Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


 оллективное фантастическое: приватизаци€ воображени€

 орнев ¬€чеслав ¬€чеславович

 

 

 лючевые слова: идеологи€, фантастика, фантази€, кино, повседневность, капитализм, коллективное бессознательное, коллективное фантастическое, власть, симул€ци€, потребление

 

—тать€ посв€щена анализу главного парадокса кинематографической и литературной фантастики Ц нищете еЄ воображени€, неспособности представить будущее, спроектировать новое общество и человека. — точки зрени€ автора, этот парадокс объ€сн€етс€ объективным процессом капитализации или приватизации коллективного бессознательного. –епрессивное воображение господствующей идеологии, еЄ безальтернативные сценарии будущего именно в наше врем€ приобрели особую власть над желани€ми и фантази€ми каждого субъекта, бессознательно идентифицирующего себ€ с властью. Ёксплуатаци€ и приватизаци€ фантазии Ц главный симптом тотальной экспансии потребительской идеологии и системы капитализма.

 

Kornev V.V.

COLLECTIVE FANTASIC: IMAGINATION PRIVATISING

Key words: ideology, science fiction, fantasy, movie, everyday life, capitalism, collective unconscious, collective fantastic, power, simulation, consumerism

The article reviews the main paradox of science fiction in cinematography and literature. It is weak imagination of science fiction, impossibility to imagine future, to design new society and human being. The author considers that the paradox could be explained by capitalization or privatization process of collective unconscious. Repressive imagination of the dominant ideology, its single optioned scenarios of the future especially today get hold of desires and fantasies of every person identifying him- or herself with power. Fantasy exploitation and privatizing is a key symptom of consumerism and capitalistic system total expansion.

 

ќдин из главных парадоксов кинофантастики состоит в последовательной демистификации любых технических чудес и одновременном усилении действи€ Ђколлективного фантастическогої (назову так область коллективного бессознательного, производ€щего большую часть идей и образов фантастики).

„то касаетс€ демистификации, то ситуаци€ здесь сравнима с современным воспри€тием жанра волшебной сказки: все наивные чудеса (скатерти-самобранки, сапоги-скороходы, тарелочка-телевизор и т.п.) нивелированы научно-техническим прогрессом, лишены фантастического статуса и неспособны сегодн€ удивить даже маленького ребенка. “от же самый прогресс обесценивает многие мечты литературной или кинофантастики, материализу€ (или обеща€ воплотить в самом ближайшем будущем) некогда несбыточные и просто неверо€тные идеи. «а последние полвека, начина€ с первых полетов в космос, большинство фантастических прожектов сбылись или оказались отсроченными в не столь отдаленное будущее. ≈сли верить новостным лентам попул€рных интернет-сайтов, то колонизаци€ ћарса, создание искусственного интеллекта, полна€ расшифровка человеческого генома и т.п. Ц дело ближайших лет или дес€тилетий.

Ќо при всех темпах научной революции, воплощение важнейших коллективных фантазий человечества остаетс€ в целом разочаровывающим.  огда –эй Ѕрэдбери в своих последних интервью сетует на потер€нные человеком дес€тилети€ и объ€сн€ет журналистам, почему не сбылись его Ђћарсианские хроникиї (врем€ действи€ в романе: 1999-2026 гг.), во всех ответах писател€ сквозит глубокое разочарование в судьбе современной цивилизации. ѕочему строительство супермаркетов важнее строительства ракет и орбитальных станций? ѕочему рекорды в престижном потреблении предпочтительнее научных и образовательных достижений? ѕочему человек так и не улетел дальше земной орбиты, несмотр€ на имеющиес€ уже сейчас технические возможности? —сылки на отдельные факторы (как то: идиотизм и трусость политиков, конформизм учЄных, эскапизм де€телей культуры, патологии потребительской психологии и т.п.) не объ€сн€ют все же эту удивительную остановку в интеллектуальном развитии человечества, обесценивани€ его планов и задач.

„тобы пон€ть насколько глубоко расщепление между обрисованными наукой и культурой (в том числе фантастической литературой и кинематографом) приоритетами развити€ человечества и нынешним положением вещей, достаточно пересмотреть Ђ осмическую одиссеюї (Ђ2001: A Space Odysseyї)  убрика. ‘ильм сн€тый в 1968 году, не просто повествует о чудесах Ќ“– в пройденном давно 2001-м Ц люди осваивают окраины —олнечной системы и т.п. Ќо главное, что картина вписывает сам феномен человечества в космический контекст, судит его по вселенскому счету, ставит вечные вопросы о том, Ђкто мы, откуда и куда идемї. ќднако сегодн€ проблема такой серьезной кинофантастики состоит не в обычном расхождении прогнозов с реальностью или техническом несовершенстве изображени€ (кстати, здесь у  убрика все в полном пор€дке), а в полной невостребованности ее послани€, неуместности пафоса, избыточности философского и вообще интеллектуального содержани€. ¬се это именно по современным меркам излишние и неуместные вещи. ЂЁка, куда загнул!ї Ц скажет о Ђ осмической одиссееї нынешний средний человек, пожурит режиссера за лишние кадры, сложные мысли, сложную музыку, отсутствие действи€ и т.п.

«десь тот самый случай, когда вс€ ситуаци€ нуждаетс€ в фирменном жижековском переворачивании: ведь если современность воспринимает серьезное искусство как ненужное или чересчур пафосное, то насколько уместна и необходима сама эта мелко плавающа€ современность? ≈сли практически любой школьник в 70-е годы знал имена и фамилии действующих космонавтов, а нынешний школьник знает лишь пустышек из мира шоу-бизнеса, то как это характеризует современность? »звестно, что в древней истории человечества были тупиковые цивилизационные ветви, Ђпотер€нныеї эпохиЕ. ѕочему бы тогда вместе с Ѕрэдбери,  убриком или »ваном ≈фремовым не сменить сам фокус воспри€ти€ социальной реальности, не переосмыслить вектор ее развити€? —овременность вполне может оказатьс€ ложной реальностью Ц в духе фильма Ђћатрицаї, в логике критического анализа √и ƒебора или ∆ана Ѕодрий€ра. ” безальтернативной, но только в нашем кастрированном воспри€тии, современной действительности могут быть полностью фальшивые ценности, симул€тивные цели, неразумные институции, бездарные поводыри. — дистанции в те же полвека Ц с позиций героев и ценностей советских и зарубежных писателей-фантастов Ц практически все сегодн€шнее воплощение технического прогресса выгл€дит полным конфузом и даже кошмаром.

ƒа, литературные и кинофантазии о новых небесах и новом человеке не реализовались, но, быть может, это говорит не о заблуждени€х фантастов, а о нашей слабости и трусости. ѕри этом умалению и демистификации подверглось идейное и моральное содержание классической фантастики. Ќо, переворачива€ вверх дном мнение о Ђнаивностиї, Ђпафосностиї, Ђидеалистичностиї героев, например, ефремовской Ђ“уманности јндромедыї получаем слепок наших разочарований в современности.  ак изъ€тый из времени рыцарских романов, помещенный пр€мо в мещанскую современность ƒон  ихот, так же точно герой фантастики 60-х становитс€ непон€тен, смешон и жалок в мире тотального шоппинга и в рациональности расчета сезонных скидок.

Ќе случайно, что в синхронной нашему обществу фантастике потер€нным оказалс€ сам герой большинства сюжетов. —егодн€ действие просто подмен€етс€ демонстрацией технологий и гаджетов (как в фантастических кинокомиксах, наподобие Ђ“рансформеровї, ЂЋюдей »ксї и т.п.) или героем становитс€ повествовательна€ схема, робот. “ипичный дл€ середины прошлого века картезианский герой с его парадоксально мысл€щей индивидуальностью (как пилот ѕиркс у —танислава Ћема), уникальный герой фантастической драмы совести (персонажи Ђ—ол€рисаї и Ђ—талкераї јндре€ “арковского), герой-мечтатель, герой-первопроходец, герой-учЄный, автор открытий и поступков Ц все они вытеснены шаблонным персонажем, героем-трансформером. “ак же точно, как киношный ƒжеймс Ѕонд Ц механический персонаж, клишированно исполн€емый разными актерами, из серии в серию представл€ющий зрителю новые марки машин и товаров, Ц осовремененный фантастический герой оказалс€ лишь посредником в демонстрации и продаже потребительских новинок.

Ќо, возвраща€сь, к сформулированному в самом начале парадоксу, почему тогда это обесценивание, темы, пафоса и геро€ в современной фантастике не приводит к размыванию Ђколлективного фантастическогої Ц то есть меньшей востребованности в коллективном бессознательном фантазийных образов и сюжетов?

¬ажнейшей функцией фантастического образа как формы про€влени€ коллективного бессознательного, €вл€етс€ репрезентаци€ тех или иных социальных желаний. ѕеремеща€ место и врем€ действи€ в план чистого воображени€, фантастика обладает большей свободой маневра (по сравнению с реалистическим нарративом) и потому делает возможным наслаждение от сомнительных с моральной, например, точки зрени€ зрелищ насили€, смерти, катастроф. —итуаци€ сравнима с компьютерными играми, где виртуальный персонаж (выражающий тем не менее истину желаний самого игрока) убивает, не наруша€ уголовного кодекса. ‘антастический фильм как Ђгаллюциногенный конденсатї коллективного бессознательного (по выражению ј.ћенегетти [5, с 36]) с успехом про€вл€ет все трансгрессивные желани€ человека, вплоть до пожелани€ скорой гибели всей уродливо сконструированной потребительской цивилизации.

Ётим обсто€тельством и объ€сн€етс€ актуальность большинства сюжетов современных фантастических ужасов и фильмов-катастроф. ¬ них научные открыти€ оборачиваютс€ кошмарами, технический прогресс Ц апокалипсисом, утопи€ мутирует в антиутопиюЕ —пецифическое мазохистское удовольствие от сюжетов о гибели всего человеческого Ц это симптом того, что фантастический образ попадает точно в цель. ƒвойственность психического переживани€ мазохиста (зависимость от источника травматического удовольстви€ и одновременно освобождение от действи€ властного садиста, ведь мазохист, как объ€сн€ет психоанализ, похищает удовольствие у садиста, лишает того радости насили€) проецируетс€ на двойственность нашего отношени€ к современности. Ќаслажда€сь всеми потребительскими благами, мы все больше ощущаем травматическую прив€занность к социальной матрице, и мечтаем о решительном освобождении в акте фантастической катастрофы.

ƒаже если темы фантастики середины прошлого века мы находим Ђнаивнымиї и устаревшими, то в итоге, как в модной Ђбо€зни пафосаї, мы сами одергиваем это желание перемен, пытаемс€ запретить себе думать о Ђбелом слоникеї - не мыслить то, что мыслить очень хочетс€. ≈сли же темы современной кинофантастики кажутс€ нам особенно актуальными, то потому лишь, что в них улавливаетс€ эта мазохистска€ амбивалентность любви и ненависти в отношении к своей эпохе, ее вещам и ценност€м. Ћично € предпочитаю радикальную Ђнесовременностьї идей »вана ≈фремова или –э€ Ѕрэдбери (апеллирующих к альтернативам и перспективам нашей жизни, социального устройства, человеческого мышлени€) этому конформистскому прагматизму в стиле Ђхочешь жить Ц умей вертетьс€ї, Ђне высовывайс€ї, Ђне дразни гусейї и т.п.

 астрирующа€ психологи€ современной кинофантастики с ее двум€ сценари€ми будущего (либо Ђреволюционныйї цивилизационный апокалипсис, либо Ђэволюционноеї вырождение кажущегос€ идеальным утопического общества в кошмарную утопию) очень хорошо видна в обывательской реакции на действительно фантастические допущени€. Ќапример, на предложение представить что будет, если сменитс€ власть, обыватель об€зательно скажет: Ђбудет то же самоеї, Ђворовали и будут вороватьїЕ ј скороспелый детский ответ Ђ“ак не бывает!ї - это типична€ современна€ формула дл€ решени€ любых интеллектуальных затруднений, предлагающих переоценку самих критериев суждени€ или изначальной расстановки данных.

—овершенно парадоксальна эта невозможность мыслить действительно фантастическими категори€ми, смелыми предположени€ми и нетривиальными способами дл€ человека, живущего в эпоху неверо€тных технических чудес, €рких фантастических киноисторий, научных прорывов. Ђ оллективное фантастическоеї не только демистифицирует волшебный статус научно-технических произведений, но и оказывает общеотупл€ющее действие на сферу воображени€ и мышлени€ современного человека. ∆ижековска€ Ђинтерпассивностьї (когда телевизор действительно Ђсмотрит сам себ€ї, реагиру€ на шутки в передачах закадровым смехом или аплодисментами [3]) дополн€етс€ в этом случае клинической интерпассивностью р€дового зрител€ или читател€ фантастики: ведь за него герои думают, действуют, открываютЕ ¬место него эти виртуальные персонажи осуществл€ют то самое будущее, которое по идее должна лишь размечать фантастика.

«десь и состоит главный парадокс в отношени€х фантастики и современности: если в старые времена писатели и режиссеры этого жанра работали с будущим как с ключевой темой читательского интереса, то сегодн€ Ђколлективное фантастическоеї действует как репрессивное и консервативное чувство. ‘антастическое теперь закрепощает мышление, вырабатывает стойкую фобию в адрес любых перемен (Ђфутурошокї, в терминологии ј.“оффлера [6]) и вообще имеет дело не с будущим, а с гипостазированным насто€щим. —овершенно фантастический характер имеет эта давно произошедша€ подмена будущего времени в кино и литературе насто€щим или прошлым. –азумеетс€, герои там посто€нно путешествуют в разные времена, событи€ происход€т спуст€ сотни лет после насто€щего момента. Ќо действует ли там новый человек в новом мире? ”знаем ли мы что-нибудь по-насто€щему новое, исключа€ вычурные названи€ новых гаджетов? Ќет, сегодн€ фантастика Ц самый консервативный жанр, вернее, в нем наиболее заметно противоречие между свободой формы и реакционностью содержани€.

јнализ феномена интерпассивности может здесь показать, как сама современность делегирует жанру фантастики все права на изменени€ и допущени€, остава€сь в полной уверенности, что режиссеры при этом не заиграютс€, а писатели не замечтаютс€. Ѕудет все то же самое, но только в космическом антураже, в модных костюмах от √отье и с лучшими спецэффектами, отвлекающими и отчуждающими смысл происход€щего на экране. ¬ духе бодрий€ровского тезиса об отмене истории [1, с 62.], можно сказать, что сегодн€ происходит отмена будущего времени Ц как времени перемен, альтернатив, вариацийЕ ¬ духе известной шутки ƒжерома можно заметить, что это и были комические куплеты Ц то есть, это и было будущее, оно уже незаметно наступило, оно в самой удобной форме присвоено современным обществом, приватизировано, капитализировано. “ак же точно, как в ’’ веке монетизированы были бессознательное (сегодн€ любой психоаналитик получает плату за его наличие и обслуживание), сновидени€, эротические фантазии и другие тонкие материи, так же именно оказалось полностью капитализировано будущее врем€.

¬ известном фильме Ђ¬спомнить всЄї (ЂTotal Recallї 1990, 2012) фирма торгует воспоминани€ми об отпуске, которого никогда не было. » действительно Ц зачем вообще проживать событие, если выгодно его имитировать? “акой фантастический сюжет давно уже воплощен на практике Ц нынче событи€ симулируютс€ от начала и до конца, дл€ того и существуют профессии политтехнологов, пиарщиков и проч. Ѕудущее всей современной цивилизации тоже эксплицировано в кинематографическую симул€цию. ¬ картине обывательского сознани€ человечество давно и привычно совершает межпланетные перелеты. ¬се тот же сегодн€шний школьник на вопрос: Ђна каких планетах побывал человек?ї уверенно назовет и ћарс, и ¬енеру, и всЄ, что он видел в кино. ¬ старом голливудском триллере Ђ озерог-1ї (ЂCapricorn Oneї, 1977) симул€ци€ полета на ћарс оказываетс€ рентабельнее действительного событи€ и мистифицирует население всего мира. Ётот сюжет, вместе с торговлей впечатлени€ми в ЂTotal Recallї можно считать обнажением приема современной кинополитической индустрии. ‘альсификаци€ и продажа любых зрелищ Ц от свадеб и разводов до войн и революций Ц это прибыльна€ сфера коммерческой де€тельности и вдобавок эффективный политический инструмент. ћиллионы людей, воспитанных на Ђ«вездных войнахї или Ђ«вЄздном путиї, и усвоивших некие фантастические категории (например, концепт Ђгиперпространстваї, сходным образом обыгрывающийс€ во многих фильмах) тер€ют способность отличать факты от вымысла. ¬ их воображении будущее космических побед человечества уже произошло. «начит, нет никакого смысла над ним работать, мечтать о профессии космонавта или хот€ бы знать имена нынешних героев космоса.

“ак что это и были космические куплеты. Ѕудущего времени в наших коллективных фантази€х нет именно потому, что оно уже прошло. »деологическа€ инвестици€ в будущее (то есть санкционированный и оплаченный властью ракурс цивилизационной перспективы) превращает любой оригинальный фантастический сюжет в избитый скучный мотивчик о том, как вредно что-то принципиально мен€ть. ”чЄных такой нарратив превращает в обезумевших франкенштейнов, космонавтов Ц в алчных охотников за астрономической прибылью, революционеров Ц в глупых террористовЕ ѕредставьте себе среднестатистического голливудского Ђастронавтаї (методом статистического усреднени€ множества героев и персонажей второго плана) Ц этого Ђкосмического профиї, направл€ющегос€ спасать «емлю, но при этом об€зательно осведомл€ющегос€ о цене вопроса, жующего, перепирающегос€ с начальством, оживл€ющегос€ только при упоминании двойных премиальных. “акова вс€ космическа€ шайка спасателей планеты в Ђјрмаггедонеї, таковы звЄздные во€ки в Ђ„ужихї, типовые космические дальнобойщики и авантюристы.

ѕриватизированное и капитализированное коллективное фантастическое обращаетс€ к самым архаическим нашим чувствам: жадности, зависти, эгоизму. “ут уж не до кубриковских рефлексий, лемовских горизонтов знани€ или моральных максим “арковского. —тоит ли далеко ходить за примерами? Ц даже —тругацкие выгл€д€т на современном фоне насто€щими гигантами мысли. Ќо что противопоставить оккупировавшим нашу фантазию хищным вещам XXI века? ¬споминаетс€, кстати, одна из серий Ђёжного паркаї, где ракетный удар планируетс€ еще и по воображению (стране Ђ¬оображл€ндииї) Ц дескать, будем и там мочить террористов. „то ж, действительно приходитс€ вести политические действи€ уже в топосе мечты и фантазии, ведь самосто€тельное мышление начинаетс€ именно тогда, когда мы не уступаем дискурсу власти и логике капитала хот€ бы в собственном желании. ƒевиз ћишел€ ‘уко ЂЌе влюбл€йтесь во власть!ї [2, с 9.] нужно сегодн€ дополнить советом Ц не мечтать вместе с властью, не плен€тьс€ ее надеждами.

 

1. Ѕодрий€р ∆. —имул€кры и симул€ции. ћ.: »здательский дом Ђѕќ—“”ћї, 2015. Ц 240 с.

2. ƒелЄз ∆., √ваттари ‘. јнти-Ёдип:  апитализм и шизофрени€. ≈катеринбург: ”-‘актори€, 2007, Ц 672 с.

3. ∆ижек —. »нтерпассивность. ∆елание: влечение. ћультикультура-лизм. —ѕб.: јлетей€, 2005. Ц 156 с.

4.  ожев ј. ¬ведение в чтение √егел€. —ѕб.: Ќаука, 2003. Ц 792 с.

5. ћенегетти ј.  ино, театр, бессознательное. “ом 1. ћ.: ЌЌЅ‘ Ђќнтопсихологи€ї, 2001. Ц 384 с.

6. “оффлер Ё. Ўок будущего. ћ.: ј—“, 2002. Ц 557 с.



<== предыдуща€ лекци€ | следующа€ лекци€ ==>
ѕсихического развити€ (замедление и искажение психического развити€) | √лава 2. –азработка проекта
ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-23; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 217 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ћучша€ месть Ц огромный успех. © ‘рэнк —инатра
==> читать все изречени€...

508 - | 486 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.014 с.