Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


— л о в а р ь

јёЌЌџ Ц существа, родственные

фианьюккам, но более древние, чем они.

Ќикто не знает, откуда по€вились аюнны и,

наверное, так никто и не узнает: аюнны

никогда об этом не рассказывали Ц сколько

их помн€т, они не произнесли ни единого

звука, не написали ни одного слова или

знака. »х глаза смотр€т пр€мо перед собой,

но в них отражаетс€ вечность. ћожет быть,

эти удивительные существа принадлежат к

другим мирам Ц воспри€ти€ у нас

одинаковые, но ассоциируют аюнны всЄ иначе и

с другими предметами, может быть, дл€ них

даже не существует предметов, а вместо них Ц

головокружительна€ и непрерывна€ игра

кратких впечатлений. ћожет быть. ќднако

каждое их движение, каждое действие

наполнено глубочайшим смыслом. –аньше

аюнны считались бессмертными, но это не

так: ощуща€ себ€ существами недолговечными,

они и ведут себ€ соответственно Ц зна€, что

каждое совершЄнное ими де€ние может

оказатьс€ последним. —мерть (или пам€ть о

смерти) наполн€ет аюнн возвышенными

чувствами и делает их жизнь ценной. ќни

понимают, что нет лица, чьи черты не

сотрутс€, подобно лицам, виденным во сне. ¬сЄ

у смертных имеет ценность Ц невозвратимую

и роковую. ” бессмертных же, напротив,

вс€кий поступок Ц лишь отголосок других,

которые уже случились в прошлом или

случатс€ в будущем*. ¬еличайшее счастье

знать это и балансировать между спокой-

ным мудрым созерцанием и каждодневным

упоением жизнью... јюнны предвид€т

будущее, загл€дыва€ в него, будто в

прозрачный стакан с прозрачной водой Ц

их внутреннему взору доступно "дно

каждого событи€", его причина и следствие.

ѕоэтому одним из поразительных свойств,

которыми они обладают, €вл€етс€ их

способность исцел€ть недуги Ц как физии-

ческие, так и душевные.

¬ј–-–ј’ÁЋџ Ц оборотни-перевЄртыши,

соедин€ющие в себе две природы Ц звери-

ную и не-звериную (чаще всего Ц людскую):

каждый оборотень сам вправе решать Ц в

кого ему "обернутьс€". ¬ар-рахал имеет в

груди два сердца: когда бьЄтс€ звериное, он

Ц зверь, когда не-звериное Ц кто-то другой,

не-зверь. ƒл€ своего превращени€

* Ц ’орхе Ћуис Ѕорхес

оборотни используют эффект турбулент-

ной туманности, иначе говор€ Ц во врем€

сильнейшего вращени€ их тела перестра-

иваютс€, сначала расщепл€€сь до микро-

частиц, а потом вновь соедин€€сь Ц в

клетки, в ткани, в кости и сосуды. Ќесколь-

ко мгновений Ц и перед вами уже стоит не-

что иное Ц совсем не то, что было минуту

назад...  огда-то очень давно все вар-раха-

лы были едины и принимали только два

вида: прекрасных варров и могучих, гроз-

ных раххов. Ќо ничто не пребывает в не-

зыблемости, всЄ течЄт, всЄ измен€етс€. ѕо-

степенно оборотни разделились на от-

дельные группы Ц очень несхожие и, более

того, нередко враждующие между собой:

¬”Ћ‘џ Ц вар-рахалы, избравшие дл€

себ€ внешние формы про€влени€ в виде

волков (вулфов) и людей (но не идеальных

Ц варров, а самых простых Ц хонов). ќт

обычных волков и обычных людей их

можно отличить по золотисто-жЄлтым

глазам, которые сохран€ютс€ и в том, и

другом образе. ¬улфы мудры, спокойны и

миролюбивы. ќни легко принимают дей-

ствительность, может быть, потому, что

интуитивно чувствуют: ничто реально не

существует. ћир Ц это серый туман, скры-

вающий и одновременно про€вл€ющий ѕуть

каждого... ј ћавул'х, один из самых известных

вождей вулфов, добавил бы: Ц ѕуть, который

чЄтче всего проступает посредине степи Ц

ровной цепочкой следов Ц это срединный путь,

путь гармонии и равновеси€, лини€, рано или

поздно замыкающа€ начало и конец. ќ досто-

инстве и смелости вулфов слагались

легенды, и сама€ впечатл€юща€ из них Ц

это сказание о ћировом —толбе Ц ÷стах

ётм  ибаорг'хе Ц  амне выбора ѕути,

около которого об€зательно находитс€

—ерый —траж Ц лучший вулф из рода вар-

рахалов. –оль вулфа в процессе избрани€

ѕути несколько занижена, но именно

—траж помогает путнику сделать осознан-

ный и своевременный выбор, наиболее со-

ответствующий ищущему в данный момент.

 Á““џ Ц часть вар-рахалов, котора€ в

силу своей эксцентричности и агрес-

сивности противопоставила себ€ вулфам,

избрав путь охотников и воинов-одиночек

Ц судьбу оборотней, живущих "самих по

себе". »х зверина€ сущность весьма

логично выразилась в образе свирепых

кошек Ц белоснежных, как горные верши-

382 ≈.¬.ј. ƒор

ны, на которых они поселились. ∆изнь

каттов Ц это синее небо, огромное, дальше

некуда; это сверкающее великолепие снега; это

бурные потоки, несущиес€ по ущель€м где-то

там, далеко внизу, в одиночку; и самое главное Ц

азарт и хладнокровие погони, когда предсмер-

тный крик жертвы сливаетс€ с восторженным

рыком охотника.  атты противопоставл€ют

себ€ вулфам и презирают их жизненный

выбор, сами того не подозрева€, что и они

тоже идут по срединному ѕути: им подвла-

стны призрачные дороги сновидений. ¬

путешестви€х по снам каттам нет равных.

»спользу€ белый призрачный ветер, они

странствуют по чужим снам в поисках от-

ветов на свои вопросы Ц ответов, которых

нет и не может быть в реальном мире.  аттам

никто не нужен, они никого не слушают и

никому не помогают. Ћишь однажды

каттиус »ллас  лааэн сделал исключение

дл€ ƒафэна: провЄл его в страну сновиде-

ний Ц —оррнорм, где с ними и произошли

удивительнейшие, непредсказуемые собы-

ти€, изменившие жизнь не только каттов,

но и всех, вар-рахалов вместе.

ѕ“»√ÓЌџ Ц вар-рахалы, которые

больше всех остальных оборотней любили

пребывать в образе идеального человека Ц

варра, лишь изредка переход€ в звериную

форму Ц рахха. Ќо однажды одному из

древних вар-рахалов приснилось, что он Ц

птица, свободно пар€ща€ в воздухе и не

ведающа€ ничего об оборотн€х. ѕроснув-

шись, вар-рахал спросил себ€: " ј может

быть, € Ц всего лишь сон, который снитс€

пернатому летуну? »ли мы оба Ц только

лишь сны друг друга?" —казал и расхохо-

талс€. — этого мгновени€ ощущение полЄта

никогда уже не покидало его. ѕрошло

совсем немного времени, и вот как-то раз,

подойд€ к краю пропасти, он раскинул в

стороны руки и прыгнул вперЄд, принима€

не привычную форму рахха, а станов€сь

птицей. ќ нЄм говорили, что он сошЄл с

ума, что он болен... „то ж, болезнь ока-

залась заразной, и его дети, внуки и пра..

.внуки летали в небе, как будто бы так было

всегда. ћечтатели и фантазЄры, они и

сейчас необычайно легки на подъЄм, в

общении при€тны и никогда не доставл€-

ют своим собеседникам непри€тностей.

«ћ»”Т––џ Ц вар-рахалы, которые са-

мыми последними изменили привычный

облик варров и раххов. ќни хладнокровно

наблюдали за тем, как их бывшие

родственники и знакомые преображались в

иных существ, наблюдали и ничего не

предпринимали, отрица€ саму возмож-

ность хоть что-то изменить. Ќо бывает, что

и камень прорастает. ¬рем€ Ц это река, ко-

тора€ струитс€ и уносит, и эта река Ц живые

тела, мы сами, вар-рахалы, которые отрицают

превращение... но итог этого превращени€ Ц

вар-рахалы. ћир остаЄтс€ €вью, а оборотень

всегда будет стремитьс€ к трансформации.

ѕоток времени захватил последних из вар-

рахалов и преобразил их тела, выт€гива€ и

заключа€ в прочную чешую Ц броню, отде-

л€ющую их от внешнего мира. ќни спр€та-

лись от всех, Ц думали, что надЄжно, Ц но...

от себ€ не убежишь. Ќикто никогда не жил в

прошлом, как никто никогда не жил в будущем:

форма любой жизни Ц только насто€щее.

Ќастал момент, и из потайных мест вышли

новые вар-рахалы Ц змиурры, чей внешний

вид претерпевает два изменени€: первое Ц

многометровые €довитые змеи с золотыми

пластинами чешуи, и второе Ц человекопо-

добные существа, с раздвоенным €зыком, с

вертикальными зрачками в змеиных глазах

и толстой шершавой кожей.

¬»Т…» Ц... аждый замок имеет свой воз-

раст и свою смерть.  огда приходит час

конца, его домовые, подвальные, коню-

шенные и каминные подв€зывают подбо-

родки длинными космами, Ц чтобы слу-

чайно не улыбнутьс€, Ц и беззвучно, точно

в немом кино, выстраиваютс€ по трое и на

цыпочках покидают своЄ отжившее при-

станище. ѕусто место св€то не бывает (или

не вс€кое пустое место Ц св€то): через по-

ложенные сорок дней и дев€ть ночей, в

ближайшее полнолуние, оно засел€етс€

новыми жильцами. ѕовезЄт путникам, если

в развалины заползЄт почтенный, добро-

пор€дочный земной глысть, который,

первым делом, ул€жетс€ спать в тронном

зале, долго и апатично; повезЄт даже, если

там поселитс€ мЄртровойв, который будет

бродить ночами по близлежащим родовым

склепам, скрежеща зубами и враща€ студе-

нистыми глазами Ц от него ещЄ можно спас-

тись заговорЄнным крестом или свежевы-

струганным колом, но... Ќо вот если в замок

прилетит вий€, да ещЄ не одна, а с сестрами,

то тогда следует бежать из этих мест за

тридев€ть земель, бежать не огл€дыва€сь,

броса€ нажитое и засе€нное... ≈динствен-

ный, кто видел их, говорил с ними и

осталс€ жив, был хардур “еолъзин. ќн

описывает их так: "¬ий€ прекрасна. ¬ий€

обворожительна. Ќет никого более велико-

лепного в убийственной тьме ночи!..  огда

€ открыл ржавые дворцовые ворота, и их

Ђ –»  ƒј‘ЁЌјї 383

стон т€жЄлым звуком пал в бездонный мрак

замка, она вышла мен€ встречать. Ќет, не

вышла, а выплыла, едва каса€сь босыми

ступн€ми мраморного пола, порха€ в

раздутом колоколом платье точно точЄный

серебр€ный €зычок. Ќи единого звука не

издавал этот чудесный колокол, ни единого

слова не услышал € потом и от вийи.

»ссин€-чЄрные волосы шЄлковым покрыва-

лом обрамл€ли овал безукоризненного

лица с миниатюрными, почти детскими

чертами; высока€ ше€ переходила в

покатые плечи; сложенные на талии руки Ц

такие белые, что казались почти прозрач-

ными, Ц оканчивались из€щными кист€ми,

лишь синие ногти слегка портили

впечатление. » тоска Ц невыразима€ тоска,

котора€ горела, пылала в еЄ огромных

антрацитовых глазах, придавала еЄ образу

такое необъ€снимое, непередаваемое оча-

рование, что оно заставл€ло посто€нно

слышать тихий отзвук еЄ дыхани€, хот€

гладкие полукружи€ грудей не шевели-

лись. я прот€нул вперЄд ладонь и создал на

ней знак великого перемири€, сверкнув-

ший в ночи слишком €рко, почти оскорби-

тельно, Ц вий€ зашипела и отпр€нула в

тень, Ц € тут же прикрыл его второй

ладонью и торопливо заговорил: о том, как

она красива, о том, что € хочу воспеть еЄ

красоту в веках, о том, что € Ц хардур, и что

лучше мен€ это не сделает никто... ’ардур?! Ц

молчаливо удивилась она, вскидыва€ тон-

кие брови, и неожиданно улыбнулась,

отчего выражение еЄ лица стало жутким,

приблизилась ко мне и изучающе обошла

мен€ вокруг, перебира€ в воздухе ножками.

я едва сдержалс€, чтобы не поворачиватьс€

вслед, остава€сь к ней лицом к лицу.

Ќаконец, она замерла передо мной,

завороженно наблюда€, как рубиново

пульсирует кровь в моих подсвеченных

изнутри руках Ц теперь заулыбалс€ €, скон-

центрировалс€, выдохнул и прот€нул сло-

женные ладони к вийе, настойчиво, во-

прошающе. „Єрна€ головка слегка, едва

заметно, благосклонно кивнула в ответ, а

уголки губ, подрагива€, подн€лись ещЄ вы-

ше. ќна, как и €, тоже прот€нула мне ла-

дошку и создала на ней голубой зигзаг зна-

ка временного согласи€. я надрезал себе

вену и напоил вийю кровью: договор был

подписан и оплачен. я прожил с ней и еЄ

сестрами целый мес€ц".

Ётот случай уникален и €вл€етс€ ис-

ключением из правил, ибо ни до, ни после

ни один человек Ц а “еользин, всЄ-таки, по

своему рождению был человеком! Ц не смог

остатьс€ в живых, столкнувшись с вий€ми.

ќни не знают сострадани€, прив€занностей

и страха. ќни умны, проницательны и

коварны. явл€€сь, по сути, одной из

разновидностей вампирских сущностей Ц

аскувирами, вийи не могут не следовать

своему естеству, но делают это столь из€щ-

но, выразительно и по-женски романтично,

что некоторые уставшие от жизни ищут

смерти именно в их объ€ти€х: убийство в

исполнении вийи превращаетс€ в поэти-

ческую драму или в эротический танец, в

песню без слов, в пытку, в наслаждение, в

охоту или битву, в глубочайшие страдани€,

принос€щие с собой безошибочные прозре-

ни€ инстинкта Ц во всЄ, о чЄм только может

пожелать пришедший в замок. —мерть, как

утверждают вийи, Ц это лес дь€вола, где

каждое дерево, кажда€ травинка уже давно

известны и сосчитаны, все смерти не раз

проиграны и доведены до гениального совер-

шенства, с какого-то момента они лишь

повтор€ютс€, будто вручаютс€ редкой кра-

соты траурные букеты, составленные по

индивидуальному заказу. ¬ийи Ц великие

мастерицы в этом искусстве. ћастерицы,

отдающиес€ процессу чужой смерти с

пристрастием близких родственниц,

которым завещано целое состо€ние.

¬»Ћ» Ó…Ў» Ц о происхождении вили-

койш хардур “еользин записал такие слова:

"Ќикто не может сказать точно в какой

момент по€вилс€ род женщин-виликойш.

ќднажды утром, в столетие великой миг-

рации птигонов, перва€ из них вступила на

порог ”льдроэл€, и тот приветствовал еЄ

как старую знакомую, трижды хлопнув

праздничным полотнищем башенного

флага. ≈Є осанка и рост соответствовали

торжественности момента, а размеренна€

поступь позвол€ла без труда выдержать

должную паузу, ибо по мере каждого дви-

жени€ всЄ большее количество зрителей

собиралось на верхних галере€х". Ќесмотр€

на свой внушительный, громоздкий вид,

виликойши добры и впечатлительны,

м€гки телом и душой, напоминают непо-

воротливых тучных коров, которые думают

о себе, что они Ц женщины, думают настоль-

ко €рко и талантливо, что никто и никогда

не встречал их мужского пола. —разу двух

виликойш, одновременно, можно увидеть

только после родильного акта. Ёто весьма

занимательное зрелище: сначала, следу€

внутреннему циклу, шесть объЄмных

женских грудей набухают и начинают

384 ≈.¬.ј. ƒор

источать тЄмное в€зкое молоко, просту-

пающее мокрыми п€тнами сквозь одежду;

живот т€желеет и округл€етс€, едва не

каса€сь земли; виликойша беспокоитс€,

ходит, часто дышит, но едва наступает

ближайшее утро, она, как пингвин с за-

жатым между лапами €йцом, осторожно

бредЄт прочь Ц прочь в поисках густого ту-

мана, погружаетс€ в него, точно в кип€щий

кисель, постепенно та€ в нЄм всеми своими

неохватными формами, размыва€сь п€т-

ном, тенью, ничем... «атем громко поЄт в

тумане, призывно, ритмично, будто

марширу€ на параде, снова шумно дышит

как бы сразу из нескольких мест, а потом

враз затихает и тут же по€вл€етс€, вед€ за

руку самою себ€, но лишь сухую и пока

стройную. ѕервые дни они не разлучаютс€:

новорожденна€, встав молитвенно на коле-

ни, всЄ врем€ сосЄт, по очереди прикла-

дыва€сь к материнским груд€м, складыва€

€зык лодочкой и подлизыва€ убегающие

драгоценные капли; кормилица же оп€ть

поЄт, но нежно, воркующе, умиротворЄнно,

и ласкает свою дочь по голове, придер-

жива€ еЄ за затылок, чтобы та не прекра-

щала есть. “а и не перестает, а напротив

делает это всЄ интенсивнее, жадно обхва-

тыва€ ртом уже не только сосок, но и часть

груди, при этом руками оглаживает и мнЄт

другие, заставл€€ их вновь и вновь набухать

и истекать душистой влагой. “ак проходит

день. Ќова€ виликойша толстеет и практи-

чески сравниваетс€ размерами с матерью,

но всЄ равно не оставл€ет своего зан€ти€.

’от€ молоко теперь почти не выдел€етс€,

она, так же как и раньше, старательно

вт€гивает губами, как в длительном

поцелуе, обхватыва€ сосок внутри рта €зы-

ком. ≈Є руки Ц едва не руки опытной лю-

бовницы Ц твор€т немыслимое, во всЄм

следу€ малейшим настроени€м слившихс€

тел. ћать уже не поЄт, а звучно, гулко

стонет, запрокидыва€ лицо, пока, наконец,

не разражаетс€, выплЄскива€сь на мощном

выдохе, облегчЄнным гортанным криком.

ќни медленно разжимают объ€ти€ и долго-

долго, не мига€, запоминающе-страстно

смотр€т друг на друга... ѕосле этого, ничего

не говор€, женщины расход€тс€ в разные

стороны и больше никогда не встречаютс€.

“ех, кто посмеет помешать св€щенному

акту любви виликойш, указом великого

—овета Ц кто бы это ни был по званию и ро-

ду! Ц отвод€т в ћЄртвый Ћес и, расп€в

между двум€ окаменевшими деревь€ми,

оставл€ют на потеху кикимрухам. ќб этом

и думать больно, ибо их изощрЄнные фан-

тазии никогда не исс€кают.

√Ћџ—“» Ц гигантские подземные черви,

обладающие зачатками разума, что делает

их неповоротливыми тугодумами и люби-

тел€ми простых "земных" радостей: если

они хот€т есть, то неторопливо и обсто€-

тельно поглощают всЄ подр€д, при этом,

они Ц не хищники, нет, но если кто-то ока-

зываетс€ на пути их перемалывающего

трЄхлепесткового жвала Ц что ж, будет пе-

ремолот и он, а впоследствии выдавлен ко-

ричневым желе через задний выводной

шланг; глысти предпочитают долгий сон

долгому путешествию, но место дл€ этого

ищут тщательно и придирчиво, особенно

нравитс€ им, как скольз€т сегменты их

толстого т€желого тела по прохладным

полированным плитам старых замков, и

если находитс€ таковой Ц свободный, то

они тут же стараютс€ зан€ть его, сворачи-

ва€сь огромными кольцами пр€мо в трон-

ном зале.   сожалению, в виду своих гас-

трономических пристрастий очень скоро

глысти привод€т замок в полную негод-

ность, загажива€ несказанно, слегка недо-

умевают и с досадой покидают его в поис-

ках нового пристанища. Ѕудь они чуть-чуть

умнее и не так ленивы... но, слава Ћесу,

этого никогда не случитс€. ј замок? ƒа

хрумм с этим замком! Ќайдутс€ другие!

√ЌÓћџ Ц маленькие человечки, жители

подземных недр - очень разговорчивые,

непоседливые, трудолюбивые и хоз€йст-

венные: у них всЄ под контролем Ц и драго-

ценный самоцвет, и бурый гранит, и лю-

бима€ гномиха с гномчатами. –остом гно-

мы Ц едва больше п€тилетнего хона, но на-

делены сверхъестественной силой и нео-

быкновенными ремесленными талантами:

за что бы ни брались, всЄ у них получаетс€

преотлично. ∆ивут и работают они боль-

шими семь€ми Ц кланами, в которых почи-

таютс€ все предки, вплоть до тыс€ча вось-

мого колена.   собственному огромному

неудовольствию, несколько тыс€челетий

назад гномам пришлось вступить в войну с

грольхами, которые захватили большую

часть подземных пещер. » если бы не по-

мощь их старших родственников Ц гнорлей,

Ц гномы, наверное, давно бы уже проиг-

рали эту битву.

√ЌÓ–Ћ» Ц старшие родственники гномов Ц

тоже жители подземных недр, но в три раза

выше их ростом, крупного, крепкого

телосложени€ и молчаливого, непривет-

Ђ –»  ƒј‘ЁЌјї 385

ливого нрава.  огда-то в незапам€тные

времена не было ни гномов, ни гнорлей, а

только Ц дикие карлики. ќни жили глубоко

под землЄй и никогда не выходили наружу:

гора была дл€ них и домом, и пищей, и

идолом. —воих умерших они переплавл€ли

в драгоценные камни, а младенцев

называли несуществующими именами.

¬згл€дом карлики двигали скалы, при этом

никогда не уставали, не отдыхали и не

ложились спать. ¬озможности их были

безграничны, как земные недра у них под

ногами. ќднажды жизнь дл€ карликов по-

тер€ла вс€кий смысл: они могли всЄ, но ничего

не хотели. “огда они решили уйти туда,

откуда, по их мнению, пришли Ц вглубь

земли: так глубоко, как только можно. Ѕыл

сложен огромный костЄр, в который они

положили всЄ, чем владели.  азалось, даже

легенды об этом странном народе были

преданы пламени, разве что только их

сердца остались битьс€ в груди. Ќо не

успел догореть огонь, как в освещенный

круг вышли двое: маленький Ц дл€ карлика

Ц толстенький рум€ный подросток, слиш-

ком живой и радостный дл€ такого гло-

бального путешестви€, как уход из мира, и

высокий Ц дл€ карлика Ц угрюмый мужчи-

на, точно вырубленный из скалы, его глаза

горели красными угл€ми: слишком живые

и грозные, чтобы закрытьс€ навсегда. "ћы

хотим остатьс€! ≈щЄ не знаем Ц почему, но

чувствуем, что должны это сделать!" Ц хо-

ром проговорили они.  ак ни странно, все

их родичи единодушно согласились. Ѕолее

того, к отщепенцам присоединились две

юные карлицы, которые позже произвели

на свет с дес€тка два детей, причЄм Ц у

маленького карлика рождались только

маленькие, такие же толстенькие и

рум€ные, как он сам, а у рослого карлика Ц

по€вились дети исключительно большого

роста, сильные, свирепые и немногослов-

ные, как и их родитель. —амое интересное,

что потомки этих двух непроизвольно воз-

никших родов, сочета€сь браком между

собой, не смогли родить ни одного ребЄнка,

поэтому попытки образовать единый клан

вскоре прекратились, и образовалось два

независимых Ц гномы и гнорли. √номы зан€-

лись некогда привычным зан€тием: добы-

вали драгоценные камни и золото и

создавали из них поистине великолепные

вещи Ц украшени€ и оружие. ј гнорли,

использу€ это оружие, весьма успешно от-

воевали у грольхов несколько уровней

подземных лабиринтов. ”знав, что прави-

тели и стражи пещерного города Ћабиа

“хун Ц синие йокли Ц тоже противосто€т

грольхам, гнорли заключили с ними дого-

вор: теперь _____могучие карлики защищают не

только свои владени€, но и прекрасный

подземный город, со всеми прилегающими

к нему окрестност€ми.

√–ÓЋ№’» Ц бывшие жители погибшей зве-

зды ”рдир, нынешние жители планеты

«емл€. √рольхи представл€ют из себ€ небо-

льших уродливых созданий с серой мато-

вой кожей, лысой головой и длинными

руками, свисающими ниже колен. Ќесмо-

тр€ на невзрачный вид, это весьма прозор-

ливые, хитрые и жестокие существа, дл€

достижени€ своих целей не останавливаю-

щиес€ ни перед кем и ни перед чем. ”

грольхов нет друзей, да они и не ищут

прив€занностей Ц только выгоду. ќт них

можно ждать любой подлости: предатель-

ства, обмана или даже нападени€, однако

всЄ равно наход€тс€ те, которые желают их

сомнительного общества и помощи Ц даже

такие мудрые, как дриальдальдинна Ёвил

—ийна ’аэлл. Ёто очень опасно, и дл€

дриальдальдинны сотрудничество с гроль-

хами окончилось столь же печально, сколь

и во всех предыдущих случа€х, когда кто-

нибудь мнил себ€ "великим" и думал, что

ему всЄ подвластно Ц даже грольхи.

√””Т–—џ Ц наземные йокли, не спускаю-

щиес€ в бездну подземного Ћабиринта и не

бывающие даже в Ћабиа “хуне. —иние

йокли подземного города никогда не виде

ли своих братьев, потому что те были ук-

радены из родовых пещер, будучи ещЄ

внутри €иц. ƒвести восемьдес€т восемь лет

назад произошло страшное землетр€сение:

погибло множество подземных жителей, но

самое опасное Ц треснул каменный свод

подземного города, и одна из свисающих с

потолка пирамид рухнула пр€мо на здани€

внизу. ќставшиес€ в живых бросились

раскапывать погребЄнных под гигантским

завалом. …окли на летающих жабах

подн€лись в воздух и торопливо заделыва-

ли расшир€ющийс€ разлом. Ѕлагодар€

всеобщим усили€м последстви€ катастро-

фы удалось ликвидировать очень быстро,

но... —иние стражи не учли один очень

важный момент: дело в том, что в родовых

пещерах, где находились их жЄны, дети и

ещЄ "невысиженные" €йца, осталось всего

несколько охранников. »х давние враги Ц

грольхи, которые, скорее всего, и устроили

землетр€сение, Ц ворвались туда и убили

386 ≈.¬.ј. ƒор

всех, кто попалс€ им под руку, за исключе

нием семьи главного йокл€ –авэйка, Ц вз€-

той в плен, уведенной в лабораторию

грольха –а-–уха и позже заключенной во

временные стаббы, Ц и нескольких €иц,

предназначенных на опыты. ¬от из этих-то

€иц, вынесенных на поверхность земли, и

вылупились гуурсы. —олнечный свет и

свежий воздух непоправимо изменили их

внешний вид, сделав уродливыми, непро-

порциональными создани€ми, перемещав-

шимис€, точно звери, на четвереньках. ”

них были длинные хвосты, которые при-

шлось через какое-то врем€ отрезать и об-

рубок прижечь: чтобы заставить гуурсов

ходить вертикально, и главное Ц дабы раз-

будить в них разум. ”дивительно, но эта

процедура помогла Ц гуурсы действительно

будто "проснулись ото сна" (с этого дн€

ритуал "обрезани€-прижигани€" плотно

укоренилс€ среди них, и все молодые сам-

цы до сих пор делают это). √рольхи попы-

тались создать из гуурсов своих новых слуг,

но у них ничего не вышло: трансформиро-

вались только тела бедных "йоклей", их же

разбуженный дух не сломилс€. “огда было

решено убить непокорных пленников. “ак

и случилось бы, если не подоспели б гнор-

ли и не порубили б "зловредных серых че-

ловечков". Ќо, увы Ц враги повержены, а их

жертвы так навсегда и остались жить у

подножи€ гор, т€гот€сь своим внешним

видом и не жела€ обремен€ть собой под-

земных родственников... „то ж, даже бла-

городные порывы иногда бывают ошибоч-

ными: ведь йокли были готовы прин€ть гу-

урсов в любом виде (хоть никогда их и не

видели), и когда те, наконец, согласились

спуститьс€ под землю, оказалось, что еде

лать это уже невозможно Ц прошло слиш-

ком много времени: их лЄгкие адаптирова-

лись к внешнему воздуху и в подземном -

сворачивались и высыхали. ¬от так из-

лишние душевные метани€ и необоснованные

страхи могут стать непреодолимым пре-

п€тствием, образовавшемс€ практически на

пустом месте! …окли под-земные и на-

земные, всЄ-таки, встретились, но жить со-

обща им так и не довелось...

ƒј–ј»ТЌџ Ц маленькие помощники дри-

ад, похожие на крошечные белые колпачки.

—верху у каждого имеетс€ ещЄ один кол-

пачок поменьше, вроде головы, и пара

полупрозрачных ручек-крылышек, кото-

рыми они необыкновенно ловко могут и

посадить семечко, и убрать опавшие лис-

ть€, и перелететь с места на место. ѕри

этом колпачки издают шелест€щий звук,

напоминающий тихое тактичное пере-

шептывание, что €вл€етс€ их формой об-

щени€ между собой. ƒараины забот€тс€ о

семенах и зЄрнах растений, охран€€ их и

наполн€€ силой: им ведомы процессы

превращени€ семени в дерево или цветок.

≈сли бы не дараины, то тЄмные силы могли

бы вмешатьс€, преобразовыва€ раститель-

ный мир в хищную, ненасытную флору,

пожирающую всЄ вокруг... Ёто напоминает

тайные замыслы грольхов, и если бы

маленькие труженики были бы одни, то,

наверное, так бы и случилось, но Ц слава

Ћесу! Ц это не будет никогда.

ƒ–ј ј ”Т–ƒџ Ц боевые красные урдро-

вые драконы ’э, с длинным, почти змеи-

ным телом и головой, увенчанной восемью

рогами.  ажда€ из четырЄх лап ’э закан-

чиваетс€ п€тью когт€ми, изогнутыми точно

ножи тибетских гурхов. —п€т дракакурды в

глубоких заброшенных колодцах, где

сворачиваютс€ на дне тугой спиралью Ц го-

лова в самом центре, серебр€ные глаза ус-

тремлены в далЄкое небесное окно: они ни-

когда не закрываютс€, и от этого кажетс€,

что красные драконы всЄ врем€ на страже

и, следовательно, неу€звимы.  ак только

первый луч солнца дот€гиваетс€ до дна ко-

лодца и касаетс€ алых зрачков серебр€ных

глаз, тело ’э расправл€етс€, точно свЄрну-

та€ пружина, и выстреливает вверх, как

стрела, выпущенна€ из лука... —тоит ли

говорить, что первых дракакурдов поймали

именно в этот момент: сруб колодца за-

т€нули тройной металлической сеткой,

куда и попалс€ ничего непонимающий,

только что проснувшийс€ молодой самец.

 расные ’э Ц умные, свободолюбивые и

бесстрашные существа, и приручить их

оказалось трудно: это смогли сделать толь-

ко подземные йокли - с величайшим терпением

и любовью. » не было в последующие времена

лучшего товарища в бою, чем "красные чешуй-

чатые бойцы" - преданные, неутомимые и сооб-

разительные... Ќа лоб каждого дракакурда

прикрепл€лс€ жемчужный урдр, с помо-

щью которого воин во врем€ бо€ мог

мысленно общатьс€ со своим драконом,

направл€€ его и отдава€ ему команды.

 огда ’э достигал в длину дев€тнадцати

метров, воин-наездник снимал с его лба

урдр и отпускал на волю ветру и лунному

свету Ц летать в небе, подчин€€сь только

зову сердца и брачному гону, и, найд€ себе

подругу, воспитывать новорожденных дра-

кончиков, чтобы не перевелс€ род красных

Ђ –»  ƒј‘ЁЌјї 387

драконов, могучих и великолепных. » вот

однажды один красный ’э по имени

“ункир, будучи отпущенным на волю и

воспитавший несколько поколений своих

детей, неожиданно вернулс€ назад к своему

бывшему наезднику, причЄм вместе со

своими двум€ подросшими сыновь€ми Ц

«игохом и «икрром. ќни первыми стали

"дракакурдами по призванию, по собствен-

ному выбору", и через пару лет их примеру

последовали другие ’э. —ейчас уже никто и

не вспоминает те времена, когда прихо-

дилось ловить и приручать боевых урдро-

вых драконов, кто-то даже воспринимает

это сказкой или, более того, Ц ложью. ƒей-

ствительно, трудно представить себе, что

тридцатиметровый красавец-дракакурд

мог быть пойманным какой-то сеткой и

начал бы слушатьс€ небольшого из€щного

йокл€, пусть даже и с такой грозной репу-

тацией! „то ж, согласимс€ Ц конечно же,

огнедышащие гиганты сами выбирают себе

седоков Ц напарников по сражению, Ц ко-

нечно же, так было всегда и, само собой

разумеетс€, всегда будет!

ƒ–»Áƒџ Ц лесные девы, дриады или дри-

альдальдинны, Ц изначальные сущности

¬еликого Ћеса, несущие на себе почЄтные

права и об€занности покровительства, за-

щиты и заботы о всех деревь€х, произрас-

тающих на земле Ц прошлой, нынешней и

гр€дущей. ∆изнь дриады полностью и не-

разрывно св€зана с деревом, еЄ породив-

шим. ћладшие дриады, или гамадриады, как

правило, живут не более двухсот лет,

рожда€сь и погиба€ вместе с деревом. ќни

нежны, пугливы, беззащитны и, чаще всего,

не вступают в контакт с людьми, вид€ в них

источник опасности. √амадриады не могут

далеко удал€тьс€ от своего родительского

дерева, фактически €вл€€сь зависимыми

территориально. ¬нешне они напоминают

девочек-подростков, хрупких, с короткими

пушистыми волосами, ореолом окружаю-

щими их головки, и, как правило, не нос€т

никакой одежды за исключением цветоч-

ных венков и бус.

Ќекоторые же деревь€ легко доживают

до п€тисот и более лет. —в€занные с ними

махадриады называютс€ старшими или

дриальдальдиннами. »х количество очень

незначительно: по всей земле едва можно

насчитать более трех дес€тков тыс€ч таких

долгожительниц. ќни обладают куда более

широкими возможност€ми и привилеги-

€ми и способны накапливать опыт и обу-

чатьс€, что ставит их на несколько ступеней

выше гамадриад и даЄт шанс выйти на

более высокий уровень эволюции. ѕо мере

своего развити€ дриальдальдинна может

распространить вли€ние с одного дерева на

целую рощу и даже лес. ¬ этом случае,

живущие там гамадриады и иные обита-

тели переход€т в непосредственное подчи-

нение своих старших "сестЄр".

ƒЁЋ№‘Á»—џ Ц прекрасные девушки,

красотой сравнимые с кораллами и жемчуга-

ми, обитающие в море и изредка выход€-

щие на берег. ќни живут на недос€гаемой

глубине в таинственном городе ‘эй —иналъ

Ц городе, про который знает кажда€ рыба,

но ни одна из рыб в нЄм никогда не бывала:

диковинные существа, пар€щие в плотных

потоках его улиц, скорее похожи на

диковинных животных Ц птиц, зверей и

насекомых, Ц полупрозрачных созданий,

переливающихс€ всеми цветами радуги.

—и€ющие сферы домов, точно драго-

ценные камни, усыпали скалистое дно.

ћежду ними прот€нулась паутина мостов Ц

ажурное серебристое кружево. ѕосреди

города выситс€ удивительное сооружение Ц

королевский дворец. ќн напоминает ги-

гантскую раковину-пурителлу, поставлен-

ную вертикально и упирающуюс€ на дно

своими длинными отростками Ц из€щество

и великолепие линий, сверкающа€ феери€

праздника... √де-то неизмеримо далеко

вверху сутулые волны сполна изведали океан

одиночества: волны наход€т волну только на

берегу. Ћюди надЄжно скрывают печаль и Ќаде-

жду за вуалью мелких забот. Ќе больше мига

даетс€ встречным прохожим, чтобы схвати-

тьс€ за руки*. ЎЄлкова€ поверхность океана

никогда не откроет им тайну чудесного

города, где каждый житель Ц путешествен-

ник и поэт, влюблЄнный и любимый, родитель

и ребЄнок, Ц тот, перед кем открыты и все

богатства морского дна, и странна€ жизнь

на далЄком берегу. ƒевушки-дэльфайсы и

юноши-дэльфайны часто покидают свой

прекрасный дом. »х родители уже не ищут

опасностей и приключений и остаютс€ в

‘ай —инале Ц ждать своих непослушных

детей. ƒэльфайны не уплывают далеко:

они, чаще всего, катаютс€ на подводных

течени€х и охот€тс€ на гигантских

маракул, приманива€ их на запах свежего

рыбьего м€са. ƒэльфайсы же охоту не

признают и острых ощущений ищут на

берегу, развлека€сь совсем иначе: молодые

* Ц ёрий —мирнов. Ёнциклопеди€ чувств.

388 ≈.¬.ј. ƒор

рыбаки и одинокие туристы так и не

узнают, куда же пропадают их очарова-

тельные подруги после весьма бурно про-

ведЄнных дней. “е же, насладившись "лю-

бовью", возвращаютс€ на морское дно,

чтобы однажды всплыть в каком-нибудь

новом месте и отдатьс€ страсти с новыми

партнЄрами из рода людей Ц такими чуж-

дыми и такими прит€гательными.

«”–ѕÁ–Ў» Ц хранители страны сновиде-

ний —оррнорм, представл€ющие собой

единый симбиоз Ц некую прозрачную по-

движную субстанцию, обладающую разу-

мом и колоссальной силой. Ћишь благода-

р€ их могучей воле страна —оррнорм су-

ществует в цельном и гармоничном виде,

не разодранна€ на куски и не погруженна€

в туман безуми€ и больного воображени€.

Ќи один из еЄ жителей не видел зурпар-

шей Ц хоз€ев этого мира, но их присутствие

ощущаетс€ во всЄм: в неожиданном

сиреневом снегопаде и в одиноко бегущей

собаке, в гор€щих окнах ночных домов и в

ветре... в тумане-траве-деревь€х-люд€х Ц во

всЄм, чего только коснЄтс€ взгл€д. ¬згл€д

путника, пришедшего сюда на час или на

всю оставшуюс€ жизнь.

»»Т„» Ц горные птицы, четырЄхногие,

длинношеие и клюво-зубые. ≈сли добыть

€йцо иича или только что вылупившегос€

птенца, то можно легко приручить этого

удивительного и очень симпатичного

"птица", так как запечатление родител€

происходит у него в первые три дн€: ро-

дилс€, увидел и... полюбил. ƒа-да, полю-

бил! ѕотому что иичи способны на долгую

и трепетную прив€занность Ц к собствен-

ной матери или к тому, кто окажетс€ на еЄ

месте. —амки высиживают птенцов три

мес€ца, и если кто-то покушаетс€ на их

драгоценные €йца, то "мамаши" самоот-

верженно бросаютс€ защищать своЄ гнездо,

даже если на него нападает бешеный

геркатт. —уществует мнение, что иичи

умеют разговаривать, но так как они сами

не спешат налаживать контакты с окружа-

ющими, то подтверждени€ этой их спо-

собности пока нет. ¬ааль —иль ’аэлл счи-

тает, что иичи не разговаривают нарочно, дабы

не нарушать своей привычной жизни: уеди-

нение в горах способствует философскому

взгл€ду на вещи, и кто знает, о чЄм думает

иич, неподвижно замерший у кра€ пропас-

ти и мечтательно смотр€щий на проплыва-

ющие мимо облака?

»ЌƒÓ’–џ Ц лесные курицы (курры), ра-

зумные, но неговор€щие: не от глупости, а

от лени, ибо основное их зан€тие Ц это бес-

конечное высиживание очередного €йца,

которое они обхватывают крыль€ми, при-

жимают к груди, тщательно зарыва€ в тЄп-

лые перь€ воротника, и укачивают его, ба-

юкают, мечтательно полуприкрыв глаза.

—читаетс€, что они "выдумывают" себе

птенца, каждый раз наде€сь на рождение

чудо-индохра.

»ѕј’ÓЌƒ–»» Ц жирные неповоротливые

существа, которые умеют думать не только

"головой, но и животом". ќни считают, что

у них два мозга: один Ц в черепной коробке,

а другой Ц в брюшной полости; оба в оди-

наковой мере подвержены волнени€м,

радост€м, горест€м, страхам и тревогам...

¬прочем, люди порой тоже сообщают о

чЄм-то подобном, мол, испугалс€ Ц живот

сводит судорога; порадовалс€ Ц возникает звер-

ский аппетит. »пахондрии же за€вл€ют,

что их внутренности, ко всему прочему,

обладают незаур€дной пам€тью и даже

чувством юмора. —тенки их желудков

покрыты неким серым веществом, предста-

вл€ющим скопление нервных клеток, а

извилины кишок полностью повтор€ют все

изгибы извилин головного мозга. ƒумать

сразу двум€ "местами", несомненно, очень

удобно, но иногда кажетс€, что

ипахондрии смакуют жизнь, как хорошее

изысканное блюдо Ц со всеми последующи-

ми выводами и соответственными пищева-

рительными эффектами.

…Ó Ћ» Ц хранители подземного города

Ћабиа “хун, синие €щероподобные суще-

ства. »х лЄгкие устроены таким образом,

что дышать йокли могут только подземным

воздухом, не тревожимым ни ветром, ни

солнцем, ни дождЄм. √овор€т, что их род

пошЄл от гигантского подземного «ме€ Ц

Ќага »сфоира, способного оживл€ть мЄрт-

вых и мен€ть свой внешний вид. ќднажды,

обернувшись молодым воином, »сфоир

вышел на поверхность земли и около входа

в свой лабиринт встретил прекрасную

девушку, котора€ молилась горным духам,

прос€ у них удачу и богатство. ”видев

юношу, чудесным образом вышедшего

пр€мо из скалы, она прин€ла его за

подземное божество, что, впрочем, было

чистой правдой, и пала перед ним ниц (в

весьма соблазнительной позе). »сфоир

вн€л еЄ мольбам, и с тех пор люди, жившие

поблизости стали находить драгоценные

камни, лежавшие около горы, как обычные

Ђ –»  ƒј‘ЁЌјї 389

булыжники. ƒевушку же он увЄл к себе Ц

под землю и сделал своей женой. „ерез

положенные дев€ть мес€цев красавица

родила ему, но не младенца, а одиннадцать

змеиных €иц. ѕрид€ в ужас от того, что

породило еЄ чрево, она впала в транс и к

закату умерла. ј из €иц вылупились синие

€щероподобные существа, которых позже

назвали йокл€ми. …окли "получились" муд-

рыми и рассудительными, как их отец, и

такими же красивыми, как их мать.  расота

же, как известно, принимает самые непред-

сказуемые формы: синие €щерицы Ц из€щ-

ные, лЄгкие и стремительные, с гордой

царственной осанкой и пристальным

взгл€дом выпуклых глаз Ц были прекрасны.

»х т€га к справедливости и пор€дку приве-

ла к тому, что они стали непревзой-

дЄнными бойцами, и постепенно слава о

них распространилась по всему подземно-

му миру, достигнув и знаменитого города

Ћабиа “хун. ¬ те времена там царил хаос:

ежедневно прибывали и уезжали сотни

путешественников; каждый делал то, что

хотел, никоим образом не счита€сь с окру-

жающими. ѕосто€нные жители Ћабиа “ху-

на посовещались и послали к йокл€м

делегацию с просьбой "прин€ть на себ€

широкие полномочи€ управл€ющих и охранни-

ков, дабы принести, наконец, мир и спокой-

ствие на улицы города". ¬о избежание недо-

разумений новым правител€м был назначен

испытательный срок Ц три года, Ц но когда

он прошЄл, об этом так никто и не

вспомнил: Ћабиа “хун стал тем, чем он

€вл€етс€ и по сей день Ц цивилизованным

городом, где строго соблюдаютс€ правила,

и каждый уважает своего соседа: никто ни-

кого не ест, не мучает и не обкрадывает...

¬прочем, говор€т Ц хорошо не просто там, где

нас нет, а где нас никогда и не было!

 јќ–’Á–џ Ц –од каорхаров пошЄл от

знаменитого кон€-огн€ Ёзлилиса Ц волшеб-

ного скакуна, от поступи которого дрожала

земл€ и вскипала вода, он никогда не спал,

ел очень редко (только листь€ дерева Ѕо),

умел танцевать под шум водопада, а в грозу

догон€л молнии. ƒругими кон€ми он не

интересовалс€ вовсе, лишь однажды

обратил своЄ внимание на дикую кобылицу

Ц сахарнобелую, темноглазую —оллейх Ц с

гривой, точно белое покрывало невесты. ”

светлой, как €сный день, —оллейх родилс€

единственный жеребЄнок Ц чЄрный, точно

сама€ непрогл€дна€ ночь. ¬о врем€ родов

на кобылицу напали волки. ”бив ослабе-

вшую мать, они утащили новорожденного.

–азгневанный жеребец, которого в тот

момент не было р€дом, бросилс€ искать

своего сына и в €рости затоптал не одну

стаю волков. Ќо когда он, всЄ-таки, нашЄл

его, то в ужасе увидел, что чЄрный же

ребЄнок отбрасывает волчью тень, копытца

превратились в когтистые лапы, а во рту

показались первые зубы Ц острые, как ши-

ла. —ын смотрел на своего отца, не узнава€.

Ќе обраща€ на это внимани€, Ёзлилис увЄл

его с собой Ц на гору √ирнар, где долго кор-

мил серебр€но-золотыми плодами. „ерез

год из жеребЄнка вырос великолепный конь

Ц  аорхар Ц сильный и не укротимый; вот

только лапы и зубы у него так и остались

волчьими. ќн мог есть и траву, и живую

плоть, в драке ему не было равных: своих

соперников он свирепо рвал на части.

 обылицы исправно рожали от него

жереб€т Ц сплошь чЄрных и зубастых. ѕос-

тепенно обычные табуны покинули подно-

жие горы √ирнар, и там стали царствовать

только каорхары. Ёзлилис давно оставил

свой странный род, и его удивительный

сын  аорхар уже тыс€чу лет, как рассыпал-

с€ в прах. Ќынешние же "кони" Ц его

прапра...внуки Ц уже не столь дики и

своенравны, однако поймать и укротить

каорхара могут лишь самые отча€нные.

 » »ћќ––џ Ц кто-то путает их с киким-

рухами, но это Ц головоногие поедатели пога-

нок, обитающие в самой непроходимой

чаще великого Ћеса: болото же они терпеть

не могут и стараютс€ там никогда не

по€вл€тьс€. ¬зросла€ кикиморра имеет

большую выт€нутую голову, одновременно

похожую и на голову хучча, и на голову

мартышки-магота. √олова крепитс€ на

крошечном тельце Ц промежуточном звене

между ней и длинными трЄхсуставчатыми

конечност€ми: трем€ руками и трем€ нога-

ми. —толь гротескный внешний вид, как ни

странно, не €вл€етс€ отталкивающим, пото-

му что кикиморра вс€ сплошь покрыта

красивой пепельной шерстью. ќсновным

их зан€тием считаетс€ выращивание и

поедание "грибов пей-ой-тл€", ничтожна€

часть которых может стать смертельной дл€

большинства живых существ. ”дивительно,

но у людей, особенно у молодых хонов,

отвар из этих грибов вызывает живые

объЄмные картинки, столь занимательные,

что человек, попробовавший "пей-ой-тл€",

жаждет повтор€ть сей опыт нескончаемо.

Ќескончаемо Ц увы! Ц не получаетс€, так

как через не которое врем€ он тер€ет разум,

а после и жизнь. ќднако страшна€ перспе-

390 ≈.¬.ј. ƒор

ктива безуми€ и смерти не останавливает

юных глупцов, ищущих острых ощущений.

„то ж, их никчЄмна€ жизнь Ц это их ник-

чЄмна€ жизнь! ¬с€ проблема в том, что

кикиморры не хот€т делитьс€ ни с ними,

ни с кем-нибудь другим. ¬ыращива€ поган-

ки почти с материнской заботой, они их не

менее трепетно охран€ют. ¬ этом им помо-

гают пауки-вывертыши Ц хуччи, Ц готовые

и напугать, и даже скушать незадачливого

"грибника", а иногда и случайного путни-

ка.

 ак только поганки созревают, нали-

ва€сь сладкими €дами-соками, их тонкие

ножки окрашиваютс€ розовым, а шл€пки

закручиваютс€ по кра€м. — этого момента

их можно собирать и в€лить... √лупые хоны

их вар€т! Ќет-нет! Ќельз€ ни в коем случае!..

 икиморры утверждают, что в варЄном

виде у "грибов пей-ой-тл€" пропадает и

фантастический вкус, и ценнейша€ полез-

ность. ”потребл€€ их правильно пригото-

вленными, есть шанс погрузитьс€ в феерию

ощущений Ц как в вереницу вздохов-воспо-

минаний, как в глубину блаженного вдох-

новени€, как в оргию созидани€, как во

тьму, как в ослепл€ющий свет... как в

жизнь... как в смерть.

 » »ћ–”Т’» Ц болотные старухи Ц в от-

личие от тр€синников никогда не погру-

жаютс€ в зловонные глубины, хоть и живут

на болотах, в самых отдалЄнных местах

страшных „Єрных топей. ƒнЄм кикимрухи

сп€т, рассевшись по кочкам, как по на-

сестам, ночью Ц расчЄсывают пальцами во-

лосы своего тела, плевками умывают лица,

натирают подмышки зелЄным илом и от-

правл€ютс€ на охоту. ѕлоские перепонча-

тые стопы позвол€ют им беспреп€тственно

скользить по поверхности болота, широкие

подвижные ноздри легко улавливают запа-

хи... ѕоверьте Ц даже л€гушки пахнут... не

то, что жирные и вкусные ипахондрии!

Ѕолотные старухи не брезгуют никем и

ничем Ц ни л€гушками, ни всеми остальны-

ми. “ем не менее, если случитс€ заблудить-

с€ в топ€х, к примеру, человеку, кикимрухи

не убивают его сразу, а отвод€т в ћЄртвый

Ћес, где, расп€в между окаменевшими

деревь€ми, долго и обсто€тельно мучают и

только лишь потом съедают то, что от него

остаЄтс€. Ёта привычка кикимрух не оста-

лась без должного внимани€ высочайших

инстанций: лесной —овет постановил "не

мешать им, а наоборот Ц приводить к ним

осуждЄнных преступников и отдавать на

казнь". » старухи сыты, и провинившимс€ Ц

по заслугам! ј повинную голову, как

известно, и кикимрухи не грызут.

 ќ–Ќ≈¬» » Т Ц живые кор€ги, имеющие

зачатки разума. √овор€т, что первые из них

отделились от знаменитого дерева Ѕо,

которое и по сей день растЄт на горе √ир-

нар.  ак все знают, это исполинское дерево

живое, и не ветер шевелит его ветки, которые

точно руки могут приветливо замахать другу

издалека или метко ударить, исхлестать

непри€тел€.  аждое столетие на дереве

созревают волшебные €блоки: с одной

стороны Ц серебр€ные, с другой Ц золотые,

Ц €блоки необыкновенной целительной

силы, способные продлить жизнь любого

существа. –ассказывают так же, что

однажды на вершине дерева Ѕо  ащей

Ѕессмертный спр€тал сундук со своей

смертью. «а нею и пришЄл на гору √ирнар

царевич »-¬ан ѕетхуррис јн. ƒерево

самоотверженно защищало доверенный

ему артефакт, но злодей-царевич жестоко

расправилс€ со своим противником,

отрубив ему мечом-кладенцом множество

нижних веток Ц из ран тут же обильно

хлынул золотой сок, Ц и дерево бы погибло,

изошло влагой, но подоспел кайшр и

исцелил его. “олько отрубленного назад не

приставишь Ц увы! » всЄ же, отделЄнные от

ствола ветки не высохли, а превратились в

смешных нелепых созданий, которые

сначала пытались закапыватьс€ одним

концом в землю и укорен€тьс€, Ц не

прижились! Ц а потом стали "перекати-по-

лем": небольшими скрипучими кор€гами с

сучками вместо рук и ног, на которых они

весьма бойко передвигались по лесу после

того, как покинули гору √ирнар.  орне-

вики совсем не похожи на своего знамени-

того прародител€, однако унаследовали его

способность оставатьс€ верным другу и

непримиримым к врагу. ѕоэтому тот, кто

подружитьс€ с живой кор€гой, обретЄт себе

преданного спутника в любых своих при-

ключени€х.

–аз в сто лет какой-нибудь из корне-

виков выпускает молодые зелЄные побеги и

пытаетс€ плодоносить Ц безуспешно! Ќе-

сколько мелких цветков на одинокой ветке

так никогда и не превращаютс€ в зав€зи.

Ћишь однажды Ц кажетс€, тыс€чу лет назад

Ц сама€ крупна€ кор€га не только зацвела,

но и, поднатужившись, вдруг выродила

€блочко-дичок, крохотное Ц с напЄрсток, но

с одного бока, как и положено, Ц

серебр€ное, а с другого Ц золотое. –адость

корневика была кратковременна, так как

Ђ –»  ƒј‘ЁЌјї 391

через пару дней на него напала ста€ пиаль-

винов, и пока он отмахивалс€ от наглецов,

один из самцов налету склюнул драгоцен-

ный плод. ќт гор€ и оскорблени€ корневик

чуть не высох, а удачливый пиальвин

претерпел весьма интересную трансформа-

цию: его крыль€ укоротились, а хвост

наоборот Ц выт€нулс€ и распушилс€: перь€

приобрели необыкновенно €ркую окраску,

перелива€сь всеми цветами радуги. ќт

клюва до кончика хвоста побежали ог-

ненные волны. ѕиальвин заси€л, как само-

цвет, на который упал солнечный луч, и

тр€ханул перь€ми Ц брызнули искры, во-

круг запл€сали солнечные зайчики.  ор-

невик в ужасе бросилс€ прочь: подумал, что

случилс€ пожар. Ќово€вленна€ же "золота€

птица" огл€делась на остальных пи-

альвинов, замерших в оцепенении р€дом, и

победно загоготала. —лучилась си€ истори€

в незапам€тные времена, а тот удивитель-

ный пиальвин жив и по сей день. ќт него

пошЄл род жар-птиц.  орневики же теперь

уход€т цвести на гору √ирнар, усаживаютс€

вокруг дерева Ѕо и благоговейно раскачи-

ваютс€ из стороны в сторону, поскрипыва€

сучками-руками. ƒерево защищает их от

любых неожиданных нападений, но за

многие столети€ ни на одной из кор€г так и

не зав€зались плоды.

ЋÁЅ»ј “’”ТЌ Ц подземный город-

портал, многоуровневый транссингул€рный ла-

биринт с выходами Ц временными колод-

цами, и входами Ц охран€емыми вратами с

односторонним потоком. ќткрыт дл€ всех,

кто способен воспринимать его сингал-

л€псную философию одномоментного про€вле-

ни€ разновременных сущностей Ц как правила

хорошего тона. √ород весьма надЄжно охра-

н€етс€ синими стражами Ц йокл€ми Ц суще-

ствами, чьи жизненные позиции выража-

ютс€ словами: равновесие, пор€док и спра-

ведливость. ј с теми, кто не согласен

подчин€тьс€ всеобщим правилам, стражи

поступают решительно: либо выдвор€ют из

города, либо (если происходит что-нибудь

ужасное) отправл€ют _____"выше" уровнем Ц в

подземную тюрьму-"каторгу", где преступ-

ников ждЄт суровое наказание.

» хот€ сам по себе, Ћабиа “хун есть

€вление уникальное и не поддающеес€

обычному пониманию, но на уровне га-

лактическом он Ц всего лишь один из многих

и многих транссингул€рных порталов, при-

званных обеспечивать интеграцию "высших

пор€дков". ƒл€ обычного существа Ћабиа

“хун Ц это город, некое место, где можно

побывать и даже благополучно существо-

вать, что, впрочем, и делают многочислен-

ные путники, вольно или невольно поте-

р€вшиес€ в чередующейс€ бесконечности

переходов-порталов, из которых, за редчай-

шими исключени€ми, выхода практически

нет. “акое жестокое правило, видимо,

призвано изолировать миры обычного,

материального свойства (долг которых Ц

медленное развитие и скучное движение по

орбитам и траектори€м) от некоего полума-

териального потока, в природе своей имеющего

петлю, турбулент или ленту ћЄбиуса. Ћабиа

“хун Ц это территори€-"карантин", где

происходит глобальный обмен информа-

цией, и коммуникаци€ между мирами

нашей необозримой ¬селенной: кто-то

прибыл и, увидев город, осталс€; кто-то,

поговорив в кафе с вновь прибывшим,

вдруг собралс€ и прыгнул в портал. »ног-

да, как в случае с –а-–ухом, кого-то

вышвыривают в открывшеес€ "окно" на-

сильно Ц и поминай, как звали! Ќо никто и

никогда не узнает, что есть "избранные",

которых —едое  ольцо исторгает из себ€ в

какой-нибудь из обычных миров, и этот

несчастный (либо счастливчик) оседает там

навсегда, не име€ представлени€ Ц где

найти следующее "окно". Ќо большинство,

путешеству€ по —едому  ольцу (так рели-

ги€ Ћабиа “хуна называет промежуточное

место между городами-порталами, где мало

кто помнит себ€... и то, что на страшной

скорости проноситс€ мимо), попадает в

очередной город-конгломерат, кишащий

вынужденными паломниками ¬селенной.

–елиги€ Ћабиа “хуна считает, что основной

итог странника Ц это —едое  ольцо, где следу-

ет остатьс€ и осознанно растворитьс€ в ≈го

турбулентной петле (дл€ этого необходима

вера, намерение и особые психические

тренировки: без этих позиций  ольцо

вытолкнет из себ€ неизменно любого Ц в

очередной город-портал). ћногие полагают,

что россказни о  ольце Ц это бред, но куда

же ещЄ податьс€ бесконечно плутающему

горемыке, забывшему свою родину Ц

потер€нный –ай? —уществует "ѕисание

—едого  ольца&quo



<== предыдуща€ лекци€ | следующа€ лекци€ ==>
—кольз€щее среднее. —кольз€щее среднее определ€ет среднее значение цены инструмента за определенный отрезок времени | ќрганизации дорожного движени€
ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-07; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 363 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ћогика может привести ¬ас от пункта ј к пункту Ѕ, а воображение Ч куда угодно © јльберт Ёйнштейн
==> читать все изречени€...

512 - | 521 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.983 с.