Лекции.Орг
Лекции.Орг
 

Категории:

Астрономия
Биология
География
Другие языки
Интернет
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Механика
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Транспорт
Физика
Философия
Финансы
Химия
Экология
Экономика
Электроника

ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ ОСОБЫЙ ПОРЯДОК УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА ……………………………………………..415 – 440 18 страница



Решение о производстве предварительного следствия следственной группой, об изменении ее состава принима­ет руководитель следственного органа, а о производстве дознания группой дознавателей — начальник органа доз­нания. В постановлении должны быть перечислены все сле­дователи (дознаватели), которым поручено производство расследования, в том числе указывается, какой сотрудник назначается руководителем группы. К работе следствен­ной группы (группы дознавателей) могут быть привлечены должностные лица органов, осуществляющих ОРД. Состав группы объявляется подозреваемому, обвиняемому (ч. 2 ст. 163, ч. 2 ст. 2232 УПК).

В органах внутренних дел сложилась и получила ве­домственное нормативное закрепление практика образова­ния следственно-оперативных групп, которые расследуют сложные уголовные дела, прежде всего связанные с орга­низованной преступностью (Положение об организации взаимодействия подразделений органов внутренних дел Российской Федерации при раскрытии и расследовании преступлений, утвержденное приказом МВД России от 26.03.2008 № 280). Такие группы представляют одну из организационных форм постоянного взаимодействия сле­дователя, органа дознания и оперативных подразделений органов внутренних дел. Их создание предусмотрено не процессуальными, а ведомственными нормативными акта­ми. Создаются они по инициативе руководителей аппарата следствия и оперативных подразделений и оформляются приказом начальника соответствующего органа внутрен­них дел. Поэтому отождествлять следственно-оперативные группы со следственными группами не следует.

Если при расследовании дела группой следователей каждый из ее участников вправе осуществлять по делу процессуальную деятельность в определенных руково­дителем пределах, то, при участии сотрудников полиции в оперативно-следственной группе и выполнении ими след­ственных действий, в деле должен находиться документ, объясняющий их участие в расследовании. В практической деятельности нередко в качестве такого документа пытают­ся представить приказ начальника отдела внутренних дел о создании следственно-оперативной группы. В тех случа­ях, когда работники органа дознания работают при группе следователей продолжительное время и их помощь носит постоянный характер, такой прием внешне кажется оправ­данным. Но он не имеет под собой правовой основы. Со­гласно ст. 39, 157, 163 УПК следователь (или следствен­ная группа) осуществляет расследование самостоятельно. Иные лица могут проводить по данному делу следственные и разыскные действия только по поручению лица, в чьем производстве находится уголовное дело. Документом, объ­ясняющим участие в деле других лиц, может быть лишь по­ручение следователя.

Законодатель четко определил правовое положение ру­ководителя группы. Он принимает дело к своему произ­водству, организует работу других сотрудников, входящих в группу, распределяет нагрузку, используя при этом объ­ектовый, персональный или смешанный подход. На него возложено принятие и оформление всех основных процес­суально значимых решений по делу: о выделении уголов­ных дел в отдельное производство, о приостановлении или возобновлении производства по делу, о привлечении лица в качестве обвиняемого и об объеме предъявленного ему обвинения, о возбуждении перед судом ходатайства об из­брании меры пресечения или производстве следственных и иных процессуальных действий, осуществляемых по су­дебному решению, о возбуждении ходатайства о продлении срока предварительного расследования и т.д. Руководитель группы составляет итоговые процессуальные акты по делу: обвинительное заключение (обвинительный акт), постанов­ление о прекращении дела, постановление о направлении дела в суд для рассмотрения вопроса о применении прину­дительной меры медицинского характера.

На руководителе группы лежат организационные полно­мочия по координации работы всех следователей (дознава­телей) в составе группы. Вместе с тем он не обладает про­цессуальными полномочиями руководителя следственного органа (начальника органа дознания), поскольку юридичес­кая сила его указаний (распоряжений, поручений) законом не определена. В случае возникших противоречий ситуация должна быть разрешена руководителем следственного орга­на (начальником органа дознания).

УПК не предусматривает порядка расформирования группы. Представляется, что он может быть двух видов: с вынесением процессуального решения об этом или без та­кового. Письменного решения не требуется, если уголовное дело прекращается или если уголовное дело с обвинитель­ным заключением (обвинительным актом) или постанов­лением о применении к лицу принудительных мер меди­цинского характера направляется в суд. В остальных же случаях, когда необходимость в расследовании уголовного дела группой отпала (а также при увеличении или измене­нии состава группы), такое решение должно оформляться постановлением руководителя следственного органа (на­чальника органа дознания).

 

Восстановление уголовных дел

В случае утери уголовного дела либо при его хищении, уничтожении или порче производства полностью либо отдельных материалов предусмотрена процедура, направ­ленная на воссоздание документов проведенного рассле­дования.

Восстановление утраченного уголовного дела либо его материалов производится по постановлению руководите­ля следственного органа, начальника органа дознания, а в случае утраты дела или материалов в ходе судебного произ­водства — по решению суда, направляемому руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для исполнения.

Восстановление уголовного дела производится по со­хранившимся копиям материалов уголовного дела, которые могут быть признаны доказательствами в порядке, установ­ленном УПК, и путем проведения процессуальных дейс­твий. Копии документов предварительного расследования могут быть приобщены к восстановительному производству путем их истребования из материалов контрольных и над­зорных производств, находящихся в суде, прокуратуре, у руководителя следственного органа, а также от участников уголовного судопроизводства, которым они были вручены в соответствии с требованиями закона. В рамках восстано­вительного производства возможно проведение допросов лиц, участвующих при проведении следственных действий по утраченному уголовному делу, повторное осуществление процессуальных действий, а также собирание новых сведе­ний, имеющих значение для дела.

Сроки дознания, предварительного следствия и содер­жания под стражей при восстановлении уголовного дела исчисляются в порядке, установленном ст. 109, 162 и 223 УПК.

Если по утраченному уголовному делу истек предель­ный срок содержания под стражей, то обвиняемый подле­жит немедленному освобождению.

 

Взаимодействие следователей (дознавателей)

с подразделениями, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность

Эффективность расследования отдельных преступлений во многом зависит от умело организованного взаимодейс­твия следователей (дознавателей) и подразделений, осу­ществляющих ОРД.

В русском языке термин «взаимодействие» означает взаимную связь явлений, взаимную поддержку. Поддержка же состоит в оказании помощи, содействии кому-нибудь. Таким образом, сущность взаимодействия состоит в оказа­нии следователями (дознавателями) и органами, осущест­вляющими ОРД, взаимопомощи в решении общих для них задач. Нормативная основа такого содействия — п. 4 ч. 2 ст. 38, ч. 1 ст. 144. ч. 1 ст. 152, ч. 2 ст. 163, ч. 7 ст. 164, ч. 1 ст. 210 и другие статьи УПК, п. 3 ч. 1 ст. 7, п. 2 ст. 14 За­кона об ОРД, а также ведомственные акты (в частности, Положение об организации взаимодействия подразделе­ний органов внутренних дел Российской Федерации при раскрытии и расследовании преступлений, утвержденное приказом МВД России от 26.03.2008 № 280).

Необходимо обратить внимание на то, что следователь (дознаватель) и органы, уполномоченные на осуществление ОРД, имеют общие задачи в борьбе с преступностью, тог­да как имеющиеся средства решения поставленных перед ними задач различны: у следователя (дознавателя) — более консервативные, регламентированные УПК следственные и иные процессуальные действия; у органов, осуществля­ющих ОРД, — более мобильные, регламентированные как Законом об ОРД, так и ведомственными нормативными актами. Совокупность данных средств позволяет достигать наивысшего результата.

Необходимость во взаимодействии существует не всег­да. Как правило, содействие нужно при раскрытии пре­ступлений по «горячим следам», по неочевидным преступ­лениям, особенно имеющим общественный резонанс; при осуществлении розыска скрывшегося подозреваемого (об­виняемого); при обеспечении возмещения причиненного преступлением имущественного ущерба; предупреждении преступлений.

Наиболее часто взаимопомощь требуется при расследова­нии тяжких и особо тяжких преступлений, по которым обя­зательно предварительное следствие. Однако по уголовным делам, расследуемым дознавателем, также возникает необ­ходимость в осуществлении оперативно-разыскных, разыск­ных мероприятий, а также в производстве отдельных следс­твенных действий при помощи иных сотрудников органа дознания. Согласно Закону об ОРД дознаватель не вправе осуществлять оперативно-разыскную деятельность. Вместе с тем в соответствии со ст. 11 Закона об ОРД результаты ОРД могут быть использованы для подготовки и осущест­вления следственных действий, для розыска лиц, скрывших­ся от органов дознания, служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, представляться в орган доз­нания, в производстве которого находится уголовное дело, использоваться в доказывании по уголовным делам. Так что возможность осуществления взаимодействия не зависит от формы предварительного расследования. Субъектами взаимодействия являются, с одной стороны, подразделения, осуществляющие ОРД, а с другой — органы предваритель­ного расследования (следователи, дознаватели).

Принципами взаимодействия являются: законность; согласованность; организующая и руководящая роль сле­дователя (дознавателя), его независимость в принятии ре­шений; самостоятельность сотрудников оперативных под­разделений в выборе средств и методов ОРД; персональная ответственность за своевременность и качество проведения и результаты следственных действий и оперативно-разыск­ных мероприятий; непрерывность.

Таким образом, взаимодействие следователей (дозна­вателей) и подразделений, осуществляющих ОРД, — ос­нованная на законе и ведомственных нормативных актах согласованная по цели, месту и времени деятельность не подчиненных друг другу органов, осуществляемая пу­тем оптимального сочетания средств и методов в пределах их компетенции и направленная на предупреждение, рас­крытие преступления, розыск скрывшегося подозреваемо­го (обвиняемого), обеспечение возмещения ущерба, причи­ненного преступлением.

Формы взаимодействия — это способы согласованной деятельности субъектов взаимодействия при разрешении сообщения о преступлении и расследовании уголовного дела.

Традиционно выделяют формы взаимодействия процессу­альные (регламентируемые УПК) и организационные (пре­дусмотренные ведомственными нормативными актами).

К процессуальным формам взаимодействия относят:

• поручение следователя, дознавателя (п. 4 ч. 2 ст. 38, ч. 1 ст. 144, ч. 1 ст. 152 УПК, п. 2 ст. 14 Закона об ОРД);

• оказание содействия следователю, дознавателю при проведении им следственных и иных процессуальных дейс­твий (п. 4 ч. 2 ст. 38, ч. 2 ст. 163, ч. 7 ст. 164, ч. 2 ст. 2232 УПК);

• розыск подозреваемого, обвиняемого (ст. 210 УПК);

• уведомление следователя о результатах принятых мер по установлению лица, совершившего преступление (ч. 4 ст. 157 УПК, ст. 11 Закона об ОРД).

К организационным формам взаимодействия относят:

• работу следователей (дознавателей) и сотрудников оперативных подразделений в составе следственно-опера­тивной группы. С учетом характера и объема решаемых задач, продолжительности деятельности следственно-опе­ративные группы подразделяются на виды: 1) дежурные (при дежурной части) — для обеспечения производства не­отложных следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий непосредственно после поступления сообще­ния о преступлении и 2) специализированные — для эффек­тивного производства расследования по конкретному делу или отдельным категориям преступлений: тяжким и особо тяжким, прошлых лет, серийным и др. Образуются след­ственно-оперативные группы по предложению руководите­лей следственных и оперативных подразделений приказом начальника соответствующего органа внутренних дел;

• совместный анализ результатов ОРД при обсуждении вопроса об их достаточности для возбуждения уголовного дела;

• согласованное планирование следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий;

• взаимный обмен информацией между следователем (дознавателем) и лицом, осуществляющим ОРД.

 

9.3. Процессуальные сроки

Правовые предписания, касающиеся процессуальных сро­ков, пронизывают практически все уголовно-процессуальные институты на протяжении всего уголовного судопроизвод­ства, начиная со сроков проверки сообщения о преступлении и заканчивая сроками обращения приговора к исполнению и производства в исключительных стадиях. Общие правила исчисления сроков определены гл. 17 УПК.

Под процессуальным сроком в широком смысле понима­ется установленное уголовно-процессуальным законом время для совершения определенных процессуальных действий.

Процессуальный срок в узком смысле — это установ­ленный нормой права или актом применения нормы права момент либо период времени, с наступлением или течени­ем которого лица, участвующие при проверке сообщения о преступлении и производстве по уголовному делу, обя­заны или вправе совершить определенные действия либо воздержаться от их совершения.

Процессуальные сроки исчисляются часами, сутками, ме­сяцами. При исчислении сроков месяцами не принимаются во внимание тот час и те сутки, которыми начинается течение срока (кроме случаев, специально оговоренных в законе).

Срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа послед­них суток. Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца, а если этот месяц не имеет соответствующего числа, то срок оканчивается в пос­ледние сутки этого месяца. Если окончание срока прихо­дится на нерабочий день, то последним днем срока с читает­ся первый следующий за ним рабочий день. Это положение не распространяется на исчисление сроков заключения под стражу, домашнего ареста и нахождения в медицинском или психиатрическом стационаре, в которые включается и нера­бочее время. При задержании срок исчисляется с момента фактического задержания.

В теории уголовного процесса выделяют следующие виды сроков:

1) сроки-моменты. В законе они находят выражение при указании на совершение процессуального действия:

• непосредственно перед выполнением другого процессуального действия (например, предупреждение об уголовной ответственности по ст. 307, 308 УК до начала допроса);

• одновременно с производством другого процессуаль­ного действия (например, розыск подозреваемого или об­виняемого может быть объявлен одновременно с приоста­новлением производства по делу);

• непосредственно после совершения другого процессу­ального действия (например, орган дознания после произ­водства неотложных следственных действий передает уго­ловное дело руководителю следственного органа);

2) сроки-периоды. С точки зрения законодательной тех­ники временные рамки могут быть установлены следую­щим образом:

• точная продолжительность прямо не указывается (на­пример, копия постановления незамедлительно направля­ется прокурору);

• указываются точная продолжительность и начало сро­ка (например, возможность осуществления органом дозна­ния следственных действий в течение не более 10 суток со дня возбуждения уголовного дела);

• определяется точная продолжительность (например, срок задержания подозреваемого — 48 часов);

• отсутствует указание о точной их продолжительнос­ти, хотя она также имеет пределы (например, гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовно­го дела и до окончания судебного следствия при судебном разбирательстве).

Согласно ст. 129 УПК продление срока возможно толь­ко в случаях и порядке, предусмотренном уголовно-процес­суальным законом.

Срок не считается пропущенным, если жалоба, ходатай­ство или иной документ до истечения срока сданы на почту, переданы лицу, уполномоченному их принять, а для лиц, со­держащихся под стражей или находящихся в медицинском либо психиатрическом стационаре, если жалоба или иной документ до истечения срока сданы администрации места предварительного заключения либо медицинского или пси­хиатрического стационара.

Кроме того, законодатель предусматривает возможность восстановления пропущенного срока. В соответствии со ст. 130 УПК пропущенный по уважительной причине срок должен быть восстановлен на основании постановления дознавателя, следователя или судьи, в производстве кото­рого находится уголовное дело. Отказ в восстановлении срока может быть обжалован в установленном законом по­рядке. Исполнение решения, обжалованного с пропуском установленного срока, по ходатайству заинтересованного лица может быть приостановлено до разрешения вопроса о восстановлении пропущенного срока.

Нарушение разумных сроков уголовного судопроизвод­ства может быть обжаловано в установленном законом по­рядке (ст. 123 УПК).

 

9.4. Процессуальные издержки

Уголовное судопроизводство, как и всякий вид государ­ственной деятельности, связан с материальными затратами, именуемыми процессуальными издержками.

Под процессуальными издержками, согласно ст. 131 УПК, понимаются расходы, связанные с производством по уголовному делу, которые возмещаются за счет средств фе­дерального бюджета либо участников уголовного судопро­изводства.

Согласно ч. 1 ст. 132 УПК процессуальные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета. При оправдании подсуди­мого по уголовному делу частного обвинения издержки полностью или частично могут быть взысканы с лица, по жалобе которого было начато производство. При прекраще­нии дела в связи с примирением сторон издержки взыски­ваются с одной или обеих сторон (ч. 9 ст. 132 УПК).

Перечень расходов, которые относятся к процессуаль­ным издержкам, дан в ч. 2 ст. 131 УПК:

1) суммы, выплачиваемые свидетелям, потерпевшим, их законным представителям, экспертам, специалистам, переводчикам, понятым, а также адвокату, участвующему в уголовном деле по назначению (п. 1—4). К ним относят: а) стоимость проезда к месту вызова и обратно; б) расходы по найму жилого помещения и суточные; в) суммы, компен­сирующие недополученную заработную плату либо отвле­чение от обычных занятий (для свидетелей, потерпевших, их законных представителей, понятых); г) вознаграждение (для экспертов, переводчиков, специалистов), за исключе­нием случаев, когда обязанности ими исполнялись в поряд­ке служебного задания;

2) расходы на оплату услуг адвоката-защитника, участ­вующего по назначению в соответствии с ч. 2—5 ст. 50 УПК (п. 5);

3) суммы, затраченные на хранение и пересылку вещест­венных доказательств по правилам, установленным ст. 82 УПК (п. 6);

4) суммы, израсходованные на производство судебной экспертизы в экспертных учреждениях (п. 7);

5) расходы на оплату ежемесячного пособия обвиняемо­му, временно отстраненному от должности в порядке, уста­новленном ч. 1 ст. 114 УПК (п. 8);

6) иные расходы (п. 9).

В соответствии с п. 5 постановления Пленума Верхов­ного Суда РФ от 26.09.1973 № 8 «О судебной практике по применению законодательства о взыскании процессуаль­ных издержек по уголовным делам» (в ред. от 06.02.2007) к иным расходам могут быть отнесены: возмещение стои­мости вещей, подвергшихся порче или уничтожению при производстве следственных экспериментов или экспертиз; затраты на возмещение расходов лицам, предъявляемым на опознание (кроме обвиняемых), и т.п.

Основанием для производства выплат является мотиви­рованное постановление дознавателя, следователя, судьи, определение суда.

По окончании предварительного расследования состав­ляется справка о видах и размере понесенных расходов, ко­торая входит в приложение к обвинительному заключению (акту).

Порядок и размеры возмещения процессуальных издер­жек, за исключением размера процессуальных издержек, предусмотренных п. 2 и 8 ч. 2 ст. 131 УПК, устанавливают­ся Положением о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, а также расхо­дов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации, утвержденным постановле­нием Правительства РФ от 01.12.2012 № 1240.

Вопрос о процессуальных издержках суд решает в при­говоре (п. 3 ч. 1 ст. 309 УПК), при этом указывается, на кого и в каком размере они должны быть возложены.

 

Вопросы и задания для самоконтроля

1. Какие задачи стоят перед предварительным расследованием?

2. В какие сроки необходимо окончить расследование уголовно­го дела? Какой порядок продления сроков предусмотрен УПК?

3. Назовите формы предварительного расследования? Какие различия между формами установлены законодателем?

4. Что понимается под «общими условиями предварительного расследования»? Каково их значение?

5. Что такое «подследственность»? Назовите виды (признаки) подследственности.

6. Назовите основания и процессуальный порядок соединения уголовных дел.

7. Какие основания и порядок выделения уголовных дел пре­дусмотрены УПК?

8. Какие полномочия руководителя следственной группы пре­дусмотрены законом?

9. Что представляет собой взаимодействие следователей (доз­навателей) и подразделений, осуществляющих ОРД? На каких принципах оно осуществляется?

10. Охарактеризуйте формы взаимодействия следователей (дознавателей) и подразделений, осуществляющих ОРД.


Глава 10 СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ

В результате изучения данной главы студент должен:

• знать понятие следственного действия, общие условия и пра­вила производства следственных действий, порядок проведения отдельного следственного действия;

• уметь отграничить следственные действия от иных процес­суальных действий, в том числе направленных на собирание дока­зательств; формулировать дефиницию конкретного следственного действия; определять цель, фактические основания и круг участни­ков следственного действия;

владеть первичными навыками выбора следственного дей­ствия, пригодного для закрепления следов определенного вида, оформления решения о производстве следственного действия и его результатов.

 

10.1. Понятие и виды следственных действий

Понятие «следственные действия», многократно встре­чающееся в УПК, не приведено и не объяснено в числе ос­новных понятий, перечисленных в ст. 5. Нет в законе и ис­черпывающего обозначения видов следственных действий.

Такая ситуация порождает определенные сложности в правоприменительной практике. Так, в ч. 3 ст. 209 УПК говорится, что после приостановления предварительного следствия производство следственных действий не допус­кается. В условиях, когда система следственных действий четко не урегулирована, выполнить такое предписание не­просто. Пункт 5 ч. 1 ст. 53 УПК регламентирует право за­щитника участвовать в допросе подозреваемого, обвиняе­мого, а также в иных следственных действиях, проводимых с участием данных лиц. Вновь возникает вопрос о том, что понимать под следственными действиями. Перечень подоб­ных примеров можно продолжить.

Описанная проблема кратко может быть изложена сле­дующим образом: законодатель не формулирует ни понятие, ни систему следственных действий и в то же время в ряде норм и институтов использует это понятие как абсолютно определенное.

В этих условиях необходимо прибегать к анализу зако­на, теоретических взглядов, чтобы сформулировать исход­ные положения, лежащие в основе понимания сущности следственных действий и построения их системы.

Общепризнано, что к числу следственных относится та часть уголовно-процессуальных действий следователя (до­знавателя), которая направлена на собирание доказательств. «Под следственными действиями, — пишут Н. С. Алексеев, В. Г. Даев, Л. Д. Кокорев, — обычно понимаются регламен­тированные процессуальным законом действия, непосредст­венно направленные на обнаружение, закрепление, провер­ку доказательств»[9]. С. А. Шейфер определяет следственные действия как «комплекс регламентированных уголовно-процессуальным законом и осуществляемых следователем (судом) поисковых, познавательных и удостоверительных операций, соответствующих особенностям следов опреде­ленного вида и приспособленных к эффективному отыс­канию, восприятию и закреплению содержащейся в них доказательственной информации»[10]. Отсюда вытекает, что следственное действие — это познавательное процессуаль­ное действие.

Эти выводы полностью подтверждаются положениями УПК, в которых предусмотрено, что собирание доказательств осуществляется путем производства следственных действий (ч. 1 ст. 86). Таким образом, следственные действия — это процессуальные действия, при помощи которых обнаружи­ваются, проверяются и закрепляются доказательства.

Признавая принципиальную правильность приведенно­го определения, следует обратить внимание на то, что УПК допускает сбор доказательств также путем производства «иных процессуальных действий». Данное обстоятельство, присущее и ранее действовавшему закону, обязывает вы­делять дополнительные признаки следственного действия, позволяющие с более высокой точностью отграничивать собственно следственные действия (следственные действия в узком смысле этого слова) от иных процессуальных дейст­вий (следственных действий в широком их понимании).

Например, имеет смысл подчеркнуть, что каждое следст­венное действие в отличие от некоторых иных средств собирания доказательств обеспечено государственным принуждением. С этим признаком тесно связано такое свойство следственного действия, как существенное огра­ничение в ходе их производства (реальное или потенци­ально возможное) законных, в том числе конституци­онных, прав граждан. А. А. Чувилев подчеркивал такой признак следственного действия, как наличие детально разработанного порядка производства. Наконец, с раз­витием ОРД, в частности системы оперативно-разыскных мероприятий (по своим познавательным возможностям нередко конкурирующих со следственными действиями), возникла необходимость сделать акцент, что в ходе произ­водства следственных действий реализуются двух- и мно­госторонние правоотношения.

Приведенные признаки (критерии) следственного дейст­вия в совокупности с формальными предписаниями УПК, которые сами по себе не достаточны, не полны для целей определения видов следственных действий, позволяют оптимально сформировать их систему. Механизм данного подхода выглядит следующим образом.

Подчеркивая еще раз, что законодатель прямо не огова­ривает, какие процессуальные действия относятся к след­ственным, все же обратимся к названиям гл. 24—27 УПК. Содержащиеся в них перечисления есть не что иное, как наименования регламентируемых следственных действий. Сканируя заглавия, получим следующий перечень интере­сующих нас действий. Это: осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент (гл. 24); обыск, выемка, наложе­ние ареста на почтово-телеграфные отправления, контроль и запись переговоров, получение информации о соединени­ях между абонентами и (или) абонентскими устройствами (гл. 25); допрос, очная ставка, опознание, проверка показа­ний (гл. 26); производство судебной экспертизы (гл. 27). Всего 13 позиций. Принципиальных возражений против отнесения всех названных процессуальных действий к чис­лу следственных нет. Рассматриваемые в контексте всего уголовного процессуального законодательства они действи­тельно выступают в качестве основных средств собирания доказательств.

Вместе с тем было бы неверным конструировать систему следственных действий только по названиям соответствую­щих глав УПК, регламентирующих их производство. В со­держании этих глав, на наш взгляд, отчетливо проявляются такие следственные действия, как эксгумация и получение образцов для сравнительного исследования. Если даже пос­тавить под сомнение их познавательное значение (хотя это неочевидно и в известной мере спорно), необходимо при­знать, что данные действия отвечают другим критериям следственного действия. Нельзя не принять во внимание, что они обеспечиваются государственным принуждением, существенно затрагивают конституционные права граждан, детально урегулированы в законе, осуществляются в рамках правоотношений. Названные следственные действия тради­ционно выделяются в научной и учебной литературе[11].

Представляется, что в современных правовых условиях есть основания для обозначения в качестве самостоятель­ного следственного действия также и личного обыска, пос­кольку его проведение связано с ограничением конститу­ционного права граждан на личную неприкосновенность. УПК, написанный в соответствии с конституционным статусом личности и учитывающий ее право на тайну пе­реписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений, вы­делил в качестве отдельного следственного действия нало­жение ареста на почтово-телеграфные отправления (ранее то же самое по содержанию действие было всего лишь раз­новидностью выемки или осмотра), контроль и запись пе­реговоров. В порядке дополнения законодательства статус следственного действия приобрело получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими ус­тройствами (Федеральный закон от 01.07.2010 № 143-ФЗ). Осмотр живого человека именуется освидетельствованием и считается самостоятельным следственным действием. Если быть до конца последовательными, то, на наш взгляд, надо признать это (самостоятельный статус) и в отношении личного обыска.





Дата добавления: 2015-05-08; просмотров: 206 | Нарушение авторских прав


Похожая информация:

© 2015-2017 lektsii.org - Контакты

Ген: 0.18 с.