Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


√лава 30.  онсуэло сто€ла на месте, погруженна€ в какое-то странное оцепенение




 

 онсуэло сто€ла на месте, погруженна€ в какое-то странное оцепенение. Ќе благородное поведение јльберта, не его героические чувства поразили ее больше всего Ц нет, ее поразила неверо€тна€ легкость, с какой он разрешил трагическую задачу судьбы, созданную его же собственными руками. «начит, она,  онсуэло, может без особых раздумий быть счастливой? «начит, любовь Ћиверани вполне законна? ≈й казалось, что она слышала все это во сне. »так, ей позволено отдатьс€ страсти к этому незнакомцу. —трогие Ќевидимые наход€т, что по своему душевному величию, мужеству и добродетели он равен јльберту. —ам јльберт оправдывает ее и защищает от упреков “ренка. —ловом, јльберт и Ќевидимые не только не осуждают их взаимную страсть, но предоставл€ют им свободу выбора и не преп€тствуют их непреодолимому влечению. » все это без борьбы, без усилий, без повода дл€ сожалений и раска€ни€, без единой пролитой слезы! ƒрожа не столько от холода, сколько от волнени€,  онсуэло снова спустилась в сводчатую залу и вновь раздула огонь, который јльберт и “ренк только что погасили в очаге. ќна взгл€нула на влажные следы их ног на пыльных плитах пола. —тало быть, они действительно были здесь, это не почудилось ей. ѕрисев на корточки перед огнем, словно мечтательна€ «олушка, любимица шаловливых духов очага, она впала в глубокую задумчивость. —толь легка€ победа над судьбой казалась ей неверо€тной. », однако же, любые ее опасени€ разбивались о непостижимое спокойствие јльберта. ¬ этом спокойствии  онсуэло уж никак не могла сомневатьс€. јльберт не страдал, его любовь не восставала против голоса справедливости. — какой-то восторженной радостью он приносил величайшую жертву, какую может человек принести богу. ѕоразительна€ добродетель этого необыкновенного существа преисполн€ла  онсуэло изумлением и ужасом. ќна задавала себе вопрос, совместимо ли подобное отсутствие человеческих слабостей с прив€занност€ми человека. Ќе €вл€лась ли эта видима€ бесчувственность јльберта признаком новой стадии его безуми€? ѕосле тех чрезмерных страданий, какие влечет за собой исключительна€ пам€ть и исключительна€ сила чувства, не были ли сейчас его воспоминани€ и его сердце охвачены своеобразным параличом? Ќеужели он мог так быстро излечитьс€ от своей любви, и неужели любовь эта была такой незначительной, что только веление воли, только решение, продиктованное логикой, могли уничтожить ее бесследно?  онсуэло невольно чувствовала себ€ слегка задетой при мысли, что эта длительна€ страсть, которою она по праву гордилась, разрушена одним дуновением ветерка. ќна припоминала все только что произнесенные им слова, и выражение его лица еще сто€ло перед ее глазами.  онсуэло никогда не видела у него прежде такого выражени€. Ќаружность јльберта изменилась так же, как изменились его чувства. —казать правду, это был совсем другой человек, и, если бы звук его голоса, черты лица, реальность его речей Ц если бы все это не подтверждало подлинность его существовани€,  онсуэло подумала бы, что это не он, а его двойник, тот самый вымышленный “рисмегист, которым, по уверению доктора, хотели подменить јльберта. ѕеремена, котора€ произошла во внешности и манерах јльберта благодар€ пришедшему к нему спокойствию и здоровью, вполне могла объ€снить ошибку —юпервил€. ”жасающа€ худоба графа исчезла, и, казалось, он даже стал выше ростом, настолько его поникша€ и сгорбленна€ фигура распр€милась и помолодела. ” него была теперь друга€ походка, движени€ стали более гибкими, шаги Ц более уверенными, костюм сделалс€ настолько же элегантным и аккуратным, насколько прежде он был небрежным и, так сказать, запущенным. ƒаже мелкие детали его поведени€ удивл€ли  онсуэло. ¬ былые времена ему бы и в голову не пришло развести огонь. ѕравда, он пожалел бы своего друга “ренка, промокшего до нитки, но не догадалс€ бы Ц настолько чуждо было ему все материальное Ц поворошить головешки. ќн не стал бы стр€хивать капли со своей шл€пы перед тем, как ее надеть; дождь мог струитьс€ по его длинным волосам, а он бы и не заметил. », главное, теперь он носил шпагу, а прежде не согласилс€ бы даже шутки ради вз€ть в руки это парадное оружие, этот символ ненависти и убийства. Ќыне она не стесн€ла его движений, он смотрел, как сверкают отблески пламени на ее клинке, и, видимо, это не напоминало ему о пролитой предками крови. »скупление, предписанное яну ∆ижке в его лице, было мучительным видением, которое наконец совершенно исчезло после благодетельного сна. ¬озможно, что он утратил даже самое воспоминание о нем, как утратил и другие воспоминани€ о своей жизни и о своей любви, котора€ как будто бы и была прежде его жизнь, но уже перестала быть ею.

„то-то не€сное, необъ€снимое происходило в душе  онсуэло, что-то похожее на горечь, на сожаление, на оскорбленное самолюбие. ќна мысленно повтор€ла предположени€ “ренка относительно новой любви јльберта, и они казались ей вполне правдоподобными. “олько нова€ любовь могла внушить ему столько терпимости, столько милосерди€. ƒолжно быть, последние слова, которые он произнес, увод€ друга и обеща€ рассказать ему целый роман, и были подтверждением ее догадки, убедительным объ€снением той глубокой и тайной радости, котора€, по-видимому, его переполн€ла. Ђƒа, его глаза блестели так €рко, как никогда не блестели в моем присутствии, Ц подумала  онсуэло. Ц ≈го улыбка выражала торжество, упоение. ƒа, он улыбалс€, он почти сме€лс€, а ведь прежде он не знал, что такое смех. » мне кажетс€, в его голосе была даже ирони€, когда он сказал барону: Д—коро ты сам будешь сме€тьс€, вспомина€ свои похвалы по моему адресуУ. ƒа, сомнени€ нет, он любит, но не мен€. ќн ничего не отрицает, не оправдываетс€, он благословл€ет мою неверность, сам толкает мен€ на нее, радуетс€ ей и нисколько не краснеет за мен€. ќн бросает мен€ на произвол моей слабости, и краснеть за нее буду € одна, весь позор падет на мою голову. ќ небо! «начит, преступницей была не € одна, јльберт был еще преступнее! ”вы, зачем открыла € тайну его великодуши€, которым так восхищалась и которым никогда бы не воспользовалась? ƒа, теперь € чувствую Ц в обете супружеской верности есть нечто св€щенное. “олько бог, измен€ющий наши сердца, может освободить нас от него. “олько в этом случае два существа, соединенные кл€твой, могут предложить друг другу и прин€ть друг от друга отказ от своих прав. Ќо если побудительной причиной развода €вл€етс€ одно лишь взаимное непосто€нство, происходит нечто ужаснее, похожее на соучастие в отцеубийстве, ибо супруги хладнокровно убивают в своем сердце соединившую их любовьї.

 огда  онсуэло дошла до леса, уже светало. ¬сю ночь провела она в башне, поглощенна€ множеством мрачных и горестных размышлений. ƒорогу домой она нашла без труда, хот€ шла сюда в темноте, и в спешке путь показалс€ ей гораздо короче, чем сейчас. —пустившись с холма, она пошла вдоль ручь€ и, дойд€ до решетки, ловко перебралась на другую сторону по перекладине, скрепл€вшей брусь€ на уровне воды. ќна больше не испытывала ни страха, ни волнени€. Ќе все ли ей равно, замет€т ее или нет, раз она решила откровенно рассказать обо всем своему духовнику?   тому же воспоминани€ о прошлом так заполонили ее, что насто€щее казалось ей уже второстепенным. Ћиверани сейчас почти не существовал дл€ нее. “аково человеческое сердце: зарождающейс€ любви необходимы опасности и преп€тстви€, а угасша€ любовь разгораетс€ с новой силой, когда разбудить ее в сердце другого уже не в нашей воле.

Ќа этот раз бдительные стражи Ќевидимых как будто уснули, и ее ночна€ прогулка, по-видимому, осталась незамеченной.  онсуэло нашла на клавесине новое письмо незнакомца, настолько же нежное и почтительное, насколько вчерашнее было смелым и страстным. ќн сетовал на то, что она боитс€ его, упрекал в том, что она укрылась в четырех стенах, словно сомнева€сь в его благоговейном обожании. ќн смиренно просил ее выйти вечером в сад, чтобы дать ему возможность хот€ бы издали увидеть ее. ќн обещал не заговаривать с ней, даже не показыватьс€, если она того потребует. Ђ–авнодушие ли сердца или веление совести Ц не знаю, что заставило јльберта отказатьс€ от теб€, Ц добавл€л он, Ц отказатьс€ спокойно, и, по-видимому, даже хладнокровно. √олос долга заглушает голос любви в его сердце. „ерез несколько дней Ќевидимые сообщат тебе его решение, и ты услышишь от них, что ты свободна. “огда ты вольна будешь остатьс€ здесь, и они посв€т€т теб€ в свои тайны Ц если ты все еще тверда в своем великодушном решении, Ц и до этой минуты € буду верен данной им кл€тве не снимать при тебе маски. Ќо если ты дала это обещание лишь из сострадани€ ко мне, если хочешь освободитьс€ от него, скажи слово, и € разорву свои об€зательства, € убегу вместе с тобой. я не јльберт Ц мо€ любовь сильнее добродетели. ¬ыбирай!ї

Ђƒа, Ц сказала себе  онсуэло, рон€€ письмо незнакомца на клавиши, Ц сомнени€ нет, этот любит мен€, а јльберт не любит. Ѕыть может, он никогда мен€ не любил, и мой образ был лишь созданием его безумного бреда. ј ведь его любовь казалась мне такой возвышенной. ƒай бог, чтобы остатка ее хватило на то, чтобы помочь мне побороть свою ценой мучительной, но благородной жертвы! ѕраво, дл€ нас обоих это было бы лучше, нежели хладнокровное отчуждение двух греховных душ. » дл€ Ћиверани тоже будет лучше, если € покину его с тоской и отча€нием в сердце, нежели если под вли€нием одиночества приму его любовь в минуту гнева, стыда и болезненного опь€нени€!ї

ќна ответила Ћиверани очень коротко:

Ђя чересчур горда и чересчур правдива, чтобы вводить вас в заблуждение. ћне известно, что думает јльберт и что он решил. —лучайно € открыла его секрет, рассказанный одному общему нашему другу. ќн расстаетс€ со мной без сожалений, и не только добродетель восторжествовала над его любовью. я не последую его примеру. я вас любила и отказываюсь от вас, не люб€ другого. я об€зана принести эту жертву Ц так велит мое достоинство, мо€ совесть. Ќадеюсь, что вы не приблизитесь более к моему жилищу. ≈сли же вы поддадитесь слепой страсти и вырвете у мен€ еще одно признание, то пожалеете об этом. Ѕыть может, доверие, которое € бы вам оказала, €вилось бы следствием справедливого гнева разбитого сердца и страха покинутой души. Ќо это было бы пыткой дл€ нас обоих. ≈сли вы будете упорствовать, Ћиверани, значит, у вас нет ко мне той любви, о какой € мечталаї. Ќо Ћиверани продолжал упорствовать. ќн написал еще и был красноречив, убедителен, искренен в своем смирении. Ђ¬ы взываете к моей гордости, Ц писал он, Ц но с вами у мен€ ее нет. ≈сли в моих объ€ти€х вы будете сожалеть о другом, € буду страдать, но не буду оскорблен. Ќа колен€х, ороша€ слезами ваши ноги, € буду умол€ть вас забыть его и вверитьс€ одному мне.  акой бы любовью, как бы мало ни любили вы мен€, € буду благодарен и за это, как за огромное счастьеї. “акова была сущность целого р€да писем Ц пламенных и робких, покорных и настойчивых.  онсуэло почувствовала, как ее гордость отступает перед трогательным очарованием истинной любви. ќна незаметно привыкла к мысли, что никогда прежде не была любима, Ц даже и графом –удольштадтом. Ќо, испытыва€ невольную горечь при мысли об этой обиде, нанесенной св€тости ее воспоминаний, она бо€лась ее обнаружить, чтобы не стать помехой на пути к счастью, какое могла принести јльберту нова€ любовь. »так, она решила молча прин€ть решение о разрыве, которого он, по-видимому, ждал от Ќевидимых, и перестала подписывать свои ответы незнакомцу, призыва€ и его к той же предосторожности. ¬прочем, эти ответы были исполнены благоразуми€ и душевной тонкости.

ќтдал€€сь от јльберта и приемл€ в душе мысль об иной прив€занности,  онсуэло не желала уступить слепому увлечению. ќна запретила незнакомцу приходить к ней и нарушать обет молчани€ до тех пор, пока он не получит разрешени€ Ќевидимых. ќна сообщила ему, что хочет по доброй воле вступить в это таинственное общество, внушающее ей уважение и доверие; что решила изучить работы, необходимые дл€ понимани€ их учени€, и отложить все, что могло бы способствовать ее личному счастью, до тех пор пока она не приобретет на это право, достигнув хоть крупицы добродетели. ” нее не хватило сил сказать ему, что она не любит его, она сказала только, что не хочет любить его безрассудно.

Ћиверани как будто подчинилс€, и  онсуэло начала внимательно изучать те несколько фолиантов, которые однажды утром передал ей ћаттеус, сказав, что они от кн€з€, что его светлость и вс€ его свита покинули свою резиденцию, но скоро ей сообщат нечто. ќна удовольствовалась этим известием, не задала ћаттеусу ни одного вопроса и прин€лась читать историю мистерий древнего мира, историю христианства и различных возникших из него тайных сект и обществ. “о было весьма ученое рукописное сочинение, составленное в библиотеке ордена Ќевидимых неким терпеливым и добросовестным его адептом. Ёто серьезное чтение, вначале дававшеес€  онсуэло с трудом, постепенно овладело ее вниманием и даже воображением. ќписание искусов, производившихс€ в древних египетских храмах, наве€ло на нее страшные, но исполненные поэзии размышлени€. –ассказ о гонени€х, которым подвергались секты в средние века и в эпоху ¬озрождени€, особенно растрогал ее сердце, а судьба всех этих восторженных и пылких людей склонила ее душу к религиозному фанатизму, св€занному с близким посв€щением.

ƒве недели она жила в полном одиночестве, не получа€ никаких вестей из внешнего мира, окруженна€ незаметными заботами рыцар€, но остава€сь верна своему решению не видеть его и не подавать ему чересчур больших надежд.

Ќачиналась летн€€ жара, и  онсуэло, поглощенна€ к тому же своим зан€тием, могла теперь отдыхать и дышать свежим воздухом только в часы вечерней прохлады. ѕостепенно она возобновила свои прогулки и неторопливо, задумчиво бродила по дорожкам сада. ќна полагала, что находитс€ здесь одна, но по временам какое-то смутное волнение охватывало ее, и ей казалось, что незнакомец где-то близко, р€дом. ѕрекрасные ночи, прекрасные тенистые деревь€, одиночество, томное журчание ручь€, бегущего меж цветов, запах растений, страстное пение соловь€, прерываемое еще более сладостной тишиной, свет луны, косыми лучами проникающий сквозь призрачную сень наполненных благоуханием беседок, закат ¬енеры, пр€чущейс€ за розовыми облаками, Ц словом, все, все древние, но вечно живые и могучие волнени€ молодости и любви погружали душу  онсуэло в опасные мечтани€. ≈е собственна€ стройна€ тень на серебристом песке аллей, полет птицы, разбуженной ее приближением, шелест листьев, колеблемых ветерком, Ц все заставл€ло ее вздрагивать и ускор€ть шаги. Ќо стоило улетучитьс€ этому легкому испугу, как на его место приходило бесконечное сожаление, и трепет ожидани€ был сильнее всех повелений воли.

ќднажды шум листьев и не€сные ночные звуки взволновали ее более, чем обычно. ≈й показалось, что кто-то ходит неподалеку от нее, убегает при ее приближении и подходит ближе, когда она садитс€. ≈е см€тение сказало ей еще больше: она почувствовала, что у нее нет сил противитьс€ встрече в этом прекрасном саду, под этим великолепным небом. ƒуновени€ ветерка словно обжигали ее лоб. ќна убежала в дом и заперлась у себ€. —вечи не были зажжены. ќна спр€талась за жалюзи, страстно жела€ увидеть, но не быть увиденной. » действительно, вскоре она увидела человека, который медленно шагал под ее окнами, не оклика€ ее, не дела€ ни одного жеста, покорного и как бы довольного уже тем, что смотрит на стены ее жилища. Ёто был незнакомец Ц  онсуэло сразу почувствовала это по своему волнению, и, кроме того, ей показалось, что она узнает его фигуру, его походку. Ќо через несколько секунд мучительные сомнени€ и страх завладели ею. ћолчаливый гость, пожалуй, не менее напоминал ей јльберта, чем Ћиверани. ќни были одного роста, и теперь, когда јльберт, который, выздоровев, совершенно преобразилс€, ходил непринужденно, не опуска€ голову на грудь с видом болезненным и несчастным, Ц теперь  онсуэло столь же мало знала его наружность, как и наружность рыцар€. ѕоследнего она видела днем лишь одно мгновение, да и то он шел впереди нее, на значительном рассто€нии, и был закутан в плащ. јльберта, после того как он так изменилс€, она тоже видела очень недолго в пустынной башне. ј сейчас она видела его, или, может быть, того, другого, очень не€сно, при свете звезд, и вс€кий раз, как ее сомнени€ начинали рассеиватьс€, он уходил под тень деревьев и пропадал там, словно сам был тенью. Ќаконец он исчез вовсе, и  онсуэло, не зна€, радоватьс€ ей или нет, начала упрекать себ€ за то, что у нее не хватило мужества окликнуть јльберта, Ц а вдруг это был он! Ц и добитьс€ откровенного и чистосердечного объ€снени€.

ѕо мере того как человек удал€лс€,  онсуэло все более убеждалась в том, что это действительно јльберт, и ее раска€ние становилось все сильнее. ѕод вли€нием самоотверженной прив€занности, всегда замен€вшей у нее любовь к јльберту, она пришла к мысли, что, должно быть, он бродит вокруг ее дома в надежде поговорить с ней. » делает эту попытку уже не в первый раз Ц так он сказал “ренку в тот вечер, когда, очевидно, встретилс€ в темноте с Ћиверани.  онсуэло решила, что это объ€снение необходимо. —овесть повелевала ей вы€снить истинные намерени€ ее мужа, каков бы он ни был Ц великодушен или легкомыслен. ќна снова спустилась в сад и побежала догон€ть его, дрожа от страха и в то же врем€ исполненна€ мужества. Ќо она потер€ла его след и обошла весь сад, не встретив его.

» вдруг она увидела возле небольшой рощи человека, сто€вшего на берегу ручь€. Ѕыл ли это тот, кого она искала?

Ц јльберт! Ц позвала она.

ќн вздрогнул, подн€л руки, и, когда он обернулс€, черна€ маска уже закрывала его лицо.

Ц јльберт, это вы? Ц воскликнула  онсуэло. Ц я ищу вас, вас одного! ѕриглушенный возглас, выдававший не то радость, не то скорбь, вырвалс€ у неизвестного человека. ќн хотел бежать прочь.  онсуэло показалось, что она узнала голос јльберта. ќна бросилась к нему и схватила за плащ. Ќо плащ распахнулс€, и на груди незнакомца блеснул серебр€ный крест, слишком хорошо знакомый  онсуэло, Ц то был крест ее матери, тот самый, что она подарила рыцарю во врем€ путешестви€ с ним, как залог признательности и расположени€.

Ц Ћиверани! Ц сказала она. Ц Ёто оп€ть вы! ≈сли так, прощайте! «ачем вы ослушались мен€?

ќн упал на колени и обн€л ее стан. ”  онсуэло не хватило сил оттолкнуть это пылкое и благоговейное объ€тие.

Ц ≈сли вы мен€ любите и хотите, чтобы € любила вас, оставьте мен€, Ц сказала она. Ц я хочу видеть и слышать вас только при Ќевидимых. ¬аша маска пугает мен€, а молчание леденит сердце.

Ћиверани поднес руку к маске Ц он хотел сорвать ее и заговорить.  онсуэло, подобно любопытной ѕсихее, уже не в силах была закрыть глазаЕ Ќо черное покрывало посланцев тайного судилища внезапно упало на ее лицо. –ука незнакомца оторвалась от ее руки.  онсуэло почувствовала, что ее куда-то увод€т Ц молча, без €вного раздражени€ и гнева, но с большой поспешностью. Ќа миг ее подн€ли с земли, и под ногами у нее закачалось дощатое дно лодки. Ћодка долго плыла по ручью, но никто не заговаривал с  онсуэло, и, когда пов€зка была сн€та с ее глаз, она увидела, что находитс€ в подземной зале, той самой, где она впервые предстала перед судом Ќевидимых.

 





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-09-20; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 399 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

—тудент может не знать в двух случа€х: не знал, или забыл. © Ќеизвестно
==> читать все изречени€...

2411 - | 2015 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.021 с.