Нормы и принципы
Лекции.Орг

Поиск:


Нормы и принципы




Как и во внутригосударственном праве, основным элементом международного права являются его нормы.

Различают императивные и диспозитивные нормы международного права. Императивные нормы (jus cogens) — это нормы, от которых субъекты международного права не могут отступать даже по взаимному соглашению. Диспозитивные нормы — это такие нормы, от которых государства могут отступать по взаимному соглашению.

Среди императивных норм выделяют основные принципы международного права — это основополагающие нормы, носящие универсальный характер и обладающие высшей юридической силой. Принципы международного права являются ядром системы международного права. В доктрине международного права выделяют десять основных принципов:

  1. Принцип неприменения силы и угрозы силой;
  2. Принцип разрешения международных споров мирными средствами;
  3. Принцип невмешательства в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государств;
  4. Принцип обязанности государств сотрудничать друг с другом;
  5. Принцип равноправия и самоопределения народов;
  6. Принцип суверенного равенства государств;
  7. Принцип добросовестного выполнения международно-правовых обязательств;
  8. Принцип нерушимости государственных границ;
  9. Принцип территориальной целостности государств;
  10. Принцип уважения прав человека и основных свобод.

 

2. Этапы становления международного публичного права.

1. Древний мир

2. Средние века (VI-XVI вв.)

3. Классическое международное право

4. Переход от классического к современному международному праву

(1919-1946 гг.)

5. Современное международное право

6. Кодификация права международной ответственности

 

_ 1. Древний мир

Субъектами международных отношений были не государства, а их властители. Широкое распространение получили договоры. Они служили осуществлению не только внешних, но и внутренних функций. Заключенный в XIII в. до н.э. договор о мире и союзе между фараоном Египта и царем хеттов предусматривал оказание содействия не только в войне с внешними врагами, но и в подавлении восставших рабов. Была предусмотрена и взаимная выдача политических беженцев. Договор скреплялся религиозной клятвой, каждый клялся своими богами.

Общеизвестен вклад Древнего Рима в развитие права, и тем более показательно, что эта развитая правовая система не содержит и намека на возможность существования международного права. А.А.Рубанов обоснованно пишет, что Древний Рим рассматривал свое право "как право всеобщее"*(65).

Показательно, что не только в позитивном праве Рима, но и в трудах его высококвалифицированных юристов нельзя обнаружить и следа самой идеи международного права. В стремлении доказать существование международного права в то время обычно ссылаются на римское "jus gentium" (право народов).

Несмотря на жестокость нравов международных связей того времени, накопленный опыт имел значение для будущего международного права. Была доказана принципиальная возможность нормативного регулирования межгосударственных отношений, характеризующихся неустойчивостью и враждебностью. Были выработаны формы нормативного регулирования - обычаи и договоры. Последние по форме мало чем отличались от нынешних международно-правовых договоров. Тем не менее, таковыми они не были. А.Нуссбаум и Ж.Верзийл пришли к выводу, что нормы межгосударственных отношений древности представляли собой религиозные предписания или моральные обязательства. Несомненно, эти аспекты присутствовали. Вместе с тем, поскольку речь шла о межгосударственных, политических отношениях, то и регулировавшие их нормы не могли не носить политического характера.

Известно, что для создания нормы международного права необходимо:

во-первых, согласие субъектов относительно содержания нормы;

во-вторых, согласие придать ей юридическую силу*(71).

Взгляд, согласно которому международное право, как и право внутригосударственное, возникает одновременно с государством, является примером того, как игнорирование специфики явления и его истории ведет к ложной аналогии. Общественная система внутри государств сформировалась гораздо раньше, чем сообщество государств. Потребности этой системы и вызвали к жизни государство и право. Что же касается международного права, то оно могло появиться лишь тогда, когда межгосударственные отношения достигли достаточно высокого уровня развития. Государства должны были осознать необходимость во имя своих национальных и интернациональных интересов подчиниться нормам, обладающим юридической силой. Процесс этот оказался длительным.

_ 2. Средние века (VI-XVI вв.)

В основе как внутренних, так и внешних связей лежало "кулачное право", т.е. сила, возведенная в закон. Сильный всегда прав, что нашло свое выражение и в таком институте, как "суд Божий", - спор решался поединком. Считалось, что Бог дарует победу правому. Таким путем решался вопрос и об "ответственности". В условиях нараставшего хаоса понятие права в целом было весьма относительным.

Международные связи развиваются, главным образом, внутри регионов (Западная Европа, Византия, Русь, арабский мир, Африка, Индия, Китай). Особое место занимала Восточная Римская империя, Византия. Завоевавшие Рим варварские племена разрушили римскую цивилизацию. Византия сохранила эту цивилизацию и содействовала передаче соответствующего опыта варварским государствам. Большую роль во внешней политике Византии играла миссионерская деятельность христианского духовенства. Обращение в христианство других народов усиливало влияние Византии. Вместе с тем оно помогало развитию культуры вновь обращенных народов, включая культуру правовую.

Важную роль в развитии нормативного регулирования международных отношений западноевропейских государств сыграла католическая церковь. Мировоззрение средних веков было преимущественно теологическим. Ф.Энгельс писал, что в то время "юриспруденция, естествознание, философия - все содержание этих наук, приводилось в соответствие с учением церкви"*(76). Дело не ограничивалось мировоззрением. Долгое время главным средством регулирования международных отношений служило каноническое право, основанное на религиозных догматах. Библейские тексты применялись как позитивное право. Они использовались и для решения вопросов ответственности при нарушении религиозных норм. В руках церкви оказалась и юриспруденция, которая впоследствии долго оставалась под влиянием богословов. Юриспруденция использовалась церковью для закрепления своей власти над государствами.

В общем, средневековье внесло свой вклад в подготовку почвы для создания международного права. Пожалуй, главное заключалось в том, что оно продемонстрировало гибельность беззакония как для внутригосударственных, так и для международных отношений. Люди были поставлены перед необходимостью утвердить правопорядок. Был накоплен опыт неправового нормативного регулирования межгосударственных отношений.

_ 3. Классическое международное право

a) Зарождение (XVI-XVIII вв.)

С конца средних веков начинают складываться материальные и духовные предпосылки международного права. Образовались крупные национальные государства с централизованной властью, способной установить порядок. В новых условиях примитивное феодальное право оказалось непригодным. Вместо него использовали римское право, приспособив его к новым условиям. Оно рассматривалось как "писаный разум", как право, присущее любому цивилизованному государству. Утверждение внутреннего правопорядка имело большое значение для появления идеи международного права. Возникла мысль использовать право для ограничения произвола в отношениях между государствами.

Идея международного права была сформулирована в трудах юристов на рубеже XVI-XVII вв. Среди них наиболее видным был голландский юрист, богослов, дипломат Гуго Гроций (1583-1654 гг.). В своем труде "О праве войны и мира" (1625 г.) он впервые обосновал существование "права, которое определяет отношения между народами или их правителями". В практике государств ему не удалось найти доказательств существования такого права, поэтому его источники он ищет в природе, боге, морали. Вместе с тем он допускает, что "известные права могли возникнуть в силу взаимного соглашения как между всеми государствами, так и между большинством их"*(81). Те же причины определили доминирование естественно-правового направления в доктрине международного права в XVII и XVIII вв.

Труды юристов сыграли, пожалуй, главную роль в зарождении международно-правового сознания. Что же касается практики государств того времени, то положение было иным*(82). Она долгое время не воспринимала идею международного права, хотя юридическая аргументация использовалась дипломатией. Показательна в этом плане книга П.П.Шафирова, вице-канцлера при Петре I. Книга посвящена обоснованию "законных причин" для войны против Швеции и содержит ссылки на "право натуральное". Сам Петр I считал, что договоры соблюдаются в силу чести данного слова, т.е. в силу морали.

Нормы аристократической морали продолжали оставаться важным регулятором межгосударственных отношений, которые рассматривались как межличностные связи суверенов. Характер политической морали того времени описан итальянским политическим деятелем и историком Н.Макиавелли (1469-1527 гг.) в его труде "Государь" (1513 г.). Превыше всего, по Макиавелли, стоит "государственный интерес", во имя которого допустимо использовать любые средства. Не могу в этой связи не заметить, что и сегодня государства продолжают выдвигать на первый план свои национальные интересы, не отдавая себе отчета в том, что в условиях глобализации обеспечить национальные интересы можно лишь совместными усилиями во взаимосвязи с общими интересами. Макиавелли утверждал, что великие дела творили как раз те государи, которые мало считались с обещаниями, умели обманывать. Они одолевали тех, кто полагался на честность. Дипломатия рассматривалась как искусство лжи и вероломства*(83).

b) Развитие (1739-1919 гг.)

Как известно, XIX в. дал человечеству цивилизацию и культуру. Элементом этой цивилизации и культуры явилось международное право. Наиболее прогрессивные взгляды на международные отношения и право того времени известны как идеи Великой французской революции 1789 г. Основами внешней политики Франции были провозглашены "всеобщий мир и принципы справедливости", отказ от всякой войны с целью завоевания.

Революция заменила суверенитет монарха верховной властью нации, что имело важное значение для утверждения международно-правовой субъектности государства. Коль скоро народ - хозяин территории, то монарх не вправе ею распоряжаться. В практику вводится плебисцит. При присоединении к Франции Авиньона и Савойи в 1791 г. на присоединяемых территориях было проведено голосование.

В политической сфере международно-правовое регулирование оставалось фикцией. Механизм действия договоров в этой области продолжал оставаться политическим. В международном праве не было общих целей и принципов, необходимых для объединения норм в систему. Право было широко диспозитивным, т.е. предоставляло неограниченный простор для отступления от его общих норм путем соглашений между отдельными государствами. Господствовала "свобода договоров" - договор с любым содержанием был правомерен.

Во второй половине XIX в. остро встал вопрос о правовом регулировании международного транспорта и связи. Парижская декларация 1856 г. определила режим торгового судоходства во время войны. Сформировался режим свободы торгового судоходства по международным рекам: Рейн, Дунай, Эльба - в Европе, Миссисипи и Св. Лаврентия - в Америке, Конго и Нигер - в Африке.

Правовое регулирование медленно выделялось в самостоятельный вид регулирования международных отношений. Большей частью оно сливалось с иными видами регулирования (политическим, религиозным, моральным). Механизм действия международного права находился в зачаточном состоянии. Внутреннее право государств не создало механизм реализации международных норм.

Трезво оценивая недостатки международного права того времени, надо сказать, что едва ли можно было ожидать чего-то иного. Каково общество, таково и право. Тем не менее, прогресс был ощутимым. Международное право стало необходимым регулятором значительного объема международных отношений. Был накоплен нормативный материал, заложены начала международно-правового сознания. Начал утверждаться принцип ответственности государств. Был учрежден международный третейский суд. Наметились сдвиги и во внутреннем праве, которое, например, закрепило привилегии иностранных дипломатов, установило правовой режим иностранцев. В некоторых странах утверждается доктрина "общепризнанные нормы международного права - часть права страны".

c) Доктрина

Доктрине принадлежит важная роль в развитии любого права. Правда, порою юристы-практики явно недооценивали этот фактор, особенно представители "коммон ло". Известный американский судья О.Холмс в конце XIX в. относительно развития "коммон ло" писал: "Осознание требований времени, осознанные или подсознательные преобладающие моральные и политические теории, политическая интуиция и даже предрассудки, разделяемые судьями со своими согражданами, играли неизмеримо большую роль, чем силлогизм в определении норм, которыми люди должны руководствоваться"*(92).

Нет оснований отрицать позитивную роль прецедентного права. Однако оно, в основном, закрепляет опыт прошлого. В условиях нарастающего динамизма общественного развития все большее значение приобретает правовое регулирование, обращенное в будущее. Успех в этом деле в значительной мере зависит от научной разработки соответствующих проблем. Что же касается международного права, то здесь доктрина играла особую роль как в обосновании самой идеи такого права, так и в его развитии.

Ощутимый вклад в развитие доктрины международного права внесли ученые Харьковского университета. Используя исторический подход, профессор Д.И.Каченовский обосновал перспективы развития ряда институтов международного права. Особое внимание было уделено кодификации. В 1859 г. Д.И.Каченовский выступил с докладом в Лондонском юридическом обществе, где обосновал необходимость интернационального объединения усилий ученых для кодификации международного права. Инициатива увенчалась успехом. В 1873 г. был учрежден Институт международного права с участием ученых многих стран, который действует и поныне.

Думается, что в целом доктрина международного права в России находилась на общеевропейском уровне. Ее представители внесли ощутимый вклад в подготовку специалистов в области международного права и в формирование правосознания. Как и в мировой литературе, в российской литературе проблеме ответственности внимания уделялось предельно мало. В 1884 г. У.Холл писал, что "вопрос об ответственности государств обычно не обсуждается должным образом в трудах по международному праву".*(102)

_ 4. Переход от классического к современному международному праву (1919-1946 гг.)

К началу XX в. человеческое общество достигло высокого уровня развития практически во всех областях, за исключением политики, особенно международной. Интернационализация жизни общества требовала интернациональной политики, а в ней доминировал национализм. Политическое мышление оказалось не в состоянии осознать новое положение вещей, при котором нормальное функционирование международной и национальных систем может быть обеспечено лишь основательно координируемыми совместными усилиями государств. Во весь рост встала задача организации достаточно эффективного управления системой международных отношений. Но политика и право оказались к этому не готовы. В этом видится одна из главных причин нового бедствия - мировой войны, которая унесла 10 млн. человеческих жизней, вдвое больше, чем за весь предыдущий век.

О развитии механизма международно-правового регулирования свидетельствует положение Статута, отнесшее к числу вопросов, подлежащих третейскому или судейскому разрешению, все международно-правовые споры. В соответствии со Статутом в 1922 г. была учреждена Постоянная палата международного правосудия - первый постоянный международный суд.

Свое видение послевоенного мироустройства изложили и другие государства. Среди соответствующих документов особое значение придается так называемым 14 пунктам Президента США В.Вильсона. Появление этого документа в определенной степени было стимулировано программой Советского правительства*(113). Его основные положения сводились к следующему:

а) свобода международной торговли;

б) сокращение вооружений;

в) передел колоний и территориальные проблемы Европы.

Особого внимания заслуживает пункт о создании союза наций в целях взаимной гарантии независимости государств. Он был реализован путем учреждения Лиги Наций, Статут которой не был, однако, одобрен сенатом США, дезавуировавшим "идеализм Вильсона".

_ 5. Современное международное право

Фундамент современного (или, как часто говорят, нового международного) права был заложен Уставом ООН. Данное положение довольно широко признано в доктрине*(114). На него неоднократно указывали авторитетные представители отечественной науки (Г.И.Тункин, Д.Б.Левин, А.П.Мовчан и др.). Соответствующие мнения высказывались и официальными представителями государств.

Разумеется, Устав ООН появился не на пустом месте. Он опирается на предшествующий опыт регулирования международных отношений. Но главное в том, что его содержание отразило особые условия, сложившиеся в канун победы демократических сил во Второй мировой войне, веру людей в способность государств объединить усилия во имя победы не только в войне, но и в битве за мир и благополучие всех народов.

В социальном плане Устав ООН воплотил общечеловеческие интересы и надежды на то, что совместными усилиями государства обеспечат мир и процветание. Потребовались века для того, чтобы мечта родоначальников идеи международного права начала претворяться в жизнь. Ф. де Витториа в 1532 г. писал, что нормы права наций должны выводиться из "согласия большей части всего мира, прежде всего во имя общего блага всех".

Результатом многолетней работы с участием представителей практически всех государств явилась Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., представляющая свод морского права, в значительной мере отвечающий новым условиям. В ней с особой силой подчеркиваются такие характерные для современного международного права категории, как "человечество", "общее наследие человечества", "благо всего человечества".

В общем, за годы, прошедшие после принятия Устава ООН, объем и содержание норм международного права изменились неузнаваемо. Из примитивной системы оно превратилось в развитую нормативную систему. Эти моменты отмечаются и практикующими юристами. Руководитель одной из американских юридических фирм Дж.Перкинс пишет: "После Второй мировой войны мы наблюдали беспрецедентное развитие коренных принципов международного права. Мы видели, как международное право распространяется на области, находившиеся вне его действия....Органы и процессы взаимодействия государств отличаются от тех, что имели место, когда "общая практика" считалась определяющей процесс развития международного права"*(118).

_ 6. Кодификация права международной ответственности

а) Доктринальная кодификация

Проблема кодификации норм, относящихся к международной ответственности начала обсуждаться научными учреждениями после решения Лиги Наций 1924 года провести конференцию по "прогрессивной кодификации международного права". В 1926 году Японская ассоциация международного права разработала проект кодекса международного права. Глава 2 кодекса затрагивала проблему ответственности в традиционном плане: "Нормы, касающиеся ответственности государств в отношении жизни, личности и имущества иностранцев"*(120).

В 1927 г. Институт международного права принял резолюцию "Международная ответственность государств за ущерб, причиненный на их территории личности или имуществу иностранцев"*(121). Резолюция содержала проект статей, которые, в частности, касались обоснования ответственности государства, установления ответственности за противоправные действия и ее последствий.

В 1929 г. юридический факультет Гарвардского университета в том же плане разработал проект конвенции "Международная ответственность государств за ущерб, причиненный на их территории личности или имуществу иностранцев"*(122). В 1956 г. этот проект был там же существенно переработан и получил название "Проект конвенции о международной ответственности государств за ущерб, причиненный иностранцам"*(123). Сделано это было по предложению секретаря Комиссии международного права ООН. На сессии Генеральной Ассамблеи 1960 г. представители ряда государств подвергли критике Секретариат за то, что он обратился к Гарвардскому университету с просьбой подготовить новый проект, считая, что он не имел права на это без решения Комиссии. Указывали на то, что в результате этого спецдокладчик консультировался только с этим Университетом и не обратился к научным учреждениям других стран. Как следствие в докладе учтены лишь некоторые концепции, не являющиеся общепризнанными*(124).

Еще один проект на ту же тему был подготовлен в 1930 г. Германской ассоциацией международного права. Как и в проекте Института международного права, в нем содержался ряд положений, касающихся международной ответственности в целом*(125).

Проекты кодификации норм об ответственности государств готовились и отдельными учеными. Особого внимания заслуживают проекты двух немецких юристов. В 1927 г. К.Штрупп опубликовал проект договора об ответственности государств за международно-противоправные деяния*(126). В 1932 году вышла в свет работа А.Рота, содержавшая проект конвенции об ответственности государств за международно-противоправные деяния*(127). Оба проекта примечательны тем, что содержат нормы, относящиеся к ответственности государств за любое правонарушение, а не только за правонарушения в отношении иностранцев.

b) Официальная кодификация

В 1924 г., "желая увеличить вклад Лиги Наций в дело прогрессивной кодификации международного права", Ассамблея Лиги приняла резолюцию о создании комитета экспертов, которому поручалось определить круг областей международного права, кодификация которых наиболее желательна и осуществима*(128). Комитет в 1924 году отобрал семь тем и составил по ним вопросники для рассылки государствам. Вопросник 4 касался темы "Ответственность государств в отношении ущерба, причиненного на их территории личности и имуществу иностранцев". Как видим, традиционная постановка вопроса*(129). Двадцать правительств высказались за кодификацию норм об ответственности без всяких оговорок, пять - с оговорками, четыре заявили, что не верят ни в возможность, ни в целесообразность затеи.

Конференция по кодификации международного права состоялась в Гааге в 1930 г. Комитет по ответственности за ущерб иностранцам рассмотрел вопрос и принял текст 10 статей (основания ответственности, объективный и субъективный элементы международно-противоправного деяния). Комитет счел нецелесообразным придавать статьям определенную форму и заявил, что не может представить определенные выводы. Конференция ограничилась принятием к сведению сложившейся ситуации*(130). Нельзя не согласиться с мнением о том, что "могучие государства на самом деле не желали связывать себе руки"*(131).

Все это свидетельствует о том, с каким трудом шел процесс кодификации норм об ответственности, имеющих существенное значение для эффективности международного права. Изучение соответствующих материалов свидетельствует, что причина подобного положения заключалась не в юридических сложностях, хотя и их нельзя отрицать, а в политике крупных государств. Тем не менее, потребность в нормах об ответственности становилась все более настоятельной. Без этого развитая система международного права не могла должным образом функционировать. Не случайно Комиссия международного права ООН на первой же своей сессии 1949 года определила в качестве одной из тем, подлежащих первоочередному рассмотрению, международную ответственность. Тем самым было положено начало новому этапу в формировании норм об ответственности.

В 1953 г. Генеральная Ассамблея приняла специальную резолюцию по этому вопросу, предлагавшую Комиссии международного права приступить к кодификации принципов международного права, регулирующих ответственность государств. При этом подчеркивалось значение этой работы: "...Для поддержания и развития мирных отношений между государствами желательно кодифицировать принципы международного права, которыми определяется ответственность государств" (резолюция 799 (VIII) от 7 декабря 1953 г.).

В 1956 г. специальный докладчик Ф.Гарсиа-Амадор представил свой первый доклад по теме об ответственности государств за ущерб, причиненный иностранцам. Такой традиционный подход отражал в основном практику промышленно развитых стран, осуществлявших экономическую экспансию. В ходе последующего обсуждения такой подход подвергся критике со стороны ряда членов Комиссии, считавших, что кодифицировать необходимо общие нормы об ответственности государств. Г.И.Тункин заявил, что предложенный проект посвящен не столько ответственности, сколько правам иностранцев. В нем доминирует позиция США*(132). Это мнение было поддержано рядом юристов из развивающихся стран. Египетский юрист Эль-Эриан говорил о необходимости кодификации норм об ответственности за нарушение принципов Устава ООН, запрещающих агрессию и колониализм*(133).

Это мнение было поддержано представителями ряда государств при обсуждении доклада Комиссии Генеральной Ассамблеей в 1960 г. Они утверждали, что недопустимо ограничивать вопрос об ответственности государств ответственностью за ущерб, причиненный иностранцам. Необходимо более широкое рассмотрение вопроса, рассмотрение норм об ответственности государств за нарушение государственного суверенитета, независимости, территориальной целостности и права народов на самоопределение*(134).

В результате Комиссия в 1962 г. приняла решение рассматривать ответственность государств в целом. Генеральная Ассамблея поддержала это решение при обсуждении доклада Комиссии в том же году, указав, что при рассмотрении вопроса об ответственности государств следует уделять "должное внимание рассмотрению целей и принципов, провозглашенных в Уставе Организации Объединенных Наций" (резолюция 1765 (XVII) от 20 ноября 1962 г.).

В 1963 г. Комиссия назначила специальным докладчиком Р.Аго, который к 1979 г. представил восемь докладов, отразивших новый подход к кодификации норм об ответственности. Докладчик исходил из того, что статьи должны установить "принципы, регулирующие ответственность государств за международные правонарушения".

В 1975 г. Комиссия одобрила следующую систему проекта статей: часть первая - происхождение международной ответственности, часть вторая - содержание, формы и объем ответственности, а возможная третья часть - урегулирование споров и имплементация ответственности*(135).

В 1980 г. Комиссия в предварительном порядке в первом чтении приняла первую часть проекта статей, посвященную происхождению ответственности. В связи с избранием Р.Аго судьей Международного Суда Комиссия в 1979 г. назначила спецдокладчиком В.Рифагена, который с 1980 по 1986 г. представил семь докладов, касающихся частей второй и третьей. В 1987 г. Комиссия назначила спецдокладчиком Г.Аранжио-Руиса вместо В.Рифагена, срок полномочий которого как члена Комиссии истек. К 1996 г. Г.Аранжио-Руис представил восемь докладов. В 1996 году Комиссия завершила первое чтение проекта статей и через Секретариат ООН направила его на отзыв правительствам.

В связи с истечением полномочий Г.Аранжио-Руиса Комиссия в 1997 г. назначила спецдокладчиком Дж.Кроуфорда, который в 1998-2000 гг. представил три доклада, подготовленных с учетом замечаний правительств, новых тенденций в практике государств, судебных решений и теоретических исследований.

В 2001 г. Комиссия завершила обсуждение проектов статей. Основное внимание было уделено двум проблемам - серьезным нарушениям обязательств перед международным сообществом в целом и урегулированию споров. Первая проблема будет рассмотрена в соответствующем разделе настоящей работы. Что же касается второй, то целесообразно остановиться на ней, поскольку соответствующие статьи были исключены из проекта.

С учетом замечаний правительств Комиссия решила не включать положения относительно механизма урегулирования споров. Вместе с тем, она обратила внимание на выработанный ею механизм в качестве возможного средства урегулирования споров, касающихся ответственности государств. Было решено оставить для рассмотрения Генеральной Ассамблеей вопрос о целесообразности включения положений об урегулировании споров в случае принятия решения о разработке конвенции.

Урегулированию споров была посвящена третья часть проекта статей. Она предусматривала использование таких традиционных средств, как переговоры, добрые услуги и посредничество, примирение. Кроме того, предусматривалась процедура использования согласительной комиссии и арбитража, положение о которых содержалось в приложениях. Заслуживает внимания одно положение, согласно которому в случае возникновения спора, когда одна из сторон применяет контрмеры, другая сторона может в одностороннем порядке вынести спор на рассмотрение предусматриваемого арбитражного суда (ст. 58.2).

Как и при обсуждении в Комиссии, замечания правительств отражали различные позиции в отношении положений об урегулировании споров. Одни правительства сочли, что нет необходимости в специальном механизме урегулирования споров в связи с ответственностью. Они могут быть урегулированы в соответствии с общим международным правом. Так, в письменных замечаниях правительства Японии говорилось, что "в положениях об урегулировании споров нет необходимости,...поскольку в случае создания нового механизма урегулирования споров он стал бы фактически вторым международным судом с учетом того, что почти все международно-правовые споры связаны с ответственностью государств"*(136).

Другие правительства заявили, что разработка эффективного механизма урегулирования споров является необходимым условием надлежащего функционирования правового режима ответственности. Была выражена поддержка включению в проект статей, предусматривающих обязательную процедуру урегулирования споров с участием третьих сторон*(137). В замечаниях правительства КНР говорилось: "...Мы не согласны с простым изъятием всех статей, касающихся урегулирования споров. Поскольку вопрос об ответственности государств связан с правами и обязательствами между государствами, а также с их жизненно важными интересами, это представляет собой весьма деликатную сферу международного права, в которой легко возникают противоречия. Чтобы должным образом заняться этими вопросами, необходимо изложить общие положения, которые будут служить в качестве принципов для урегулирования споров, вытекающих из ответственности государств..."*(138)

Думается, что включение в проект статей положений об особом механизме рассмотрения споров, связанных с ответственностью, едва ли был бы оправдан. Это означало бы создание параллельного механизма мирного урегулирования. Как отмечалось правительствами, большинство споров связано с ответственностью. Тем не менее, включение ряда общих положений об обязанности мирного урегулирования споров было бы не лишним.

В заключение следует отметить, что Кодификация норм об ответственности проводилась и под эгидой региональных международных организаций. По поручению Панамериканской конференции 1954 г. Межамериканский юридический комитет в 1961 г. принял доклад "Вклад американского континента в развитие принципов международного права, регулирующих ответственность государств". Комитет ограничил исследование практикой стран Латинской Америки. Позиция США, по мнению Комитета, не отвечала новым тенденциям в международном праве, она была скорее основана на принципах, которых придерживались европейские государства в XIX в.*(139) В 1965 г. Комитет подготовил второй доклад с изложением правил, применяемых США.*(140)

Начиная с 1957 г. Афро-азиатский консультативный правовой комитет на протяжении нескольких лет рассматривал ряд вопросов, относящихся к международной ответственности, в основном в плане ответственности государств за ущерб, причиненный иностранцам. В 1964 г. Комитет принял по этому вопросу окончательный доклад.

Приведенные факты свидетельствуют о том, сколь сложным был процесс кодификации норм об ответственности, а также о том, что принятие Генеральной Ассамблеей ООН Статей об ответственности государств представляет собой исключительно важный шаг в прогрессивном развитии международного права.

3. Источники международного публичного права.

Источники международного права— это формы существования международных правовых норм.
К источникам международного права применяются все характеристики, которые применяются к источникам в теории права.
В международном праве выделяют два основных вида источников: международный договор и международный обычай. Однако наряду с этими основными источниками международного права выделяют акты международных организаций, акты международных конференций и совещаний. Такие акты будут источниками международного права только в том случае, если они будут устанавливать обязательные правила поведения для самих международных организаций или иных субъектов международного права.
Данные акты должны отвечать требованиям нормообразования.
Наряду с вышеперечисленными источниками международного права существует концепция «мягкого права», которая включает в себя акты рекомендательного характера или программные установки международных органов и организаций, в первую очередь это относится к актам (резолюциям) Генеральной Ассамблеи ООН.
Статья 38 Статута Международного Суда ООН содержит перечень источников международного права, на основании которых Суд должен разрешать споры.
К ним относятся:
1) международные конвенции, как общие, так и специальные, устанавливающие правила, определенно признанные спорящими государствами;
2) международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы;
3) общие принципы права, признанные цивилизованными нациями;
4) судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм.
Международный договор— это соглашение между государствами или иными субъектами международного права, заключенное в письменной форме, содержащее взаимные права и обязанности сторон независимо от того, содержатся они в одном или нескольких документах, а также независимо от его конкретного наименования.
Международный обычай— это доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы (ст. 38 Статута Международного Суда ООН).
Международный обычай становится источником права в результате длительной повторяемости, т. е. устойчивая практика — это традиционное основание признания обычая как источника права. Возможно становление обычая в короткий промежуток времени.
К актам международных конференций можно отнести договор как результат деятельности конференции, созданной специально для разработки международного договора государств, который ратифицирован и введен в действие.
К актам международных организаций можно отнести акты Генеральной Ассамблеи ООН.

 

 

4. Система международного публичного права.

Система международного права — это совокупность взаимосвязанных принципов и норм, регулирующих международно-правовые отношения.
В систему международного права входят, с одной стороны, общеправовые принципы и юридические нормы, с другой — отрасли как однородные комплексы норм и внутриотраслевые институты.
Таким образом, систему международного права можно разделить на следующие категории:
1) общепризнанные принципы международного права, которые составляют его ядро и имеют основополагающее значение для международно-правового механизма регулирования отношений;
2) нормы международного права, являющиеся общеобязательными правилами взаимоотношений государств или иных субъектов международного права;
3) общие для международного права институты, представляющие собой комплексы норм определенного функционального назначения. Институт международного права о международной правосубъектности, о международном правотворчестве, о международной ответственности, о правопреемстве государств;
4) отрасли международного права, которые являются наиболее крупными структурными подразделениями системы международного права и регулирующие наиболее обширные сферы общественных отношений.
Классифицировать отрасли международного права можно по различным основаниям. Отрасли в международном праве можно выделять как по основаниям принятым во внутригосударственном праве, так и по специфическим основаниям международно-правового характера. К общепризнанным отраслям международного права относят право международных договоров, право внешних сношений, право международных организаций, право международной безопасности, международное морское право, международное космическое право, международное право по охране окружающей среды, международное гуманитарное право.
В отрасль международного права могут входить подотрасли, если отрасль регулирует широкий круг отношений, институты данной отрасли, которые представляют собой мини-комплексы по регулированию каких-либо отдельных вопросов.
Подотраслями в праве международных сношений являются консульское и дипломатическое право, институтами данной отрасли права являются институты формирования представительств, функции представительств, иммунитеты и привилегии дипломатических представительств, в праве вооруженных конфликтов — группы норм, регламентирующих режимы военной оккупации, военного плена.
Из вышеизложенного следует, что система международного права — это совокупность взаимосвязанных элементов, общепризнанных принципов, юридических норм, а также институтов международного права.
Различное сочетание данных элементов образует отрасли международного права.

5. Субъекты международного публичного права.

Субъекты международного права — участники международных отношений, обладающие международными правами и обязанностями, осуществляющие их на основе международного права и несущие в необходимых случаях международно-правовую ответственность. Основной отличительной чертой субъектов международного права является юридическая способность к самостоятельным юридическим действиям, включая создание согласованных международно-правовых норм и независимому осуществлению прав и обязанностей, установленных этими нормами.





Дата добавления: 2015-05-06; просмотров: 391 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.013 с.