Лекции.Орг
 

Категории:

Астрономия
Биология
География
Другие языки
Интернет
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Механика
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Транспорт
Физика
Философия
Финансы
Химия
Экология
Экономика
Электроника


ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ ОСОБЫЙ ПОРЯДОК УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА ……………………………………………..415 – 440 17 страница



• в случае если уголовное дело возбуждено в отношении конкретного лица, подозреваемый признает свою вину, харак­тер и размер причиненного преступлением вреда, не оспари­вает правовую оценку деяния, приведенную в постановлении о возбуждении уголовного дела, а также когда отсутствуют обстоятельства, исключающие производство дознания в со­кращенной форме, подозреваемый вправе заявить ходатайс­тво о проведении дознания в сокращенной форме, в рамках которого дознаватель обязан осуществить только те следс­твенные и иные процессуальные действия, непроизводство которых может повлечь за собой невосполнимую утрату сле­дов преступления или иных доказательств;

• итоговым документом дознания является обвинитель­ный акт, при производстве дознания в сокращенной фор­ме — обвинительное постановление, предварительное следс­твие может быть завершено обвинительным заключением.

 

9.2. Общие условия предварительного расследования

Понятие и система общих условий предварительного расследования

В УПК общим условиям предварительного расследова­ния посвящена специальная гл. 21 «Общие условия предва­рительного расследования», включающая 13 статей. Кроме того, ряд общих условий предусмотрены в гл. 22 «Предварительное следствие». Отдельные положения, относящиеся к общим условиям предварительного расследования, сфор­мулированы в других главах УПК (гл. 15, 16, 32, 401).

Общие условия предварительного расследования — это установленные законом и обусловленные принципами уго­ловного процесса правила (требования), определяющие по­рядок производства предварительного расследования.

Общие условия тесно связаны с принципами уголовно­го процесса. Более того, они вытекают из этих принципов, базируются на них. Но между этими двумя понятиями не­обходимо видеть существенное различие. Общие условия предварительного расследования — это наиболее характер­ные положения только для стадии предварительного рас­следования, общие правила и требования к процессуальной деятельности ее субъектов. Эти правила и требования ре­ализуются конкретными нормами уголовно-процессуального права, устанавливающими условия и порядок прове­дения отдельных процессуальных действий. При этом они занимают положение среднего звена, переходной ступени от основополагающих идей и общих для всего процесса тре­бований к нормам, регулирующим порядок производства отдельных процессуальных действий.

Анализ закона позволяет отнести к общим условиям предварительного расследования следующие положения:

1) подследственность — место производства предвари­тельного расследования;

2) начало и окончание предварительного расследова­ния — сроки предварительного расследования;

3) полномочия органов предварительного расследования и процессуальная самостоятельность следователя;

4) соединение и выделение уголовных дел, а также выделе­ние в отдельное производство материалов уголовного дела;

5) производство неотложных следственных действий;

6) обязательность рассмотрения ходатайства;

7) обжалование действий (бездействия) и решений должностных лиц, осуществляющих предварительное рас­следование;

8) применение технических средств;

9) недопустимость разглашения данных предваритель­ного расследования;

10) производство предварительного следствия следст­венной группой (группой дознавателей);

11) особенности привлечения к участию в деле отдель­ных участников уголовного судопроизводства;

12) меры попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого и меры по обеспечению сохран­ности его имущества;

13) восстановление уголовных дел;

14) нравственные начала предварительного расследования;

15) общие правила производства следственных действий;

16) судебный порядок получения разрешения на произ­водство следственного действия;

17) составление процессуальных документов при произ­водстве предварительного расследования;

18) принятие мер по установлению и устранению об­стоятельств, способствовавших совершению преступления (профилактическая деятельность лица, производящего рас­следование);

19) заключение досудебного соглашения о сотрудниче­стве;

20) взаимодействие следователей (дознавателей) с под­разделениями, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность.

Значение общих условий предварительного расследова­ния состоит в том, что они обеспечивают: 1) единство про­цессуальной формы; 2) единообразие применения закона; 3) гарантии объективного производства по делу; 4) соблю­дение прав и законных интересов личности.

Рассмотрим более подробно отдельные из этих правил.

Подследственность

В уголовно-процессуальной теории термин подследст­венность употребляется в трех аспектах.

1. Правовой институт, регулирующий отношения между различными органами следствия и дознания по расследова­нию определенной категории уголовных дел.

2. Система установленных законом полномочий органов расследования по ведению определенного круга уголов­ных дел в зависимости от их юридических свойств в целях достижения четкости и оперативности при производстве предварительного расследования.

3. Совокупность признаков уголовного дела, в зависи­мости от которых закон относит его к компетенции того или иного органа предварительного следствия или дознания.

Последний подход является наиболее распространенным в учебной литературе, и мы будем ориентироваться на него.

Общепринятым является обозначение пяти видов под­следственности. предметная, территориальная, персональ­ная, по связи дел и альтернативная.

Предметная подследственность определяется харак­тером совершенного преступления, что прежде всего на­ходит отражение в его квалификации. Этот вид подследс­твенности проводит разграничение между компетенцией: 1) органов дознания и следствия; 2) отдельных органов доз­нания; 3) отдельных органов предварительного следствия.

Основной формой предварительного расследования яв­ляется предварительное следствие. Оно обязательно по всем уголовным делам, за исключением тех дел, по которым предусмотрено производство дознания. Перечень преступ­лений, по которым не обязательно предварительное следс­твие (т.е. подследственных органам дознания), дан в п. 1 ч. 3 ст. 150 УПК.

В п. 2 ч. 3 ст. 150 УПК указано, что по письменному указаний) прокурора дознание может производиться и по другим преступлениям небольшой или средней тяжести. Таким образов, перечень преступлений, подследственных органам дознания, в УПК жестко не определен. Кроме того,- по письменному указанию прокурора уголовные дела, подследственные органам дознания, могут быть переданы для производства предварительного следствия (ч. 4 ст. 150 УПК). Дела об остальных преступлениях относятся к ком­петенции следователей безоговорочно.

Распределение подследственности между органа­ми дознания по предметному признаку имеет место в ч. 3 ст. 151 УПК, где наряду с указанием органа, уполномочен­ного на производство уголовно-процессуальной деятель­ности, определяется и категория преступлений,, отнесенных к компетенции данного органа.

Подследственность между различными органами предварительного следствий распределяется путем пе­речисления в различных частях и пунктах ст. 151 УПК категорий преступлений, отнесенных к ведению следовате­ля того или иного ведомства. Подпункт «а» п. 1 ч. 2 дан­ной статьи устанавливает подследственность следователей Следственного комитета РФ. К их компетенции отнесены уголовные дела об особо тяжких и тяжких преступлениях против жизни (убийства, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть по­терпевшего, преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, преступления против конституционных прав человека и гражданина, должност­ные и воинские преступления и др.).

Пункт 2 ч. 2 ст. 151 УПК устанавливает подследствен­ность дел следователям органов федеральной службы бе­зопасности. На них возложено расследование большинства дел о преступлениях против основ конституционного строя и безопасности государства (государственная измена, шпи­онаж, диверсия и др.), о незаконном пересечений границы РФ, о производстве или распространении оружия массово­го поражения и т.д.

Пункт 3 ч. 2 ст. 151 УПК устанавливает подследствен­ность для следователей органов внутренних дел РФ. Они, в частности, проводят расследование преступлений против личности (умышленное причинение тяжкого вреда здо­ровью, не повлекшее неосторожное причинение смерти потерпевшему, и средней тяжести вреда здоровью; неока­зание помощи больному; торговля людьми и т.д.), против собственности (кража, мошенничество и грабеж при отяг­чающих обстоятельствах, разбой, вымогательство и т.д.), против общественной безопасности и общественного по­рядка, и др.

В п. 5 ч. 2 ст. 151 УПК предусмотрены категории пре­ступлений, деда о которых подследственны следователям органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

Предметная подследственность наряду с основным (ха­рактер совершенного преступления) имеет вспомогатель­ный признак. Согласно ч. 1 ст. 434 УПК по всем уголов­ным делам в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом детые в состоянии невменяемости, или лица, у которого после совершения преступления на­ступило психическое расстройство, делающее невозмож­ным назначение наказания или его исполнение, обязатель­но предварительное следствие.

Территориальная подследственность также определяет­ся несколькими признаками.

В ч. 1 ст. 152 УПК законодатель указал: предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Этот признак явля­ется основным. Понятие «место совершения преступления» необходимо соотносить с границами территории, которую обслуживает конкретный орган предварительного расследо­вания. Границы такой территории могут совпадать с грани­цами образования, установленного административно-терри­ториальным делением в Российской Федерации (например, при расследовании дела следователем территориального органа внутренних дел по району, городу), включать в себя границы административно-территориального деления более высокого уровня (области, края и т.п.), определяться ины­ми границами (например, при производстве расследования следователями специализированных, в том числе военных, следственных отделов Следственного комитета РФ).

Если преступление было начато в одном месте, а оконче­но в другом месте, то уголовное дело расследуется по мес­ту окончания преступления (ч. 2 ст. 152 УПК).

Бывают случаи, когда определить точное место совер­шения (окончания) преступления на первоначальном этапе расследования бывает сложно или практически невозмож­но, например: хищение груза в пути следования поезда, ког­да преступление выявляется на станции получателя; при обнаружении трупа и т.д. Закон не дает ясного ответа, как быть в таком случае. В этих ситуациях производство пред­варительного расследования, как правило, осуществляется по месту обнаружения преступления.

В ч. 3 ст. 152 УПК указан еще один вспомогательный признак территориальной подследственности — место совершения большинства преступлений или наиболее тяжкого из них.

В правоприменительной практике имеют место случаи, когда в разных местах совершено одинаковое число престу­плений и тяжесть их равнозначна.

В рассматриваемых ситуациях необходимо руководст­воваться общим правилом, согласно которому при соеди­нении в одном производстве уголовных дел, подследст­венных разным органам предварительного расследования, подследственность определяется прокурором (ч. 7 ст. 151 УПК). При этом прокурор, определяя место предваритель­ного расследования, может учитывать различные обстоя­тельства, указывающие на целесообразность производства расследования в том или ином месте:

1) местонахождение обвиняемого (в том числе место со­держания под стражей);

2) местонахождение большинства свидетелей или потер­певших;

3) уровень профессиональной подготовки следователей конкретного подразделения и степень их загруженности;

4) разбросанность территории, на которой совершены преступления, и иное.

Как исключительный случай, только в целях обеспече­ния полноты, объективности расследования и соблюдения процессуальных сроков (ч. 4 ст. 152 УПК) расследование может производиться по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей.

Персональная подследственность в основном определя­ется субъектом совершенного преступления. К таковым относятся: 1) военнослужащие, должностные лица органов федеральной службы безопасности и др. (исчерпывающий перечень этих субъектов дан в подп. «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК), если преступление совершено в связи с исполнени­ем ими своих служебных обязанностей или в расположении части, соединения, учреждения, гарнизона; 2) депутаты, су­дьи, прокуроры, следователи и др. (их перечень дан в ч. 1 ст. 447 УПК). В зависимости от этого предварительное расследование производится следователями Следственного комитета РФ (в том числе следователями военного след­ственного отдела Следственного комитета РФ). В случае совершения указанными выше лицами преступления, ука­занного в п. 1 ч. 3 ст. 150 УПК, расследование будет про­изводиться следователями Следственного комитета РФ в форме дознания (п. 7 ч. 3 ст. 151 УПК).

Вторым признаком персональной подследственности яв­ляется личность потерпевшего. Так, расследование уголов­ных дел о преступлениях, совершенных в отношении судей, прокуроров, следователей и других лиц, указанных в ч. 1 ст. 447 УПК, в связи с их профессиональной деятельностью, а также должностных лиц правоохранительных органов, во­еннослужащих и других лиц, перечисленных в подп. «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК, в связи с их служебной деятельностью осу­ществляют следователи Следственного комитета РФ.

Кроме того, по всем уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных несовершеннолетни­ми и в отношении несовершеннолетних, предварительное следствие осуществляют следователи Следственного коми­тета РФ.

По общему правилу при конкуренции персональной под­следственности с другими видами предпочтение отдавалось персональной подследственности. Однако УПК внес в это правило исключение. Уголовные дела о государственной измене, шпионаже, разглашении государственной тайны и утрате документов, содержащих государственную тайну, если они совершены военнослужащими и другими лицами, указанными в подп. «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК, должны рас­следоваться следователями органов федеральной службы безопасности (ч. 4 ст. 151 УПК).

В основу подследственности по связи дел положена связь преступления, рассматриваемого по «основному» делу с другим (побочным) преступлением, совершенным одним и тем же лицом или другими лицами (например, совершение кражи и вовлечение при этом несовершенно­летнего в преступную деятельность). Другими словами, она имеет место, когда подследственность одного дела опреде­ляется в зависимости от подследственности другого. Дела таких категорий (а их перечень дан в ч. 6 ст. 151 УПК) рас­следуются следователем того органа, к чьей подследствен­ности относится преступление, в связи с которым возбуж­дено соответствующее уголовное дело.

Альтернативная (смешанная) подследственность имеет место в тех случаях, тогда производство предварительного следствия по делам о некоторых преступлениях закон допускает следователями различных ведомств. Этот признак подследственности определяется с учетом того, что по ряду преступлений, например ч. 2—4 ст. 159, ч. 2—4 ст. 160 УК и др. (полный перечень дан в ч. 5 ст. 151 УПК), предварительное следствие может проводиться сле­дователем органа, выявившего преступное деяние.

 

Соединение и выделение уголовных дал

Индивидуальные особенности преступления и преступ­ника требуют индивидуального характера расследования уголовных дел. Создание громоздких дел с большим коли­чеством обвиняемых отрицательно оказывается на сроках расследовании и его качестве. Необоснованное разделение уголовных дел может затруднить раскрытие преступле­ний, а в ряде случаев ущемляет права обвиняемого не дает суду возможность верно определить общественную опасность лиц, совершивших преступление. Для обеспе­чения правильного и необходимого объема следственного производства, а также создания наиболее благоприятных условий для осуществления расследования уголовно-процессуальным законодательством устанавливаются правила соединения и выделения уголовных дел.

В ч. 1 и 2 ст. 153 УПК содержится четыре основания со­единения уголовных дел в одном производстве:

1) в отношении нескольких лиц, совершивших одно или несколько преступлений в соучастии;

2) в отношении одного лица, совершившего несколько преступлений;

3) в отношении лица, обвиняемого в заранее не обещан­ном укрывательстве преступлений, расследуемых по этим уголовным делам;

4) в случаях, когда лицо, подлежащее привлечению в ка­честве обвиняемого, не установлено, но имеются достаточ­ные основания полагать, что несколько преступлений со­вершены одним лицом или группой лиц.

Содержание первого из названных оснований соединения уголовных дел в одно производство связано с уголовно-правовым понятием «соучастие в совершении преступления», под которым понимается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступле­ния (ст. 32 УК), Когда обвиняемые объединены единством намерения, ведение одного следственного производства поз­воляет установить роль каждого из них и дать правильную оценку общественной опасности преступления. Соединение дел по рассматриваемому основанию происходит не так уж часто. Причина этого заключается в том, что соучастие не­скольких лиц в совершении преступления, как правило, ус­танавливается в рамках одного уголовного дела.

Согласно второму из предусмотренных ст. 153 УПК ос­нований, могут быть соединены в одно производство дела о любых преступлениях независимо от их характера и тя­жести при условии, если установлено, что они совершены одним лицом.

Третье основание соединения дел в одном производстве связано с прикосновенностью лиц к преступлению в виде заранее не обещанного укрывательства. Состав преступ­ления, предусмотренный ст. 316 УК, будет иметь место только при заранее не обещанном укрывательстве особо тяжкого преступления. Соединение дел в таких случаях обусловлено прежде всего тем, что ответственность за зара­нее не обещанное укрывательство зависит от того, будет ли установлено совершение «основного» преступления.

Четвертым основанием для соединения уголовных дел являются случаи, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, но имеются достаточные данные полагать, что несколько преступ­лений совершены одним лицом или группой лиц. Опыт показывает, что в ряде случаев соединение нескольких дел о нераскрытых преступлениях позволяет вести расследо­вание более эффективно, а объединенные воедино факти­ческие данные, полученные по этим делам, способствуют раскрытию преступления. Естественно, что соединение дел о нераскрытых преступлениях может иметь место только тогда, когда получены доказательства, свидетельствующие о большой степени вероятности совершения их одним и тем же лицом либо одной и той же группой лиц.

Анализ следственной практики показывает, что в ходе предварительного расследования нередко соединяют дела по основаниям, которые в законе прямо не предусмотрены. Например, это соединение дел: а) о преступной небрежности нескольких лиц, повлекшей общий результат (нарушение техники безопасности и т.п.); б) преступной небрежности взрослых, создавшей условия для совершения преступле­ния подростком; в) небрежности должностных лиц, создав­шей благоприятные условия для расхитителей. Все их объ­единяет прикосновенность к «основному» расследуемому преступлению, и в какой-то мере подобная практика близка к третьему основанию для соединения дел, предусмотрен­ному п. 3 ч. 1 ст. 153 УПК. Но все-таки она не основана на законе и является хотя и вынужденным, но отступлением от него. Необходимость соединения дел при условиях, ко­торые в законе прямо не предусмотрены, свидетельствует о том, что ныне действующий перечень оснований соедине­ния уголовных дел не в полной мере отвечает потребностям практики и нуждается в уточнении.

Соединение уголовных дел, находящихся в производс­тве следователя, производится на основании постановле­ния руководителя следственного органа, а находящихся в производстве дознавателя — на основании постановле­ния прокурора (ч. 3 ст. 153 УПК). Вместе с тем инициати­ва объединения производств может исходить от лица, осу­ществляющего предварительное расследование.

Согласно ч. 4 ст. 153 УПК при соединении уголовных дел срок производства по ним определяется по уголовно­му делу, имеющему наиболее длительный срок предвари­тельного расследования. При этом срок производства по остальным делам поглощается наиболее длительным и до­полнительно не учитывается.

В ходе предварительного следствия может возникнуть необходимость не только соединения, но и выделения дел.

Статья 154 УПК содержит следующие основания выде­ления уголовного дела в отдельное производство:

а) в отношении отдельных подозреваемых или обви­няемых при приостановлении основного уголовного дела в случаях, предусмотренных в п. 1—4 ч. 1 ст. 208 УПК;

б) в отношении несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, если он участвовал в совершении пре­ступления вместе с совершеннолетними обвиняемыми (данное положение продублировано в ст. 422 УПК);

в) в отношении иных лиц, подозреваемых или обвиня­емых в совершении преступления, не связанного с деяни­ями, вменяемыми в вину по расследуемому уголовному делу, когда об этом становится известно в ходе предвари­тельного расследования;

г) в отношении подозреваемого или обвиняемого, с ко­торым прокурором заключено досудебное соглашение о сотрудничестве;

д) относительно отдельных подозреваемых, в отно­шении которых дознание производится в сокращенной форме, если в отношении иных подозреваемых или об­виняемых предварительное расследование производит­ся в общем порядке.

Частью 2 ст. 154 УПК допускается выделение уголовно­го дела в отдельное производство для завершения предва­рительного расследования в отношении лица или группы лиц о преступлении или преступлениях, которые носят в большом по объему или многоэпизодном деле относи­тельно обособленный характер и без ущерба для всего производства могут быть рассмотрены в суде раздельно. Здесь законодатель ставит условие — выделение в отдель­ное производство дела не должно отразиться на всесторон­ности и объективности расследования.

Самостоятельное основание для выделения уголовного дела предусмотрено в ст. 436 УПК. Если в ходе предва­рительного расследования по уголовному делу о преступ­лении, совершенном в соучастии, будет установлено, что кто-либо из соучастников совершил деяние в состоянии невменяемости или у кого-либо из соучастников после совершения преступления наступило психическое рас­стройство, то уголовное дело в отношении его может быть выделено в отдельное производство.

Еще одно основание для выделения дел содержится в п. 1 ч. 5 ст. 217 УПК, где сказано, что если один или несколь­ко обвиняемых возражают против рассмотрения дела судом присяжных, то следователь решает вопрос о вы­делении дела в отношении этих обвиняемых в отдельное производство. При этом подразумевается, что выделение не отразится на всесторонности и полноте расследования. Иначе дело выделять нельзя.

Кроме того, из ч. 5, 6 и 71 ст. 31 УПК вытекает, что уго­ловное дело может быть по возможности выделено в отде­льное производство в отношении обвиняемых, не являю­щихся военнослужащими или гражданами, проходящими военные сборы, если они возражают против рассмотре­ния уголовного дела военным судом.

Анализ п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.12.2006 № 60 «О применении судами особого по­рядка судебного разбирательства уголовных дел» позволя­ет сделать вывод, что в отдельное производство может быть выделено также уголовное дело в отношении отдельных обвиняемых, заявивших ходатайство об особом порядке судебного разбирательства.

Наряду с этими основаниями в теории уголовного про­цесса выделяют и другие: если преступления совершены в отдаленных друг от друга местах (А. М. Ларин); в связи с истечением сроков содержания под стражей отдельных обвиняемых, привлеченных к ответственности по группо­вому делу (В. В. Шимановский); в случае персональной подследственности или подсудности одного из виновных (И. И. Мартинович).

Существующие подходы к решению вопроса об основа­ниях выделения дела в отдельное производство, при кото­рых учитываются интересы практики, являются вполне оп­равданными. Но при этом необходимо помнить о наличии общих условий: выделение дела должно вызываться необ­ходимостью и такое разъединение не может отрицательно повлиять на всесторонность, полноту и объективность ис­следования и разрешения дела.

Законодатель определил виды процессуальных доку­ментов, которые должны содержаться в выделенном деле, и их юридическую силу. К делу, выделенному в отдельное производство, приобщаются подлинники или копии про­цессуальных документов, имеющих значение для нового дела, заверенные следователем или дознавателем. Эти ма­териалы допускаются в качестве доказательств по выделен­ному делу.

Срок по выделенному делу исчисляется с момента воз­буждения основного дела. Если же новое дело не связано с деянием, расследуемым по основному делу, то срок по нему исчисляется со дня вынесения постановления о выде­лении уголовного дела.

Выделение уголовного дела производится на основании мотивированного постановления следователя или дозна­вателя. Если новое дело не связано с расследуемым делом, в постановлении должно содержаться также решение о воз­буждении уголовного дела (ч. 3 ст. 154 УПК).

Выделение уголовного дела необходимо отличать от вы­деления в отдельное производство материалов. Согласно ст. 155 УПК, если в ходе предварительного расследования становится известно о совершении преступления, не свя­занного с расследуемым, дознаватель и следователь впра­ве вынести постановление о выделении из уголовного дела только материалов, содержащих сведения о новом преступ­лении. Эти материалы направляются следователем руково­дителю следственного органа, а дознавателем — прокурору для последующей проверки и принятия по ним решения в соответствий со ст. 144 и 145 УПК (о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела).

Особенности выделения в отдельное производство уго­ловного дела и материалов уголовного дела проиллюстри­рованы в табл. 2.

Таблица 2

Особенности выделения в отдельное производство
уголовного дела материалов уголовного дела
Сходства 1. Применяется, когда становится известно о совершении преступ­ления, не связанного с расследуемым. 2. Решение может быть принято как следователем, так и дознава­телем

Различия


1. Уголовное дело выделяется в отношении подозреваемых или обвиняемых.

2. В постановлении о выделении уголовного дела для рассле­дования нового преступления должно содержаться решение о возбуждении уголовного дела

3. По выделенному делу осуществляется расследование с применением всех средств и методов данной стадии

 

 

1. Материалы выделяются в от­ношении деяния, совершенного установленным лицом, но не подозреваемым или обвиняемым по данному делу, либо неуста­новленным лицом.

2. В результате рассмотрения вы­деленных материалов итоговым может являться решение как о воз­буждении, так и об отказе в возбу­ждении уголовного дела.

3. Перед принятием итогового решения возможна проверка вы­деленных материалов, осущест­вляемая по правилам проверки сообщения о преступлении


 

 


 

Расследование уголовного дела следственной группой

(группой дознавателей)

По общему правилу предварительное следствие произ­водится одним следователем. Однако анализ практики по­казывает, что существует определенная категория уголов­ных дел, производство расследования по которым одним следователем затруднительно. В подобных случаях закон допускает расследование уголовного дела следственной группой (ч. 1 ст. 163 УПК) либо группой дознавателей (ч. 1 ст. 2232 УПК).

Такие ситуации возникают по сложным делам при нали­чии дополнительных обстоятельств, к которым, в частнос­ти, относятся:

1) возникновение значительного числа версий о лицах, совершивших деяние, обстоятельствах преступления, про­верку которых необходимо провести в кратчайшие сроки;

2) наличие в материалах дела большого количества свя­занных между собой эпизодов, раздельное расследование которых невозможно;

3) привлечение по делу большого числа обвиняемых, со­вместно совершивших одно или несколько преступлений;

4) разбросанность территории, на которой приходится вести расследование, если невозможно ограничиться пору­чениями о производстве следственных и иных действий.

Накопленный многолетний опыт применения группово­го метода расследования свидетельствует о его несомнен­ной эффективности. Он обеспечивает: а) достижение высо­кого качества расследования; б) проведение расследования в более сжатые сроки; в) достижение полноты и всесторон­ности расследования; г) использование знаний, способнос­тей и индивидуальных качеств сразу нескольких следова­телей (дознавателей). Это является особенно актуальным в настоящее время, когда рост групповой и организованной преступности требует постоянного совершенствования ор­ганизационных форм деятельности органов предваритель­ного расследования.





Дата добавления: 2015-05-08; просмотров: 147 | Нарушение авторских прав


© 2015-2017 lektsii.org.

Ген: 0.096 с.