Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

IV. Основные этапы развития общения со сверстниками в раннем и дошкольном детстве




Последний вопрос, который будет рассмотрен в статье, касается генезиса общения детей со сверстниками в первые семь лет жизни. Выделение данного аспекта обусловлено генетическим характером нашего цикла исследований, направленного на то, чтобы изучить возникновение этой деятельности, а затем проследить ее развитие в первые годы жизни. Этот вопрос приобретает особую остроту потому, что исследование генезиса любого явления требует четкого определения его критериев: иначе невозможно отделить период отсутствия явления от периода, когда оно возникло. А значит, генетический подход способствует уточнению представления о сущности и природе изучаемого явления.

Тезис об общей природе обеих сфер коммуникаций привел нас к предположению, что общение со сверстниками, так же как и общение со взрослыми, складывается прижизненно, а развитие его происходит как смена качественно специфических форм коммуникативной деятельности. Когда же возникает общение со сверстниками и какие ступени развития проходит в первые семь лет жизни? Ответить на поставленные вопросы можно будет только после завершения намеченного цикла исследований. Тем не менее уже сейчас, в самом начале изучения можно (и полезно) высказать некоторые соображения об онтогенезе общения со сверстниками.

Знакомство с психологической литературой и первые собственные наблюдения привели нас к выделению нескольких важных периодов в онтогенезе рассматриваемой деятельности.

Первый из них – это пункт, в котором общение со сверстниками первоначально возникает; вплоть до выяснения вопроса мы его никак не датируем.

Второй – уже не пункт, а период – охватывает весь первый год жизни.

Третий период включает ранний возраст; можно предполагать, что внутри этого периода в дальнейшем потребуется отделить второй год жизни от третьего.

В четвертый период мы включаем пока весь дошкольный возраст, хотя нет сомнения, что на протяжении четырех лет – от трех до семи – совершаются важные преобразования в сфере коммуникаций со сверстниками, которые предстоит выяснить и изучить.

Рассмотрим каждый из выделенных периодов несколько подробнее.

1. Возникновение деятельности общения со сверстниками.В первое время после появления на свет ребенок не контактирует с окружающими людьми. Описанные рядом авторов реакции новорожденных на сверстников (например, на их плач) носят характер заражения, имеют, безусловно, рефлекторную природу и, конечно, не являются коммуникацией (Р. Заззо, 1967). Когда же у ребенка складывается общение со сверстниками?

В своей работе мы попытались опереться в поисках пункта возникновения коммуникации ребенка с другими детьми на четыре критерия, позволяющих установить, сложилась ли у ребенка коммуникативная потребность, и выделенные нами в прежних исследованиях общения детей со взрослыми. Мы полагаем, что на это нам дает право то важное общее, что объединяет обе сферы общения. В экспериментах, проведенных ранее, выделенные критерии показали свою продуктивность (М. И. Лисина, 1974а), и это позволяет надеяться, что они окажутся полезными и в приложении к новой сфере коммуникаций.

Коротко напомним эти критерии:

• ребенок разворачивает активность, направленную на ознакомление со своим партнером;

• он обнаруживает эмоциональное отношение к воздействиям, которые оказывает на него партнер;

• ребенок стремится проявить перед партнером свои способности и умения – «показать себя» и тем позволить партнеру ознакомиться с собой;

• он проявляет чувствительность к тому, как относится к нему партнер, аффективно реагируя на отношение последнего.

Выделенные критерии дают возможность констатировать наличие у ребенка стремления к оценке (первый и второй критерии) и самооценке (третий и четвертый критерии), то есть оформление у него потребности в общении. Те же критерии позволяют установить, конституировалось ли у ребенка отношение к другому человеку как к партнеру по общению: последнее обстоятельство особенно четко выступает в связи с двумя последними критериями, показывающими, рассчитывает ли ребенок на ответ другого человека, на его коммуникативную активность.

Можно думать, что общность потребности и объекта общения в обеих сферах сохраняет валидность критериев, разработанных применительно к партнеру – взрослому и в случаях, когда партнером ребенка становится его сверстник. Значит, определить пункт, когда впервые возникает общение между детьми одного возраста, можно будет, анализируя взаимодействие между ними с точки зрения четырех наших критериев.

2. Первый год жизни.Общение со взрослым оформляется у детей уже к двум месяцам жизни (М. И. Лисина, 1974а; С. Ю. Мещерякова, 1975). А как обстоят у младенцев дела с общением между собою?

В литературе приходится встречать весьма разноречивые мнения на этот счет. Так, Э. Л. Фрухт полагает, что «взаимодействие детей старше 8–9 месяцев можно считать первой формой социального контакта» (1976. С. 123); свой вывод она основывает на том интересе, который проявляют друг к другу дети указанного возраста. С. В. Корницкая, напротив, приходит к выводу о том, что «общение младенцев побуждается не особой потребностью в общении друг с другом, а градиентами потребностей во впечатлениях, активной деятельности и в общении со взрослыми» (1977, С. 38). В основе его лежит установление факта неспецифических контактов между детьми, которые были бы невозможны, если бы младенцы видели друг в друге потенциального субъекта общения.

Однако суждения того и другого рода пока не имеют достаточного фактического обоснования. Сведения насчет взаимодействия младенцев скудны и почти полностью исчерпываются утверждением, что на первом году жизни ребенок «любит наблюдать» за другими детьми (Б. Спок, 1971). Между тем в этой области нас, возможно, ожидают непредвиденные обстоятельства. Интригующие факты сообщают, например, М. Льюис, Дж. Брукс (1974). Их наблюдения показали, что младенцы, пугавшиеся незнакомого взрослого, давали положительную реакцию на незнакомого ребенка первых месяцев жизни. Если же с помощью зеркал у ребенка создавали впечатление, что он сам приближается к себе, то младенец высказывал такое же восхищение, как при появлении матери. Льюис полагает, что результаты описанных опытов свидетельствуют о способности младенца сравнивать незнакомца не только с матерью, но и с собою. Тогда незнакомый малыш опознается ребенком, как подобный ему самому и поэтому не таящий угрозы. Интерпретация звучит малоубедительно, но сами факты, несомненно, весьма любопытны.



В целом мы приходим к заключению, что взаимодействие младенцев нуждается в тщательном экспериментальном изучении, а накапливаемые факты необходимо оценивать с использованием четырех критериев, описанных выше. В таком случае «интерес» (первый критерий) и «положительная реакция» на другого ребенка (второй критерий) предстанут как свидетельства, хотя и необходимые, но недостаточные для вывода о том, что у детей уже возникла потребность в общении друг с другом и сама эта сфера коммуникативной деятельности как таковая. 3. Ранний возраст.На втором и третьем году жизни у детей совершаются важные перемены во взаимодействии друг с другом. Однако в чем именно они состоят и происходит ли преобразование актов взаимодействия детей в истинно коммуникативные контакты, к сожалению, остается все еще неясным. Относительно раннего возраста, как и для младенчества, главная задача состоит в накоплении фактов и в тщательном их анализе с позиций нашего понимания природы коммуникативной деятельности и содержания социогенной потребности.

Среди опубликованных данных можно встретить не очень согласующиеся между собой указания на то, что дети вступают во все более тесные практические контакты, и на то, что между ними возникают эмоциональные связи.

Так, Б. Спок (1971) сообщает, что дети двух лет, хотя еще почти и не играют вместе, любят наблюдать за играми друг друга и «просто быть неподалеку». Если же они играют коллективно, то обходятся «без всяких церемоний», и лишь после трех лет научаются «считаться друг с другом». B. C. Мухина (1975) также сообщает об интересе детей раннего возраста к играм друг друга и считает, что он является основой для дальнейшего сближения детей. Но она утверждает, что уже к середине второго года ребенок «чувствует симпатию к другим детям» – сочувствует, помогает им, иногда чем–то делится; он встречает их «несмелой улыбкой». У Я. Л. Коломинского (1976) имеются аналогичные указания на преимущественно эмоциональный характер связей между маленькими детьми даже и позднее, в дошкольном возрасте.

Так что же верно: то, что малыши относятся друг к другу не церемонясь, или же то, что они способны к эмоциональному сопереживанию и личностным симпатиям? Возможно, что верно и то и другое, но в разных обстоятельствах. Только тщательно проконтролированное исследование поможет установить истину. Работа Л. Н. Галигузовой была задумана как первая попытка в указанном направлении. Ее результаты позволяют проследить становление деятельности общения со сверстниками, ее рождение из смежных видов активности и на их основе. 4. Дошкольный возраст.После трех лет взаимодействие детей резко изменяется: оно интенсифицируется, появляется инициирование общения (B. C. Мухина, 1975); дошкольники играют не только рядом, но и вместе (Дж. и Л. Брага, 1974); ясно обнаруживается специфически коммуникативная потребность детей в общении друг с другом («мне надо ребенков» – Е. А. Аркин, 1929); ребенок перестает бесцеремонно обижать других детей, чаще делится с ними, получает удовольствие от их общества (Б. Спок, 1971).

По–видимому, перед нами тот период детства, когда уже не приходится сомневаться в наличии между детьми истинной коммуникативной деятельности.

Но картина выглядит чересчур глобально. Требуется тщательная проработка всех ее деталей, с тем чтобы выяснить, не происходит ли на протяжении дошкольного возраста смена нескольких коммуникативных формаций. Напомним для сравнения, что в развитии общения со взрослыми дошкольники преодолевают три ступеньки: от ситуативно–делового общения они поднимаются к внеситуативно–познавательному, а от него – к высшему достижению дошкольного детства – внеситуативно–личностному общению. Главное, что позволяет выяснить характер сдвигов в сфере коммуникаций со сверстниками и отделить количественный рост от качественных модификаций, – это тщательный анализ содержания потребности в общении с ними и ведущих мотивов этой деятельности. Вот почему в планируемом цикле мы предусмотрели специальные работы (Р. И. Деревянко, Р. А. Смирнова), направленные на исследование мотивов и потребностей общения дошкольников друг с другом.

Таковы предварительные соображения по поводу генезиса общения со сверстниками, положенные в основу нашего цикла экспериментальных исследований.

Заключение

Цель настоящей статьи состояла в том, чтобы произвести предварительный анализ психологической проблемы общения детей со сверстниками и определить те исходные позиции, с которых можно было бы продуктивно ее исследовать. В центр внимания были поставлены вопросы генезиса этой деятельности у детей в первые семь лет жизни. Изучение общения со сверстниками было намечено нами в плане сопоставления его с общением ребенка и взрослого с целью выявления и того общего, что есть в этих сферах, и того специфического, что отличает коммуникации ребенка именно со своими сверстниками.

Знакомство с литературой вопроса не позволяет пока ясно представить себе ни жизненное значение общения со сверстниками для общего правильного психического развития маленьких детей (во всяком случае, в пределах дошкольного возраста), ни функции этой деятельности на разных этапах раннего и дошкольного детства. По–видимому, она положительно влияет на формирование личности ребенка, но на что и как – мы пока не знаем.

Главный результат проделанной нами предварительной работы мы видим в уточнении путей подхода к изучению генезиса общения детей со сверстниками.

Общение в этой сфере рассматривается нами как деятельность, объектом которой является другой ребенок, выступающий в качестве потенциального субъекта общения. Потребность в общении со сверстником, так же как и со взрослым, определяется нами как стремление детей к познанию и оценке партнера и к самооценке и самопознанию через другого ребенка и с его помощью. Основной продукт общения со сверстником состоит, по нашему мнению, в аффективно–когнитивном образе себя и другого ребенка, формирующемся в результате этой деятельности.

Мы выдвинули предположение о влиянии опыта общения со взрослыми и сверстниками на развитие самопознания и самосознания детей и наметили гипотетическую картину генеза общения со сверстниками у детей первых семи лет жизни. В совокупности с более частными предположениями выдвинутые гипотезы составляют проспект цикла намечаемых исследований.

Список литературы

1. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 23.

2. Аркин Е. А. Дошкольный возраст. – М.; Л., 1929.

3. Барцалкина В. В. Формирование познавательной направленности: Автореферат канд. дис. – М., 1977.

4. Давыдов В. В. Психологические проблемы воспитания и обучения подрастающего поколения // Вопросы психологии, 1977. – № 5.

5. Драгунова Т. В. Общение с товарищами как особая сфера жизни подростков // Возрастные и индивидуальные особенности младших подростков. – М., 1967.

6. Драгунова Т. В. Психологические особенности подростка // Возрастная и педагогическая психология. Гл. V. – М., 1973.

7. Заззо Р. Психическое развитие ребенка и влияние среды // Вопросы психологии, 1967. – № 2.

8. Запорожец А. В., Лисина М. И. (ред.) Развитие общения у дошкольников. – М., 1974.

9. Кемпински А. Психопатология неврозов. – Варшава, 1975.

10. Коломинский Я. Л. Психология взаимоотношений в малых группах. – Минск, 1976.

11. Корницкая С. В. Особенности контактов между младенцами // Воспитание, обучение и психическое развитие. Ч. I. – М., 1977.

12. Леонтьев А. Н. О значении понятия предметной деятельности для психологии // Тезисы докладов к XX Международному психологическому конгрессу. – М., 1972.

13. Леонтьев A. Н. Деятельность. Сознание. Личность. – М., 1977.

14. Лисина М. И. Влияние словесно–эмоциональных воздействий взрослого на познавательное развитие детей первого полугодия жизни // Обучение и развитие» (материалы к симпозиуму). – М., 1966.

15. Лисина М. И. Возрастные и индивидуальные особенности общения с взрослыми у детей от рождения до семи лет: Автореферат докт. дис. – М., 1974а.

16. Лисина М. И. Общение ребенка с взрослыми как деятельность // Общение и его влияние на развитие психики дошкольника. – М., 1974б.

17. Лисина М. И. О механизмах смены ведущих деятельностей у детей в первые семь лет жизни // Проблемы периодизации развития психики в онтогенезе. – М., 1976.

18. Лисина М. И. Развитие отношения к себе у детей в первые семь лет жизни // Воспитание, обучение и психическое развитие. Ч. I. – М., 1977.

19. Мещерякова С. Ю. Особенности «комплекса оживления» у младенцев при воздействии предметов и общении с взрослым // Вопросы психологии, 1975. – № 5.

20. Мухина B. C. Психология дошкольника. – М., 1975.

21. Непомнящая Н. И. (ред.) Опыт системного исследования психики ребенка. – М., 1975.

22. Репина Т. А. Развитие чувств в дошкольном возрасте // Психология личности и деятельности дошкольника. – М., 1965.

23. Рояк А. А. Психологическая характеристика трудностей взаимоотношений со сверстниками некоторых детей дошкольного возраста // Вопросы психологии, 1974. – № 4.

24. Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии («Человек и мир»). – М., 1976.

25. Савонько Е. И. Возрастные особенности соотношения ориентации школьников на самооценку и на оценку другими детьми: Автореферат канд. дис. – М., 1970.

26. Спок Б. Ребенок и уход за ним. – М., 1971.

27. Стеркина Р. Б. Роль деятельности в формировании самооценки у детей дошкольного возраста: Автореферат канд. дис. – М., 1977.

28. Фрухт Э. Л. Развитие начальных форм общения между детьми на первом году жизни // Проблемы периодизации развития психики в онтогенезе. – М., 1976.

29. Allen K. E., Hart В, BuellJ. S., Harris F. R., Wolf M. M. Effects of Social Reinforcement on Isolate Behavior of a Nursery School Children // Child Development, 1964. – 32. – № 2.

30. Bowlby J. Attachment and Love // Attachment. Vol. 1. – London: Horagth Press, 1969.

31. BragaJ., Braga L. Growing with Children. – Prentice Hall, inc., Englewood Cliffs, New Jersy, 1974.

32. DunnJJ. Distress and Comfort. – Cambridge: Harward University press, 1966.

33. GewirtzJ. L. The Course of Infant Smiling in Four Child–rearing Environments in Israel // В. М. Foss (Ed.) Determinants of Infant Behavior. Vol. 3. – London: Methuen, 1965.

34. Harlow H. F., Harlow M. Learning to Love //American Scientist, 1966. – № 54. – № 3.

35. Hartup W. W., Coats B. Imitation of a Peer as a Function of Reinforcement from the Peer Group and Rewardingness of the Model // Child Development, 1967. – 38. – № 4.

36. Lewis M., Brooks J. Self, Other and Fear: Infants' Reactions to People // M. Lewis, L. A. Rosenblum (Eds.). The Origins of Fear. – N. Y.: Wiley, 1974.

37. Maccoby E., Masters J. S. Attachment and dependency // P. H. Mussen (Ed.). Carmichael's Manual of Child Psychology. Vol. 1.3–d ed., J. Wiley, inc. – N. Y., 1970.

38. Rheingold H. L., Bayley N. The Later Effects of an Experimental Modification of Mothering // Child Development, 1953. – Vol. 30. – P. 363–373.

Становление и развитие общения со сверстниками у дошкольников1

В первые дни после рождения младенец не общается с окружающими людьми. Но жизненно важные нужды ребенка в сочетании с активными воздействиями на него близких людей приводят к тому, что к двум месяцам у него уже складывается самая ранняя генетическая форма особого взаимодействия со взрослыми, которую принято называть эмоциональным общением (Дж. Боулби, А. Баллон, А. В. Запорожец, Д. Б. Эльконин). Она составляет первую сферу контактов ребенка с окружающими людьми, значение которой в его жизни трудно переоценить. В советской детской психологии общение со взрослыми рассматривается как тот контекст, в котором дети усваивают опыт предшествующих поколений, чтобы затем обогатить его собственными достижениями (Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, С. Л. Рубинштейн).

Очень скоро выясняется, однако, что ребенку недостаточно контактировать только со старшими: у него появляется и затем все более усиливается потребность в общении с другими детьми. Взаимодействие с ними составляет вторую сферу контактов ребенка с окружающими людьми. Она также очень важна для детей, и они сами остро это ощущают (один дошкольник сказал матери, предлагавшей малышу свою компанию: «Ты большая, а мне надо ребенков»). Однако значение общения со сверстниками для общего психического развития детей изучено намного меньше, чем общение со взрослыми: об этом пишут Я. Л. Коломинский, У. Хартап и другие специалисты по детской психологии.

Важность и недостаточная изученность общения детей со сверстниками побудила нас обратиться к исследованию становления и развития этой сферы социальных контактов ребенка. Мы сосредоточили внимание на событиях, происходящих в первые семь лет жизни ребенка, и исходили при этом из следующих положений.

1. Общение детей с ровесниками имеет ту же природу, что и общение их со взрослыми. Поэтому можно использовать для его анализа результаты исследования генезиса общения детей со старшими, начатого нами 20 лет назад по инициативе А. В. Запорожца.

2. По своей сути общение – это взаимодействие ребенка с окружающими людьми, направленное на объединение усилий с целью выяснения отношений и достижения

1 Доклад на советско–американском симпозиуме, июнь 1983 г.

общей цели. Характерной особенностью общения является отношение его участников друг к другу как к субъектам активности, а не физическим объектам.

3. При рождении ребенок не способен к общению. Эта способность складывается у него в ходе жизни постепенно. Становление общения начинается с формирования особой потребности ребенка в контактах с другими детьми. Природа указанной потребности состоит в стремлении ребенка к самопознанию и самооценке через посредство окружающих и с их помощью.

4. Становление второй сферы общения ребенка – со сверстниками – предполагает оформление у него специфического варианта общей коммуникативной потребности. По–видимому, его особенность состоит в возможности для ребенка сравнивать себя с ровесниками путем прямого наложения сведений о себе на образ равного существа, в то время как взрослый для маленького ребенка – идеал, реально недостижимый (гипотеза Т. В. Драгуновой, А. Кемпински, А. Г. Рузской).

Наличие у ребенка специфической потребности в общении со сверстниками мы определяли по 4 критериям:

1) вниманию его к другим детям;

2) эмоциональному отклику на их действия;

3) стремлению обратить на себя внимание сверстников;

4) чувствительности к их аффективному отношению.

Одновременное наличие всех 4 критериев свидетельствует о желании ребенка познать себя (третий критерий), оценить себя (четвертый критерий) через посредство других детей (первый и второй критерии) и с их помощью (снова четвертый критерий).

Мы провели ряд исследований в области генезиса общения детей со сверстниками. Они позволили выделить в этом процессе 4 этапа.

Первый этап– это период отсутствия у ребенка самостоятельной и специфической потребности в общении со сверстниками. Он охватывает первый год жизни. С. В. Корницкая и Л. М. Царегородцева наблюдали взаимоотношения младенцев в микрогруппах из 3 человек, в условиях закрытого детского учреждения, где дети живут постоянно и воспитываются в группах по 12 человек. Они установили, что у младенцев выявляются только два критерия: внимание и аффективный отклик. Первый и второй критерии характеризуют отношение ребенка к сверстнику как к объекту – источнику богатых впечатлений. Младенцы с интересом следят за ровесниками, находящимися в отдалении. Соприкосновение обычно вызывает у них опасение или протест, и вполне обоснованно: активные дети чересчур смело исследуют товарищей – трогают их лицо, тело, тянут за волосы, теребят одежду. В конце года возникают эпизодические практические контакты, когда дети вместе рассматривают что–то, раскачивают ограждение манежа, тянут за шнурки ботинок: но они очень кратковременны и быстро прекращаются из–за неумения младенцев произвольно регулировать свое поведение.

Контакты детей со сверстниками побуждаются на первом этапе не специфической потребностью в общении с равными партнерами, а стремлением к активности и новым впечатлениям. Обыкновенные игрушки нередко привлекают младенцев сильнее ровесника, а желание присвоить понравившийся предмет вызывает у них отношение к другому ребенку лишь как к преграде, мешающей достичь цели.

Вмешательство взрослого производит благоприятное действие. Когда он брал одного ребенка на руки, показывал его другим, гладил ручкой этого младенца остальных детей, можно было заметить, как малыши начинали вглядываться в лицо, в глаза ровесника, улыбаться ему. Но эффект был кратковременным: стоило посадить ребенка рядом с другими, дать игрушки – и через минуту они уже забывали друг о друге.

Второй этапстановления общения со сверстниками охватывает второй год жизни. Это этап первичного оформления специфической потребности детей в общении со сверстниками. Исследования Л. Н. Галигузовой, Т. М. Землянухиной, Р. И. Желеску, Т. М. Сорокиной показали, что помимо двух первых критериев в поведении ребенка проявляются также третий и четвертый: малыш старается обратить на себя внимание товарищей, перестраивая с этой целью свои действия. В начале второго года жизни два последних типа проявлений отмечаются редко, и лишь к трем годам они приобретают устойчивый и систематический характер. Таким образом, дети начинают относиться друг к другу как к субъекту потенциального общения; они учитывают способность ровесника воспринимать их действия, реагировать на них и ведут себя в расчете на нее.

На втором этапе контакты с ровесником начинают удовлетворять потребности детей не только во впечатлениях – они позволяют им развивать также бурную активность и строить совместную деятельность: малыши перебрасывают друг другу предметы, вместе занимаются крупными игрушками, переглядываются, пересмеиваются, легко заражаются общим весельем. Взаимодействие детей во многом напоминает их контакты со взрослым: слова, улыбки, ожидание ответа присутствуют в обоих случаях. Но возникает и специфическое содержание взаимодействия именно со сверстником. Его отличает особенно раскованный, свободный характер действий детей и яркая эмоциональная окраска: дети прыгают, принимают причудливые позы, громко визжат, поют и явно испытывают при этом повышенное удовольствие, не возникающее у них ни в одиночестве, ни при общении с заботливыми и вечно осторожными взрослыми. И все же место общения с ровесниками в общей иерархии потребностей ребенка на втором этапе очень скромное. Детей сильно привлекают игрушки, и они действуют с ними главным образом индивидуально. Игра интерферирует с общением. Значение взрослого также несравненно больше, чем привлекательность сверстника. Т. М. Землянухина установила, что дефицит общения с близкими людьми у сирот заметно тормозит развитие контактов детей со сверстниками и мешает становлению отношения к ним как к субъектам общения.

Третий этапразвития общения детей со сверстниками охватывает третий и четвертый годы жизни. Он характеризуется закреплением и стабилизацией успехов, достигнутых детьми к самому концу второго этапа. В поведении детей теперь постоянно проявляются все четыре критерия потребности в общении друг с другом. Присутствует отношение к товарищу как к субъекту общения. Контакты детей множатся и разнообразятся параллельно развитию их практических умений, речи, игровой фантазии. Но дети по–прежнему больше ориентированы на взрослого и без его помощи и участия не умеют наладить сотрудничество и достичь согласия между собой.

С четырех лет до семи включительно длится четвертый этапразвития общения детей со сверстниками. Его начало знаменуется резким переломом в соотношении двух сфер социального поведения ребенка: взрослый сохраняет значение наиболее авторитетного, любимого и необходимого человека в его жизни, но сверстник, как партнер по общению, обгоняет взрослого по своей привлекательности и становится предпочитаемым (Д. Б. Годовикова, Р. И. Деревянко, Л. Б. Митева, Р. А. Смирнова). Если предложить дошкольникам старше четырех лет нескольких партнеров разного возраста для взаимодействия с ними в различных обстоятельствах, то они выбирают и для игры, и для рассматривания книг, и для беседы именно сверстников; дети постоянно относятся к сверстнику как к субъекту, и в их поведении выявляются все четыре критерия сформированности потребности в общении. Но третий и четвертый критерии резко преобладают над двумя первыми. Это означает, что дошкольник относительно слабо интересуется своим товарищем как таковым: он плохо отражает его портретные черты, редко обращает внимание на особенности его душевного состояния, не осведомляется о важных обстоятельствах его жизни (например, не знает, где тот живет, как, кто у него в семье). Зато он чутко воспринимает все тонкие нюансы отношения ровесников к самому себе – ребенок сразу усиливает воздействия, вызывающие одобрительный смех; прилагает разнообразные усилия, чтобы обратить на себя внимание отвлекающихся товарищей. Таким образом, дошкольники относятся к сверстнику как к «невидимому зеркалу» – они ищут в нем лишь свое собственное отражение.

Вместе с тем дошкольник очень внимательно слушает, что говорят старшие о других детях; характерно, что он немедленно примеривает к себе все, что узнал о других детях; он склонен ревниво оспаривать их успехи и преувеличивать их промахи. Такое непрестанное сопоставление себя с другими детьми служит важным средством формирования у дошкольника представления о себе. Исследования И. Т. Димитрова и А. И. Силвестру показали, что в результате общения с друзьями ребенок научается оценивать свои практические умения и получает первое представление о своих знаниях. Правда, его мнение о своих личностных достоинствах явно преувеличено, но это порождает у дошкольников своеобразный детский оптимизм, благоприятствующий успеху ребенка в новых делах и смелости в новых предприятиях.

Общение со сверстниками порождает в дошкольном возрасте избирательные привязанности между детьми. По данным Р. А. Смирновой, в основе дружеских отношений детей лежит удовлетворение потребности в доброжелательном внимании сверстников; оно обеспечивает познание детьми себя в своих лучших качествах. На втором по значению месте для формирования дружеских связей стоит удовлетворение потребности детей в игровом сотрудничестве, а стремление к общности мнений и взглядов занимает лишь скромное третье место.

В пределах дошкольного детства сфера общения детей со сверстниками намного уступает сфере общения со взрослыми по содержательности контактов и глубине личностных связей партнера с ровесниками. Тем не менее она имеет большое значение в жизни ребенка благодаря своему непринужденному раскованному характеру, яркой эмоциональной окраске, щедрой насыщенности элементами воображения и фантазии.

Проведенные исследования позволяют приблизиться к пониманию роли общения со сверстниками у детей первых семи лет жизни. По–видимому, в этой сфере общения создаются условия, своеобразно обеспечивающие самопознание и самооценку ребенка.

Во–первых, здесь дети могут проверить, как они усвоили опыт и наставления старших, прямо сопоставляя свое поведение с действиями других детей, в споре и обсуждениях с ними того, что и как следует делать.

Во–вторых, общение с равными партнерами создает благоприятные обстоятельства для познания детьми своих потенций путем свободного выявления творческого, оригинального начала в отсутствие ограничивающих регламентаций старших. Исследование показывает также решающее значение общения со взрослыми для налаживания гармоничных взаимоотношений детей друг с другом.






Дата добавления: 2015-08-18; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 1009 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.016 с.