Лекции.Орг


Поиск:




Стратагема тридцать шестая. Уступание — лучший прием 3 страница




По сообщению Сыма Цяня, Сунь Бинь был уроженцем царства Ци и потомком знаменитого полководца Сунь У, что кажется вполне правдоподобным, хотя точная степень родства двух великих стратегов остается неизвестной. Уже в молодости Сунь Бинь выделялся своими познаниями в военной науке. По преданию, он учился военному искусству у загадочного мудреца по прозвищу Учитель Чертовой Долины (Гуй Гу-цзы), которому приписывается авторство одноименного трактата – классического памятника китайской политической стратегии. Впрочем, Гуй Гу-цзы – лицо скорее всего вымышленное. Большего доверия заслуживает сообщение о том, что Сунь Бинь изучил премудрость военной стратегии вместе с неким Пан Цзюанем, который позднее стал командующим армии царства Вэй. Этот Пань Цзюань, сообщает Сыма Цянь, «понимал, что способностями своими не сравнится с Сунь Бинем, а потому тайно послал к нему гонца с приглашением ко двору. Когда же Сунь Бинь прибыл, Пан Цзюань, испугавшись, что Бинь покажет себя более достойным мужем, чем он сам, возненавидел его». По доносу Пан Цзюаня Сунь Биня объявили преступником, после чего пришельцу из Ци отсекли обе ступни (распространенное наказание в древнем Китае), а на лице поставили клеймо. Собственно, по этой причине стратег из Ци и получил свое прозвище Бинь, что означает Калека. Теперь Сунь-Калека не мог надеяться на то, что получит аудиенцию у государя и получит возможность проявить свои таланты стратега.

Но Сунь Бинь не пал духом. В конце концов в своей несчастной судьбе он мог винить только собственную доверчивость. Прошло немного времени, и в вэйскую столицу приехал посланник из Ци. Сунь Бинь, несмотря на свое звание преступника, сумел тайно встретиться с ним, поразив собеседника своими необычайными познаниями в военном деле. И посол – также тайно – увез его с собой в Ци. На родине Сунь Бинь нашел себе могущественного покровителя в лице командующего царской армией Тянь Цзи. И вскоре ему представился случай оказать услугу своему покровителю. Тянь Цзи был большим любителем бегов и часто выставлял своих лошадей для состязания с лошадьми царской семьи. Состязания эти состояли из трех забегов, а их участники ставили на кон немалые деньги. Сунь Бинь сказал Тянь Цзи: «В этот раз ставьте как можно больше, ваш слуга обещает вам, что вы выиграете». Тянь Цзи послушал его совета и поставил на кон целую тысячу золотых. Перед началом состязания Сунь Бинь открыл патрону свой план: «Выставьте своих худших лошадей против лучших лошадей царя, своих лучших лошадей – против лошадей среднего разряда, а своих лошадей среднего разряда – против их худших лошадей». Тянь Цзи так и поступил. Его лошади победили в двух забегах из трех, и в результате царский главнокомандующий сорвал большой куш. Теперь уже необыкновенным калекой заинтересовался сам правитель царства. Побеседовав с Сунь Бинем, царь пришел в восторг от его военных познаний и пожаловал ему звание полководца. Вот что рассказывает Сыма Цянь о полководческой карьере Сунь Биня:

 

«Через некоторое время царство Вэй напало на владения Чжао, и напуганный правитель Чжао обратился за помощью к Ци. Циский Вэй-ван хотел поставить во главе войск Сунь Биня, но тот, поблагодарив, отказался, сказав: “Искалеченный наказанием не может командовать войском”. Тогда командующим назначили Тянь Цзи, а Сунь Биня сделали его помощником. Он сидел в повозке под балдахином и, следуя за войском, составлял планы.

Тянь Цзи хотел направиться с войском в Чжао, но Сунь-цзы[492]сказал: “Тот, кто приводит в порядок спутанную пряжу, не пользуется кулаками; тот, кто разнимает дерущихся, не хватается за алебарду. Всегда следует бить по слабому месту противника, контролировать обстановку – и вы будете хозяином положения. Вам лучше пойти быстрым маршем на Далян (столицу Вэй. – Прим. сост.) и перерезать пути снабжения. Это значит – ударить по месту, которое у них в данный момент ослаблено. Они непременно оставят Чжао и устремятся к своей столице. Так мы одним ударом избавим от опасности Чжао и ослабим армию Вэй”. Тянь Цзи последовал этому совету. Вэйцы действительно оставили Ханьдань и схватились с Ци у Гуйлина, где вэйская армия потерпела крупное поражение.

Через 15 лет Вэй и Чжао напали на Хань, и Хань обратилось за помощью к Ци. Ци направило туда войска под командованием Тянь Цзи, которые пошли прямо на Далян. Вэйский военачальник Пан Цзюань, услышав об этом, оставил Хань и повернул назад, но циская армия уже пересекла границу и двигалась на запад. Сунь-цзы сказал Тянь Цзи: “Воины трех цзиньских княжеств отчаянно храбры, но недооценивают Ци, называют цисцев трусливыми. Умелый военачальник, воспользовавшись обстановкой, с выгодой для себя завлечет их. В законах ведения войны говорится: “Те, кому перед сражением приходится пройти 100 ли, могут потерять даже старших командиров, у тех же, кому приходится пройти 50 ли, сможет дойти половина войска!” Сделайте так, чтобы циские войска, вошедшие в Вэй, устроили сначала 100 тысяч очагов для приготовления пищи, на следующий день – 50 тысяч очагов, а на третий день – 30 тысяч очагов”. Через три дня похода Пан Цзюань радостно заявил: “Я был уверен, что циские воины – трусы: через три дня после вступления в наши земли больше половины их воинов и командиров разбежалось”. Он оставил свои пехотные части и с легковооруженными отборными воинами стал преследовать цисцев, двигаясь днем и ночью.

Сунь-цзы, рассчитав их движение, определил, что к вечеру они должны достичь Малина. Дорога у Малина узкая, по обеим сторонам много естественных препятствий, где можно расположить в засаде солдат. И тогда он приказал срубить большое дерево, очистить его от коры и сделать надпись: “Пан Цзюань умрет под этим деревом”. Затем он приказал десяти тысячам лучших лучников циской армии расположиться в засаде по обеим сторонам дороги. Они получили такой приказ: “Вечером, увидев огонь, разом стрелять”.

Пан Цзюань действительно вечером дошел до срубленного дерева. Увидев, что оно очищено от коры и на нем есть надпись, зажег факел, чтобы осветить его. Но не успел он дочитать надпись, как десять тысяч лучников циской армии выстрелили разом. Вэйская армия пришла в полный беспорядок, началась паника. Пан Цзюань, поняв, что положение безвыходное, а поражение неизбежно, со словами: “Слава-таки досталась этому негоднику!” перерезал себе горло. Циские войска, воспользовавшись успехом, разгромили его армию и взяли в плен вэйского наследного принца Цзиня. Благодаря этому имя Сунь Биня прославилось в Поднебесной, и из поколения в поколение стали передавать его труды о военном искусстве».[493]

 

***

Книга Сунь Биня по объему значительно превосходит трактат его знаменитого предшественника (текст ее был записан на более чем 400 дощечках) и делится на две части. Составлена она была, по всей видимости, непосредственными учениками Сунь Биня (они упоминаются в книге). В первой части излагаются общие принципы военной стратегии и организации войска, причем несколько глав представляют собой записи бесед Сунь Биня с правителем Ци и его патроном Тянь Цзи. Во второй части основное внимание уделяется личным качествам полководца и некоторым конкретным вопросам боевой тактики. Между отдельными ее главами нет сколько-нибудь заметных противоречий: в них излагается целостный и последовательный взгляд на природу войны и военной стратегии.

В своих основных положениях военная доктрина Сунь Биня, как и следовало ожидать, развивает классические принципы стратегии и тактики, выдвинутые Сунь У. Сунь Бинь пользуется терминологией своего предшественника и часто почти буквально повторяет те или иные его положения. Подчас он предлагает собственные, и очень удачные определения ключевых категорий стратегии – например, понятий «регулярного» и «нерегулярного» маневров: «Противопоставить форме форму – это регулярный маневр, а противопоставить форме отсутствие формы – это нерегулярный маневр». Мы также встречаем в его книге интересную трактовку понятия «потенциала войска», основанную на уподоблении потенциала силе натянутого лука. В то же время многие вопросы военной практики – боевое построение, маневры, взаимодействие отдельных подразделений, оборонительная и наступательная тактика, действия командиров и проч. – получают у Сунь Биня гораздо более подробное и оригинальное освещение. Впрочем, можно указать и на некоторые различия в акцентах. Так, Сунь Бинь придает особенно большое значение сокрушительному удару и требует решительно нападать, когда для этого есть возможность. Кажется, он считает наступательную тактику необходимым условием победы. Новыми темами являются тактика осады крепостей и способы боевого построения пехоты. Более явственно выделяется у Сунь Биня и, так сказать, «космологический» фактор стратегии, почти отсутствующий в трактате Сунь У: связь между военными действиями и небесными светилами, круговоротом Пяти стихий и проч. Впрочем, было бы неправильно приписывать этим различиям принципиальное значение, как склонны делать Синь Мяньцзюнь и некоторые другие китайские исследователи.

Возможно, явная близость позиции Сунь Биня взглядам Сунь У, а также некоторая стилистическая рыхлость и увлеченность деталями военной тактики, свойственная его трактату, послужили причиной того, что уже спустя два столетия книга Сунь Биня оказалась утерянной. Но теперь мы можем сказать, что это была поистине невосполнимая утрата и что находка книги Сунь Биня существенно обогатила наши знания о классической китайской стратегии, как, впрочем, и мировую стратегическую мысль.

 

 

При переводе трактата Сунь Биня на русский язык были использованы следующие издания:

 

Пу Инхуа, Чжэн Каньтао. Байхуа Сунь Бинь бинфа (Трактат Сунь Биня о военном искусстве в переложении на разговорный язык). Пекин, «Шиши чубаньшэ», 1995.

Синь Мяньцзюнь. Сунь Бинь бинфа (Трактат Сунь Биня о военном искусстве). Тайбэй, 1981.

Сы Фэй. Чжунго гудай биншу тунцзе (Полные разъяснения древних военных книг Китая). Цзилинь, «Цзилинь жэньминь чубаньшэ», 1992.

Чжан Чжэньцзэ. Сунь Бинь бинфа цзяоли (Трактат Сунь Биня о военном искусстве с теоретической редакцией). Тайбэй, 1985.

Чжунхуа биншу баоку (Сокровищница военных книг Китая). Ред. Лао Гэнь. Пекин, «Чжунхуа сицзюй субаньшэ». Т. 1. 1999.

Цянь Ицин. Сунь Бинь бинфа (Трактат Сунь Биня о военном искусстве). Тайбэй, 1981.

The Lost Art of War. Sun Tzu II. Translated and Commentary by Thomas Cleary. NY, Harper San Francisco, 1996.

 

Глава первая

ПЛЕНЕНИЕ ПАН ЦЗЮАНЯ

 

 

Книга Сунь Биня открывается рассказом об одной из самых блестящих операций, проведенных великим стратегом. История о том, как Сунь Бинь расправился со своим давним врагом Пан Цзюанем, вошедшая и в труд Сыма Цяня (см. выше), стала в Китае хрестоматийным примером применения ряда важнейших правил китайской военной стратегии: напасть на то, что «противник ценит больше всего», использовать предрассудки и эмоции неприятеля, прибегать к дезинформации и обманным маневрам, уметь пожертвовать частью сил, чтобы приобрести нечто более ценное и т. п. Примечательно, что Сыма Цянь в биографии Сунь Биня приводит упрощенный рассказ о ходе военных действий между Ци и Вэй, но добавляет красочные детали гибели Пан Цзюаня, тогда как, согласно данной главе, Пан Цзюань был просто взят в плен. По-видимому, уже Сыма Цянь не имел в своем распоряжении текста трактата Сунь Биня и полагался на предание и лаконичные свидетельства хроник.

 

Однажды, когда Лян, правитель царства Вэй,[494]собирался напасть на город Ханьдань,[495]он послал захватить крепость Чжуцю своего главнокомандующего Пан Цзюаня с 80 тысячами латников.

Услышав об этом, Вэй-ван,[496]правитель Ци, послал своего главнокомандующего Тянь Цзи с 80 тысячами латников на помощь…[497]

Пан Цзюань напал на столицу удела Вэй…[498]

Тянь Цзи [спросил Сунь Биня]: «Что мне делать, если я не могу спасти столицу Вэй?»

Сунь-цзы ответил: «Прошу вас повести войска на юг и напасть на Пинлин.[499]Пинлин – крепость небольшая, но земли, прилегающие к ней, обширны и многолюдны, а войск там сосредоточено много. Это – ключевой район на востоке Вэй, и атаковать его трудно. Поэтому я бы предпринял только имитацию нападения. Когда мы нападем на Пинлин, к югу от нас будет царство Сун, к северу – удел Вэй, а прямо перед нами – город Шицю, так что пути снабжения наших войск будет легко перерезать. Тут нам как раз уместно продемонстрировать свое неумение воевать!»[500]

Тянь Цзи снял свой лагерь и поспешил к Пинлину…[501]

Когда войска Ци подошли к Пинлину, Тянь Цзи призвал к себе Сунь-цзы и спросил его: «Что я должен делать дальше?»

Сунь-цзы ответил: «Кто из начальников крепостей не знает военного дела?»

«Начальники крепостей Цичэн и Гаотан», – ответил Тянь Цзи.

«Прикажите командирам этих крепостей…[502]напасть на Пинлин. По пути на Пинлин они должны пройти мимо крепостей Хэн и Цзюаньэр. В тех местах всюду есть обходные пути, неприятелю будет очень удобно устроить там засаду и совершить неожиданное нападение. Мы же должны иметь сильный арьергард и не разделять наши основные силы. Имея сильную крепость Пинлин перед собой и крепости Хэн и Цзюаньэр позади, наш передовой отряд неизбежно подвергнется нападению, но им можно пожертвовать».

Согласно намеченному плану Тянь Цзи приказал командирам Цичэна и Гаотана выделить войска для нападения на Пинлин. Вражеские же гарнизоны в Хэн и Цзюаньэре ударили на нападавших с тыла, а потом захватили Цичэн и Гаотан, нанеся войскам Ци крупное поражение.

Тогда Тянь Цзи призвал к себе Сунь-цзы и сказал ему: «Как и было предусмотрено планом, я не смог взять Пинлин и потерял Цичэн и Гаотан. Что я должен делать дальше?»

Сунь-цзы сказал: «Пошлите легкие колесницы произвести опустошения в окрестностях Ляна,[503]чтобы возбудить ярость в вэйских воинах, и сопровождайте их разрозненными отрядами, делая вид, что ваши войска малочисленны».

Тянь Цзи так и поступил. Пан Цзюань двинулся на Ци быстрым маршем, отказавшись от тяжелого снаряжения. Тогда Сунь-цзы выждал удобный момент и внезапно напал на вэйскую армию у Гуйлина, взяв в плен Пан Цзюаня.[504]

Вот почему говорят, что Сунь-цзы был непревзойденным мастером своего дела.[505]

 

Глава вторая

АУДИЕНЦИЯ У ВЭЙ-ВАНА [506]

 

 

Данная глава, которая содержит короткую речь Сунь Биня, обращенную к цискому правителю Вэй-вану, оправдывает военные приготовления и военное искусство в традиционных для Китая нравственных категориях: мудрый правитель, согласно Сунь Биню, вступает в войну вынужденно, но полностью подготовленным и ведет ее со всей решительностью, не давая овладеть собой ни ненужной жестокости, ни ложной жалости. Его гнев увеличит число его врагов, а сентиментальность ослабит его позиции. Таким образом, успех в военном противоборстве во многом определяется внутренним спокойствием и выдержкой полководца. Сунь Бинь вдохновляется здесь главным образом принципами, изложенными в даосском каноне «Дао дэ цзин», но охотно апеллирует также к конфуцианским добродетелям «человечности» и «долга».

 

Сунь-цзы встретился с Вэй-ваном и сказал ему:

«Сущность войны – это не просто сила войска. В военных делах не бывает каких-либо раз и навсегда установленных форм потенциала обстановки.[507]Таков путь, завещанный древними правителями.

Победа в войне – это то, что позволяет гибнущему царству сохранить себя, а обреченному – выжить. Не одержать победу в войне – значит потерять территорию и подвергнуть опасности алтари государства. Вот почему в военные дела нельзя не вникать со всей тщательностью.[508]

Однако тот, кто радуется войне, от войны же погибнет, а тот, кто ищет военной славы, подвергнется позору. Нельзя находить радость в войне и искать в войне славу.[509]

Начинай действовать, лишь будучи полностью подготовленным. Если крепость мала, но ее защитники сопротивляются упорно, значит, у них есть большие запасы.[510]

Если воинов мало, но армия сильна, значит, воины знают, за что воюют. Если им приходиться защищаться, не имея запасов, и воевать, не зная, за что они воюют, никто во всей Поднебесной не сможет упорно сопротивляться и быть грозной силой.

Когда Яо[511]управлял Поднебесной, царские указы семь раз остались невыполненными: два раза среди восточных варваров, четыре раза в Срединной стране…[512]Позаботился о том, чтобы восстановить свое могущество и закрепить свои преимущества.[513]Он пошел войной и одержал победу, а потому вся Поднебесная покорилась ему.

В старину Шэньнун воевал с племенем Фучжу; Желтый Владыка воевал со страной Шу-лу; Яо пошел войной на племя Гунгун, Шунь ударил…[514]и покорил племена саньмяо.[515]Тан изгнал тирана Цзе, У-ван покарал тирана Чжоу, а когда люди Янь из царства Шан восстали, Чжоу-гун усмирил их.[516]

Вот почему говорят: если добродетелью не сравнишься с Пятью Царями, способностями уступаешь Трем Правителям,[517]а мудростью не равен Чжоу-гуну, даже объявив, что желаешь распространить в мире человечность и справедливость, возвысить ритуал и музыку и управлять миром со всей учтивостью, дабы искоренить противоборство и насилие, ведь сами Яо и Шунь желали того же, а достичь не могли. Вот почему они поднимали войска, чтобы навести в мире порядок».

 

Глава третья

ВОПРОСЫ ВЭЙ-ВАНА [518]

 

 

Глава представляет собой запись беседы Сунь Биня с правителем царства Ци Вэй-ваном и его советником Тянь Цзи. В ней содержатся интересные формулировки ряда фундаментальных принципов китайской военной стратегии. В числе важнейших отметим следующие: применение отвлекающих маневров и провоцирование нападения противника посредством демонстрации своей (ложной) слабости; комбинирование действий относительно инертного «ядра» армии и подвижных передовых отрядов; ставка на один хорошо подготовленный сокрушительный удар; создание гарантий успеха; владение стратегической инициативой даже в условиях численного превосходства сил противника, причем эта инициатива обеспечивается за счет высокой маневренности и слаженных действий войск; полное доверие воинов к полководцу; сдержанное применение наград и наказаний. Отметим, что основой военного искусства для Сунь Биня являются не отдельные факторы стратегии и тактики, а именно адекватность действий армии в складывающейся обстановке, превосходство именно в готовности действовать, что позволяет упреждать действия противника. Подобное стратегическое превосходство проистекает из особой восприимчивости полководца к происходящему вокруг, как бы сверхчувствительности его сознания. Наивысшее же (то есть наиболее эффективное) свое выражение оно находит в способности «нападать, когда нельзя не напасть». И последнее обстоятельство: Сунь Бинь, как истинный стратег и учитель, исполнен чувства внутреннего достоинства, а о сильных мира сего судит почти с солдатской прямотой.

 

Вэй-ван, правитель Ци, задал Сунь-цзы вопросы о способах применения войска: «Если два войска уже стоят друг против друга и их предводители друг друга видят, ряды же воинов сомкнуты плотно, построение их прочно, и никто не осмеливается начать сражение первым, как следует поступать в таком случае?»

Сунь-цзы ответил: «Сначала нужно выслать вперед небольшой отряд, набрав его из воинов низкого звания, но очень храбрых. Пусть этот отряд завяжет пробный бой, но не пытается одержать победу любой ценой. Тогда можно под прикрытием завязавшейся схватки осуществить перестроение войска и ударить по противнику с фланга. Так можно добиться большой победы».

«Существуют ли определенные правила того, много или мало войск нужно использовать в том или ином маневре?» – спросил Вэй-ван.

«Да, существуют», – ответил Сунь-цзы.

«Положим, я силен, а неприятель слаб, мое войско большое, а неприятельское войско малочисленное – как поступать в таком случае?»

Сунь-цзы поклонился вновь и сказал: «Вот вопрос мудрого государя! Иметь многочисленное войско и быть сильнее противника, но все-таки спрашивать о том, как применять войска, – таков, поистине, путь, который обеспечит государству покой! Путь этот можно назвать “заманивание вражеского предводителя”.[519]Покажите, что ваши воины в замешательстве, приведите в расстройство свои ряды, чтобы угодить намерениям противника. Тогда противник непременно поспешит ввязаться в сражение».

«Если неприятельское войско многочисленно, а мое войско мало, он силен, а я слаб, как следует поступать тогда?» – спросил Вэй-ван.

«В таком случае надо применить прием, который называется: “уступление могуществу”, – ответил Сунь-цзы. – Нужно сокрыть хвост войска, чтобы обеспечить себе возможность отхода. Воины, вооруженные длинным оружием, должны быть впереди, а воины с коротким оружием – сзади. В нужных местах нужно разместить летучие отряды лучников, чтобы обеспечить защиту войска в случае экстренной необходимости. А ваши главные силы не должны двигаться: так можно вынудить неприятеля обнаружить свои способности».[520]

«Положим, я и неприятель выступаем одновременно, и неизвестно, у кого войск больше. Как поступать в таком случае?»

«Это называется [“опасным выпадом”].[521]Если войска неприятеля выступают обычным регулярным строем, собственные войска должны выступать тремя колоннами, которые тесно сообщаются между собой. Если нужно остановиться – тотчас останавливаются, если нужно совершить рывок вперед – идут вперед».

«Как следует нападать на неприятеля, находящегося в отчаянном положении?»

«Можно подождать до тех пор, пока они не придумают, как им выжить».[522]

«Если силы равны, как следует поступать?»

«Нужно заставить противника разделить свои силы, я же завладею инициативой и внезапно ударю по нему там, где он не ожидает. Но до тех пор, пока силы противника не рассеяны, нужно затаиться. И во всяком случае нельзя нападать, когда есть сомнения».

«Существует ли способ нападения на вдесятеро превосходящие силы противника?»

«Да, существует. Нападать надо там, где он не готов к нападению, а появляться там, где он не ожидает появления».

«Бывает, что на ровной местности и при правильном построении войско все-таки терпит поражение. В чем причина этого?»

«Причина в том, что войско не имело хорошего передового отряда».

«Как добиться того, чтобы воины всегда слушались приказаний?»

«Во всех делах внушайте доверие к себе».

«Вот прекрасные слова! Ваше знание действий на войне поистине не имеет границ!..»[523]

Тянь Цзи[524]спросил Сунь-цзы: «Что доставляет собственному войску наибольшие неприятности? И как создать наибольшие трудности для неприятеля? Отчего войско оказывается неспособным захватить вражеские укрепления? Почему полководец упускает благоприятное время или благоприятные позиции? И почему подчиненные перестают слушаться его? Позвольте спросить, существуют ли способы решить эти вопросы?»

Сунь-цзы ответил: «Да, существуют. Собственному войску наибольшие неприятности доставляет невыгодная позиция. Наибольшие трудности для противника можно создать, загнав его в неудобное место, отчего и говорят: “Верста ходьбы по болоту – мука для полководца”… Войско не в состоянии штурмовать укрепления потому, что само не имеет средств защиты…»[525]

Тянь Цзи спросил: «Когда войско выступило в поход, как добиться того, чтобы воины исполняли приказания на марше?»

Сунь-цзы ответил: «Следует строго следить за выполнением воинского устава и показывать воинам, что им выгодно его исполнять».

Тянь Цзи спросил: «Являются ли награды и наказания важным средством управления воинами?»

Сунь-цзы ответил: «Нет. Награды применяются лишь в крайних случаях – для того чтобы воодушевить воинов и сделать так, чтобы они не боялись смерти. Наказания нужно применять лишь для того, чтобы пресечь разброд среди воинов и заставить их страшиться командира. Посредством того и другого можно облегчить себе победу, но это не главное на войне».

Тянь Цзи спросил: «Являются ли авторитет, могущество,[526]планы и хитрости важным делом на войне?»

Сунь-цзы ответил: «Нет, не являются. Авторитет нужен для того, чтобы сплотить войско. Могущество нужно для того, чтобы воодушевить воинов на бой. Планы нужны для того, чтобы противник не смог подготовиться к битве. Хитрости нужны для того, чтобы поставить противника в трудное положение. Все это можно применять для того, чтобы облегчить себе победу, но это не является важным делом».

Тянь Цзи сердито возразил: «Упомянутые шесть обстоятельств используются всеми знатоками ратного дела, вы же, уважаемый, говорите, что они не являются важным делом. Что же тогда важно на войне?»

Сунь-цзы сказал: «Оценивать возможности противника и понимать свойства местности, видеть все, что происходит вблизи и вдали, – вот путь полководца![527]…Непременно нападать там, где противник не сможет сдержать нападения, – вот важное дело на войне!..»[528]

Тянь Цзи спросил: «Существует ли способ использовать войска, не ввязываясь в сражение?»

Сунь-цзы ответил: «Да, существует. Нужно сосредоточить войска в долинах и нарастить стены крепостей, быть настороже и не делать движений. Нельзя давать волю жадности или гневу».

Тянь Цзи спросил: «Положим, неприятель многочислен и силен. Существует ли способ военных действий при таком положении?»

Сунь-цзы ответил: «Да, существует. Нужно построить укрепления в важных местах и укрепить дух воинов. Нужно установить в войсках строгий порядок и добиться их сплоченности. Нужно избегать столкновений с неприятелем и внушать ему уверенность в себе. Нужно заманивать его, вынуждая истощать свои силы, нападать там, где он не готов отразить нападение и появляться там, где он не ожидает вашего появления. И нужно быть готовым действовать таким образом в течение долгого времени».

Тянь-цзы спросил: «Для чего применяются “строй совы” и “строй дикого гуся”? Для чего создаются отряды из лучших воинов и отряды лучников? Для чего применяется “построение вихрем”? Для чего в войсках есть “рядовой состав”?»

Сунь-цзы ответил: «Строй совы применяется для того, чтобы прорвать плотную оборону противника и уничтожить его лучшие силы. Строй дикого гуся применяется для того, чтобы завлечь неприятеля в ловушку и напасть на него с двух сторон.[529]Отряды из лучших бойцов создаются для того, чтобы прорвать укрепления противника и захватить его командующего. Отряды лучников создаются для того, чтобы в равном противостоянии нанести наибольший урон неприятельскому войску. А рядовой состав в войске существует для того, чтобы можно было награждать воинов за одержанную победу».

Сунь-цзы сказал: «Мудрый государь и искусный полководец не делают ставки на рядовых воинов».[530]

Когда Сунь-цзы вышел из дворца после аудиенции, ученик спросил его: «Что за вопросы задали вам Вэй-ван и Тянь Цзи?»

Сунь-цзы ответил: «Вэй-ван задал девять вопросов, Тянь Цзи задал семь. Они знакомы с основами военного искусства, но не постигли до конца его Путь. Я слышал, что тот, кто во всем внушает к себе доверие, добьется успеха, а распространяющий справедливость…[531]Царство же, где берутся за оружие, не подготовившись к войне, потерпит поражение. Царство же, беспорядочно использующее войска, непременно погибнет. Третье поколение в царстве Ци будет в опасности!»[532]

 

Глава четвертая

ВОПРОСЫ ТЯНЬ ЦЗИ ОБ ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ СООРУЖЕНИЯХ

 

 

В главе содержатся уникальные сведения о тактике и отдельных приемах оборонительного боя, принятых в китайском военном искусстве эпохи Борющихся Царств. Правила взаимодействия различных видов вооружения, оборонительных средств и разведки могут иметь и более широкое применение в деятельности современных корпораций. Особенно ценными представляются советы об эффективном переходе от обороны к наступлению. К сожалению, большая часть главы прочтению не поддается.

 

…[533]Тянь Цзи спросил Сунь-цзы: «Если мои воины не могут сдержать [наступательный порыв неприятеля], как нужно поступить?»

Сунь-цзы ответил: «Вот вопрос мудрого военачальника! Его часто упускают из виду и не придают ему значения, вследствие чего приходится выставлять войска в большой спешке».[534]

Тянь Цзи сказал: «Можете ли вы дать мне наставления?»

Сунь-цзы ответил: «Да, могу. Применяют это при внезапных осложнениях обстановки, в опасных местах или там, где воинам грозит гибель. Благодаря таким приемам я разгромил Пан Цзюаня[535]и захватил в плен наследника престола Шэня».[536]

Тань Цзи сказал: «Замечательно! Но это дела прошлые, и я давно не виден, как применяют эти приемы».

Сунь-цзы сказал: «Веревки или проволока с колючками, протянутые перед расположением войск, могут заменить ров, телеги могут служить оборонительными завалами…[537]Щиты могут заменить вал. Длинное оружие размещается позади них, и его применяют, чтобы спасти положение. За ними размешаются короткие пики – чтобы оказывать помощь воинам с длинным оружием. Следом находятся воины с коротким оружием: они должны помешать противнику отойти и ударить по нему, когда он придет в замешательство. Лучники размещаются позади них: они выполняют роль метательных снарядов. В центре нет никого, так что он заполняется…[538]Когда воины располагаются в таком порядке, все правила соблюдены.

Установления гласят: “Размещай луки позади колючей проволоки и производи стрельбу согласно правилам. На вершине вала луков и пик – поровну”.





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-12-05; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 275 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Человек, которым вам суждено стать – это только тот человек, которым вы сами решите стать. © Ральф Уолдо Эмерсон
==> читать все изречения...

622 - | 593 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.011 с.