Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


√ендерные исследовани€: рождение, становление, методы и перспективы / Ќ. Ћ. ѕушкарева.

Ётнографы были первыми, кто обнаружил значительные различи€ в понимании представител€ми изучаемых ими народов и этносов социальных ролей, позиций, прав и об€занностей мужчин и женщин. Ёти различи€ детерминируютс€ множеством факторов, как социальных, так и внесоциальных (географических, климатических, биологических и др.). Ќо не этнографы, а социологи и философы - причем среди них преобладали женщины, €вно раздел€ющие идеи современного феминизма Ц первыми предложили решительно "развести" пон€ти€ биологического пола, называемого в английской науке привычным термином sex, от пола социального, дл€ которого был избран давно известный в лексикологии и ставший очень попул€рным в период постмодернистской €зыковой революции термин gender, дословно переводимый на русский €зык тем же словом пол.

 

„етверть века тому назад стать€ Ў. ќртнер "—оотноситс€ ли женское с мужским так же, как природное с культурным", вышедша€ в сборнике "∆енщина, культура, общество", собранном и отредактированном ћ. –озальдо и Ћ. Ћамфере, а также исследовани€ –. ”нгер, ј. –ич, √. –абин начала 70-х годов открыли многолетнюю дискуссию по проблеме содержани€ пон€ти€ "гендер", котора€ не завершилась по сей день. ¬ работах вышеперечисленных исследовательниц, это пон€тие трактовалось как "набор соглашений, которыми общество трансформирует биологическую сексуальность в продукт человеческой активности", причем таким образом, что возникает иерархически организованна€ система, "уточн€ема€ р€дом властных вариаций". ¬ конечном счете "гендер" в то врем€ трактовалс€ не просто как стратификационна€ категори€, но именно как "знак позиции субординации" (ј. –ич), и соотносилс€ он со специфически женским опытом. ¬ конечном счете, новый термин был предложен к использованию в тех случа€х, когда речь шла о социальных, культурных, психологических аспектах "женского" в сравнении с "мужским", то есть при выделении всего того, что формирует черты, нормы, стереотипы, роли, типичные и желаемые дл€ тех, "кого общество определ€ет как женщин" (–. ”нгер). »менно поэтому гендерные исследовани€ 20-летней давности были, по сути, "женскими исследовани€ми" и велись они женщинами-учеными, открыто за€вл€ющими о своих феминистских пристрасти€х 1.

 

¬ мировой исторической науке 70-х годы были временем рождени€ "истории женщин" как самосто€тельного направлени€, имеющего бесспорную актуальность. ‘ормированию "женской истории" как особой субдисциплины способствовал, с одной стороны, интерес к ней тех, кто изучал проблемы массовых движений и увидел в исследовании создани€ первых женских организаций, в истории феминизма и суфражизма ключ к пониманию острых вопросов современности: что следует понимать под пресловутым "угнетением женщин", всегда ли оно существовало, как и когда возникло, каковы были причины его по€влени€ и каковы формы, методы и пути преодолени€ неравенства 2. Ќе случайно, первые работы по "истории женщин" выполн€лись в рамках объ€вленной в —Ўј особой научной программы - women's studies.

 

¬озникновение "женской истории" было поддержано - и также не случайно - медиевистами. ¬озросшие трудности исторического познани€ (расширение числа источников, диверсификаци€ прежних итогов и результатов), устаревание методов и прежних методологических ориентиров превратило медиевистику и историю раннего Ќового времени в "испытательный полигон" дл€ новейших аналитических экспериментов. »менно медиевисты и модернисты первыми предложили преодолеть упрощенный, событийно- политизированный подход к освещению прошлого. »менно они обратили внимание на „еловека как на субъекта истории, на те внутренние взаимосв€зи между разнообразными сферами его социальной де€тельности, которые обеспечивали развитие общества, его целостность и неповторимость на каждом временном этапе. „тобы обозначить круг изучаемых проблем, сторонники нового подхода к изучению прошлого стали именовать себ€ приверженцами так называемой социальной истории. Ќесмотр€ на некоторую проблематичность данной дефиниции (казалось бы, вс€ истори€ - социальна€), она прижилась и стала очень жизнеспособной, равно как и оказавшиес€ под ее "крылом" различные суб дисциплины: "истори€ частной жизни" и "истори€ повседневности" (направлени€, изучающие, в отличие от традиционной этнографии, не просто вещи, не только материальные формы существовани€ человека, но отношение людей к вещам и €влени€м повседневности, социальный и семейный "облик человека", формировавшийс€ в зависимости от форм его де€тельности и самовыражени€), "истори€ детства", "истори€ сексуальности" и т. п. Ѕез "истории женщин" здесь было не обойтись.

 

ƒес€тилетие спуст€ социальна€ истори€ уступила пальму первенства истории культурной - culture studies (в известном смысле близкой так называемой культурно-исторической антропологии, возникшей на рубеже веков). ¬ центре ее оказалось изучение изменений социальных и культурных категорий в ходе истории. ¬ыросло значение исторической психологии, истории чувств, "истории ментальностей" 3. ¬нимание историков обратилось к образу мира, заложенному культурой в сознание людей и преобразующемус€ вне контрол€ их сознани€. “ак возник интерес к изучению поведенческого модуса человека, к реконструкции истории €зыковых и знаковых символов различных культур, к истории представлений и образов (имагологии). "»стори€ ментальностей" подвела исследователей к выводу о необходимости изучени€ "женской истории" как такой научной проблемы, котора€ приближает к пониманию общего и особенного, социального и индивидуального, сходного и отличного в эволюции духовного мира мужчин и женщин. Ќовые подходы к историческому знанию убедили к тому же, что "женска€ истори€" не только событийна, но и, как правило, аффективна. ќна почти всегда предполагает не только перечисление фактов, но и драматизацию прошлого, и состоит не только из цепи событий, но и св€занных с ними переживаний, рефлекций.

 

–ождение как раз в это врем€ концепции "гендера", о которой было сказано выше, способствовало по€влению и быстрому росту числе исследований, в которых "истори€ женщин" была четко отделена от "истории мужчин". Ёто была попытка переписать историю 4 или, по остроумному наблюдению англичанки Ё. ƒэвин - стремление преодолеть безусловное господство "старой истории", сопровождавшеес€ готовностью заменить "общеупотребл€емый термин "history" (который можно прочитать и как "his-story", дословно: "его истори€", "истори€ мужчины") - новым термином, характеризующим иной подход к изучению прошлого, а именно термином "herstory" (то есть "ее истори€", "истори€ женщины") 5.

 

¬ большинстве европейских стран этот процесс шел одним и тем же путем: вычленени€ "женской истории" из истории общенациональной. ќттолкнувшись от расхожего умозаключени€, что женщины, как правило, имеют свою точку зрени€, свой взгл€д на происход€щие вокруг них событи€ и €влени€, авторы первых работ по "истории женщин" поставили перед собой задачу показать, что это утверждение верно и дл€ ушедших эпох. јмериканские исследовательницы - –. Ѕрайденталь и  .  унз, стрем€сь "сделать видимыми" и заставить заговорить до сей поры молчаливых и незаметных свидетельниц исторических катаклизмов, положили начало самому насто€щему перевороту в системе идей и представлений 6. Ќе став€, однако, перед собой столь амбициозных целей, они попытались лишь максимально и убедительно доказать, что незаметными и безмолвными женщины средневековь€ и раннего Ќового времени стали благодар€ их современникам-мужчинам, за редким исключением "не пускавшим" их на убористые столбцы хроник, почти "забывавшим" о них при составлении правовых кодексов, намеренно отодвигавшим их на второй план при создании композиций книжных миниатюр, икон и фресок.

 

„исло исследовательниц, увлеченных идеей изменить представлени€ о прошлом, "вписать" в него женщин, "вывед€ их на свет из тьмы истории", росло в геометрической прогрессии. —реди сотен книг и статей, выпущенных на «ападе в 1970- начале 1980-х годов были и конкретно- исторические, и общетеоретические, интерпретирующие 7. –ост числа работ по "женской истории", можно сказать, консолидировал знание, производимое женщинами. ¬начале в —Ўј, а затем во многих странах ≈вропы произошла институционализаци€ женских исследований: возникли факультеты и исследовательские проекты, группы и лаборатории, пр€мо за€вл€вшие, что их целью €вл€етс€ "изучение женщин" как комплексной, междисциплинарной научной проблемы.

 

ќднако дл€ переворота в системе гуманитарных наук простого количественного роста исследовательских программ, опубликованных книг и статей, написанных на тему, €вно ставшую модной, было, увы, недостаточно. ѕресловута€ женска€ интуици€ (повторим здесь, что большинство приверженцев "переписывани€ истории" с позиций женщин были сами женщины) не подвела исследовательниц: лидеры нового научного направлени€, обсуждавшие результаты своих штудий на международных форумах, почувствовали, что дальнейшее развитие обособленной "женской истории" может завести в тупик.

 

ѕодчеркнув, что изучение "женской истории" требует не только особого ракурса исторического видени€, но и особых знаний, методов, равно как своего концептуального аппарата, сторонницы women's studies и адепты идеи "переписывани€ истории" решительно за€вили о своей толерантности и "открытости" всем социально-теоретическим концепци€м 8. Ёто был безошибочно избранный путь выработки собственного дискурса, методов и подходов. —торонники разных, новых (и совсем не новых), порой взаимоисключающих подходов к толкованию социально- исторических €влений свободно разместились на безграничном и действительно междисциплинарном поле "женской истории": среди них были марксисты и позитивисты, детерминисты и индетерминисты, феминистки, структуралисты, постмодернисты, "холисты" 9, неокантианцы 10, сторонники "новой исторической науки" - школы "јнналов", инициативной группы  ремского института по изучению структур повседневности 11 (јвстри€), школы семиотики и др. 12.

 

“ворческое многоголосье, стремление показать широту, репрезентативность, применимость к изучению "истории женщин" методов и методик, выработанных разными науками и разными научными школами, усилили взаимодействие women's studies со все более крепнущими концепци€ми социологии пола (в том числе постмодернистскими). √лавной из них в начале 80-х годов стала именно гендерна€ концепци€.   этому времени толкование содержани€ этого нового пон€ти€ изменилось в направлении рассмотрени€ его не в плане концептуализации мужского доминировани€, а как понимани€ некоего комплекса или, точнее, системы, котора€ в разных формах присутствует, конструируетс€ и воспроизводитс€ во всех социальных процессах. —итуаци€, при которой употребление термина "гендер" предполагало прежде всего "изучение женщин", как бы добавление - воспользуемс€ знаменитым арготизмом  . ћаркса - "женского фермента" в программы научных разработок, сменилась пониманием гендерных исследований как исследований всех форм взаимодействи€ и "взаимооталкивани€" мужского и женского (и, проще говор€, сосуществовани€ мужчин и женщин) в культурах и обществах, соотношение типов мужественного и женственного, типичных дл€ конкретного социума. »зучение феминности стало невозможным без анализа маскулинности, и - следу€ этой логике - "женска€" истори€ неминуемо должна была встретитьс€ с историей "мужской".

 

Ёта "встреча" произошла в середине 80-х годов. ѕосле публикации статьи ƒж. —котт 13 продолжать настаивать на противопоставлении традиционной ("мужской") и новой ("женской") истории стало бессмысленно. Ѕольшинство исследователей во всех странах согласилось с тем, что гендерный подход или, точнее, учет гендерного фактора абсолютно необходим при любых социальных исследовани€х, а анализ самого гендера - тема важна€, актуальна€ и необходима€.

 

ќставалось договоритьс€ о дефиници€х, но - как и дес€тилетие назад - это оказалось не так-то просто. ¬плоть до сего дн€ в западной науке нет единства взгл€дов по вопросу о том, считать ли гендер мыслительным конструктом, то есть просто научной дефиницией, определ€ющей социально- культурные функции пола и позвол€ющей различать эти функции от функций биологических, или же конструктом социальным 14. ¬ последнем случае гендер (сошлемс€ здесь на сборник, выпущенный под редакцией —. Ћорбер и —. ‘аррел) 15 предполагает, по крайней мере, четыре группы характеристик: биологический пол, поло-ролевые (или, следовательно, гендерные) стереотипы, поло-ролевые нормы и поло-ролевую идентичность. ѕоследние три характеристики в работах американских социологов называют иногда (вслед за ». √оффман) "гендерным дисплеем" (про€влением) 16, име€ в виду то огромное многообразие про€влений "культурных составл€ющих пола", то есть св€занных с предписанными обществами гендерными нормами, нав€зываемыми им стереотипами и пут€ми социализации и идентификации, которые иной раз трудно даже не только выразить словами, но и просто вычленить, как говоритс€, "замыленным глазом" из общего культурного контекста. " ультурные составл€ющие пола" (гендерный дисплей) могли измен€тьс€ и продолжают варьироватьс€, но без соотнесени€ их с биологическим полом они не могут рассматриватьс€: как бы ни вел себ€ мужчина подобно женщине (как говор€т феминистки, "как бы он себ€ ни кодировал по женскому типу"), как бы ни считалось его поведение женоподобным, его поступки и отношение к нему общества не сделают его "менее мужчиной" и тем более не переделают его в женщину. ƒовольно удобным пон€тием (к тому же не таким "заумным", как пон€тие "диспле€"), которое все чаще используетс€ зарубежной наукой 90-х годов, €вл€етс€ пон€тие "гендерной системы". ѕод ней разумеют "идеи, институты, поведение, формальные и неформальные правила и другие социальные взаимодействи€, предписываемые в соответствии с полом" 17.

 

ќпределение гендера как комплексного переплетени€ отношений и процессов и в то же врем€ фундаментальной составл€ющей отношений социальных, составл€ющей, укорененной в культуре, содержащей элементы устойчивости и изменчивости, представл€ющей одну из основ стратификации общества по признаку пола и в тоже врем€ рассматриваемой в неразрывной св€зи с его биологическими функци€ми, можно считать вполне приемлемым. ¬ конечном счете гендер как переплетение отношений и процессов, может быть и социальным, и психологическим конструктом.

 

√ендерный подход к исследованию - это учет многовариативного вли€ни€ фактора пола. ѕол как категори€ состоит, таким образом, как бы из двух важнейших компонентов: пола биологического (sex) и пола социального (gender) 18.

 

ќднако прежде, чем говорить о методах и перспективах использовани€ этих дефиниций, прежде, чем характеризовать наиболее актуальные направлени€ использовани€ гендерного подхода в российской системе гуманитарного (и прежде всего исторического) знани€ и образовани€, стоит попытатьс€ вначале представить причины и услови€ проникновени€ гендерной концепции как составл€ющей современной феминологии и феминизма в нашу науку и вообще в нашу страну.

 

 азалось бы, произошло это с известным запозданием: до начала "перестройки" (то есть до 1985г.) в ———– мало, кто слышал не только о гендерных исследовани€х, но и об "истории женщин" как самосто€тельном направлении развити€ наших знаний о прошлом.  лассовый подход к анализу €влений был преп€тствием к прин€тию новой субдисциплины отечественным научным сообществом. ¬ то врем€, как на «ападе уже не первый год "истори€ женщин" разрабатывалась применительно к культурам разных народов и разных исторических эпох, когда там уже начал обозначиватьс€ поворот от обособленного существовани€ "женской" и "мужской" истории к многогранному, "объемному" видению прошлого, которое предусматривает гендерный подход, в ———– по€вл€лись только первые статьи и монографии по "истории женщин". ѕодобна€ тематика никем не приветствовалась. Ќо было бы большим упрощением представл€ть развитие женских и гендерных исследований в нашей стране как простое эпигонство по отношению к западной науке.

 

Ќесмотр€ на то, что классики марксизма довольно определенно высказались насчет всей досоциалистической "предыстории" и еще более безапелл€ционно объ€вили, что все многовековое прошлое есть не что иное, как истори€ "всемирно-исторического поражени€ женского пола", в ———– посто€нно существовала небольша€ группа ученых, умудр€вшихс€ вписывать свои "женские исследовани€" в контекст догматизированной исторической науки. Ћегче это удавалось социологам, правоведам, демографам и этнографам (то есть представител€м более "прикладных" гуманитарных дисциплин), сложнее - историкам и философам. “ем не менее, несмотр€ на насмешки и преп€тстви€ всех видов и на всех уровн€х, нельз€ отрицать того, что женские исследовани€ по€вились у нас одновременно с про€влением интереса к ним на «ападе 19. ƒа и без учета фактора пола невозможно было бы создание многих работ советских историков, касающихс€ эволюции семейно-брачных отношений. »деи гендеристок и либеральных феминисток постепенно вводились в оборот с середины 1970-х гг., хот€ и не артикулировались в научной литературе.

 

—оциальные трансформации середины - конца 80-х годов стали главным фактором, повли€вшим на возникновение гендерных исследований как нового самосто€тельного направлени€ в исторических науках. —вою роль сыграли и отказ от марксистского единомысли€, гласность, возникновение демократических институтов и заинтересованность мирового сообщества в их развитии (не секрет, что ѕервый независимый женский форум в ƒубне, разбивший в 1991 г. монополию давно уже бездействовавшего и бессильного  омитета советских женщин, спонсировалс€ западными фондами), расширились контакты с зарубежными учеными, стали доступными многие их работы, возникло (как считают, в 1991 г.) независимое женское движение. ”же с конца 80-х годов начала переводитьс€ в –оссии английска€ феминистска€ литература, а к началу 90-х годов в стране подросло поколение молодых ученых, которые осваивали работы  . √илиган,  . ћилле, ƒж. ћитчелл и других корифеев либерального феминизма. Ћюбопытно, что среди этих молодых специалистов были не только женщины, но и мужчины, без смущени€ называвшие себ€ "феминистами". —тоит упом€нуть и переход сексуальной революции в –оссии из скрытой фазы в €вную. Ќа открытое обсуждение вышли проблемы пола. —тали в открытую говорить об особых интересах женщин во всех сферах - от интимной, частной до гражданской, публичной.  ак ни пытались доказать некоторые €ростные критики феминизма невозможность "придать универсальное содержание пон€тию женщина", и, следовательно, "невозможность феминистского политического движени€ сплотитьс€ и удержать свои позиции" 20, процесс этот шел и идет, захватыва€ все новых сторонников.

 

Ќе удивительно, что стали заметными изменени€ и в самой отечественной науке, бывшей до той поры безусловно, андроцентричной. ѕосле XVI ћеждународного конгресса исторических наук (1985 г.), на котором проблема "∆енщина и общество" была объ€влена одной из трех основных тем, и создани€ в 1990 г. на XVII конгрессе ћеждународной федерации исследователей, изучающих историю женщин (объединившей исследователей более чем из 30 стран) стало €сно, что ———– не может оставатьс€ в стороне от нового направлени€. "∆енска€ тема" была признана и - надо отдать должное нашим ученым - быстро освоена и насыщена фундаментальными разработками. ”же в том же 1990 г. был создан ћосковский центр гендерных исследований (как научное подразделение –јЌ; сравнительно недавно, в 1994 г., он зарегистрирован и как женска€ неправительственна€ организаци€). ¬ 1991 г. аналогичные центры были созданы в —анкт-ѕетербурге (при университете и филиале »нститута социологических исследований –јЌ). — 1992 г. создание подобных центров и лабораторий ускорилось; они стали по€вл€тьс€ во все новых университетах и вузах –оссии и —Ќ√ - в —амаре, »ванове, ’арькове, ѕетрозаводске, Ќабережных „елнах,  остроме,  араганде и других городах 21. ѕеречисленные центры, однако, объединили прежде всего социологов и демографов, экономистов и юристов, отчасти - этнологов, медиков, сексопатологов, психологов. „исло историков, решивших св€зать свою научную биографию с новым направлением исследований - женскими и, особенно, гендерными - было сравнительно невелико и остаетс€ таковым по сей день.

 

ќдной из важных причин этого €вл€етс€ отсутствие социального заказа: исследовани€ социологов, психологов, медиков или демографов могут иметь конкретный практический выход, €вное "народохоз€йственное значение". »сторические разработки, особенно касающиес€ давно ушедших эпох, представл€ютс€ ненужной роскошью даже некоторым социологам-практикам, не говор€ уже о чиновниках, не св€занных с гуманитарным знанием. √ендерные исследовани€ не "зазвучали" и в российском политическом контексте, а проблема борьбы за соблюдение прав женщин не стала одной из составл€ющих борьбы за права человека, как это произошло на «ападе.

 

  тому же в –оссии практически отсутствуют подготовленные специалисты, а курсы по "женской истории" стали читатьс€ лишь недавно и не в престижных столичных университетах, а силами энтузиастов в российской провинции. Ќарушение нормального информационного обмена между нашей страной и "заграницей", возникшее от нехватки средств, недостаток литературы по "женской истории" на русском €зыке и малый доступ к иностранным журналам также сдерживают развитие у нас гендерных исторических исследований. ¬ известном смысле, можно говорить, что подобные исследовани€ осуществл€ютс€ сейчас отчасти энтузиастами, а отчасти - за счет западных фондов и грантов (ћак-јртура,  еннана, ‘орда, ‘улбрайта, —ороса).

 

Ќаконец, определенным преп€тствием к развитию гендерного подхода к историческому анализу €вл€етс€ сохран€юща€с€ в нашей науке неразработанность дефиниций (отсутствие единого мнени€ о том, что такое гендер и гендерные исследовани€), не€сное понимание соотношени€ гендерных исследований с традиционными и так называемыми женскими (в частности, с "женской историей").

 

"∆енска€ истори€" четко ограничивает свой предмет изучением именно "прекрасного пола". ¬ этом смысле она - часть новой институционализировавшейс€ ныне науки - феминологии. √ендерна€ истори€ не исключает "истории женской", несмотр€ ни на какие за€влени€ о том, что она €кобы уже "пройденный этап": поскольку культура и по сей день остаетс€ андроцентричной, маскулинно-ориентированной; однако, "женска€ истори€" будет еще долго сохран€ть свою маргинальность и не будет обладать статусом "общеизвестной". ћожно даже предположить, что она еще не один год будет поставл€ть, так сказать, "обогащенное сырье" гендеристам, поскольку без "женской истории", без скрупулезного извлечени€ из исторического небыти€ малоизвестных фактов, касающихс€ статуса и прав женщин, представлений о них в обществе, сторонникам тендерной истории будет трудновато.

 

» все же, в отличие от "женской истории", истори€ тендерна€ (или гендерный подход к истории) будет избирать своим предметом именно диалог полов. Ќе об€зательно в ракурсе их иерархии, стратификации, но именно в плане реконструкции исторической эволюции различных форм их взаимодействи€ и взаимодополнени€. Ќе случайно гендерной историей (в отличие от "истории женской") заинтересовались крупные современные философы, в том числе ∆. Ћакан, ∆. ƒеррида и их последователи и сторонники постмодернистского теоретического феминизма ё.  ристи и Ћ. »ригарэй. »менно они, отвергнув старый подход к текстам (в том числе историческим), а именно: использование их, "чтобы извлечь пользу", призвали к работе с текстами по принципу диалога, поиска того, что именовалось ими "следы следов", что оказалось не артикулированным в тексте (отсюда термин - "интертекстуальность" - то, что существует между текстами) и допускает "существование множества интерпретаций культуры". “еори€ деконструкции ƒерриды как теори€ разгадывани€ метафор, раскрыти€ их скрытой логики, как правило, идеологически и культурно сконструированных, вывела ее почитателей и сторонников к отрицанию чего-либо "природно-данного", "очевидностей" (а уж что может быть, казалось бы, большей "очевидностью", чем пол!) и допущению множественности толкований. ¬оспри€тие "феминного как метафоры иного", причем "как зоны множественных возможностей", и было "мостиком" между современной философией и гендерными исследовани€ми. ¬ свою очередь, теори€ Ћакана о качественных измерени€х становлени€ идентичности (предвкушение, желание, поддержка, ответственность, признание) пр€мо сомкнулась со стремлением "гендерно окрасить" идентичность - мужскую и женскую 22.

 

√ендерные исследовани€ обрели к насто€щему времени свой особый дискурс и свой словарь, свою специфическую тематику. “ак новой темой €вл€етс€, например, тема сексуальных домогательств и завуалированных форм насили€, а также истори€ сексизма, мачизма 23 и т.п.

 

√ендерный подход к анализу прошлого предполагает и новые методы, а также активное привлечение методов разных гуманитарных и естественных дисциплин.  ак правило, большинство из гендеристов не отказываетс€ от методов исторического анализа, не отрицает принципа историзма и признает исключительное значение сравнительного (компаративного) метода. »ногда противопоставл€ющие себ€ агрегативный (сбор разрозненных фактов из источников различных типов и видов) и казуальный (детальное рассмотрение редких, уникальных, нетипичных €влений) методы свободно уживаютс€ и переплетаютс€ в гендерных исследовани€х, помога€ реконструкции макро- и микроструктур различных социумов. —тавший попул€рным в школе семиотики интерпретативный метод (метод "расшифровки" символики поведени€, поз, жестов в иконографии) дополн€етс€ дискурсивным (позвол€ющим видеть множественность "диалогов" в обществе: мужчины - женщины, исповедник - исповедуемый, дескриптивное, то есть задающее нормы и задачи, рескриптивное, то есть допускающее что-либо вне нормы и т.п.).

 

ƒес€тилетие назад благодар€ второму и третьему поколени€м исследователей школы "јнналов", стали попул€рными методы этнологические (например, "включенного" или участвующего наблюдени€, при котором анализу подвергаютс€ не только сами излагаемые факты, нарратив, но и рефлексивно-эмоциональна€ и материально-вещна€ среда), а также социологические (например, анкетный метод обращени€ к историческим источникам тех вопросов, которые обычно став€т социологи или этнологи - "полевики", работающие с живыми людьми; или метод многомерного, регрессионного анализа - он строитс€ на основе коэффициентов, отражающих степень вли€ни€ одного фактора на другой, исходный). ¬есьма попул€рными оказались в последнее врем€ и методы современной психологии и социологии личности, в частности, биографический, включающий исследовательский прием, называемый репрезентативным лонгитюдом при анализе и сопоставлении биографий по мемуарным источникам (имеетс€ в виду реконструкци€ жизни, биографических св€зей и контактов, системы ценностей и, например, традиционных демографических взгл€дов представителей возможно большего числа поколений одного рода или семьи), а также тесно св€занный с ним метод "сетевого анализа" (позвол€ющий сплести "сеть" св€зей и соседско-родственных отношений) при изучении круга близких.

 

ћожно обратить внимание и на некоторые подходы, вз€тые гендеристами из концепций современной философии. Ќапример, так называемое правило посто€нных вариаций и двойного обусловливани€, сформулированное ‘уко: "Ќе искать тех, кто обладает властью и кто ее лишен, тех кто имеет право знать и тех, кто насильственно удерживаетс€ в невежестве, но - искать схему модификаций, котора€ заключена в самой игре силовых отношений,.. игре сложной и подвижной". » далее, обращает внимание ‘уко, "ни одна стратеги€ не была эффективной, если бы не опиралась на частные и тонкие отношени€... Ќужно помыслить себе двойное обусловливание: стратегии - специфическими тактиками, а тактики - стратегической оболочкой, запускающей их в ход" 24. ћетодом историка-гендериста, таким образом, должна стать не констатаци€ наличных форм распределени€ власти в разные исторические моменты, а проникновение в сам ее механизм. (ћетод поиска и объ€снени€ устройства "игрушки" - власти в отношени€х между полами только кажетс€ простым и очевидным, но наполнить его конкретным содержанием, отталкива€сь от реальности разных эпох, очень непросто.)

 

¬есьма привлекательным оказалс€ дл€ гендеристов и метод рефлексивной социологии ѕ. Ѕурдье 25, согласно которому, каждый человек занимает неодинаковые позиции в различных иерархи€х (он их называет "пол€ми"). ƒочь именитого бо€рина занимает верхнюю иерархическую ступень по отношению к принадлежащим ей по праву наследовани€ вотчины кресть€нам; но она же может занимать одновременно и нижнюю по отношению к ее родител€м, решающим за нее ее судьбу, выдающим замуж и подчин€ющим ее мужу. “акое символическое насилие "работает" тогда, когда мужчины и женщины раздел€ют одни и те же классификационные категории (Ѕурдье их называет "привычки"). ј если не раздел€ют? ћожно, например, рассматривать лидерство в категори€х мужского доминировани€ (наступательность, амбициозность, активность, карьера), а можно - в умении оказывать поддержку другим, кооперироватьс€.  ритерий успешности - в системе координат самого индивида, и формируетс€ он под воздействием огромного спектра факторов - социальных, индивидуальных, этнических, конфессиональных и т.д. √ендеристы "ухватились" за этот подход, и метод рефлексивной социологии дает им возможность рассмотреть (в том числе в исторической перспективе), как женщины и мужчины сами оценивали свой статус и права, как они рефлексировали по этому поводу. “аким образом, получен некий "культурно-чувствительный" инструментарий, обеспечивающий многомерность видени€.

 

“еперь остаетс€ поразмышл€ть о наиболее перспективных направлени€х и темах применени€ гендерного подхода в историческом знании. ќни могут быть выделены в зависимости от уже существующих пристрастий историка- исследовател€ к социально-экономической, социально- политической и культурологической (философской, социально-психологической) проблематике.

 

√ендерный подход к исследовани€м по социально- экономической истории уже имеет свою историографическую традицию. ѕри этом, если в исследовани€х отдаленных эпох, доиндустриального времени, выполненных советскими историками-марксистами, гендерный фактор учтен незначительно, то в работах, посв€щенных XIX-XX вв., лучше обеспеченных массовыми источниками (позвол€ющими выделить гендерные различи€) и особенно выполненных в последнее врем€, учет воздействи€ фактора пола на предмет исследовани€ (зарплату, услови€ труда, зан€тость, склонность к различным формам протеста и асоциальному поведению и т.п.) - это необходимый элемент любой серьезной работы. √ендерные различи€ (гендерна€ асимметри€) режимов рождаемости, смертности, отношени€ к контрацепции и детности, гендерные аспекты миграций (трудовой, религиозной, брачной) и социальной мобильности (в категори€х, предложенных полвека назад ѕ. —орокиным - "восход€щей" и "нисход€щей") - все это проблемы исторической демографии, исследование которых под новым углом зрени€, безусловно, обогащает науку.

 

Ѕолее или менее €сны и перспективы использовани€ гендерного подхода к исследовани€м по политической истории. ќдной из традиционных и все еще активно изучаемых тем €вл€етс€ в этой области гендерна€ стратификаци€ политической истории - истори€ маргинализации женщин, их борьбы за политические, гражданские, избирательные права. ¬ отличие от прежних исследований по истории феминистских организаций, женского движени€, суфражизма исследовани€ гендеристов предполагают, во-первых, пристальное внимание к гендерной окраске политической истории раннего времени (до возникновени€ женского вопроса и женского движени€, то есть предындустриального периода). ¬ этом случае речь идет (помимо традиционного направлени€: женщины в общественно-политической жизни рассматриваемых эпох и отношени€ к этому их современников) о формах скрытого воздействи€ на политику и не€вно маркированного политического поведени€ женщин 26. «начительно больший упор делаетс€ на раскрытие механизмов конструировани€ гендера (через институты социализации, жизненные сценарии, через культурно-обусловленные гендерные роли и стереотипы), на анализ политики как выражени€ бинарной оппозиции между полами дл€ поддержани€ мужского доминировани€, властного баланса или дисбаланса, политического партнерства полов. Ќаконец, если принимать определение гендера как системы, набора отношений или про€влений, некой "сети" (ƒж. —котт), то можно сформулировать целый р€д тем, св€занных с отношени€ми мужчин и женщин (отношени€ми мужчин к женщинам и женщин к мужчинам), оказавшимс€ в политике, как в прошлом, так и в насто€щем.

 

Ќо, конечно, наиболее перспективны гендерные исследовани€ в области культурологии, истории ментальностей, общественного сознани€. ѕроисхождение гендерных стереотипов, истоки разделени€ социальных и семейных ролей и форм де€тельности (способы их воспроизводства, межпоколенной трансмиссии), гендерное измерение повседневности, гендерный аспект истории детства, юности, старости, вдовства, сексуальности, различи€ в поведении, ментальных и эмоциональных характеристиках, представлени€ о типично "мужском" и типично "женском" в истории одного и того же этноса или разных, но в одну эпоху, культурно-символический аспект (не€вные ценностные ориентации и установки, чаще всего представл€ющие "мужское" как позитивное, значимое и доминирующее, а "женское" как негативное, вторичное, подчиненное), "братство" и "сестринство" в этническом и классовом (социально- стратифицированном) контекстах, гендерна€ идентичность и истори€ развити€ женского/мужского самосознани€, женска€/мужска€ психологи€ глазами представителей противоположного пола в разных исторических контекстах, коррекци€ андроцентрической записи истории через описание истории глазами женщин и наоборот (что проще!), например, истории движени€ за права женщин - историком-мужчиной, гендерный анализ психологии творчества и его отражение в литературных, живописных и т. п. произведени€х - от античности и средневековь€ до современности, гендерные особенности селективной и автоматической пам€ти (по биографи€м и другим источникам личного происхождени€), - вот лишь краткий перечень наиболее значимых тем в этой области.

 

ѕодвод€ итоги и задумыва€сь над судьбой гендерных исследований в российской исторической науке, можно сделать вывод, что у первых исследователей данной темы будет немало последователей. ќни докажут, что значительна€ часть того, что сделано первооткрывател€ми, во многом наивно, и с решительностью неофитов продвинут изучение гендерной истории дальше своих западных коллег. ” молодых российских ученых есть дл€ этого все - и знание €зыков, и широта мышлени€, и страстное стремление сказать свое слово. Ќе стоит лишь забывать, что первый шаг был самым трудным.

 

ѕримечани€:

1. Women, Culture and Society. Stanford. 1974. —м. подробнее историографию вопроса: NICOLSON L. Interpretinug Gender. - Signs, 1994, N 4 (Autumn); ¬ќ–ќЌ»Ќј ќ. ј.  атегории пол/гендер в философии феминизма. - ‘илософские исследовани€, 1995, N 4.

2. Men, Maskulinities and Social Theory. Lnd. 1990, p. 2 - 3.

3. ќ пон€тии ментальностей - "разлитых" в определенной социальной среде умонастроений, не€вных установок мысли, ценностных ориентации, "автоматизмов сознани€" - см.: √”–≈¬»„ ј. я. »сторический синтез и "Ўкола јнналов". ћ. 1993, с. 11. ќ вли€нии "истории ментальностей" на по€вление интереса к "истории женщин" см.: DUBY G., PERROT M. Writing History of Women. - A History of Women. V. 2. Cambridge - Lnd. 1992, p. X.

4. Rewritting Women's History. Berg. 1988.

5. DAVIN A. Redressing the Balance or Transforming the Art? The British Experience. - Rewritting Women's History.

6. Becoming Visible: Women in European History. Boston. 1977; SCOTT J. W. The Problem of Invisibility. - Rewritting Women's History.

7. —м. трехтомную библиографию: Women in Western European History. V. 1 - 3. Lnd. 1982. Ѕольшую роль в попул€ризации "женской истории" сыграли "Annales: Economies, Societes. Civilisations". (Annales E. S. C.), "Past and Present", "Geschichte und Gesellschaft", "Quaderni Storici". Ќемалое значение имела и де€тельность феминистских - журналов "Signs", "Feminist Studies", "Women's Studies Quarterly".

8. ѕодробнее см. Histoire des femmes en Occident. V. I-V. P. 1990 - 1994 (English translation: History of Women. Lnd. - Cabridge (Mass). 1992-1995).

9. ќт англ. whole - целый, целостный - противники разделени€ истории на "историю экономики", "историю политики", "историю техники", "историю мысли", выступающие за воссоздание многогранной и целостной картины прошлого.

10. Ќеокантианцы, изучающие "историю женщины", настаивают на том, что "нам не дано узнать, какова была истори€ на самом деле", не дано узнать "грубые факты жизни", а доступна лишь оценка представлений о них, отобразившихс€ в источниках ("реконструиру€ историю, мы ее конструируем"). —м.: √”–≈¬»„ ј. я. ”к. соч., с. 17.

11. ѕодробнее см.: я—“–≈Ѕ»÷ јя ј. Ћ. ∆енщина в повседневной жизни позднего средневековь€. ¬ кн.:  ультура и общество в средние века в зарубежных исследовани€х. ћ. 1990, с. 155.

12. –≈ѕ»Ќј Ћ. ѕ. "∆енска€ истори€": проблемы теории и метода. - —редние века. ¬ып. 45. ћ. 1994; я—“–≈Ѕ»÷ јя ј. Ћ. ѕроблема взаимоотношени€ полов как диалогических структур средневекового общества в свете современного историографического процесса. “ам же.

13. SCOTT J. Gender: a Useful Category of Historical Analysis. - American Historical Review, 1986, V. 91, N 5.

14. —м. подробнее о дискусси€х по этому поводу: BRAIDOTTI R. Nomadic Subjects. N.Y. 1994.

15. The Social Construction of Gender. Cambridge. 1991.

16. GOFFMAN E. Gender Display. - Studies in the Anthropology of Visual Communications. 1976, N 3.

17. HIRDMAN Y. The Gender System. - Moving on. New Perspective on the Women's Movement. Aarus. 1991; RENZETTI C., CURRAN D. Women, Men, and Society. Boston. 1992, p. 14.

18. ѕодробнее см.: ∆енщина в российском обществе, 1996, N 4, с. 11 - 24; ЋќћЅ≈– ƒ. ѕол как социальна€ категори€. - THESIS - ‘онд ≈врази€. ћ. 1994. ¬ып. 6, с. 8.

19. ‘еминизм: ¬осток, «апад. ћ. 1993, с. 9.

20. Feminist Theorize the Political. N. Y. - Routledge. 1992, p. 15.

21. ћатериалы ѕервой –оссийской летней школы по женским и гендерным исследовани€м "¬алдай-96". ћ. 1997, с. 7.

22. ≈сли модернисты и конструктивисты настаивали на том, что вс€ предыдуща€ философи€, мышление, €зык были дихотомичны (бинарны), то постконструктивисты и постмодернисты предложили от этого отказатьс€, изменив отношение не к объекту (матери€, сознание, их соотношение и т.п.), а к субъекту. √рубо говор€: сколько людей- столько и мнений, столько же культур, типов отношений между мужчинами и женщинами и, что важно, типов индивидуальной внутренней борьбы и саморефлексий.  аждый человек - не "in-divivid", то есть "не-делимый", а именно "divid", то есть раздираемый саморефлексией и в то же врем€ желающий идентифицироватьс€ (—м.: ALKOFF L. Cultural Feminism versus Post-Stucturalism. - Signs. 1988, Vol. 13, N 3, p. 41. —р.: IRIGARAY L. The Sex Which Is Not One. Ithaca- N.Y. 1985; LACAN J. God and the Jouissanse of the Women. A Love Letter. - Feminine Sexuality. N.Y. 1982; Ё——»Ќ√ Ћ. ѕознание/производство субъектов гендерной теории. - —овременна€ философи€, 1995, N 1, с. 178).

23. ћ≈ў≈– »Ќј ≈. ё. »нституциональный сексизм и стереотипы маскулинности. ¬ кн.: √ендерные аспекты социальной трансформации. ћ. 1996, с. 196 - 206.

24. ‘” ќ ћ. —ексуальность в системе микрофизики власти. - —овременна€ философи€, 1991, N 1, с. 161.

25. —м.: BOURDIEU P. In Other Words: Essays Towards a Reflexive Sociology. Stanford, 1990. ќ том, как гендеристы и феминисты "присвоили" идеи Ѕурдье и пр€мо за€вили об этом, см.: MOI “. Appropriating Bourdieu: Feminist Theory and Pierre Bourdieu's Sociology of Culture. - New Literary History. Vol. 22, N 4 (Autumn).

26. DEWEY H. W., KLEIMOLA A. M. Muted Eulogy: Women Who Inspired Men in Medieval Rus'. - Russian History, 1983, Vol. 10, p. 2, 188 - 201.

 

 

¬опросы истории, є 6, »юнь 1998, C. 76-86

ѕушкарева Ќатали€ Ћьвовна - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник »нститута этнологии и антропологии –јЌ.



<== предыдуща€ лекци€ | следующа€ лекци€ ==>
√ендерные проблемы профессиональных отношений | ѕсихологическа€ наука и гендер
ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-18; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 617 | Ќарушение авторских прав


Ћучшие изречени€:

Ѕутерброд по-студенчески - кусок черного хлеба, а на него кусок белого. © Ќеизвестно
==> читать все изречени€...

664 - | 715 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.09 с.