Лекции.Орг
 

Категории:


Электрогитара Fender: Эти статьи описывают создание цельнокорпусной, частично-полой и полой электрогитар...


Макетные упражнения: Макет выполняется в масштабе 1:50, 1:100, 1:200 на подрамнике...


Построение спирали Архимеда: Спираль Архимеда- плоская кривая линия, которую описывает точка, движущаяся равномерно вращающемуся радиусу...

Вечеринка и её последствия 5 страница



Любая другая на её месте не выжила, но Юлия никогда не была такой, как остальные. Во-первых, она была дочерью императора, а во-вторых, она была ведьмой. Я уже говорила, что её мать Астрея была из старинного этрусского рода, в этой семье по женской линии передавался особый дар — использовать силу Луны. Эта магия и помогла юной принцессе выжить практически в дикой стране. Она вышла замуж за волшебника кельтского происхождения и родила ему прекрасных детей, но Уильям де Бэв так и не узнал тайну жены. Так было положено начало моего рода. Да, девочки после свадьбы считались представителями семьи мужа, но приставка де Бэв всегда оставалась. Наш дар был нашим секретом, мы обладали и обычной магией, посещали Хогвартс после его основания.

—Мы любим тебя, — Джинни уже не может плакать, слезы кончились еще неделю назад, после того, как медсестра предположила, что сознание к Гермионе больше не вернется.

Гермиона была для Джинни старшей сестрой и любимой подругой, той, к кому можно прийти и поговорить обо всем на свете, попросить совета и поддержки. Гриффиндорка, хоть и была старше на год, никогда не отмахивалась от Джинни и поверяла ей свои секреты и сердечные тайны, коих, к сожалению, было немного. Страдания Вирджинии усугублялись переживаниями брата и любимого человека, которые не находили себе места вот уже который день.

Так прошло несколько сотен лет. В 1477 году родилась я, леди Элизабет Флора де Бэв Ла Грасс. Ты знаешь, что несколько раз моей руки добивался Себастиан де Вер, и каждый раз я ему отказывала. На то были свои причины. Я любила другого, моё сердце навеки было отдано Ориону Малфою, мы готовились к свадьбе и были счастливы. Пока однажды в нашем замке не появилась Ирида, странствующая колдунья и предсказательница из Египта. Ей хватило одного взгляда, чтобы узнать во мне девушку из древнего пророчества, которое веками хранилось в их семье. Оно гласило, что если род Черного волка соединится с Лунным родом, мир будет под угрозой, ибо магия сметет все на своем пути, чтобы потом создать новый мир для своих обладателей. В тот день я поклялась не допустить подобного.

—Ты очнешься, я знаю… Я вижу это, — спокойно говорила Чарис.

Настоящее имя новой гриффиндорки было Тараксандра, Сивилла Египетская, так она была названа в честь первой пророчицы в своем роду, предсказавшей разрушение Эфесского храма. Тара знала, что будет происходить в Хогвартсе в этом году, поэтому и перевелась сюда, чтобы хоть как-то помочь Гермионе разобраться во всем. Но этого падения она не видела, оно совершенно выбило её из колеи.

На одном из приемов в честь помолвки Ирида, гостившая у нас в доме, увидела Себастиана и поняла, что он из рода Черного волка. Произошло непоправимое: де Вер прочел в её сознании текст предсказания и немедленно решил заполучить меня, подозревая, что я и есть представительница Лунного рода, жажда власти в нем пересиливала все остальное. Я была обязана уничтожить угрозу, но не смогла это сделать, — по щеке Элизабет скатилась слезинка. — Себастиан понял, что по собственному желанию я за него не выйду, и придумал план. Он связал свою жизнь с жизнью Ориона, убив одного, я бы уничтожила и другого, а я слишком любила Ориона. Но оставлять мир на грани бездны я не могла, и мне пришлось уйти, покинуть реальный мир, раствориться в лунном свете. У меня была младшая сестра, о рождении которой знали только я и Ирида, принимающая роды. Мама умерла, а девочку нам пришлось отдать на воспитание в семью маглов. Покидая этот мир, я воспользовалась заклинанием Забытья, которое создал один из предков Ориона. Он как-то раз поделился им со мной, рассказывая о прошлом их рода. Диона была надежно спрятана, мать погибла, больше не было ни одной женщины или девушки в нашей семье, которая могла бы унаследовать дар. Уходя, я сжигала все мосты: заблокировала магию, уничтожила всякие упоминания о нашем роде, я покинула любимого. Себастиан поклялся найти ту, в жилах которой течет моя кровь, но этому не суждено было случиться.

—Ну же, девочка, просыпайся, на твоих хрупких плечиках лежит судьба всего мира! — Скарлетт великолепно справлялась с ролью Куратора.

Она была бессмертной, ей было около трех тысяч лет, ей настоящее имя — Юстиниана Справедливая. Когда встал вопрос, кого отправлять контролировать ситуацию, выбор пал именно на неё. Юстина с удовольствием согласилась, она так давно не была на Земле. Они наложили специальные чары, и Юстина смогла прийти в этот мир в качестве подруги Малфоя и Забини, никто ничего не заподозрил — с силами Великих тягаться было не возможно. Просто у всех в сознании появилась история этой девочки и все эмоции, с ней с вязанные. Как заклинание Забытья наоборот. Мальчики ей нравились, хотя и вели себя порою как сволочи. Тина понимала, что их дружба ненастоящая, но она знала, что если бы они познакомились при других обстоятельствах, они бы стали действительно прекрасными друзьями.

Сейчас у кровати Грейнджер Скарлетт думала об Элизабет и ее выборе, если Гермиона сделает то же самое, то миру грозит большая опасность, а она, Юстина, должна это предотвратить во что бы то ни стало. Но, с другой стороны, она понимала, что без этого якоря Мина не справится, она была сильной, но недостаточно. И если надо было создать такой якорь, не считаясь с чувствами других людей, она это сделает, ведь на кону судьба абсолютно всего существующего.

Последующие поколения его семьи безуспешно вели поиски, но причин для беспокойства не было, я полностью контролировала ситуацию. Так прошло почти 500 лет, и на свет появилась ты, наследница Лунного рода. Ты и твоя мать — мои прямые потомки, единственные представительницы семьи. Чары, наложенные мною, сломались, и через 11 лет ты получила письмо из Хогвартса. Тогда я поняла, что пришло время Лунному роду вернуться и исполнить то, что было предначертано ему тысячи лет назад. Я говорю не о том предсказании, что хранилось в семье Ириды, а о другом, сделанном в тот момент, когда первая девушка моей семьи получала в дар от Богов силу Луны…

—Скоро ты придешь в сознание, и мы будем вместе, вместе править этим миром или создадим другой. Наши возможности безграничны, — тихий вкрадчивый голос Николаса проникал в каждую клеточку.

Юному Николасу с детства внушали мысль, что он будет Властелином, и он станет им, во что бы то ни стало! Его семья столько времени искала эту девочку, и вот, она лежит перед ним, бледная с уже заживающими синяками, беззащитная и хрупкая. Гермиона де Бэв станет великолепным украшением родового замка. И, конечно, восхитительной женой и любовницей.

—Вот теперь и ты знаешь Первое Предначертание, — улыбнулась Элизабет, Гермиона лишь кивнула, пытаясь осознать то, что она только что услышала. Сделать это было сложно, учитывая, что Гермиона все еще думала, что это все вокруг лишь жестокая шутка ее подсознания. — Гермиона, я не плод твоего воображения. Я существую на самом деле, только не в твоем мире. Поверь мне, ты не настолько сильно ударилась головой.

—Во все это сложно поверить, — пробормотала обескураженная девушка.

—Но не невозможно, — улыбнулась Элизабет. — Ты понимаешь, что тебе предстоит сделать?

—Да, но я пока не знаю, как это будет, — прошептала в ответ гриффиндорка.

—У тебя все получится. В день твоего совершеннолетия в тебе проснется сила Луны, после этого я буду приходить к тебе во снах и учить пользоваться тем даром, что ты получишь. Ты осознаешь ответственность, которая ложится на твои плечи?

—Да. Не беспокойтесь, леди Элизабет, я видела и не такое. Это не будет самым страшным, — иронично отозвалась Гермиона, вспоминая все те переделки, в которые они попадали с Гарри и Роном. Друзья… Девушка с болью подумала о том, что придется хранить от них в секрете то, что она услышала. И от Джинни, от Чарис, ото всех: «Теперь ты одна, Гермиона Грейнджер, и ты должна с этим смириться!»

—Сейчас ты вернешься в свой мир. Там сейчас ночь с 17 на 18 сентября. До встречи, милая, — Элизабет взмахнула рукой, и очертания окружающего мира начали растворяться в голубом сиянии.

—Ты не можешь так со мной поступить, Грейнджер! Ты не можешь умереть, я еще не успел отомстить тебе за бильярд! Не смей умирать, слышишь? Не смей! — это были первые слова Драко Малфоя, которые он произнес в этой комнате. Он сидел на стуле около постели спящей девушки, юноша больше не мог смотреть на бледное лицо и перевел взгляд на звездную ночь за окном.

—Не люблю, когда мне указывают, — раздался тихий голос. Драко вздрогнул и взглянул на лицо Гермионы и утонул в почти черных глазах. Девушка слабо улыбалась, не понимая, что здесь делает её заклятый враг.

—Неужели очнулась? — Малфой быстро справился со своими эмоциями и нацепил привычную маску презрения, впрочем, по-прежнему оставаясь на стуле рядом с кроватью.

—Как видишь, — «Мерлин, какой слабый голос! Он похож на шелест листьев в саду Имения… — мысли были странные, но отгонять их совершенно не хотелось, отчего сердце заполняло отчаянное непонимание. — Что со мной творится?!» От дум его отвлек вопрос, заданный все тем же тихим шепотом. — Что ты здесь делаешь?

—Сижу и любуюсь на звезды, — ухмыльнулся он в ответ.

—А в другом месте ты этого делать не можешь?

—Нет, мне тут больше нравится. Тут есть стул.

—Логично. Извини, Малфой, но не мог бы ты убраться и позвать мадам Помфри, я хочу выйти отсюда еще до утра, — устало выговорила Гермиона.

—Вряд ли она отпустит тебя в ближайшую неделю, — усмехнулся Драко, поднимаясь со своего места. Нужно было уйти отсюда до прихода медсестры, а то потом вопросов не оберешься.

—Значит, придется её разочаровать. Иди уже, а то скомпрометируешь себя.

—Раз уж ты очнулась, сообщаю тебе, что неделя твоего желания давно прошла, я тебе больше ничего не должен. А вот за тобой должок, — и Драко покинул помещения.

—Все еще не наигрался, — пробормотала Гермиона и устало прикрыла глаза, ожидая появления мадам Помфри. Девушка не сомневалась, Малфой выполнит её просьбу. О его странном поведении было решено подумать позже, например, завтра на истории магии.

Секрет Чарис

 


Гермиону и правда выпустили из Больничного крыла уже утром, предварительно взяв обещание, что она придет вечером для осмотра. Гриффиндорка отправилась сразу в Большой зал, рассчитывая сделать сюрприз: никто кроме Малфоя, мадам Помфри и учителей, не знал о состоянии здоровья старосты.

Проходя по коридорам, девушка думала о миссии, которая ей предстоит. Задача была нелегкой, но вполне решаемой, главное опередить противника, быть на несколько шагов впереди него. Вспомнились слова отца, когда он учил маленькую Гермиону играть в покер: «Важно не то, какие у тебя карты на самом деле, а то, какие они по мнению противника. Запомни, дочка, важны не плохие или хорошие карты, важно уметь играть плохими!» Многократно произнесенная фраза прочно засела в голове девочки и стала одним из девизов её жизни. Гермиона любила покер, он был похож на жизнь: там были и азарт, и математика. Вот и сейчас ей предстояло разыграть судьбу мира и собственную жизнь, как карточную партию, опираясь только на удачу и расчет.

Вот и двери в Большой зал. Там сейчас сидят ничего не подозревающие ученики и спокойно завтракают, радуясь субботнему утру и хорошей погоде. «Глубокий вдох, потом выдох, — убеждала себя Гермиона. — Ты сумеешь, у тебя все получится!» Двери распахнулись, и на девушку обрушился шквал самых разных звуков и голосов. Сначала на неё никто не обратил внимания, но постепенно все, начиная с самых ближних столов, обернулись в сторону дверей и замолчали. Не обращая внимания на удивленные взгляды и перешептывания, Гермиона пошла к своим друзьям, те поднялись и готовились заключить её в свои объятия.

—Гермиона! — как и для других, для них появление старосты стало полной неожиданностью.

Девушка была очень рада увидеть Гарри, Рона и Джинни, хотя для неё не было не длиннее нескольких часов. Но мадам Помфри сказала, что здесь прошло две недели, а значит, её дорогие друзья успели соскучиться и изрядно поволноваться. Последовали бурные приветствия, ребята были счастливы выздоровлению подруги. Джинни расплакалась от счастья и не отпускала Гермиону из объятий. Старосту усадили в середине стола, гриффиндорцы и ученики других факультетов поздравляли её с возвращением. Чарис сидела напротив и улыбалась.

—Мы так волновались! — пробормотала Джинни, немного успокаиваясь. — Ты была без сознания две недели, мы боялись потерять тебя. Когда ты очнулась? Как ты уговорила мадам Помфри выпустить тебя из лазарета? — вопросы сыпались как из рога изобилия.

—Тише, Джин, я не успеваю, — остановила Гермиона подругу. — Очнулась я сегодня ночью и сразу позвала мадам Помфри. Она обследовала меня, но никаких нарушений и отклонений не обнаружила, поэтому и отпустила так скоро, правда мне пришлось клятвенно пообещать, что вечером я приду на дополнительный осмотр.

—Мы так испугались за тебя тогда! — Рон уже хотел описать все те муки, что им пришлось вытерпеть, как был прерван суровым голосом Гарри:

—Я считаю, что Гермионе не надо напоминать про то, что случилось.

—Все в порядке, Гарри, спасибо за беспокойство. Я буду очень рада послушать рассказ о том, что произошло за эти две недели, — улыбнулась девушка.

—Мы были шокированы твоим падением, тебя сразу доставили в Больничное крыло, где за тебя взялась мадам Помфри. У тебя были сломаны нога, оба запястья и ребро, все это быстро вылечили, но ты не приходила в сознание. Мы устроили дежурство около тебя, разумеется, в свободное от учебы время, — Гарри предотвратил нотацию уже готовую сорваться с губ Гермионы.

—Остальные тоже очень переживали за тебя, то и дело приставали с расспросами о том, когда ты выйдешь. В конце концов Гарри сорвался и накричал на бедных шестикурсников Пуффендуя во время завтрака, после этого к нам никто не подходил, — при этих словах Рон широко улыбнулся, показывая, что вся эта ситуация его теперь очень забавляет. Гермиона укоризненно посмотрела на Гарри, который виновато опустил голову, Джинни ласково взлохматила его волосы, отчего вся компания рассмеялась. Так, в расспросах и веселых рассказах прошел завтрак. Ребята хотели вытащить Гермиону в Хогсмид, но та решительно отказалась, оправдываясь тем, что надо наверстывать пропущенные две недели.

—Пойдем, я дам тебе свои конспекты, — предложила Чарис. Парни уже хотели возмутиться, но их остановила Джинни:

—У нас же сейчас тренировка, надо приводить себя в форму перед будущими матчами.

Мальчикам пришлось с ней согласиться. Веселая компания покинула зал, провожаемая пристальным вниманием со стороны слизеринского стола.

Скарлетт Росс была рада выздоровлению Гермионы, поэтому улыбалась весь завтрак, что вызвало многочисленные шуточки Забини. Блейз тоже был рад появлению Грейнджер. За эти две недели он успел получить несколько писем от матери, в которых она просила рассказать о здоровье своей новой племянницы, Людовик и Виктор также осведомились о самочувствии Гермионы. Они бы дружной компанией приехали в Хогвартс, но вынуждены были держать данное ей слово не при каких обстоятельствах не появляться в школе. Поэтому юноша оказался посредником между новыми родственниками и Чарис, периодически интересуясь у неё состоянием гриффиндорки. Николас де Вер все это время ходил чернее тучи, ни с кем не разговаривал и не задерживался в общей гостиной, предпочитая в одиночестве гулять по рилегающей территории или по запутанным коридорам замка. Сегодняшний сюрприз от Гермионы сильно поднял ему настроение и осветил его мрачное лицо улыбкой. Драко Малфой не был удивлен появлением Грейнджер за завтраком, поэтому лишь тихо посмеивался над бурной реакцией гриффиндорцев, его позабавила реакция Поттера и обоих Уизли: на их лицах отразился поистине щенячий восторг. Драко понравился тот факт, что он был единственным, кто знал о предстоящем появлении старосты в зале. Малфой внимательно следил за реакцией де Вера на Гермиону, и она ему очень не понравилась. Взгляд, которым Николас одарил Грейнджер, был настолько собственническим, что Драко передернуло от гнева: какое право имеет этот новенький, чтобы ТАК смотреть на ЕГО игрушку? Ну, ничего, он не допустит их отношений, ради этого пойдет на что угодно! Лишать себя любимой забавы он не позволит!

 

* * *

—Можно? — в комнату осторожно зашла Чарис.

—Конечно, ты мне нисколько не помешаешь, тем более вы не прошли ничего из того, что я не знаю, так что я закончила, — приветливо отозвалась Гермиона, складывая пергаменты на столе ровной стопкой.

—Я пришла, чтобы рассказать тебе кое-что, — осторожно начала Д’Алансон, присаживаясь на кровать подруги. — Ты знаешь, что мы дежурили около твоей постели, так вот, во время моих дежурств к тебе приходили Скарлетт Росс и Николас де Вер, — произнеся это, блондинка внимательно посмотрела на Гермиону.

—И что же они хотели? — весело осведомилась староста, но душу раздирали подозрения.

—Просто посидеть с тобой, — ответила Чарис, удивленная реакцией подруги.

—Неужели, подруга Драко Малфоя просто так захотела посидеть рядом с постелью презренной грязнокровки? — «Нужно получить информацию любой ценой!» — подумала Гермиона. — Я не сомневаюсь, что это она постаралась, чтобы я упала. Накануне она пришла ко мне в Заводь и начала упрашивать меня отменить желание, которое проиграл Малфой.

—Нет, она не могла! — «Вот это уже интереснее…»

—Ты знаешь её? — гриффиндорка пристально взглянула на подругу.

—Да, мы знакомы, — немного подумав, ответила та.

—И давно вы знаете друг друга? — «Во мне погибает великая актриса! С такими темпами скоро можно будет с Слизерин переводиться», — усмехнулась про себя староста.

—Официально знакомы всего пару недель, но я слышала о ней раньше, — уклончиво протянула Чарис, избегая смотреть собеседнице в глаза, что не осталось не замеченным Гермионой.

—В твоем роду были прорицатели? — Гермиона в упор смотрела на Д’Алансон, которой стало немного не по себе от столь пристального взгляда.

—Ты ведь не просто была без сознания, да? — горько усмехнулась она.

—Ты знала, что сегодня я буду на завтраке, верно? Я еще раз спрашиваю, в твоем роду были прорицатели?

—Да, были. Теперь ответь на мой вопрос: ты разговаривала с Элизабет де Бэв, пока все думали, что ты без сознания?

—Откуда ты знаешь о ней? — настал черед Гермионы удивляться.

—Я знаю о пророчестве, поэтому я здесь. Оно было сделано несколько сотен лет назад прорицательницей из моего рода. Её звали Тараксандра, Сивилла Египетская. Таково и мое настоящее имя, я была названа в её честь. Мы поняли, что пришло время решиться судьбе мира, по этой причине я перевелась из Шармбатона сюда. Скарлетт Росс не собиралась и не собирается тебя убивать или калечить. На самом деле, её имя — Юстиниана Справедливая, она — Куратор, в чьи обязанности входит контроль ситуации, без прямого вмешательства до тех пор, пока положение не станет критическим, — честно призналась Чарис, не сводя глаз с гриффиндорки.

—То есть, если я не смогу остановить де Вера, она убьет меня? — горькая усмешка промелькнула на лице девушки.

—Мы верим, что ты не хочешь завоевывать мир, а значит, сделаешь все, чтобы не допустить конца света, — уверенно сказала Тараксандра.

—Скажи, пожалуйста, мне текст пророчества, — вежливо попросила Гермиона.

—Разве Элизабет тебе не сказала? — Чарис выглядела очень удивленной.

—Просто скажи.

—Миг, когда род Луны соединится с родом Черного волка, ознаменует конец того мира, в котором мы живем. Примерно так, — тихо произнесла Сивилла, устало прикрывая глаза.

—Ясно. И как долго вы собирались держать меня в неведении? Или вы вообще не собирались мне ничего говорить? Хотя, зачем ставить в известность простую девушку, от которой требуется лишь выполнение жалкого пророчества, ведь на карту поставлена судьба мира?! — голос Гермионы был пропитан ядом и иронией.

—Это было неразумно, — попыталась оправдаться Чарис.

—Я думала, что мы подруги, а ты, оказывается, всё это время притворялась, чтобы всего лишь быть в курсе происходящих событий! Какой цинизм… Как хоть ты в Гриффиндор-то попала с такими слизеринскими замашками? — у Мины начиналась истерика, долго сдерживаемые эмоции рвались наружу.

—Успокойся! — Тараксандра мгновенно оказалась рядом с бушующей девушкой и залепила ей звонкую пощечину. Истерика тут же прекратилась. — Не строй из себя обиженного ребенка! За те дни, что мы провели, я успела полюбить тебя, как настоящего преданного друга.

—А с чего бы мне тебе верить? — едко спросила староста, окончательно успокоившись.

—Я думала, что в тебе больше веры в людей.

—Обстоятельства изменились, — горько отозвалась Гермиона, отчаянно желая поверить в слова Чарис. Новая знакомая ей очень нравилась.

—Гермиона, я прошу тебя… — в голосе Чарис было столько мольбы, что любые обиды на нее казались таким кощунством.

—Хорошо, я поверю тебе, но хочу, чтобы впредь ты рассказывала мне все, что касается сложившейся ситуации, это может быть очень важным, — девушки обнялись в знак примирения.

—Спасибо, Мина, это очень важно для меня! — улыбнулась Чарис.

—Остался последний вопрос: почему Скарлетт, или Юстиниана, не хотела, чтобы Малфой выполнял желание?

—Я не знаю, Гермиона, — Тараксандра отвернулась и посмотрела в окно.

—Чарис, я уверена в твоей объективности, поэтому я хочу спросить, как вели себя слизеринцы в мое отсутствие?

—В основном им было все равно, с их стороны не прозвучало ни единого колкого замечания по этому поводу, словно кто-то запретил им издеваться над нами. Де Вер постоянно был мрачнее тучи и редко появлялся в Большом Зале, но на уроки ходил исправно. Как я уже сказала, он несколько раз навещал тебя в лазарете, подолгу оставаясь с тобой наедине. Забини ежедневно спрашивал у меня о твоем здоровье, так как твои родственники интересовались твоим состоянием. Кстати, мы с Блейзом теперь официально вместе! — торжественно сказала Чарис, но на щека выступил предательский румянец, с головой выдавая смущение златовласой гриффиндорки.

—О, поздравляю! Но я надеюсь, ты понимаешь, что он меняет подружек как перчатки? — Гермиона была рада поменять тему, пока отчет Чарис не дошел до Малфоя.

—Со мной такого не будет, а если что, я это увижу и брошу его первая, — ухмыльнулась девушка, взмахивая своими золотистыми локонами.

—Он тебе нравится, ведь так? — лукаво спросила Гермиона.

—Он потрясающий, я чувствую, что со мной он настоящий. На самом деле он очень хороший, веселый и добрый, — с почти детской улыбкой рассказала Чарис.

—Ну, раз он такой ангелочек, то я приглашу его завтра на вечеринку в Хогсмид, у меня завтра совершеннолетие, — Гермиона была рада сделать подруге приятное.

—Спасибо тебе огромное! — Чарис снова бросилась обнимать старосту, они вместе чуть не упали и засмеялись над своей неуклюжестью. Это было началом крепкой дружбы, и Гермиону очень расстраивал тот факт, что приходится утаивать некоторые вещи от подруги, раскрывшей перед ней все секреты.

 

* * *

Гермиона вышла из лазарета без пятнадцати минут 12. Мадам Помфри подвергла её трехчасовой пытке под названием «Полный медицинский осмотр», по окончании которой был вынесен вердикт — Гермиона Грейнджер полностью здорова и может уже в понедельник вернуться к занятиям, чему гриффиндорка чрезвычайно обрадовалась.

Девушка шла по одной из боковых галерей и наслаждалась таинственным полумраком, ничем не нарушаемой тишиной и запахом старинного замка. Из окон лился лунный свет, выхватывая из тени фрагменты узорчатого пола. Гриффиндорка каждый раз останавливалась и старалась ощутить призрачный шелк этого магического сияния. Это было потрясающе! Гермиона в очередной раз с сожалением покинула пятно света и окунулась в густую тень коридора, когда, не пройдя и трех шагов, с кем-то столкнулась.

—Это входит у тебя в привычку, Грейнджер? — прозвучал над самым ухом недовольный голос Драко Малфоя. На этот раз он не стал сразу отталкивать девушку, а все еще прижимал её к своему телу.

—Ты меня преследуешь, Малфой? — едко осведомилась девушка, глядя в ярко сверкающие в темноте глаза. Было странно ощущать сильные руки, хотя тепло тела согревало, а запах дурманил. Гермиона помотала головой, стараясь прогнать неправильные мысли.

—Это ты наткнулась на меня, так что это видимо ты следишь за мной, — усмехнулся Драко, встречая её взгляд.

—Ты меня раскусил, Малфой. Я тебя преследую, я — твоя самая преданная поклонница и подумываю над тем, чтобы создать фан-клуб Драко Малфоя, — и Гермиона звонко рассмеялась. Драко не выдержал и присоединился к гриффиндорке. Он две недели сходил с ума от нехватки энергии, которую получал от их ссор. Ни одна девчонка не могла дать ему то удовольствие, которое могла дать эта грязнокровка. Драко просто жаждал очередной словесной перепалки, после того, как Грейнджер пришла в себя прошлой ночью. А тут такая удачная встреча…

—Позови Паркинсон, она с радостью вступит, — прошептал Драко, и это вызвало новый приступ смеха у обоих.

—Все, Малфой, хватит! Я больше не могу! — сквозь слезы попросила Гермиона. Наконец, оба успокоились и недоверчиво посмотрели друг другу в глаза, удивленные тем, что только что смеялись, как старые друзья. — Только ничего не говори, у меня нет настроения ругаться с тобой сейчас, — девушка остановила Драко, который уже хотел было разразиться гневной триадой и начать оскорблять гриффиндорку.

Драко взглянул на часы:

—Уже полночь, шла бы ты спать.

—Ооо, значит я уже совершеннолетняя! — радостно захлопала в ладоши гриффиндорка и тут же испугалась реакции стоящего рядом юноши.

—Что ж, прими мои поздравления, — ухмыльнулся Драко, отгоняя мысли о том, что Грейнджер — грязнокровка, которую он люто ненавидит.

—Спасибо, Малфой. А ты, оказывается, можешь быть нормальным, когда захочешь, — Гермиона весело ему улыбнулась и отошла на несколько шагов, собираясь уходить, но остановилась. — У меня завтра, точнее, уже сегодня, вечеринка в Хогсмиде по случаю дня рождения. Приходи, если хочешь, подробности узнаешь у Забини, — произнеся это, девушка исчезла во тьме коридора.

Малфой еще несколько минут стоял на том же месте, а потом ударил кулаком по каменной стене: «Чертова грязнокровка!» Утром Драко будет ждать скандал от очередной девицы, к которой он как раз шел, когда столкнулся с Грейнджер, но его это мало волновало. Все мысли были заняты ненавистной гриффиндоркой и её странным поведением: «Хотя мое поведение тоже было далеко от идеала! Какого черта я смеялся вместе с ней?! Ненавижу тебя, Грейнджер: ты путаешь все мои карты!»

День рождения Гермионы

 


—Гермиона Джейн Грейнджер! Ты опаздываешь на собственную вечеринку! — в спальню семикурсниц Гриффиндора ворвался ураган по имени Джиневра Уизли. Гермиона отвернулась от зеркала и посмотрела на подругу.

—Как тебе не стыдно, Джин, затмевать именинницу в её собственный день рождения? — лукаво усмехнулась гриффиндорка, кивнув на восхитительный наряд, который определенно был безумно модным и баснословно дорогим. Да, Гарри не жалел денег на свою невесту…

—Ой, да брось ты, мне с тобой не сравниться, — весело парировала Уизли. — Пойдем, а то мы и, правда, опоздаем — Чарис и Гарри мне этого не простят.

—До сих пор не понимаю, как вы меня уговорили надеть такое, — Гермиона опять повернулась к зеркалу.

—Мина, черная кожа тебе очень идет, ты выглядишь просто потрясающе, — Джинни ободряюще улыбнулась подруге, но та все равно чувствовала себя не совсем уютно.

—Ладно, пора идти, а то у нас будут большие неприятности, — прихватив легкую куртку и сумочку, именинница вместе с Джинни Уизли покинула комнату.

 

* * *

Вечеринка, посвященная совершеннолетию Гермионы Грейнджер, проходила в «Рококо», одном из ночных клубов Хогсмида. Сегодня тут собрались друзья и хорошие знакомые гриффиндорской старосты общей численностью около 50 человек. Все поздравляли именинницу и дарили подарки. Когда Гермиона увидела огромную кучу коробок и свертков, она засмеялась и удивленно поинтересовалась у гостей:

—Неужели у меня столько друзей?

—Так, мисс Грейнджер, поменьше разговоров, побольше дела! Пора открывать подарки! — безапелляционным тоном объявила Чарис.

Гермиона с веселым испугом взглянула на подругу и послушно пошла к столу с подарками. В основном это были книги самой разной тематики от «Высших заклинаний в зельеварении» до «Дракулы» Стокера от Меган Джоунс, которая уже второй год была помешана на вампирской тематике. Гермиона искренне благодарила ребят, поскольку всегда была рада книгам. Любовь к различным фолиантам, особенно к древним, появилась еще в детстве, когда малышка Гермиона тайком проникала в библиотеку дяди и читала все подряд. Адольф как-то раз поймал её, но ругать не стал, а вместо этого разрешил в любое время пользоваться библиотекой. Гарри преподнес шахматный набор, состоящий из доски из красного дерева с вишней и фигур знаменитых волшебников прошлого, выполненных из желтых топазов и рубинов.

—Пусть эти шахматы всегда напоминают тебе о том, что ты — гриффиндорка, — улыбнулся Поттер и обнял подругу.

—Спасибо большое, Гарри! Я никогда этого не забуду.

—Следующий — мой! — весело сказала Чарис, вручая Гермионе коробочку в яркой обертке. Внутри оказались серьги из белого золота с чистейшими бриллиантами, которые в свете огней сверкали тысячей граней.

—О Чарис, они восхитительны!

—Да, и они отлично подойдут к твоему наряду на Хэллоуин, — подмигнула прорицательница растерянной девушке. Только через несколько секунду Гермиона поняла, что Чарис видела в своих видениях её будущий наряд, который она выберет для ежегодного маскарада.





Дата добавления: 2016-10-23; просмотров: 195 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.017 с.