Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Глава 3. Перси стоял к нам спиной, когда мы с Брутом минут через двадцать вошли в помещение склада




 

Перси стоял к нам спиной, когда мы с Брутом минут через двадцать вошли в помещение склада.

На полочке над корзиной с грязной форменной одеждой (а иногда и с гражданской, тюремной прачечной было все равно, что стирать) он нашел баночку мебельной политуры и теперь натирал дубовые подлокотники и ножки электрического стула. Вам это может показаться странным или даже жутковатым, но для нас с Брутом работа, которую Перси делал всю ночь, казалась вполне нормальной. Олд Спарки завтра предстанет перед публикой, а Перси наконец появится в роли распорядителя.

- Перси, - тихо позвал я.

Он обернулся, мелодия, которую он напевал, застряла у него в горле, и посмотрел на нас. Я не увидел ожидаемого страха, по крайней мере сначала. Но я понял, что Перси как-то постарел. И подумал, что Джон Коффи прав. У него был вид подлого человека. А подлость, как наркотик - никто в мире не разбирается в этом лучше меня, и, должен сказать, после некоторых экспериментов Перси попался крепко. Он был доволен тем, что сделал с мышью Делакруа. И больше всего ему понравились отчаянные крики Дэла.

- Нечего на меня так смотреть, - сказал он голосом, который звучал почти приятно. - В конце концов, это всего лишь мышь. И ее здесь раньше никогда не было, вы это прекрасно знаете.

- С мышью все в порядке, - произнес я. Сердце у меня в груди билось гулко, но я старался произносить слова спокойно и почти бесстрастно. - Все в порядке. Бегает, пищит и снова гоняется за катушкой. Оказывается убивать мышей ты умеешь не лучше, чем все остальное, что ты здесь делаешь.

Он посмотрел на меня с недоверием:

- Вы думаете, я в это поверю? Я эту мерзость раздавил! Я сам слышал! Так что...

- Заткнись.

Он уставился на меня, вытаращив глаза.

- Что? Что ты мне сказал?

Я сделал к нему шаг. Я чувствовал, как бьется вена у меня на лбу. Давно я не был так разозлен.

- Ты что, не рад, что Мистер Джинглз в порядке? После всех наших разговоров о том, что наша работа заключается в том, чтобы внушать спокойствие заключенным, особенно когда дело идет к концу, я думал, ты обрадуешься. Вздохнешь с облегчением. Ведь Дэлу завтра идти и все такое. Перси перевел взгляд с меня на Брута, его обычное спокойствие сменилось неуверенностью.

- В какую игру, черт побери, вы, ребята, играете? - спросил он.

- Это совсем не игра, дружище, - ответил Брут. - Ты думаешь, что это... Ладно, это одна из причин, по которой тебе нельзя доверять. Хочешь знать абсолютную правду? Я думаю, что ты - человек пропащий.

- Ты еще увидишь. - Теперь голос Перси стал звучать грубо. Страх вернулся к нему, боязнь того, что мы можем захотеть сделать с ним что-то. Я порадовался, услышав это. Так с ним легче иметь дело. - Я знаю кое-кого. Важных людей.

- Это ты так говоришь, а ты - такой мечтатель, - произнес Брут так, словно готов был рассмеяться. Перси уронил тряпку на сиденье стула.

- Я убил эту мышь, - сказал он уже не очень уверенно.

- Пойди и сам убедись, - предложил я. - Здесь свободная страна.

- И пойду, - ответил он. - Пойду.

Он прошел мимо нас, поджав губы и поигрывая расческой в маленьких ручках (Уортон был прав, они действительно были прелестны). Он поднялся по ступенькам и нырнул в дверь в мой кабинет. Мы с Брутом остались рядом с Олд Спарки, ожидая его возвращения, и молчали. Не знаю, как Брут, но мне нечего было сказать. Я даже не знал, что подумать о только что увиденном.

Прошло три минуты. Брут поднял тряпку Перси и стал натирать толстые перекладины спинки электрического стула. Он уже закончил одну и приступил ко второй, когда вернулся Перси. Он споткнулся и чуть не упал на пол, спускаясь по ступенькам из офиса, а к нам подошел неровной походкой. Лицо у него было недоумевающее.

- Вы их заменили, - сказал он дрожащим, обвиняющим голосом. - Вы как-то подменили мышей, ублюдки. Играете со мной, но вы очень пожалеете, если не прекратите! Вас выбросят на улицу, если не перестанете! Кто вы такие?

Он замолк, задыхаясь и сжав кулаки.

- Я расскажу тебе, кто мы такие, - ответил я. - Мы - люди, с которыми ты работаешь. Перси... Но больше уже не будешь. - Я протянул руки и сжал его плечи. Не сильно, но все-таки сжал.

Перси это не понравилось.

- Убери свои... Брут схватил его за правую руку, и она вся - маленькая, мягкая и белая - исчезла в загорелом кулаке Брута.

- Заткни пасть, сынок. Если понимаешь, что тебе лучше, то воспользуйся последним шансом, чтобы прочистить уши.

Я повернул Перси, поднял на платформу и толкал до тех пор, пока он ногами не ударился о сиденье электрического стула и не сел. Его спокойствие улетучилось вместе с апломбом. Не забывайте, что Перси был очень молод. И в его возрасте это качество как тонкий слой фанеры, как тень на поверхности эмалевой краски. Этот слой еще можно проткнуть. И я понял, что сейчас Перси готов слушать.

- Я хочу, чтобы ты дал слово, - сказал я.

- Какое еще слово? - Он еще пытался усмехаться но в глазах читался испуг. Электричество в аппаратной не было включено, но у деревянного сиденья Олд Спарки есть своя сила, и в тот момент я понял, что Перси ее чувствует.

- Дай нам слово, что если мы поставим тебя распорядителем завтра ночью, ты тут же перейдешь в Бриар Ридж и оставишь нас в покое. - Брут говорил с яростью, которой я у него раньше не слышал. - Что ты подашь заявление о переходе на следующий же день.

- А если нет? Если я просто позвоню кое-кому и скажу, что вы меня мучили, запугивали и угрожали?

- Мы можем вылететь отсюда, если твои связи так же хороши, как тебе кажется, - заявил я. - Но уж позаботимся, чтобы и твоей крови на полу осталось немало, Перси.

- Из-за мыши? Ха! Вы думаете, кого-то волнует, что я наступил на любимую мышку осужденного убийцы? За пределами этого сумасшедшего дома, да? - Нет. Но три человека видели, как ты стоял, засунув палец в задницу, когда Буйный Билл Уортон пытался задушить Дина Стэнтона своей цепью. Это людей будет волновать, я тебе, Перси, обещаю. Об этом даже твой высокопоставленный дядюшка-губернатор заволнуется.



Щеки и лоб Перси покрылись красными пятнами.

- Вы думаете, они вам поверят? - спросил он, но голос его потерял злую силу. Он ясно понимал, что кто-нибудь сможет нам поверить. А Перси не любил попадать в неприятности. Нарушать правила можно. Но вот чтобы тебя поймали, - этого нельзя.

- А еще у меня есть фотографии шеи Дина, когда синяки еще не сошли, добавил Брут. Я не знал, правда это или нет, но звучало убедительно. - И знаешь, о чем говорят эти снимки? Что Уортон успел хорошо потрудиться, пока его не оттащили, хотя ты стоял там, да еще с той стороны, где Уортон тебя не видел. Тебе придется отвечать на довольно трудные вопросы, понял? А такие случаи накладывают на человека своего рода клеймо. И оно останется надолго после того, как его родственники оставят государственную службу и будут сидеть дома, попивая мятный джулеп на веранде. Запись в рабочей карточке может стать сильной и интересной штукой, ведь в карточку будут заглядывать многие в течение твоей жизни.

Глаза Перси недоверчиво перебегали с одного на другого. Левой рукой он пригладил волосы. Он не сказал ничего, но я подумал, что мы его почти уже сделали.

- Ну давай, и покончим с этим. Ведь ты не желаешь оставаться здесь дольше, чем мы этого хотим, правда?

- Я ненавижу здесь все! - выкрикнул он. - Я ненавижу, как вы со мной обращаетесь, как не даете проявить себя!

Последнее было очень далеко от правды, однако я счел несвоевременным это оспаривать.

- И еще я не люблю, когда меня запугивают, Мой папа учил меня, что однажды ступив на этот путь, скорее всего кончишь тем, что потом всю жизнь позволишь людям запугивать тебя. - Его глаза, почти такие же прелестные, как руки, засверкали. - Особенно не люблю, когда меня запугивают такие громадные обезьяны, как этот тип. - Он посмотрел на моего старого друга и фыркнул - "И ты, Брут!" - подходящая кличка.

- Ты должен кое-что понять. Перси, - сказал я. - С нашей точки зрения, это ты нас запугиваешь. Мы все время подсказываем тебе, как нужно вести себя здесь, а ты продолжаешь все делать по-своему, когда же все идет не так, прикрываешься своими связями. Типичный пример - когда ты наступил на мышь Делакруа, - Врут поймал мой взгляд и я быстро поправился. - Когда ты попытался наступить на мышь Делакруа. Ты все время угрожаешь, угрожаешь и угрожаешь. И в конце концов мы поступаем с тобой так же, вот и все. Но, послушай, если ты сделаешь так, как надо, все получится и ты выйдешь чистеньким, как молодой человек, делающий карьеру, и благоухающим, как роза. Ну, что скажешь на это? Поступай, как взрослый. Перси. Пообещай, что уйдешь после казни Дэла.

Он обдумал наше предложение. Через пару секунд в его глазах появилось выражение, какое бывает у людей, когда в голову приходит хорошая мысль. Мне это не очень понравилось, потому что любая идея, хорошая для Перси, совсем не обязательно хороша для нас.

- К тому же, - добавил Брут, - подумай, как здорово будет избавиться от этого мешка с дерьмом - Уортона.

Перси кивнул, и я позволил ему встать со стула. Он одернул форменную рубашку, заправил ее сзади, причесал волосы расческой. Потом поглядел на нас.

- Ладно, я согласен. Я распоряжаюсь завтра ночью на казни Дэла, а на следующий день подаю прошение о переводе в Бриар Ридж. И мы квиты. Идет?

- Идет, - согласился я. В его глазах все еще сохранялось прежнее выражение, но в тот момент я уже расслабился и не придал ему значения.

Он протянул руку:

- Ну что, по рукам?

Я пожал ему руку. Брут тоже.

И опять мы остались в дураках,

 






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 381 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.007 с.