Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Глава 2. - Стой дурак! - закричал Брут, во Перси не прореагировал




 

- Стой дурак! - закричал Брут, во Перси не прореагировал. Как только мистер Джинглз догнал катушку - слишком увлеченный ею, чтобы заметить, что его старый враг неподалеку, - Перси изо всех сил наступил на него своим тяжелым черным башмаком. Послышался хруст ломающегося позвоночника Мистера Джинглза, изо рта у него хлынула кровь. Его темные глазки выкатились из орбит, и в них я прочел совсем человеческое выражение удивления я страдания.

Делакруа закричал от горя и ужаса. Он бросился на дверь своей камеры, просунул руки сквозь решетку как можно дальше и стал снова и скова звать мышонка по имени.

Перси обратился к нему, улыбаясь. А также к нам с Брутом:

- Вот так, - сказал он. - Я знал, что рано или поздно разделаюсь с ним. Вопрос времени, - Он повернулся и не торопясь пошел назад по Зеленой Миле, оставив Мистера Джинглза лежать на линолеуме в красной лужице крови, растекающейся по зеленому.

Дин вскочил из-за стола, ударившись об него коленом и опрокинув доску для игры в нарды на пол. Фишки рассыпались и покатились в разные стороны, но ни Дин, ни Харри не обратили на это ни малейшего внимания.

- Что ты наделал? - закричал Дин. - Ну что ты опять натворил, дубина? Перси не ответил. Он молча прошагал мимо стола, приглаживая руками волосы. Он прошел через мой кабинет в помещение склада. Вилли Уортон ответил за него:

- Что он сделал, босс Дин? По-моему, просто показал французоиду, что смеяться над ним - не очень-то мудро. - Он засмеялся здоровым таким смехом деревенского парня - жизнерадостным и глубоким. Мне попадались люди (правда, довольно редко), которые выглядели нормальными только когда смеялись. Буйный Билл Уортон был как раз из них.

Я снова обескураженно посмотрел на мышонка. Он все еще дышал, но в его усиках застывали капельки крови, и пелена постепенно застилала его еще недавно блестящие глазки-бусинки. Брут поднял разноцветную катушку, взглянул сначала на нее, а потом на меня. Он был растерян, да и я тоже. За спиной Делакруа все еще причитал от горя и ужаса. И дело не только в мыши. Перси пробил брешь в защитной броне Делакруа, и теперь весь его страх выплескивался наружу. Но Мистер Джинглз оставался в центре его переживаний, и слушать это было тяжело.

- Нет, нет, - снова и снова причитал он между рыданиями и сбивчивыми молитвами на ломаном французском. - Нет, нет, бедный Мистер Джинглз, мой бедный Мистер Джинглэ, нет, нет.

- Дайте его мне.

Я поднял глаза, с удивлением услышав этот глубокий голос, и сначала не поверил, кому он принадлежит. Я увидел Джона Коффи. Как и Делакруа, он просунул руки сквозь прутья решетки, но не махал ими, как Дэл. Он просто вытянул их открытыми ладонями как можно дальше. И держал ладони так, словно настаивая на чем-то. Его голос звучал тоже настойчиво, поэтому я и не узнал его сразу. Перед нами был совсем не тот растерянный и плачущий человек, который занимал эту камеру уже несколько недель.

- Дайте его мне, мистер Эджкум! Пока еще есть время!

И тогда я вспомнил, что он сделал для меня, и все понял. Я подумал, что хуже не будет, хотя и не очень-то верил, что поможет. Подняв мышонка, я содрогнулся, почувствовав, как много мелких косточек торчит в разных местах Мистера Джинглза, словно я держал в руках подушечку для иголок, покрытую мехом. Это вам не "мочевая" инфекция. И все же...

- Что ты делаешь? - спросил Брут, когда я положил Мистера Джинглза в огромную ладонь Джона Коффи. - Какого черта?

Коффи забрал мышь в камеру. Мышонок неподвижно лежал на его ладони, хвостик свисал между большим и указательным пальцами Коффи, и кончик его слабо подергивался. Тогда Коффи накрыл правую ладонь левой, образовав словно чашу, в которой лежал мышонок. Мы уже не видели самого Мистера Джинглза, только хвостик свисал и подергивался кончик, как останавливающийся маятник. Коффи поднес ладони к лицу, расставил пальцы, образовав подобие решетки. Хвостик мышонка теперь был обращен к нам.

Брут подошел поближе ко мне, все еще держа в пальцах катушку.

- Что это он делает?

- Тихо, - прошептал я. Делакруа перестал причитать.

- Пожалуйста, Джон, - тихо сказал он. - Джонни, помоги ему, пожалуйста, помоги ему, силь ву пле.

К нам подошли Дин и Харри. Харри все еще держал в руках колоду карт.

- Что происходит? - спросил Дин, но я только покачал головой. Я снова был как загипнотизирован, чтоб я пропал, если это не так.

Коффи поднес ладони ко рту и резко вдохнул. На момент все вдруг поплыло. Потом он медленно отвел голову от рук, и я увидел, что у него лицо очень больного человека, испытывающего невыносимую боль, Глаза его сверкали, нижняя губа прикушена, темное лицо так побледнело, что стало цвета пепла. Он издал неприятный сдавленный горловой звук.

- Боже милосердный, Христос-Спаситель, - прошептал Брут. Его глаза чуть не вылезли на лоб от удивления.

- Что? - почти пролаял Харри. - Что?

- Хвост! Разве не видишь? - Хвост!

Хвост Мистера Джинглза уже не напоминал затухающий маятник, он быстро качался из стороны в сторону, как у кота во время охоты на птиц. А потом из сомкнутых ладоней Коффи раздался знакомый писк.

Коффи снова издал сдавленный горловой звук, затем отклонился, словно откашлянул целый комок мокроты и собирается его выплюнуть. Но вместо этого он выдохнул изо рта и из носа облачко черных насекомых, - думаю, что это были насекомые, и другие говорили то же самое, но сейчас я уже не уверен. Они кружились вокруг него темным облачком, и оно на время скрыло черты его лица.

- Боже мой, а это что? - спросил Дин дрожащим испуганным голосом.

- Все нормально, - услышал я свой голос. - Не волнуйтесь, все нормально, через пару секунд они исчезнут.

Так же, как и тогда, когда Коффи избавил меня от "мочевой" инфекции, "мушки" стали белыми, а потом исчезли.

- Господи, - прошептал Харри.

- Пол? - спросил неуверенно Брут. - Пол?

Коффи снова стал похож на себя, как человек, откашлявший кусок мяса, которым подавился. Он наклонился, положил сомкнутые ладони на пол, посмотрел сквозь пальцы, потом разжал руки. Оттуда выбежал Мистер Джинглз, совершенно здоровый, без малейших повреждений, и совсем не хромая. Он на секунду задержался у двери в камеру Коффи, потом перебежал через Зеленую Милю в камеру Делакруа. И, когда он бежал, я заметил, что на его усиках все еще была кровь.



Делакруа, плача и смеясь одновременно, поднял его и стал покрывать звонкими поцелуями. Дин, Харри и Брут смотрели в молчаливом недоумении. Потом Брут шагнул вперед и протянул сквозь решетку разноцветную катушку. Сначала Делакруа ее не видел, уж слишком поглощен был Мистером Джинглзом. Он походил на отца, сына которого спасли, вытащив из воды. Брут постучал катушкой по плечу Делакруа. Тот посмотрел, взял ее и вернулся снова к Мистеру Джинглзу, гладя его шерстку, пожирая глазами, стремясь снова и снова убедиться, что мышонок жив, здоров и весел.

- Брось ее, - сказал Брут. - Я хочу посмотреть, как он бегает.

- С ним все в порядке, босс Ховелл, слава Богу, с ним все в порядке.

- Брось, - повторил Брут. - Ради меня, Дэл.

Делакруа наклонился с явной неохотой, боясь выпустить Мистера Джинглза из рук даже на время. Потом очень нежно бросил катушку. Она покатилась по камере мимо коробки из-под сигар "Корона" к стене. Мистер Джинглз погнался за ней, но не так быстро, как раньше. Казалось, что он слегка припадает на заднюю левую лапку, и это меня поразило больше всего. Эта небольшая хромота.

Он добежал все же до катушки и прикатил ее носом назад к Делакруа со всем своим прежним энтузиазмом. Я повернулся к Джону Коффи, который стоял у двери в свою камеру и улыбался. Улыбка его была усталой. Не сказать, чтобы он выглядел совсем счастливым, но та встревоженная настойчивость, которую я видел на его лице, когда он просил дать ему мышь, исчезла, как исчезло и выражение боли и страха. Это снова был наш Джон Коффи со слегка отсутствующим лицом и странными нездешними глазами, - Ты помог ему, - сказал я - Правда, парень?

- Да, это так. - Улыбка Коффи стала чуть шире, и на секунду или две стала счастливой. - Я помог ему. Я помог мышонку Дала. Я помог... - Он замолк, не в силах вспомнить имя.

- Мистеру Джинглзу, - подсказал Дин. Он смотрел на Джона Коффи внимательно, изучающим взглядом, словно ожидая, что Коффи вдруг возгорится или начнет плавать по камере.

- Правильно, - кивнул Коффи. - Мистеру Джинглзу. Он - цирковая мышь. И будет жить за стеклом.

- Да уж будьте покойны, - заверил Харри, тоже обратившись к Джону Коффи. За нашими спинами Делакруа лежал на своей койке, держа Мистера Джинглза на груди. Дэл ворковал с ним и пел какую-то французскую песенку, похожую на колыбельную.

Коффи посмотрел вдоль Зеленой Мили в сторону стола дежурных и двери, ведущей в мой кабинет и в складское помещение.

- Босс Перси - плохой, - произнес он. - Босс Перси - подлый. Он наступил на мышку Дэла. Он наступил на Мистера Джинглза.

А потом, мы не успели еще ничего сказать - словно мы могли еще что-то сказать ему, - Джон Коффи вернулся на койку, лег и повернулся набок лицом к стене.

 






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 406 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.007 с.