Лекции.Орг
 

Категории:


Теория отведений Эйнтховена: Сердце человека – это мощная мышца. При синхронном возбуждении волокон сердечной мышцы...


Расположение электрооборудования электропоезда ЭД4М


Объективные признаки состава административного правонарушения: являются общественные отношения, урегулированные нормами права и охраняемые...

Генеральный военный совет в Переяславе



8 (18) января 1654 года в Переяславе состоялся старшинский совет запорожского казачества, а со временем — генеральный военный совет. В нём приняли участие представители Киевского, Черниговского, Брацлавского и других казацких полков (14 из 17), а также жители Переяслава. Не было представителей от мещан (кроме Переяслава) и духовенства.

И во второй час того же дня, «собралося великое множество всяких чинов людей, учинили круг пространный про гетмана и про полковников, а потом и сам гетман вышел под бунчуком, а с ним судьи и ясаулы, писарь и все полковники. И стал гетман посреди круга, а ясаул войсковой велел всем молчать». Потом, как все умолкли. Начал речь гетман ко всему народу говорить:

Паны полковники, есаулы, сотники и все Войско Запорожское и вся православнии християне! Ведомо то вам всем, как нас Бог освободил из рук врагов, гонящих Церковь Божию и озлобляющих все христианство нашего православия восточного. Что уже шесть лет живем без государя в нашей земле в безпрестанных бранех и кровопролитиях з гонители и враги нашими, хотящими искоренити Церковь Божию, дабы имя русское не помянулось в земле нашей. Что уже велми нам всем докучило, и видим, что нельзя жити нам без царя. Для того ныне собрали есмя Раду, явную всему народу, чтобы есте себе с нами обрали государя из четырех, которого вы хощете. Первый царь есть турский, который многижды через послов своих призывал нас под свою область; вторый — хан крымский; третий — король полский, который, будет сами похочем, и теперь нас еще в прежнюю ласку приняти может; четвертый есть Православный Великия Росии государь, царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Русии самодержец восточной, которого мы уже шесть лет безпрестанными молении нашими себе просим. Тут которого хотите избирайте! Царь турский есть бусурман: всем вам ведомо, как братия наша, православнии християне, греки беду терпят и в каком суть от безбожных утеснении. Крымский хан тож басурман, которого мы по нужди и в дружбу принявши, каковыя нестерпимыя беды приняли есмя. Какое пленение, какое нещадное пролитие крови християнския от полских панов утеснения, — никому вам сказывать ненадобеть, лучше жида и пса, нежели християнина, брата нашего, почитали. А православный христианский великий государь царь восточный есть с нами единого благочестия греческого закона, единого исповедания, едино есмы тело Церкви православием Великой Росии, главу имуще Иисуса Христа. Той великий государь, царь християнский, зжалившися над нестерпимым озлоблением Православныя Церкви в нашей Малой Росии, шестьлетних наших молений безпрестанных не презривши, теперь милостивое свое царское сердце к нам склонивши, своих великих ближних людей к нам с царскою милостию своею прислати изволил, которого естьли со усердием возлюбим, кроме царския высокия руки, благотишнейшаго пристанища не обрящем. А будет кто с нами не согласует теперь, куды хочет — волная дорога.

— Воссоединение Украины с Россией. Документы и материалы в трех тт. Т. 3, М., 1954. С. 373.

К сим словам весь народ возопил: «Волим до царя восточного, православного, крепкою рукою в нашей благочестивой вере умирати, нежели ненавистнику Христову, поганину достати!» Потом полковник переяславской Тетеря, ходячи в кругу, нас на все стороны спрашивал: «Вси ли тако соизволяете?» Рекли весь народ: «Вси единодушно». Потом гетман молвил: «Буди тако! Да Господь Бог наш сукрепит под его царскою крепкою рукою!» А народ по нем, вси единогласно, возопил: «Боже, утверди! Боже укрепи! Чтоб есмы во веки вси едино были!»[2].

После зачтения царской грамоты гетманом старшина и послы направились в Успенский собор, где духовенство должно было привести их к присяге. Б. Хмельницкий выразил пожелание, чтобы послы первыми принесли присягу от лица Русского царя. Однако, В. Бутурлин отказался присягать от лица царя, заявив, что царь не присягает своим подданным.

После чего казаки принесли присягу. Всего в день Переяславской рады присягу принесли 284 человека. От лица царя гетману была вручена грамота и знаки гетманской власти: хоругвь, булава и шапка.

После отъезда Бутурлина казацкая старшина с гетманом взялись за выработку условий на каких они хотели бы перейти в подданство Русского царя. В форме прошения («челобития») царю написали список из 11 пунктов (Мартовский статьи), который привезли в Москву в марте 1654 г. Павел Тетеря и войсковой судья Самойло Богданович с товарищами[3]. В Москве послы объявили дополнительные пункты. В результате был рассмотрен договор, включающий 23 статьи.

После Переяславской рады представители русского посольства побывали в 177 городах и селениях западной Руси и запорожского войска для принятия присяги от населения на верность царю.

Отказалось присягать высшее православное духовенство в Киеве. Часть мещан Переяслава, Киева и Чернобыля были насильно принуждены к присяге казаками. Состоялись выступления против присяги в отдельных поселениях Брацлавского, Уманского, Полтавского и Кропивнянского полков. Неизвестно, присягала ли Запорожская Сечь[4].

Тем не менее, согласно данным русского посольства, присягу дали 127 328 казаков, мещан и вольных войсковых селян (женщины и холопы к присяге не приводились).

Отказались присягать из православных лишь сторонники Барабаша, у которого он ранее обманом выкрал королевскую грамоту которую использовал как прикрытие для сбора войск. Самого же Барабаша а также ряд представителей казацкой старшины — Брацлавского, Кропивянского, Полтавского, Уманского казацких полков блокировал в Чернобыле и приказал нещадно спаивать и всячески увеселять, дабы они не пожаловались на пропажу польскому королю. Вражда же с Барабашем зародилась из того что Барабаш рассчитывал получить в обмен на использование казаков в войне с Стамбульским Султанатом в интересах польской короны получить некоторые магнатские привилегии и финансовую сумму, чему помешал Богдан Хмельницкий. Всего же сторонников Барабаша набралось около двух-трех сотен, в основном зажиточные представители ближнего круга Барабаша. Как поступил Богдан Хмельницкий с несогласными доподлинно не известно так как в документальных источниках как всех заинтересованных сторон, так и сторонних наблюдателей ничего об их судьбе не известно кроме того что они во время приведения к присяге отказались от имени своих полков её принять. Однако уже 1655 — через три месяца после отказа его руководства Полтавский полк уже упоминается как присягнувший в полном составе. А Брацлавский полк вошёл по Гадячскому договору 1658 года в третий новый суверен Речи Посполитой — Великое княжество Русское. Однако в 1659 году практически в полном составе за исключением старшин на битву при Конотопе не объявился, в остальных же полках также наблюдался недокомплект приведший к набору в них польских наёмников и присоединение к ним «панцирных казаков» католиков и униатов по вероисповеданию. А также вынудивший понести основную нагрузку и потери в данной битве королевские войска, в том числе элитные Краковские гусары потеряли как следует из количества назначенных пенсионов 268 человека. По одной из неакадемических легенд ими командовал полковник пан Станислав Хмелевский — сводный брат Богдана Хмельницкого вместе с которым они учились в иезуитской коллегии. Однако академического подтверждения не новодельного характера данная легенда не находит.





Дата добавления: 2016-10-22; просмотров: 327 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.002 с.