. Менталитет группы формируется в тесной связи с групповыми установками, действующими в группе механизмами апперцепции.

Так, известно, что игроки проигравшей команды имеют тенденцию приписывать поражение влиянию объективных факторов /плохое поле, необъективное судейство и др./, в то время как наблюдатели склонны объяснять поражение субъективными факторами /не проявили воли, не старались, не хватило скорости и др./. Победители обычно успех приписывают собственным усилиям. Ср.: «у победы масса отцов, поражение всегда сирота». Есть детская, мужская, женская «логика» и т.д. Есть менталитет определенных психологических типов людей - ср., к примеру, менталитет оптимиста и пессимиста: первый говорит «еще полбутылки осталось», а пессимист говорит «уже полбутылки нет.». Можно сказать, что менталитет имеет «автомагизированный» характер, он действует практически без контроля сознания, и поэтому во многих случаях «не объективен» - если человек хочет быть объективным, он должен сознательно преодолевать «указания» своего менталитета, свои установки, свою апперцепцию. При этом надо преодолевать и собственные ментальные стереотипы, и групповые, и национальные.

Национальный менталитет - это национальный способ восприятия и понимания действительности, определяемый совокупностью когнитивных стереотипов нации. Ср.: американец при виде разбогатевшего человека думает: «богатый - значит умный», русский же в этом случае обычно Думает: «богатый - значит вор». Понятие «новый» у американцев воспринимается как «улучшенный, лучший», у русского - как «непроверенный».

Восприятие и понимание действительности - сходные, но не совпадающие вещи. Восприятие - первый этап и основное условие понимания. Менталитет разных народов может «заставить» людей разных национальностей воспринимать по-разному одни и те же предметные ситуации. Национальный менталитет нередко как бы «побуждает» органы восприятия человека видеть одно и не замечать другое. Русский


менталитет, к примеру, неизменно фиксирует покорность азиатских женщин и не замечает повышенной активности собственных, в то время как азиаты прежде всего фиксируют активность и даже агрессивность русских женщин, не замечая покорности и пассивности собственных.

Понимание воспринятого также обусловливается менталитетом. К примеру, карикатуру в китайской газете - девушка и юноша целуются на скамейке - европейский менталитет трактует как изображение распущенности молодых людей, а китайский - как критику недостатка жилплощади у китайцев.

Японские фильмы периода второй мировой войны, захваченные американцами, очень отличались от батальных лент Голливуда, где изображались победы американской армии — в японских фильмах изображалась в основном гибель людей, страдания солдат, плач матерей при получении похоронок. С точки зрения европейского восприятия, это были фильмы об ужасах войны, а вовсе не милитаристские ленты, призванные повысить дух японской армии и народа. Но японский менталитет воспринимал их по другой ментальной схеме, непонятной европейцам: «Вот видите, в каких условиях японский солдат продолжает выполнять свой долг».

Небольшое опоздание к назначенному сроку в гости русские считают проявлением уважения к хозяевам, а немцы — неуважением. Русские учащиеся понимают повторное объяснение учителем того же самого материала как стремление добиться лучшего понимания ими этого материала, как стремление помочь ученику, а финны нередко думают про такого учителя: «Он нас за дураков считает».

Менталитет и концептосфера тесно связаны и взаимодействуют в процессах мышления.

Концептосфера - сфера знаний народа - в определенной степени определяет менталитет народа (особенности восприятия и понимания действительности): образующие национальную концептосферу ментальные единицы являются основой образования когнитивных стереотипов - суждений о действительности. К примеру, наличие в русской концептосфере концепта «авось» определяет ряд ментальных стереотипов русского сознания, разрешающих непредусмотрительность в поведении.

С другой стороны, национальный менталитет направляет динамику формирования и развития концептов - имеющиеся стереотипы влияют на содержание формирующихся концептов, диктуют некоторые фиксируемые в концептах оценки явлений и событий.

Тем не менее, несмотря на тесную связь, менталитет и концептосфера -разные сущности, и их изучение требует разных методов и подходов.

Менталитет народа проявляется прежде всего в его характере, действиях, коммуникативном поведении. Менталитет формируется под влиянием экономических условий, политических изменений, социально-политических процессов, природных явлений, контактов с другими


этническими группами и т.д. Изучать его надо преимущественно зтнокультурологическими и этнопсихологическими методами и приемами и это не задача лингвистов и лингвокогнитологов.

Концептосфера - это сфера мысли, информационная база когнитивного сознания народа и отдельной личности. Основной источник формирования концептов - личная познавательная деятельность личности, в том числе -через ее коммуникативную деятельность (общение, чтение, учебу). Изучение концептосферы возможно психологическими, культуроло­гическими и лингвокогнитивными методами и приемами.

В дальнейшем в нашей книге мы говорим о концептосфере и ее составляющих - концептах.

Концептосфера человека является информационной базой когнитивной картины мира, обеспечивает ее упорядоченность, структурированность и системность, обеспечивает во многом понимание воспринимаемой человеком действительности, но не исчерпывает когнитивную картину мира, которая предполагает, кроме системы ментальных единиц-опор еще и динамические механизмы познания, когнитивные стереотипы восприятия и др.

Тем не менее, роль концептосферы в когнитивной картине личности и общества трудно переоценить.





Дата добавления: 2016-12-05; просмотров: 5049 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.039 с.