Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Глава 5. На следующий день та же группа охраны, что завтракала у меня в кухне после ужасной казни Делакруа, собралась там опять




 

На следующий день та же группа охраны, что завтракала у меня в кухне после ужасной казни Делакруа, собралась там опять. Но на этот раз в военном совете принимал участие и пятый: моя жена. Именно Джен убедила меня рассказать все остальным, я сначала не хотел. "Ну неужели не хватит того, спросил я ее, - что знаем мы?”

- Ты плохо соображаешь, - ответила она. - Наверное потому, что все еще расстроен. Им уже известно самое главное: что Джон взят за преступление, которого не совершал. Возможно, теперь им станет легче.

Я не был так уверен, но прислушался к ее мнению. Я ожидал взрыва эмоций, после того как рассказал все Вручу" Дину и Харри (я не мог доказать, но я знал), однако сначала ответом было только задумчивое молчание. Потом, взяв еще одно испеченное Дженис печенье и начиная намазывать его толстенным слоем масла, Дин сказал:

- Ты думаешь, Джон видел его? Видел, как Уортон бросил девочек, а может даже, как насиловал их?

- Думаю, что если бы он видел, то попытался бы помешать. А Уортона он мог видеть, когда тот убегал, думаю, так оно и было. Но даже если и видел, то потом забыл об этом.

- Конечно, - сказал Дин. - Он особенный, но не очень сообразительный. Он понял, что это был Уортон, когда тот протянул руку сквозь решетку и дотронулся до него.

Брут закивал:

- Поэтому у Джона и был такой удивленный вид, и такой... Потрясенный. Помните, как он вытаращил глаза?

Я кивнул.

- Он использовал Перси как оружие против Уортона, так сказала Дженис, и я об этом долго думал. Почему Джону Коффи понадобилось убивать Буйного Билла? Перси, может быть, ведь Перси раздавил мышонка Делакруа прямо на его глазах, Перси сжег Делакруа заживо, и Джон об этом знал, но причем тут Уортон? Уортон так или иначе насолил нам всем, но, насколько я знаю, он совсем не трогал Джона, они и парой слов не обменялись за все время на Миле, да и те были сказаны вчера вечером. Тогда почему же? Он был из графства Пурдом, а белый мальчик оттуда вообще не видит негра, разве что тот сам забредет. Так почему все-таки? Что он обнаружил или почувствовал такого ужасного, когда Уортон дотронулся до него, что сохранил в себе яд, вытянутый из тела Мелли?

- И чуть сам себя не убил, - добавил Брут.

- Процентов на восемьдесят. Единственное, что приходит в голову близняшки Деттерик, только этот ужас может объяснить его поступок. Я говорил себе, что идея безумна, может, это просто совпадение. А потом вспомнил, что Кэртис Андерсон написал в первой записке о Вильяме Уортоне:

Уортон - безрассудный и бешеный, он наследил и накуролесил по всему штату, прежде чем попался за убийство. "Накуролесил по всему штату". Я запомнил. Потом то, как он пытался задушить Дина, когда пришел. Тогда я подумал...

- О собаке, - подсказал Дин. Он потирал шею в том месте, где Уортон накинул цепь. Я не уверен, что он делал это осознанно. - О том, как собаке свернули шею.

- Во всяком случае я поехал в графство Пурдом проверить дела на Уортона - у нас ведь были лишь материалы об убийствах, приведших его на Зеленую Милю. Иными словами - о конце карьеры. А мне нужно было знать ее начало.

- Много проблем? - спросил Брут.

- О да. Вандализм, мелкое воровство, поджоги стогов сена, даже кража взрывчатки. Они с дружком сперли пакет динамита и взорвали на берегу ручья. Уортон начал рано, лет в десять, но того, что я искал, не было. Потом приперся шериф узнать, кто я такой и что делаю, и тут мне повезло. Я наврал ему, сообщив, что при обыске в камере Уортона в матрасе нашли пачку фотографий маленьких девочек без одежды. Я сказал, что хотел бы узнать, не числится ли за Уортоном в прошлом педерастии, поскольку слышал, что в Теннесси была пара нераскрытых дел. Я ничего не упоминал о близнецах Деттерик. И у него, думаю, этой мысли тоже не мелькнуло.

- Конечно нет, - сказал Харри, - Откуда? Дело закрыто, и все.

- Я сказал, что, наверное, не стоит развивать эту версию, потому что в деле Уортона ничего нет. Вернее, там очень много всего, но не то, что нужно. И тогда шериф, его имя Кэтлит, рассмеялся и ответил, что в судебных делах отражено не все, что успел натворить такой подарок, как Билл Уортон. Но какая, дескать, теперь разница, ведь он мертв?

- Я ответил, что хочу просто удовлетворить свое любопытство, вот и все, и это его успокоило. Он провел меня к себе в кабинет, усадил, дал чашечку кофе с пончиком и рассказал, что почти полтора года назад, когда Уортону едва исполнилось восемнадцать, один человек из западной части штата поймал его в сарае со своей дочерью. Это не было изнасилование, нет, мужчина описал это Кэтлиту как "всего лишь грязным пальцем". Извини, дорогая.

- Ничего, - сказала Дженис. Но она побледнела.

- Сколько лет было девочке? - спросил Брут.

- Девять.

Он вздрогнул.

- Этот мужчина сам бы проучил Уортона, будь у него братья или кузены, кто мог бы помочь, но у него их не было. Поэтому он пришел к Кэтлиту, но объяснил, что желает лишь предупредить Уортона. Никому не хочется, чтобы такие мерзкие штуки обсуждались публично, если этого можно избежать. Однако шериф уже имел дело с выходками Уортона - он упек его в спецшколу месяцев на восемь, когда тому было еще пятнадцать. И он решил, что с него хватит. Шериф взял трех помощников и приехал к дому Уортона. Они отодвинули в сторону миссис Уортон, когда та стала плакать и причитать, а потом предупредили мистера Вильяма, Крошку Билли Уортона, о том, что случается с прыщавыми юнцами, которые тащат на сеновал маленьких девочек, еще даже и не слышавших о месячных. "Мы хорошо предупредили этого ублюдка, - объяснил мне Кэтлит. - Предупреждали, пока не расквасили ему лицо, вывихнули плечо и чуть не сломали задницу".

Помимо воли Брут рассмеялся.

- Это похоже на графство Пурдом. Очень похоже.

- А через три месяца, верьте или нет, Уортон очухался и начал развлекаться опять, и это кончилось вооруженным грабежом, - сказал я. - И убийствами, за что и попал к нам.



- То есть он уже однажды был замешан в деле с малолетней девочкой. -Харри снял очки, подышал на них, протер. - Очень малолетней. А что, если это система?

- Такие вещи обычно не делают один раз, - сказала моя жена и так крепко сжала губы, что они почти исчезли.

Потом я рассказал им о поездке в графство Трапингус. С Робом Макджи я вел себя гораздо откровеннее: у меня не было выбора. До сего дня я не представляю, что там рассказал Макджи мистеру Деттерику, но человек, присевший рядом со мной в закусочной, казалось, постарел лет на семь.

В середине мая, примерно за месяц до вооруженного нападения и убийств, которыми и завершилась недолгая карьера Уортона-преступника, Клаус Деттерик красил свой сарай (и, естественно, будку Баузера рядом с ним). Он не хотел, чтобы его сын карабкался по высоким лесам, да к тому же мальчик ходил в школу, поэтому он нанял парня. Нормального доброго парня. Очень тихого. Он работал три дня. Нет, этот парень в доме не спал. Деттерик был не настолько глуп, чтобы поверить, будто добрый и тихий означает надежный, особенно в те дни, когда на дорогах было столько проезжих. Человек, у которого есть семья, должен быть осторожным. Но этот парень не нуждался в жилье, он сказал Деттерику, что снимает комнату в городе, у Ив Прайс. В Тефтоне жила женщина по имени Ив Прайс, я она действительно сдавала комнаты, но в том мае у нее не было постояльца, подходившего под описание нанятого Деттериком работника, - так, обычные ребята в костюмах в клеточку и шляпах, иными словами - коммивояжеры. Макджи смог мне об этом рассказать, потому что проверил, заехав к миссис Прайс по дороге с фермы - и был расстроен.

- Даже если так, - добавил он, - нет закона против тех, кто спит в лесу, мистер Эджкум. Я и сам пару раз так ночевал.

Нанятый работник не спал в доме Деттериков, но дважды обедал вместе с ними. Он познакомился с Хови. Он познакомился с девочками - Корой и Кейт. Он мог услышать их болтовню, что-нибудь о том, как они ждут не дождутся лета, потому что, если они себя хорошо ведут и погода позволяет, мама иногда разрешает им спать на веранде и они воображают себя женами первых поселенцев, пересекающих Великие равнины в фургонах.

Я представил, как он сидит за столом, уплетая жареного цыпленка со ржаным хлебом, только что испеченным миссис Деттерик, слушает, пряча свои волчьи глаза, кивая, улыбаясь и все запоминая.

- Это не похоже на того буйного малого, о котором ты рассказывал, когда он первый раз появился на Миле, Пол, - с сомнением произнесла Дженис, - совсем не похоже.

- Вы не видели его в больнице в Индианоле, мэм, - сказал Харри. -Просто стоял, открыв рот, а его голый зад торчал из пижамных штанов. Он дал нам себя одеть. Мы подумали, что он или под действием наркотиков, или просто идиот. Правда, Дин?

Дин кивнул.

- В тот день, когда он закончил красить сарай и ушел, человек в маске из платка ограбил офис "Хамфри фрахт" в Джарвисе, - сообщил я им. - Забрал семьдесят долларов. Он прихватил даже серебряный доллар, который агент по перевозкам хранил на счастье. Этот доллар нашли потом у Уортона, а Джарвис всего в пятидесяти километрах от Тефтона.

- Так что этот воришка... Этот буйный малый... Ты считаешь, он останавливался на три дня, чтобы помочь Клаусу Деттерику покрасить сарай, сказала жена, - обедал вместе с ними и говорил "передайте бобы, пожалуйста", как все люди.

- Самое страшное в таких, как он, - их непредсказуемость, - проговорил Брут. - Он мог планировать убить Деттериков и ограбить их дом, а потом изменил планы, потому что облако не вовремя закрыло солнце или еще что-нибудь. Может, он хотел слегка поостыть. Но скорее всего, он положил уже глаз на этих девочек и собирался вернуться. Как ты считаешь. Пол?

Я кивнул. Конечно, я так думал.

- А еще - имя, которым он назвался Деттерику.

- Какое имя? - спросила Джен.

- Уил Бонни.

- Бонни? Я не...

- Это настоящее имя Крошки Билли.

- О Боже. - Глаза Дженш расширились. - Так теперь ты можешь вытащить Джона Коффи! Слава Богу! Все, что нужно сделать, - это показать мистеру Деттерик фото Вильяма Уортона... Его рожа должна... Мы с Брутом обменялись виноватыми взглядами. Дин смотрел с некоторой надеждой, а Харри уставился на свои руки, вдруг страшно заинтересовавшись ногтями.

- Что с вами? - воскликнула Дженис. - Почему вы так друг на друга смотрите? Ведь, естественно, этот человек, Макджи, должен...

- Роб Макджи показался мне хорошим парнем, и думаю, он не слабый юрист, - сказал я, - но его мнение не имеет веса в графстве Трапингус. Власть там принадлежит шерифу Крибусу, а он назначит повторное слушание дела Деттерика на основании всего, что я узнал, только в тот день, когда рак на горе свистнет.

- Но... Если Уортон находился там... Если Деттерик опознает его по фотографии и они узнают, что он там был...

- То, что Уортон работал там в мае совсем не означает, что он вернулся и убил этих девочек в июне, - возразил Брут. Он говорил тихо и мягко, так говорят, когда сообщают о том, что кто-то в семье умер. - С одной стороны, есть парень, который помогал Клаусу Деттерику красить сарай, а потом ушел. Оказывается, он совершал преступления по всему штату, но против него в те три дня в мае, когда он находился недалеко от Тефтона, ничего нет. С другой стороны, есть большой негр, этот громадный негр, которого нашли на берегу реки, он держал на руках двух мертвых девочек, обе были голенькие.

Брут покачал головой.

- Пол прав, Джен. У Макджи могут возникнуть сомнения, но его мнение никто не примет во внимание. Назначает пересмотр дела только Крибус, а Крибус не захочет мараться, ведь он считает, что все кончилось замечательно: это сделал ниггер, думает он, причем не из наших. Великолепно. Я поеду в Холодную Гору, съем свой бифштекс, выпью пива, потом посмотрю, как его поджарят, и на этом все кончится.

Дженис слушала с нарастающим выражением страха на лице, потом обратилась ко мне:

- Но Макджи верит тебе, Пол? Я ведь вижу по твоему лицу. Помощник Макджи знает, что он арестовал не того. Он что, не будет защищать его перед шерифом?

- Все, чего в результате добьется - потеряет работу, - сказал я. - Да, по-моему, в глубине души он понимает, что это сделал Уортон. Но сам себе он сказал, что если промолчит и будет подыгрывать шерифу, пока тот не уйдет на пенсию или не обожрется до смерти, то получит этот пост. А тогда все станет по-иному. Я полагаю, он именно так говорит себе перед сном. А в одном, думаю, он не сильно отличается от Хомера. Макджи убеждает себя, что в конце концов это всего лишь негр. Они ведь не белого сожгут ни за что.

- Тогда вы должны пойти к ним, - заявила Джен, и мое сердце похолодело от прозвучавшей в ее голосе решительности. - Пойти и рассказать все, что вы узнали.

- А как объяснить, откуда нам все известно, Джен? - спросил ее Брут все тем же тихим голосом. - Мы что, должны рассказать, как, Уортон схватил Джона, когда мы вывозили Коффи совершить чудо с женой начальника тюрьмы?

- Нет... Конечно, нет, но... - Она поняла, как тонок лед в этом направлении, и покатилась в другую сторону. - Тогда солгите. - Она с вызовом посмотрела на Брута, потом перевела глаза на меня. Таким взглядом можно было бы прожечь дыру в газете.

- Солгать... - повторил я. - Солгать насчет чего?

- О том, что заставило тебя поехать сначала в графство Пурдом, а потом в Трапингус. Пойди к этому жирному старому шерифу Крибусу и заяви, что Уортон признался тебе в изнасиловании и убийстве девочек Деттерик. Что он сознался. - Она на секунду перевела свой жгущий взгляд на Брута. - Ты можешь его поддержать, Брутус. Скажешь, что присутствовал на признании и все слышал. Ну и что? Перси тоже мог слышать, и это, наверное, свело его с ума. Не в силах вынести мысль о том, что Уортон сделал с детьми, Перси застрелил его. Содеянное Уортоном помутило его рассудок. Только... Что? Ну что теперь, ради всего святого?

Сейчас уже не только мы с Брутусом, но и Харри с Дином глядели на нее с ужасом.

- Мы никогда не сообщали ни о чем подобном, мэм, - вымолвил Харри. Он говорил словно с ребенком. - Первое, о чем нас спросят: почему мы не сообщили раньше. Мы должны докладывать обо всем, что наши "детки в клетке" сообщают о предыдущих преступлениях. Своих и чужих.

- Да мы бы ему и не поверили, - вставил слово Брут. - Такие типы, как Буйный Билл Уортон, врут напропалую, Джен. О преступлениях, которые они совершили, об авторитетах, которых знали, о женщинах, с которыми спали, о голах, забитых еще в школьные годы, даже о погоде.

- Но... Но... - На ее лице появилось выражение отчаяния. Я попытался обнять ее, но она с силой оттолкнула мою руку. - Но он там был! Он красил их чертов сарай! Он с ними вместе обедал!

- Просто еще одна причина, по которой он мог бы гордиться преступлением, - сказал Брут. - В конце концов, какая разница? Почему бы не похвастаться? Ведь нельзя казнить дважды.

- Подождите, если я правильно поняла, мы все, сидящие за этим столом, знаем, что Джон Коффи не только не убивал этих девочек, но и пытался спасти им жизнь. Помощнику Макджи, конечно, всего этого не известно, но он знает прекрасно, что человек, приговоренный к смерти за убийства, их не совершал. И все равно... Все равно... Вы не можете добиться повторного слушания. Даже пересмотра дела.

- Да, - произнес Дин. Он опять протирал свои очки. - Примерно так.

Дженис сидела, опустив голову и задумавшись. Брут начал было говорить, но я поднял руку, и он замолчал. Я не верил, что Джен придумает способ вытащить Джона из камеры смертников, но я не верил также, что это совсем невозможно. Она была, несомненно, очень разумна, моя жена. А еще бесстрашна и решительна. А сочетание этих качеств иногда помогает свернуть горы.

- Ладно, - вымолвила она наконец. - Тогда попытайтесь вытащить его сами.

- Мэм? - Харри был потрясен. И испуган.

- Вы ведь можете. Вы уже это делали однажды. Вы сумеете сделать еще раз. Только потом не привезете его обратно.

- А вы объясните моим детям, почему их папа в тюрьме, миссис Эджкум? спросил Дин. - Осужден за то, что помогал убийце бежать из тюрьмы?

- Этого не произойдет. Дин, мы разработаем план. Сделаем, чтобы выглядело, как настоящий побег. - Только имей в виду: должны поверить, что этот план придуман парнем, который не может запомнить, как завязывать шнурки на ботинках, - сказал Харри.

Она посмотрела на него неуверенно.

- Ничего хорошего не выйдет, - резюмировал Брут. - Даже если мы и найдем способ, все равно не выйдет.

- Почему? - Она произнесла это так, словно вот-вот расплачется. - Но почему, черт побери, нет?

- Потому что он очень высокий, лысый и чернокожий, и у него не хватает ума даже чтобы прокормить себя, - объяснил я. - Как ты думаешь, сколько времени пройдет, пока его снова поймают? Часа два? Шесть?

- Но он ведь раньше жил как-то, не привлекая к себе внимания. - Слеза скатилась по ее щеке. Она смахнула ее тыльной стороной ладони.

В этом была доля правды. Я написал письма некоторым друзьям и родственникам на юге с вопросом, не встречали ли они в газетах что-нибудь о человеке, соответствующем описанию Джона Коффи. Дженис сделала то же самое. И мы наткнулись лишь на один возможный след, в городе Маски Шоулз, штат Алабама. В 1929 году смерч ударил по церкви, где шла репетиция хора, и крупный чернокожий мужчина исцелил двух ребят, которых вытащили из-под обломков. Оба сначала казались мертвыми, но, как потом выяснилось, серьезно никто не пострадал. Один из свидетелей говорил, что похоже было на чудо. Чернокожий, которого пастор нанял на один день, исчез в суматохе.

- Вы правы, он как-то жил, - сказал Брут. - Но нужно помнить, что он тогда не был осужден за изнасилование и убийство двух маленьких девочек. Она сидела и не отвечала. Дженис молчала почти целую минуту, а потом сделала такое, что поразило меня не меньше, чем ее мои внезапные слезы. Она одним широким жестом смахнула со стола все: тарелки, стаканы, чашки, серебро, салатницу с капустой, кувшин с соком, блюдо с нарезанной ветчиной, молоко, чайник с холодным чаем. Все на пол, в кучу.

- Боже правый! - вскрикнул Дин, отшатнувшись от стола так резко, что чуть не опрокинулся.

Дженис не обратила на него внимания. Она глядела на нас с Брутом, в основном, конечно, на меня.

- Вы хотите убить его, вы, трусы? - воскликнула она. - Вы хотите убить человека, который спас жизнь Мелинде Мурс, который пытался спасти этих девочек? Прекрасно, одним негром на свете станет меньше, так? Утешайте себя этим. Одним "ниггером" меньше.

Она встала, глянула на свой стул и отшвырнула его ногой к стене. Он отскочил и упал в лужу разлитого сока. Я взял ее за руку, но она вырвалась. - Не трогай меня. Через неделю ты станешь убийцей, не лучше, чем Уортон, так что не прикасайся ко мне.

Она вышла на заднее крыльцо, прижала передник к лицу и зарыдала. Мы четверо переглянулись. Потом я поднялся и начал наводить порядок. Брут первым стал мне помогать, к нему присоединились Харри и Дин. Когда комната приобрела более-менее приличный вид, они ушли. Никто из нас за это время не произнес ни слова. Потому что сказать было нечего.

 






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 390 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.011 с.