Лекции.Орг


Поиск:




Направленная на построение государственности в Корее




В 1945-1948 годах

В Южной Корее после капитуляции Японии при аппарате япон­ского генерал-губернатора, еще до высадки американских войск, был создан особый комитет для организации возвращения на родину япон­ских граждан, проживавших в Корее. В число лидеров этого коми­тета входили Ё Унхён (1886-1947), в 1944 г. создавший подпольную Лигу построения государства, и Сон Чжину (1889-1945), более 30 лет возглавлявший влиятельнейшую корейскую газету «Тона илъбо». За­нимаясь своими непосредственными обязанностями в комитете, они сразу же приступили к обсуждению проекта образования будущего независимого корейского государства. Однако уже с первых шагов их пути разошлись.

Ё Унхён, еще в 1920 г. имевший опыт членства в Корейской ком­мунистической партии (Коре консандан), видел будущее страны как Корейской Народной Республики (Чосон инмин конхвагук). Для ре­ализации своих замыслов он образовал Подготовительный комитет построения государства Кореи. 6 сентября 1945 г. Комитет провозгла­сил создание Корейской Народной Республики. На пост Председателя республики был выдвинут Ли Сынман. Ё Унхён отводил себе лишь роль заместителя.

Отошедший от Ё Унхёна Сон Чжину решил переключиться на поддержку более умеренного Временного правительства Республики Корея. Однако занявшие южную часть Корейского полуострова аме­риканские войска не признали ни Корейской Народной Республики Ё Унхёна, ни Республики Корея Ким Гу. Тем не менее, находясь под властью Американской военной администрации, Сон Чжину продол­жил свою деятельность и образовал 16 сентября 1945 г. Демократи­ческую партию Кореи (Хангук минчжудан), в руководство которой были выдвинуты Ли Сынман и Ким Гу.

Сон Чжину, несмотря на свою правую ориентацию, был противни­ком идеи создания сепаратного южнокорейского государства, за что поплатился жизнью. Он был убит у себя дома в Сеуле 30 декабря 1945 г. После его гибели созданная им Демократическая партия стала поддерживать предложения Ли Сынмана, но впоследствии разошлась с ним в процессе борьбы за лидерство.

Вместе с 14 членами Временного правительства Республики Корея 23 ноября 1945 г. в Корею возвратился Ким Гу (1876-1949), но не в качестве председателя непризнанного правительства, а как частное лицо. Тем не менее Ким Гу обладал известным влиянием в корей­ском обществе. В феврале 1946 г. он стал заместителем председателя высшего консультационного органа из 25 человек при АВА — Демо­кратической палаты Южной Кореи (Нам Чосон минчжу ыйвон) во главе с Ли Сынманом. В то время он еще оставался руководителем созданной им Партии независимости Кореи.

После того как по итогам Московского совещания министров ино­странных дел СССР, США и Великобритании в декабре 1945 г. было принято решение о пятилетней «опеке» над Кореей, по всей стране развернулось движение протеста (по крайней мере, в Южной Корее). Ким Гу явился одним из его лидеров, образовав 8 февраля 1947 г. Комитет борьбы за независимость против опеки.

Второй оппозиционной официальному курсу тенденцией полити­ческой жизни Южной Кореи стало движение за избрание единого пра­вительства Севера и Юга, сближение левых и правых блоков. Ким Гу также присоединился к этому движению.

Движение это возглавили Ё Унхён и Ким Гюсик (1877[289]-1950), заместитель председателя Временного правительства Республики Ко­рея. Еще 14 июня 1946 г. представители левых Ё Унхён и Хо Хон (1885-1951), и правых — Ким Гюсик и Вон Сехун встретились для обсуждения возможности союза левых и правых сил. В результате 25 июля 1946 г. было объявлено о создании Совместного комитета левых и правых (Чвау хапчак егшонхее), главной задачей которого объявлялось решение проблемы образования единого корейского пра­вительства.

После того как с начала 1947 г. Ли Сынман и США взяли курс на создание сепаратного правительства Южной Кореи, существование подобного авторитетного Комитета служило помехой для реализации их планов. Поэтому 19 июля 1947 г. было организовано убийство Ё Унхёна. Комитет вскоре перестал существовать. Однако Ким Гу и Ким Гюсик продолжали борьбу за создание единого правительства, не раз обращаясь к руководителям Северной Кореи. В апреле 1948 г. они прибыли в Пхеньян, где с 19 по 23 апреля проходило Совместное совещание [представителей партий и общественных организаций] Юга и Севера (Намбук хёпсан), целью работы которого было создание еди­ного самостоятельного нейтрального общекорейского правительства. Кроме того, Ким Гу и Ким Гюсик провели отдельную встречу с Ким Ирсеном и Ким Дубоном.

Однако активные усилия Ли Сынмана и АВА, направленные на создание сепаратного государства, свели усилия Совместного совеща­ния на нет. Через две с половиной недели, 10 мая 1948 г., на Юге прошли сепаратные выборы в Национальное собрание.

С другой стороны, и в Северной Корее политические движе­ния, возникшие после освобождения страны, не были однородными. Несмотря на доминирование там представителей левых, некоторое время в северной части Корейского полуострова активно проявляли себя так называемые «демократические силы» во главе с Чо Манси-ком (1882-? (после 1950)). Чо Мансик — известный борец за незави­симость Кореи, выходец из провинции Южная Пхёнан, был активи­стом протестантской церкви в Пхеньяне. С 1932 г. он стал директором корейской газеты «Чосон илъбо».

К моменту освобождения Кореи Чо Мансик находился в северной части страны. В первые дни после освобождения он создал Коми­тет подготовки воссоздания государства и Народный политический комитет провинции Южная Пхёнан. Поначалу советское военное ко­мандование сотрудничало с Чо Мансиком, который встал во главе корейской администрации провинции Южная Пхёнан. Позже он воз­главил Народный комитет пяти провинций Северной Кореи и вместе с коммунистами способствовал активизации деятельности народных комитетов в Северной Корее. В ноябре 1945 г. Чо Мансик создал Де­мократическую партию Кореи (Чосон минчжудан). Однако с конца 1945 г. он был вынужден уйти с политической арены, поскольку по­пытался развернуть движение, направленное против опеки союзных держав над Кореей. Несмотря на ухудшение отношений с советской военной администрацией, Чо Мансик не перешел на Юг, а остался в Северной Корее, что в дальнейшем трагически сказалось на его судьбе.

И все же большинство политических лидеров Северной Кореи в первые три года после освобождения принадлежали к левому крылу. К примеру, Пак Хонъён (1900-1955) с первых лет своей деятель­ности по восстановлению независимости Кореи начал активно инте­ресоваться идеями коммунизма. После подавления Первомартовского движения он бежал в Россию, в начале 1920-х годов примкнул к ир­кутской Корейской коммунистической партии (Коре консандан), а в 1922 г. принимал участие в работе Съезда представителей народов Дальнего Востока. Пак Хонъён был одним из создателей Корейской коммунистической партии (Чосон консандан), образованной в апреле 1925 г. в Сеуле. После разгрома партии, он снова отправился в Со­ветский Союз, где в течение двух лет обучался в Москве в Коммуни­стическом университете трудящихся Востока. Временное пребывание в СССР совсем не означало, что Пак Хонъён «забыл» о своей родине. Наоборот, он всем силами стремился нелегально (чтобы не арестова­ли при пересечении границы) вернуться в Корею. В конечном итоге это ему удалось, хотя все же пришлось отсидеть некоторое время в японской тюрьме. Освобождение страны он встретил в южной ча­сти Корейского полуострова и вместе с Ё Унхёном сразу включился в борьбу за создание нового государства левой ориентации — Корейской Народной Республики. Тогда же, 11 сентября 1945 г., он воссоздал Ко­рейскую коммунистическую партию.

Однако, будучи коммунистом, Пак Хонъён имел неосторожность благосклонно отнестись к вводу американских войск и даже встречал­ся с командующим американскими войсками в Корее генерал-лейте­нантом Д. Р. Хеджем, который обещал «всячески содействовать» де­мократическому движению. Но вскоре все коммунистические орга­низации в южной части полуострова были запрещены, и в сентябре 1946 г. Пак Хонъён был вынужден переправиться на Север. Там он стал представлять Трудовую партию Южной Кореи, созданную 23 декабря 1946 г. вслед за Трудовой партией Северной Кореи. (Исклю­чение из названия слова «коммунистическая» позволило левым си­лам Южной Кореи некоторое время продолжать свою деятельность и в условиях запрета коммунистических организаций.) Впоследствии Пак Хонъён занимал руководящие посты в КНДР и Трудовой партии Кореи (ТПК).

Имея немалые заслуги в борьбе за освобождение Кореи и извест­ную популярность среди народа, Пак Хонъён, подобно Ким Ирсену, также мог стать лидером Северной Кореи. Поэтому в 1955 г. он был обвинен сторонниками Ким Ирсена в шпионаже в пользу США и каз­нен.

Пример политической деятельности Пак Хонъёна очень важен для понимания того, что социализм в Северную Корею не был «ввезен» Красной Армией. Часть Кореи была готова для принятия социализма в связи с рядом объективных обстоятельств, указывавшихся выше, а также в связи с наличием политических лидеров, которые возглавили этот процесс.

Еще одним коммунистическим лидером Северной Кореи того вре­мени был Ким Дубон (1889-1961?), который вел антияпонскую осво­бодительную борьбу главным образом в Китае, куда переехал сразу после подавления Первомартовского движения. С начала 1920-х го­дов Ким Дубон увлекся идеями коммунизма, что не помешало ему в 1929 г. стать членом парламента при Временном правительстве Рес­публики Корея. В 1942 г. Ким Дубон переехал в Яньань в Северо-Восточном Китае, где продолжил свою патриотическую деятельность, создав Лигу независимости Кореи (Чосон тоннип тонмэн). После освобождения страны он вернулся в Пхеньян, где в 1945 г. организо­вал Новую народную партию (Синминдан), а в 1946 г. соединил свою партию с Северокорейским бюро Корейской коммунистической пар­тии, в результате чего была создана Трудовая партия Северной Кореи (ТПСК). На I съезде ТПСК, проходившем 28-30 августа 1946 г., Ким Дубон был избран председателем Центрального комитета. В образо­ванной в 1949 г. Трудовой партии Кореи Ким Дубон представлял так называемую «яньаньскую группировку» коммунистов. В конце 1950-х годов, являясь одним из соперников Ким Ирсена в верхних эшелонах власти, он был осужден за «фракционизм».

Несмотря на то, что большинство коммунистических лидеров Се­верной Кореи были «настоящими корейцами», лишь некоторое время находившимися за рубежом, были среди них и иностранцы — этниче­ские корейцы, предки которых еще в конце XIX —начале XX в. эми­грировали в Россию. Среди них самой известной фигурой был Хо Гаи (1908-1953; Хегай Алексей Иванович)[290], занимавший в 1940-е годы высокие партийные посты в Узбекистане. С первых месяцев пребы­вания в Северной Корее он смог занять руководящие посты сначала в коммунистической, а затем в Трудовой партии (Северной) Кореи, возглавив «советскую группировку» ТПК. Однако подобное высокое положение иностранца в северокорейской политической элите было скорее исключением, чем правилом. В 1951 г. в связи с борьбой за ли­дерство Хо Гаи был отстранен от партийного руководства, а в 1953 г. «покончил жизнь самоубийством».

Однако из всех политических лидеров наибольшее влияние и власть приобретал Ким Ирсен. В современной отечественной и зару­бежной историографии (за исключением северокорейской) причины становления Ким Ирсена как лидера Северной Кореи нередко видят в его «честолюбии», «лавировании» и прочих качествах «сильного отрицательного политика». Однако, возможно, Ким Ирсена действи­тельно поддерживало все большее число людей в связи с его желани­ем как можно скорее избавиться от советского или какого-либо иного влияния, что как раз отвечало заветному чаянию корейского народа обрести полную независимость. Другое дело, что в первые годы по­сле образования КНДР подобные чучхейские замыслы Ким Ирсена еще не были заметны.





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-12; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 337 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Настоящая ответственность бывает только личной. © Фазиль Искандер
==> читать все изречения...

634 - | 538 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.