Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ќбщие примечани€ к трансцендентальной эстетике




I. „тобы избежать недоразумений, необходимо прежде всего как можно отчетливее объ€снить наш взгл€д на основное свойство чувственного познани€ вообще.

¬ыше мы хотели сказать, что вс€кое наше созерцание есть только представление о €влении, что вещи, которые мы созерцаем, сами по себе не таковы, как мы их созерцаем, и что отношени€ их сами по себе не таковы, как они нам €вл€ютс€, и если бы мы устранили наш субъект или же только субъективные свойства наших чувств вообще, то все свойства объектов и все отношени€ их в пространстве и времени и даже само пространство и врем€ исчезли бы: как €влени€ они могут существовать только в нас, а не сами по себе.  аковы предметы сами по себе и обособленно от этой восприимчивости нашей чувственности, нам совершенно неизвестно. ћы не знаем ничего, кроме свойственного нам способа воспринимать их, который к тому же необ€зателен дл€ вс€кого существа, хот€ и должен быть присущ каждому человеку. ћы имеем дело только с этим способом воспри€ти€. ѕространство и врем€ суть чистые формы его, а ощущение вообще есть его матери€. ѕространство и врем€ мы можем познавать только a priori, т. е. до вс€кого действительного воспри€ти€, и потому они называютс€ чистым созерцанием; ощущени€ же суть то в нашем познании, благодар€ чему оно называетс€ апостериорным познанием, т. е. эмпирическим созерцанием. ѕространство и врем€ безусловно необходимо принадлежат нашей чувственности, каковы бы ни были наши ощущени€; ощущени€ же могут быть весьма различными. ƒо какой бы высокой степени отчетливости мы ни довели наши созерцани€, все равно этим мы не подошли бы ближе к [познанию] свойств предметов самих по себе. ¬о вс€ком случае мы бы тогда полностью познали только способ нашего созерцани€, т. е. нашу чувственность, да и то всегда лишь при условии [существовани€] пространства и времени, первоначально присущем субъекту; каковы предметы сами по себе -этого мы никогда не узнали бы и при помощи самого €сного знани€ €влений их, которое единственно дано нам.

ѕоэтому думать, что вс€ наша чувственность есть не что иное, как беспор€дочное представление о вещах, содержащее лишь то, что присуще им самим по себе, но только в виде нагромождени€ признаков и подчиненных представлений, которые мы не можем отчетливо различить, Ц значит искажать пон€тие о чувственности и €влении так, что все учение о них становитс€ бесполезным и пустым. –азличие между неотчетливыми и отчетливыми представлени€ми имеет только логический характер и не касаетс€ содержани€. “ак, например, нет сомнени€, что пон€тие права, которым пользуетс€ здравый рассудок, вполне совпадает с тем, что может развить из него сама€ утонченна€ спекул€ци€, с той лишь разницей, что в обыденном и практическом применении мы не осознаем таких разнообразных представлений, содержащихс€ в этой мысли. Ќо на этом основании нельз€ утверждать, будто обыденное пон€тие имеет чувственный характер и содержит только €вление: право вовсе не может €вл€тьс€, его пон€тие содержитс€ в рассудке и представл€ет (моральное) свойство поступков, присущее им самим по себе. Ќаоборот, представление о теле в созерцании не содержит ничего, что могло бы быть присуще предметам самим по себе; оно выражает лишь €вление чего-то и способ, каким это нечто воздействует на нас; така€ восприимчивость нашей познавательной способности называетс€ чувственностью и отличаетс€ как небо от земли от знани€ предметов самих по себе, хот€ бы мы и проникли в самую глубь €влений.

¬от почему философи€ Ћейбница и ¬ольфа указала всем исследовани€м о природе и происхождении наших знаний совершенно неправильную точку зрени€, признава€ различие между чувственностью и интеллектуальным только логическим различием. Ќа самом деле это различие трансцендентально и касаетс€ не просто формы отчетливости или неотчетливости, а происхождени€ и содержани€ знаний, так что с помощью чувственности мы не то что не€сно познаем свойства вещей самих по себе, а вообще не познаем их, и, как только мы устраним наши субъективные свойства, окажетс€, что представл€емый объект с качествами, приписываемыми ему чувственным созерцанием, нигде не встречаетс€, да и не может встретитьс€, так как именно наши субъективные свойства определ€ют форму его как €влени€.

ќбычно мы отличаем в €влени€х то, что по существу принадлежит созерцанию их и имеет силу дл€ вс€кого человеческого чувства вообще, от того, что им принадлежит лишь случайно, так как имеет силу не дл€ отношени€ к чувственности вообще, а только дл€ особого положени€ или устройства того или другого чувства. ќ первом виде познани€ говор€т, что оно представл€ет предмет сам по себе, а о втором- что оно представл€ет только €вление этого предмета. ќднако это лишь эмпирическое различение. ≈сли остановитьс€ на этом (как это обыкновенно делают) и не признать (как это следовало бы сделать) эмпирическое созерцание оп€ть-таки только €влением, так что в нем нет ничего относ€щегос€ к вещи самой по себе, то наше трансцендентальное различение утрачиваетс€ и мы начинаем воображать, будто познаем вещи сами по себе, хот€ в чувственно воспринимаемом мире мы везде, даже при глубочайшем исследовании его предметов, имеем дело только с €влени€ми. “ак, например, радугу мы готовы назвать только €влением, которое возникает при дожде, освещенном солнцем, а этот дождь- вещью самой по себе. » это совершенно правильно, если только мы понимаем пон€тие вещи самой по себе лишь физически, как то, что в обычном дл€ всех опыте определ€етс€ при всех различных положени€х по отношению к чувствам, но в созерцании только так, а не иначе. Ќо если мы возьмем этот эмпирический факт вообще и, не счита€сь более с согласием его с любым человеческим чувством, спросим, показывает ли он предмет сам по себе (мы говорим не о капл€х дожд€, так как они, как €влени€, уже суть эмпирические объекты), то этот вопрос об отношении представлени€ к предмету трансцендентален; при этом не только капли оказываютс€ лишь €влени€ми, но и сама кругла€ форма их и даже пространство, в котором они падают, суть сами по себе ничто, а лишь модификаци€ или основы нашего чувственного созерцани€; трансцендентальный же объект остаетс€ нам неизвестным.

¬тора€ важна€ задача нашей трансцендентальной эстетики состоит в том, чтобы не только как правдоподобна€ гипотеза приобрести некоторую благосклонность, но быть настолько достоверной и несомненной, как этого следует требовать от вс€кой теории, котора€ должна служить органоном. „тобы сделать эту достоверность вполне €сной, мы приведем пример, с помощью которого можно сделать ее значимость очевидной и содействовать большей €сности того, что сказано в њ 3.

ѕредположим, что пространство и врем€ объективны сами по себе и составл€ют услови€ возможности вещей самих по себе. ¬ таком случае прежде всего окажетс€, что существует множество априорных аподиктических и синтетических положений относительно времени и пространства, в особенности относительно пространства, которое мы поэтому преимущественно и приведем здесь в качестве примера. “ак как положени€ геометрии можно познать синтетически a priori и с аподиктической достоверностью, то € спрашиваю, откуда получаете вы такие положени€ и на чем основываетс€ наш рассудок, чтобы прийти к таким безусловно необходимым и общезначимым истинам? «десь нет иного пути, как через пон€ти€ или созерцани€, причем и те и другие, как таковые, даны или a priori, или a posteriori. ѕоследние, а именно эмпирические пон€ти€, а также то, на чем они основываютс€, а именно эмпирическое созерцание, могут дать лишь такое синтетическое положение, которое в свою очередь также имеет только эмпирический характер, т. е. представл€ет собой исход€щее из опыта суждение, стало быть, никогда не может содержать необходимость и абсолютную всеобщность, между тем как эти признаки свойственны всем положени€м геометрии. „то же касаетс€ первого и единственно [возможного] средства, а именно приобретени€ таких знаний при помощи одних только пон€тий или созерцаний a priori, то несомненно, что на основе одних только пон€тий можно получить исключительно аналитическое, но никак не синтетическое знание. ¬озьмите, например, положение, что две пр€мые линии не могут замыкать пространство, стало быть, не могут образовать фигуру, и попытайтесь вывести его из пон€ти€ о пр€мых лини€х и числе два; или возьмите положение, что из трех пр€мых линий можно образовать фигуру, и попытайтесь вывести его только из этих пон€тий. ¬с€кое ваше усилие окажетс€ напрасным, и вам придетс€ прибегнуть к созерцанию, как это всегда и делаетс€ в геометрии. »так, вам дан предмет в созерцании.  акого же рода оно, есть ли это чистое априорное созерцание или эмпирическое? ¬ последнем случае из него никак нельз€ было бы получить общезначимое, а тем более аподиктическое положение: ведь опыт никогда не дает таких положений. —ледовательно, предмет должен быть дан вам в созерцании a priori, и на нем должно быть основано ваше синтетическое положение. ≈сли бы у вас не было способности a priori созерцать, если бы это субъективное условие не было в то же врем€ по своей форме общим априорным условием, при котором единственно возможны объекты самого этого (внешнего) созерцани€, если бы предмет (треугольник) был чем-то самим по себе безотносительно к вашему субъекту, Ц то как вы могли бы утверждать, что то, что необходимо заложено в ваших субъективных услови€х построени€ треугольника, должно необходимо быть само по себе присуще также треугольнику? ¬едь в таком случае вы не могли бы прибавить к вашим пон€ти€м (о трех лини€х) ничего нового ([пон€тие] фигуры), что тем самым необходимо должно было бы быть в предмете, так как этот предмет дан до вашего познани€, а не посредством его. —ледовательно, если бы пространство (и таким же образом врем€) не было только формой вашего созерцани€, a priori содержащей услови€, единственно при которых вещи могут быть дл€ вас внешними предметами, которые без этих субъективных условий сами по себе суть ничто, то вы абсолютно ничего не могли бы утверждать синтетически a priori о внешних объектах. —ледовательно, не только возможно или веро€тно, но и совершенно несомненно, что пространство и врем€ как необходимые услови€ вс€кого (внешнего и внутреннего) опыта суть лишь субъективные услови€ вс€кого нашего созерцани€, в отношении к которому поэтому все предметы суть только €влени€, а не данные таким образом вещи сами по себе (fur sich); поэтому о том, что касаетс€ формы их, многое можно сказать a priori, но никогда ничего нельз€ сказать о вещи самой по себе, котора€ могла бы лежать в основе этих €влений.

II. ѕревосходным подтверждением этой теории об идеальности внешнего и внутреннего чувства, стало быть, об идеальности всех объектов чувств, вз€тых только как €влени€, может служить следующее замечание. ¬се, что в нашем познании принадлежит к созерцанию (следовательно, исключа€ чувства удовольстви€ и неудовольстви€, а также волю, которые вовсе не суть знани€), содержит одни лишь отношени€, а именно отношени€ места в созерцании (прот€жение), отношени€ перемены места (движение) и законы, по которым определ€етс€ эта перемена (движущие силы). Ќо то, что находитс€ в данном месте, или то, что действует в самих вещах, кроме перемены места, этим не дано. ћежду тем вещь сама по себе не познаетс€ из одних только отношений. ќтсюда следует, что, так как внешнее чувство дает нам лишь представлени€ об отношении, оно может содержать в своих представлени€х только отношение предмета к субъекту, а не то внутреннее, что присуще объекту самому по себе. — внутренним созерцанием дело обстоит точно так же. Ќе говор€ уже о том, что представлени€ внешних чувств составл€ют основной материал, которым мы снабжаем нашу душу, само врем€, в которое мы полагаем эти представлени€ и которое даже предшествует осознанию их в опыте, наход€сь в основе их как формальное условие того способа, каким мы полагаем их в душе, содержит уже отношени€ последовательности, одновременности и того, что существует одновременно с последовательным бытием (того, что посто€нно). “о, что может существовать как представление раньше вс€кого акта мышлени€, есть созерцание, и если оно не содержит ничего, кроме отношений, то оно есть форма созерцани€. “ак как эта форма представл€ет нечто лишь постольку, поскольку это нечто полагаетс€ в душе, то она есть не что иное, как способ, которым душа воздействует на себ€ своей собственной де€тельностью, а именно полаганием своих представлений, стало быть, через самое себ€, т. е. внутреннее чувство по своей форме. ¬се, что представл€етс€ посредством чувства, есть в этом смысле всегда €вление, а потому или вообще нельз€ допускать наличи€ внутреннего чувства, или субъект, служащий предметом его, должен быть представл€ем посредством него только как €вление, а не так, как он судил бы сам о себе, если бы его созерцание было лишь самоде€тельностью, т. е. если бы оно было интеллектуальным. «атруднение заключаетс€ здесь в том, каким образом субъект может внутренне созерцать самого себ€. ќднако это затруднение испытывает вс€ка€ теори€. —ознание самого себ€ (апперцепци€) есть простое представление о я, и если бы через одно это представление самоде€тельно было дано все многообразное в субъекте, то внутреннее созерцание было бы интеллектуальным. ¬ человеке это сознание требует внутреннего воспри€ти€ многообразного, данного заранее в субъекте, а способ, каким это многообразное даетс€ в душе без спонтанности, должен ввиду этого различи€ называтьс€ чувственностью. ≈сли способность осознани€ себ€ должна находить (схватывать [apprehendieren]) то, что содержитс€ в душе, то она должна воздействовать на душу и только этим путем может породить созерцание самого себ€, форма которого, заранее заложенна€ в душе, определ€ет в представлении о времени способ, каким многообразное находитс€ в душе. »так, в этом случае душа созерцает себ€ не так, как она представл€ла бы себ€ непосредственно самоде€тельно, а сообразно тому, как она подвергаетс€ воздействию изнутри, следовательно, не так, как она есть, а так, как она €вл€етс€ себе.

III.  огда € говорю, что как созерцание внешних объектов, так и самосозерцание души в пространстве и времени представл€ет нам эти объекты так, как они действуют на наши чувства, т. е. так, как они €вл€ютс€, € этим вовсе не хочу сказать, будто эти предметы суть лишь видимость. ¬ €влении объекты и даже свойства, которые мы им приписываем, всегда рассматриваютс€ как нечто действительно данное, но поскольку эти свойства завис€т только от способа созерцани€ субъекта в отношении к нему данного предмета, то мы отличаем предмет как €вление от того же предмета как объекта самого по себе. “ак, € вовсе не утверждаю, что тела только кажутс€ существующими вне мен€ или что душа только кажетс€ данной в моем самосознании, когда € говорю, что качество пространства и времени, сообразно с которым как условием их существовани€ € их полагаю, зависит от моего способа созерцани€, а не от этих объектов самих по себе. ≈сли бы € превратил в простую видимость то, что € должен причислить к €влени€м, то это было бы моей виной. Ќаш принцип идеальности всех чувственных созерцаний не приводит к этому, скорее наоборот, если приписать указанным формам представлени€ объективную реальность, то все неизбежно превратитс€ в простую видимость. ¬ самом деле, если признать пространство и врем€ такими свойствами, которые должны по своей возможности встречатьс€ в вещах самих по себе, и если прин€ть в расчет все св€занные с этим бессмысленные утверждени€, будто две бесконечные вещи, не будучи ни субстанци€ми, ни чем-то действительно им присущим, тем не менее должны существовать и даже быть необходимым условием существовани€ всех вещей и остатьс€ даже в том случае, если бы все существующие вещи были уничтожены, Ц то тогда перестанешь упрекать почтенного Ѕеркли за то, что он низвел тела на степень простой видимости; более того, даже наше собственное существование, поставленное таким образом в зависимость от такой нелепости, как обладающее самосто€тельной реальностью врем€, превратилось бы вместе с ним в простую видимость-бессмыслица, в защите которой до сих пор еще никто не провинилс€.

IV. ¬ естественной теологии, где размышл€ют о предмете, который не может стать предметом созерцани€ не только дл€ нас, но никак не может стать предметом чувственного созерцани€ дл€ самого себ€, неустанно забот€тс€ о том, чтобы устранить услови€ времени и пространства из вс€кого созерцани€ его (так как вс€кое познание его должно быть созерцанием, а не мышлением, которое всегда указывает на границы). Ќо на каком основании можно это делать, если мы заранее признали пространство и врем€ формами вещей самих по себе, и притом такими формами, которые как априорные услови€ существовани€ вещей сохран€ютс€ даже и в том случае, если бы сами вещи были уничтожены? ¬едь как услови€ вс€кого существовани€ вещей вообще они должны были бы быть также услови€ми быти€ Ѕога. ≈сли же мы не хотим признать их объективными формами всех вещей, то нам остаетс€ лишь считать их субъективными формами нашего внешнего и внутреннего способа созерцани€, который называетс€ чувственным потому, что он не первоначален, т. е. он не такой способ, каким даетс€ само существование объекта созерцани€ (такой способ созерцани€, насколько мы можем судить об этом, может быть присущ только первосущности), а зависит от существовани€ объекта, стало быть, возможен только благодар€ тому, что способность представлени€ субъекта подвергаетс€ воздействию со стороны объекта.

Ќет никакой необходимости ограничивать способ созерцани€ в пространстве и времени чувственностью человека. ¬озможно, что вс€кое конечное мысл€щее существо необходимо должно походить в этом отношении на человека (хот€ мы не можем решить этого вопроса), однако, облада€ такой общезначимостью, этот способ созерцани€ еще не перестает быть чувственностью и именно потому, что он производный (intuitus derivativus), а не первоначальный (intuitus origmarius), стало быть, не интеллектуальное созерцание, которое по только что приведенной причине присуще, по-видимому, лишь первосущности, но никоим образом не существу, зависимому и в своем существовании, и в своих созерцани€х (которые определ€ют его существование в отношении к данным объектам). ¬прочем, последнее замечание следует считать лишь по€снением к нашей эстетике, а не доводом в ее пользу.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-05; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 476 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

∆изнь - это то, что с тобой происходит, пока ты строишь планы. © ƒжон Ћеннон
==> читать все изречени€...

2048 - | 1855 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.017 с.