Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ћиф о —изифе. Ёссе об абсурде 16 страница




—ледовательно, с точки зрени€ интеллекта € могу сказать, что абсурд не в человеке (если подобна€ метафора вообще имеет смысл) и не в мире, но в их совместном присутствии. ѕока это единственна€ св€зь между ними. ≈сли держатьс€ очевидного, то € знаю, чего хочет человек, знаю, что ему предлагает мир, а теперь еще могу сказать, что их объедин€ет. Ќет нужды вести дальнейшие раскопки. “ому, кто ищет, достаточно одной-единственной достоверности. ƒело за тем, чтобы вывести из нее все следстви€.

Ќепосредственное следствие есть одновременно и правило метода. ѕо€вление этой своеобразной триады не представл€ет собой неожиданного открыти€ јмерики. Ќо у нее то общее с данными опыта, что она одновременно бесконечно проста и бесконечно сложна. ѕервой в этом отношении характеристикой €вл€етс€ неделимость: уничтожить один из терминов триады Ч значит уничтожить всю ее целиком. ѕомимо человеческого ума нет абсурда. —ледовательно, вместе со смертью исчезает и абсурд, как и все остальное. Ќо абсурда нет и вне мира. Ќа основании данного элементарного критери€ € могу считать пон€тие абсурда существенно важным и полагать его в качестве первой истины. “ак возникает первое правило вышеупом€нутого метода: если € считаю нечто истинным, € должен его сохранить. ≈сли € намерен решить какую-то проблему, то мое решение не должно уничтожать одну из ее сторон. јбсурд дл€ мен€ единственна€ данность. ѕроблема в том, как выйти из него, а также в том, выводитс€ ли с необходимостью из абсурда самоубийство. ѕервым, и по сути дела единственным, условием моего исследовани€ €вл€етс€ сохранение того, что мен€ уничтожает, последовательное соблюдение всего того, что € считаю сущностью абсурда. я определил бы ее как противосто€ние и непрерывную борьбу.

ѕровод€ до конца абсурдную логику, € должен признать, что эта борьба предполагает полное отсутствие надежды (что не имеет ничего общего с отча€нием), неизменный отказ (его не нужно путать с отречением) и осознанную неудовлетворенность (которую не стоит уподобл€ть юношескому беспокойству). ¬се, что уничтожает, скрывает эти требовани€ или идет вразрез с ними (прежде всего это уничтожающее раскол согласие), разрушает абсурд и обесценивает предлагаемую установку сознани€. јбсурд имеет смысл, когда с ним не соглашаютс€.

ќчевидным фактом морального пор€дка €вл€етс€ то, что человек Ч извечна€ жертва своих же истин. –аз признав их, он уже не в состо€нии от них отделатьс€. «а все нужно как-то платить. ќсознавший абсурд человек отныне прив€зан к нему навсегда. „еловек без надежды, осознав себ€ таковым, более не принадлежит будущему. Ёто в пор€дке вещей. Ќо в равной мере ему принадлежат и попытки вырватьс€ из той вселенной, творцом которой он €вл€етс€. ¬се предшествующее обретает смысл только в свете данного парадокса. ѕоучительно посмотреть и на тот способ выведени€ следствий, к которому,, исход€ из критики рационализма, прибегали мыслители, признавшие атмосферу абсурда.

≈сли вз€ть философов-экзистенциалистов, то € вижу, что все они предлагают бегство. »х аргументы довольно своеобразны; обнаружив абсурд среди руин разума, наход€сь в замкнутой, ограниченной вселенной человека, они обожествл€ют то, что их сокрушает, наход€ основание дл€ надежд в том, что лишает вс€кой надежды. Ёта принудительна€ надежда имеет дл€ них религиозный смысл. Ќа этом необходимо остановитьс€.

¬ качестве примера € проанализирую здесь несколько тем, характерных дл€ Ўестова и  ьеркегора. ясперс дает нам типичный пример той же установки, но превращенной в карикатуру. ¬ дальнейшем € это по€сню. ћы видели, что ясперс бессилен осуществить трансценденцию, не способен прозондировать глубины опыта,Ч он осознал, что вселенна€ потр€сена до самых оснований. »дет ли он дальше, выводит ли по крайней мере все следстви€ из этого потр€сени€ основ? ќн не говорит ничего нового. ¬ опыте он не нашел ничего, кроме признани€ собственного бессили€. ¬ нем отсутствует малейший предлог дл€ привнесени€ какого-либо приемлемого первоначала. » все же, не привод€ никаких доводов (о чем он сам говорит), ясперс разом утверждает трансцендентное бытие опыта и сверхчеловеческий смысл жизни, когда пишет: ЂЌе показывает ли нам это крушение, что по ту сторону вс€кого объ€снени€ и любого возможного истолковани€ стоит не ничто, но бытие трансценденцииї. Ќеожиданно, одним слепым актом человеческой веры, все находит свое объ€снение в этом бытии. ќно определ€етс€ ясперсом как Ђнепостижимое единство общего и частногої. “ак абсурд становитс€ богом (в самом широком смысле слова), а неспособность пон€ть превращаетс€ во всеосвещающее бытие. Ёто рассуждение совершенно нелогично. ≈го можно назвать скачком.  ак все это ни парадоксально, вполне можно пон€ть, почему столь настойчиво, с таким беспредельным терпением ясперс делает опыт трансцендентного неосуществимым. »бо чем дальше он от этого опыта, чем более опустошен, тем реальнее трансцендентное, поскольку та страстность, с какой оно утверждаетс€, пр€мо пропорциональна пропасти, котора€ разверзаетс€ между его способностью объ€сн€ть и иррациональностью мира.  ажетс€ даже, что ясперс тем €ростнее обрушиваетс€ на предрассудки разума, чем радикальнее разум объ€сн€ет мир. Ётот апостол униженной мысли ищет средства возрождени€ всей полноты быти€ в самом крайнем самоуничижении.

“акого рода приемы знакомы нам из мистики. ќни не менее законны, чем любые другие установки сознани€. Ќо сейчас € поступаю так, словно прин€л некую проблему всерьез. ” мен€ нет предрассудков по поводу значимости данной установки или ее поучительности. ћне хотелось бы только проверить, насколько она отвечает поставленным мною услови€м, достойна ли она интересующего мен€ конфликта. ѕоэтому € возвращаюсь к Ўестову. ќдин комментатор передает заслуживающее внимани€ высказывание этого мыслител€: Ђ≈динственный выход там, где дл€ человеческого ума нет выхода. »наче к чему нам бог?   богу обращаютс€ за невозможным. ƒл€ возможного и людей достаточної. ≈сли у Ўестова есть философи€, то она резюмируетс€ этими словами. ѕотому что, обнаружив под конец своих страстных исканий фундаментальную абсурдность вс€кого существовани€, он не говорит: Ђ¬от абсурдї, но за€вл€ет: Ђ¬от бог, к нему следует обратитьс€, даже если он не соответствует ни одной из наших категорийї. ¬о избежание недомолвок, русский философ даже добавл€ет, что этот бог может быть злобным и ненавистным, непостижимым и противоречивым. Ќо чем безобразнее его лик, тем сильнее его всемогущество. ¬еличие бога в его непоследовательности. ≈го бесчеловечность оказываетс€ доказательством его существовани€. Ќеобходимо броситьс€ в бога, и этим скачком избавитьс€ от рациональных иллюзий. ѕоэтому дл€ Ўестова прин€тие абсурда и сам абсурд единовременны.  онстатировать абсурд Ч значит прин€ть его, и вс€ логика Ўестова направлена на то, чтобы вы€вить абсурд, освободить дорогу безмерной надежде, котора€ из него следует. ≈ще раз отмечу, что такой подход правомерен. Ќо € упр€мо обращаюсь здесь лишь к одной проблеме, со всеми ее последстви€ми. ¬ мои задачи не входит исследование патетического мышлени€ или акта веры. Ётому € могу посв€тить всю оставшуюс€ жизнь. я знаю, что рационалиста будет раздражать подход Ўестова, чувствую также, что у Ўестова свои основани€ восставать против рационализма. Ќо € хочу знать лишь одно: верен ли Ўестов заповед€м абсурда

»так, если признать, что абсурд противоположен надежде, то мы видим, что дл€ Ўестова экзистенциальное мышление хот€ и предполагает абсурд, но демонстрирует его лишь с тем, чтобы тут же его разве€ть. ¬с€ утонченность мысли оказываетс€ здесь патетическим фокусничеством. — другой стороны, когда Ўестов противопоставл€ет абсурд обыденной морали и разуму, он называет его истиной и искуплением. ‘ундаментом такого определени€ абсурда €вл€етс€, таким образом, выраженное Ўестовым одобрение. ≈сли признать, что все могущество пон€ти€ абсурда коренитс€ в его способности разбивать наши изначальные надежды, если мы чувствуем, что дл€ своего сохранени€ абсурд требует несогласи€, то €сно, что в данном случае абсурд потер€л свое насто€щее лицо, свой по-человечески относительный характер, чтобы слитьс€ с непостижимой, но в то же врем€ принос€щей покой вечностью. ≈сли абсурд и существует, то лишь во вселенной человека. ¬ тот миг, когда пон€тие абсурда становитс€ трамплином в вечность, оно тер€ет св€зь с €сностью человеческого ума. јбсурд перестает быть той очевидностью, которую человек констатирует, не соглаша€сь с нею. Ѕорьба прекращаетс€. јбсурд интегрирован человеком, и в этом единении утер€на его сущность: противосто€ние, разрыв, раскол. Ётот скачок €вл€етс€ уверткой. Ўестов цитирует ≈амлета: The time is out of joint l8, страстно наде€сь, что слова эти были произнесены специально дл€ него. Ќо √амлет говорил их, а Ўекспир писал совсем по другому поводу. »ррациональное опь€нение и экстатическое призвание лишают абсурд €сности видени€. ƒл€ Ўестова разум Ч тщета, но есть и нечто сверх разума. ƒл€ абсурдного ума разум тоже тщетен но нет ничего сверх разума.

Ётот скачок, впрочем, позвол€ет нам лучше пон€ть подлинную природу абсурда. Ќам известно, что абсурд предполагает равновесие, что он в самом сравнении, а не в одном из терминов сравнени€. ѕеренос€ всю т€жесть на один из терминов, Ўестов нарушает равновесие. Ќаше желание пон€ть, наша ностальги€ по абсолюту объ€снимы ровно настолько, насколько мы способны понимать и объ€сн€ть все многообразие вещей. “щетны абсолютные отрицани€ разума. ” разума свой пор€док, в нем он вполне эффективен. Ёто пор€док человеческого опыта. ¬от почему мы хотим полной €сности. ≈сли мы не в состо€нии сделать все €сным, если отсюда рождаетс€ абсурд, то это происходит как раз при встрече эффективного, но ограниченного разума с посто€нно возрождающимс€ иррациональным. Ќегоду€ по поводу гегелевских утверждений типа Ђдвижение —олнечной системы совершаетс€ согласно неизменным законам, законам разумаї, €ростно ополча€сь на спинозовский рационализм, Ўестов делает правомерный вывод о тщете разума. ќтсюда следует естественный, хот€ и неоправданный поворот к утверждению превосходства иррационального *. Ќо переход не очевиден, поскольку к данному случаю применимы пон€ти€ предела и плана. «аконы природы значимы в известных пределах, за которыми они оборачиваютс€ против самих себ€ и порождают абсурд. ¬ дескриптивном плане, независимо от оценки их истинности в качестве объ€снений, они также вполне законны. Ўестов приносит все это в жертву иррациональному. »сключение требовани€ €сности ведет к исчезновению абсурда Ч вместе с одним из терминов сравнени€. јбсурдный человек, напротив, не прибегает к такого рода уравнени€м. ќн признает борьбу, не испытывает ни малейшего презрени€ к разуму и допускает иррациональное. ≈го взгл€д охватывает все данные опыта, и он не предрасположен совершать скачок, не зна€ заранее его направлени€. ќн знает одно: в его сознании нет более места надежде.

“о, что ощутимо у Ћьва Ўестова, еще в большей мере характерно дл€  ьеркегора.  онечно, у такого писател€ нелегко найти €сные определени€. Ќо несмотр€ на внешнюю противоречивость его писаний, за псевдонимами, игрой, насмешкой сквозь все его труды проходит некое предчувствие (а одновременно и бо€знь) той истины, что заканчиваетс€ взрывом в последних его произведени€х:  ьеркегор тоже совершает скачок. ’ристианство, которым он был так запуган в детстве, возвращаетс€ под конец в самом суровом виде. » дл€  ьеркегора антиноми€ и парадокс оказываютс€ критери€ми религии. “о, что когда-то приводило в отча€ние, придает теперь жизни истинность и €сность. ’ристианство Ч это скандал;  ьеркегор попросту требует третьей жертвы »гнати€ Ћойолы 19, той, что наиболее любезна богу: Ђжертвоприношение интеллектаї. –езультаты скачка своеобразны, но это не должно нас удивл€ть.  ьеркегор делает из абсурда критерий мира иного, тогда как он Ч просто остаток опыта этого мира. Ђ¬ своем падении,Ч говорит  ьеркегор,Ч верующий обр€щет триумфї.

я не задаюсь вопросом о волнительных проповед€х, св€занных с данной установкой. ћне достаточно спросить: дают ли зрелище абсурда и присущий ему характер основани€ дл€ подобной установки? я знаю, что не дают. ≈сли вновь обратитьс€ к абсурду, становитс€ более пон€тным вдохновл€ющий  ьеркегора метод. ќн не сохран€ет равновеси€ между иррациональностью мира и бунтующей ностальгией абсурда. Ќе соблюдаетс€ то соотношение, без которого, собственно говор€, нет смысла говорить о чувстве абсурдности. ”верившись в неизбежности иррационального,  ьеркегор пытаетс€, таким образом, спастись хот€ бы от отча€нной ностальгии, кажущейс€ ему бесплодной и недоступной пониманию. ¬озможно, его рассуждени€ по этому поводу не лишены оснований. Ќо нет никаких оснований дл€ отрицани€ абсурда. «аменив крик бунта неистовством согласи€, он приходит к забвению абсурда, который ранее освещал его путь, к обожествлению отныне единственной достоверности Ч иррационального. ¬ажно, как говорил аббат √алиани госпоже д'Ёпине20, не исцелитьс€, но научитьс€ жить со своими болезн€ми.  ьеркегор хочет исцелитьс€ Ч это неистовое желание пронизывает весь его дневник. ¬се усили€ ума направлены на то, чтобы избежать антиномии человеческого удела. ”силие тем более отча€нное, что временами он понимает всю его суетность: например, когда говорит о себе так, словно ни страх господень, ни набожность не могут дать поко€ его душе. ¬от почему потребовались мучительные уловки, чтобы придать иррациональному обличье, а богуЧатрибуты абсурда. Ѕог несправедлив, непоследователен, непостижим. »нтеллекту не погасить пламенных прит€заний человеческого сердца. ѕоскольку ничто не доказано, можно доказать все, что угодно.

 ьеркегор сам указывает путь, по которому шел. я не хочу здесь пускатьс€ в догадки, но как удержатьс€ от того, чтобы не усмотреть в его произведени€х знаки почти добровольного калечени€ души, нар€ду с согласием на абсурд? “аков лейтмотив Ђƒневникаї. Ђћне недостает животного, также составл€ющего часть предопределенного человеку... Ќо дайте мне тогда телої. » далее: Ђ„его бы € только не отдал, особенно в юности, чтобы быть насто€щим мужчиной, хот€ бы на полгода... мне так не хватает тела и физических условий существовани€ї. » тот же человек подхватывает великий крик надежды, идущий сквозь века и воодушевл€вший столько сердец Ч кроме сердца абсурдного человека. ЂЌо дл€ христианина смерть ничуть не есть конец всего, в ней бесконечно больше надежды, чем в какой бы то ни было жизни, даже исполненной здоровь€ и силыї. ѕримирение путем скандала все же остаетс€ примирением.

¬озможно, примирение это позвол€ет вывести надежду из ее противоположности, из смерти. Ќо даже если подобна€ установка может вызвать симпатию, ее чрезмерность ничего не подтверждает. —кажут, что она несоизмерима с человеком и, следовательно, должна быть сверхчеловеческой. Ќо о каком Ђследовательної может идти речь, если здесь нет никакой логической достоверности. Ќеверо€тным €вл€етс€ и опытное подтверждение. ¬се, что € могу сказать, сводитс€ к несоизмеримости со мною. ƒаже если € не могу вывести отсюда отрицани€, нет никакой возможности брать непостижимое в качестве основани€. я хочу знать, могу ли € жить с постижимым, и только с ним. ћне могут еще сказать, что интеллект должен принести в жертву свою гордыню, разум должен преклонитьс€. Ќо из моего признани€ пределов разума не следует его отрицание. ≈го относительное могущество € признаю. я. хочу держатьс€ того срединного пути, на котором сохран€етс€ €сность интеллекта. ≈сли в этом его гордын€, то € не вижу достаточных оснований, чтобы от нее отрекатьс€.  ак глубокомысленно замечание  ьеркегора, что отча€ние не факт, а состо€ние: пусть даже состо€ние греха, ибо грех есть то, что удал€ет от бога. јбсурд, будучи метафизическим состо€нием сознательного человека, не ведет к богу. Ѕыть может, пон€тие абсурда станет €снее, если € решусь на такую чрезмерность: абсурд Ч это грех без бога.

¬ этом состо€нии абсурда нужно жить. я знаю, каково его основание: ум и мир, подпирающие друг друга, но не способные соединитьс€. я вопрошаю о правилах жизни в таком состо€нии, а то, что мне предлагаетс€ в ответ, оставл€ет без внимани€ его фундамент, €вл€етс€ отрицанием одного из терминов болезненного противосто€ни€, требует от мен€ отставки. я спрашиваю, каковы следстви€ состо€ни€, которое признаю своим собственным; € знаю, что оно предполагает темноту и неведение, а мен€ увер€ют, что этим неведением все объ€сн€етс€, что эта ночь и есть свет. Ќо это не ответ, и экзальтированна€ лирика не может скрыть от мен€ парадокса. —ледовательно, необходим иной путь.

 ьеркегор может восклицать и предупреждать: Ђ≈сли бы у человека не было вечного сознани€, если бы в основании всех вещей не было ничего, кроме кипени€ диких сил, производ€щих в круговороте темных страстей все вещи, будь они великими или малыми; если бы за всем скрывалась только бездонна€, незаполнима€ пустота, то чем бы тогда была жизнь, как не отча€нием?ї Ётот вопль не остановит абсурдного человека. ѕоиск истины не есть поиск желательного. ≈сли дл€ того, чтобы избежать вызывающего тревогу вопроса: Ђ„ем тогда будет жизнь?ї Ч следует не только смиритьс€ с обманом, но и уподобитьс€ ослу, жующему розы иллюзий, то абсурдный ум бестрепетно принимает ответ  ьеркегора: Ђотча€ниеї. —мелому духом довольно и этого.

я решусь назвать экзистенциальный подход философским самоубийством. Ёто не окончательный приговор, а просто удобный способ дл€ обозначени€ того движени€ мысли, которым она отрицает самое себ€ и стремитс€ преодолеть себ€ с помощью того, что ее отрицает. ќтрицание и есть бог экзистенциалиста. “очнее, единственной опорой этого бога €вл€етс€ отрицание человеческого разума. Ќо, как и виды самоубийства, боги мен€ютс€ вместе с людьми. »меетс€ немало разновидностей скачка Ч главное, что он совершаетс€. »скупительные отрицани€, финальные противоречи€, снимающие все преп€тстви€ (хот€ они еще не преодолены),Ч все это может быть результатом как религиозного вдохновени€, так и Ч как ни парадоксально Ч рациональности. ¬се дело в прит€зани€х на вечность, отсюда и скачок.

≈ще раз заметим, что предприн€тое в данном эссе рассуждение совершенно чуждо наиболее распространенной в наш просвещенный век установке духа: той, что опираетс€ на принцип всеобщей разумности и нацелена на объ€снение мира. Ќетрудно объ€сн€ть мир, если заранее известно, что он объ€сним. Ёта установка сама по себе законна, но не представл€ет интереса дл€ нашего рассуждени€. ћы рассматриваем логику сознани€, исход€щего из философии, полагающей мир бессмысленным, но в конце концов обнаруживающего в мире и смысл, и основание. ѕафоса больше в том случае, когда мы имеем дело с религиозным подходом: это видно хот€ бы по значимости дл€ последнего темы иррационального. Ќо самым парадоксальным и знаменательным €вл€етс€ подход, который придает разумные основани€ миру, вначале считавшемус€ лишенным руковод€щего принципа. ѕрежде чем обратитьс€ к интересующим нас следстви€м, нельз€ не упом€нуть об этом новейшем приобретении духа ностальгии.

я задержу внимание только на пущенной в оборот √уссерлем и феноменологами теме Ђинтенциональностиї, о которой уже упоминал. ѕервоначально гуссерлевский метод отвергает классический рационализм. ѕовторим: мыслить Ч не значит унифицировать, не значит объ€сн€ть €вление, свод€ его к высшему принципу. ћыслить Ч значит научитьс€ заново смотреть, направл€ть свое сознание, не упуска€ из виду самоценности каждого образа. ƒругими словами, феноменологи€ отказываетс€ объ€сн€ть мир, она желает быть только описанием переживаний. ‘еноменологи€ примыкает к абсурдному мышлению в своем изначальном утверждении: нет »стины, есть только истины. ¬ечерний ветерок, эта рука на моем плече Ч у каждой вещи сво€ истина. ќна освещена направленным на нее вниманием сознани€. —ознание не формирует познаваемый объект, оно лишь фиксирует его, будучи актом внимани€. ≈сли воспользоватьс€ бергсоновским образом, то сознание подобно проекционному аппарату, который неожиданно фиксирует образ. ќтличие от Ѕергсона 2l в том, что на самом деле нет никакого сценари€, сознание последовательно высвечивает то, что лишено внутренней последовательности. ¬ этом волшебном фонаре все образы самоценны. —ознание заключает в скобки объекты, на которые оно направлено, и они чудесным образом обособл€ютс€, оказыва€сь за пределами всех суждений. »менно эта Ђинтенциональностьї характеризует сознание. Ќо данное слово не содержит в себе какой-либо идеи о конечной цели. ќно понимаетс€ в смысле Ђнаправленностиї, у него лишь топографическое значение.

Ќа первый взгл€д здесь ничто не противоречит абсурдному уму.  ажуща€с€ скромность мысли, ограничивающейс€ описанием, отказ от объ€снени€, добровольно прин€та€ дисциплина, парадоксальным образом ведуща€ к обогащению опыта и возрождению всей многоцветности мира,Ч в этом сущность и абсурдного подхода. ѕо крайней мере на первый взгл€д, поскольку метод мышлени€, как в данном случае, так и во всех других, всегда имеет два аспекта: один психологический, другой метафизический *. “ем самым метод содержит в себе две истины. ≈сли тема интенциональности нужна только дл€ по€снени€ психологической установки, исчерпывающей реальное вместо того, чтобы его объ€сн€ть, тогда тема эта действительно совпадает с абсурдным умом. ќн нацелен на перечисление того, что не в состо€нии трансцендировать, и единственное его утверждение сводитс€ к тому, что за отсутствием какого-либо объ€снительного принципа мышление находит радость в описании и понимании каждого данного в опыте образа. ¬ таком случае истина любого из этих образов имеет психологический характер, она свидетельствует лишь о том Ђинтересеї, который может представл€ть дл€ нас реальность. »стина оказываетс€ способом пробуждени€ дремлющего мира, он оживает дл€ ума. Ќо если данное пон€тие истины распростран€етс€ за свои пределы, если дл€ него изыскиваетс€ рациональное основание, если таким образом желают найти Ђсущностьї каждого познаваемого объекта, то за опытом вновь обнаруживаетс€ нека€ Ђглубинностьї. ƒл€ абсурдного ума это нечто непостижимое. ¬ феноменологической установке ощутимы колебани€ между скромностью и самоуверенностью, и эти взаимоотражени€ феноменологического мышлени€ Ч лучшие иллюстрации абсурдного рассуждени€.

“ак как √уссерль говорит об интенционально вы€вл€емых Ђвневременных сущност€хї, нам начинает казатьс€, что мы слушаем ѕлатона. ¬се объ€сн€етс€ не чем-то одним, но все объ€сн€етс€ всем. я не вижу разницы.  онечно, идеи или сущности, которые Ђосуществл€ютс€ї сознанием после каждой дескрипции, не объ€вл€ютс€ совершенными модел€ми. Ќо ведь утверждаетс€, будто они даны непосредственно в воспри€тии. Ќет единственной идеи, котора€ объ€сн€ла бы все, есть бесконечное число сущностей, придающих смысл бесконечности объектов. ћир становитс€ неподвижным, но зато он высвечиваетс€. ѕлатоновский реализм становитс€ интуити-вистским, но это по-прежнему реализм.  ьеркегор погружаетс€ в своего бога, ѕарменид низвергает мысль в ≈диное. ‘еноменологическое мышление впадает в абстрактный политеизм. Ѕолее того, даже галлюцинации и фикции делаютс€ Ђвневременными сущност€миї. ¬ новом мире идей категори€ Ђкентаврї соседствует с более скромной категорией Ђметрополитенї.

ƒл€ абсурдного человека в чисто психологическом подходе, при котором все образы самоценны, есть и истина, и горечь. ≈сли все самоценно, то все равнозначно. ќднако метафизический аспект этой истины заводит так далеко, что абсурдный человек сразу чувствует, что его т€нут к ѕлатону. ƒействительно, ему говор€т, что у каждого образа предполагаетс€ самоценна€ сущность. ¬ этом идеальном мире, лишенном иерархии, в этой армии форм служат одни генералы. ƒа, трансценденци€ была ликвидирована. Ќо неожиданным поворотом мышлени€ привноситс€ нека€ фрагментарна€ имманентность, восстанавливающа€ глубинное измерение вселенной.

Ќе зашел ли € слишком далеко в истолковании феноменологии Ч ведь создатели ее куда более осторожны? ѕриведу в ответ только одно утверждение √уссерл€, внешне парадоксальное, но строго логичное, если учесть все предпосылки: Ђ„то истинно, то абсолютно истинно само по себе; истина тождественно едина, воспринимают ли ее в суждени€х люди или чудовища, ангелы или богиї. “ут неоспоримо провозглашаетс€ торжество –азума. Ќо что может означать подобное утверждение в мире абсурда? ¬оспри€ти€ ангела или бога лишены дл€ мен€ вс€кого смысла. ƒл€ мен€ навсегда останетс€ непостижимым то геометрическое пространство, в котором божественный разум устанавливает законы моего разума. «десь € обнаруживаю все тот же скачок. ѕусть он совершаетс€ при помощи абстракций, все равно он означает дл€ мен€ забвение именно того, что € не хочу предавать забвению. ƒалее √уссерль восклицает: Ђƒаже если бы все подвластные прит€жению массы исчезли, закон прит€жени€ тем самым не уничтожилс€ бы, но просто осталс€ за пределами возможного применени€ї. » мне становитс€ €сно, что € имею дело с метафизикой утешени€. ≈сли же мне вздумаетс€ найти тот поворотный пункт, где мышление покидает путь очевидности, то достаточно перечитать параллельное рассуждение, приводимое √уссерлем относительно сознани€: Ђ≈сли бы мы могли €сно созерцать точные законы психических €влений, они показались бы нам столь же вечными и неизменными, как и фундаментальные законы теоретического естествознани€. —ледовательно, они были бы значимы, даже если бы не существовало никаких психических €вленийї. ƒаже если сознани€ нет, его законы существуют! “еперь € понимаю, что √уссерль хочет превратить психологическую истину в рациональное правило: отвергнув интегрирующую силу человеческого разума, он окольным путем совершает скачок в область божественного –азума.

ѕоэтому мен€ нисколько не удивл€ет по€вление у √уссерл€ темы Ђконкретного универсумаї. –азговоры о том, что не все сущности формальны, что среди них есть и материальные, что первые €вл€ютс€ объектом логики, а вторые Ч объектом конкретных наук,Ч дл€ мен€ все это не более чем дефиниции. ћен€ увер€ют, что сами абстракции €вл€ютс€ лишь несубстанциальной частью конкретного универсума. Ќо уже по этим колебани€м видно, что произошла подмена терминов. — одной стороны, это может быть утверждением того, что мое внимание направлено на конкретный объект, на небо или на каплю дожд€, упавшую на мой плащ. «а ними сохран€етс€ реальность, различима€ в акте моего внимани€. Ёто неоспоримо. ѕо то же самое утверждение может означать, что сам плащ есть нека€ универсали€, принадлежаща€ вместе со своей неповторимой и самодостаточной сущностью миру форм. “ут € начинаю понимать, что изменилс€ не только пор€док следовани€. ћир перестал быть отражением высшего универсума, но в насел€ющих эту землю образах все же отображаетс€ исполненное форм небо. “огда мне все равно, и это не имеет ни малейшего отношени€ к поискам смысла человеческого удела, ибо здесь отсутствует интерес к конкретному. Ёто интеллектуализм, причем вполне откровенно стрем€щийс€ превратить конкретное в абстракции.

¬ этом €вном парадоксе, оказываетс€, нет ничего удивительного: мышление может идти к самоотрицанию разными пут€ми Ч путем как униженного, так и торжествующего разума. ƒистанци€ между абстрактным богом √уссерл€ и богом-громовержцем  ьеркегора не столь уж велика. » разум, и иррациональное ведут к той же проповеди. Ќе так уж важно, какой путь избран: было бы желание дойти до цели, это главное. јбстрактна€ философи€ и религиозна€ философи€ равным образом исход€т из состо€ни€ см€тени€ и живут одндй и той же тревогой. Ќо суть дела в объ€снении: ностальги€ здесь сильнее науки. «наменательно, что мышление современной эпохи пронизано одновременно и философией, отказывающей миру в значимости, и философией, исполненной самых душераздирающих выводов. ћышление непрестанно колеблетс€ между предельной рационализацией реального, котора€ разбивает реальность на рационализированные фрагменты, и предельной иррационализацией, котора€ ведет к ее обожествлению. Ќо это лишь видимость раскола. ƒл€ примирени€ достаточно скачка. ѕон€тие Ђразумї ошибочно надел€ли единственным смыслом. ¬ действительности, несмотр€ на все прит€зани€ на строгость, оно не менее изменчиво, чем все остальные пон€ти€. –азум то предстает во вполне человеческом облике, то умело оборачиваетс€ божественным ликом. —о времен ѕлотина 22, приучившего разум к духу вечности, разум научилс€ отворачиватьс€ даже от самого дорогого из своих принципов Ч непротиворечи€, чтобы включить в себ€ самый чуждый ему, совершенно магический принцип партиципации *. –азум €вл€етс€ инструментом мышлени€, а не самим мышлением. ћышление человека Ч это прежде всего его ностальги€.

–азум сумел утолить меланхолию ѕлотина; он служит успокоительным средством и дл€ современной тревоги, воздвига€ все те же декорации вечности. јбсурдный ум не требует столь многого. ƒл€ него мир и не слишком рационален, и не так уж иррационален. ќн просто неразумен. ” √уссерл€ разум в конце концов становитс€ безграничным. јбсурд, напротив, четко устанавливает свои пределы, поскольку разум бессилен ун€ть его тревогу.  ьеркегор со своей стороны утверждает, что достаточно одного-единственного предела, чтобы отринуть разум. јбсурд не заходит так далеко: дл€ него пределы умер€ют только незаконные прит€зани€ разума. »ррациональное, в представлении экзистенциалистов, есть разум в раздоре с самим собой. ќн освобождаетс€ от раздора, сам себ€ отрица€. јбсурд Ч это €сный разум, осознающий свои пределы.

ѕод конец этого нелегкого пути абсурдный человек находит свои подлинные основани€. —равнива€ свои глубинные требовани€ с тем, что ему до сих пор предлагалось, он неожиданно ощущает, что смысл его требований был искажен. ¬о вселенной √уссерл€ мир про€снилс€ настолько, что сделалось бесполезным присущее человеку стремление пон€ть его. ¬ апокалипсисе  ьер-кегора удовлетворение этого стремлени€ требует самоотречени€. √рех не столько в знании (по этому счету весь мир невинен), сколько в желании знать. “аков единственный грех, относительно которого абсурдный человек чувствует себ€ виновным и невинным в одно и то же врем€. ≈му предлагаетс€ разрешение всех былых противоречий, которые объ€вл€ютс€ просто полемическими играми. Ќо абсурдный человек чувствует нечто совсем иное, ему необходимо сохранить истину этих противоречий. ј она такова, что сохран€ютс€ и противоречи€. јбсурдному человеку не нужны проповеди.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-18; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 330 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ѕутерброд по-студенчески - кусок черного хлеба, а на него кусок белого. © Ќеизвестно
==> читать все изречени€...

672 - | 727 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.017 с.