Лекции.Орг


Поиск:




Выходите и поиграйте с нами

Редгрейн Лебовски

Дикая охота

Серия: Абсолютные Элементы – 2

Перевод с украинского: Tia Greygann (А.Чубатая)

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.

Автор: Редгрейн Лебовски (Н. Парцей)

Перевод с украинского: Tia Greygann (А.Чубатая)

ОПИСАНИЕ:

У каждого есть свои маленькие тайны, и рано или поздно все тайное становится явным. И для Софи это время уже настало. Все, что так долго скрывал ее лучший друг Патрик, сваливается на девушку, словно снег на голову.

Легенды оживают. Абсолютные Элементы, которые ранее были просто мифом, действительно существуют, они действительно могут открыть Сумеречные Врата, скрывающие Часовой Поток, и их охраняют легендарные Стражи. Но что делать, когда один из этих Элементов – ты сама?
Софи приходится принять правила Стражей в погоне за спасением не только для себя, но и для Захарии с Патриком. Только Кисть Хоула может привести к Вратам, но она утрачена, и, чтобы помешать Мастерам добраться до Ворот и Часового потока, надо отыскать ее первыми.

Тем временем, в Акрополе неспокойно, ведь демоны Дна не остаются в стороне и готовят свои сюрпризы. Вечным соперникам - Ловцам и Охотникам за головами придется объединить свои усилия в борьбе против нечисти и Мастеров. А Мастера во главе с президентом Роуз Догерти, в свою очередь, объявляют на них Дикую охоту.

Все права защищены. Полное или частичное копирование текста без указания автора и переводчика ЗАПРЕЩЕНО!

Уважайте чужой труд!

Редгрейн Лебовски

Абсолютные Элементы. Книга 2. Дикая охота

Перевод: А.Чубатая

Кто ближе к огню, тот первым и сгорает

Китайская пословица

Часть первая

Огни большого города

Некоторые тени настолько длинные, что появляются раньше света.

Терри Пратчетт, "Роковая музыка"

Посмотри, мы все бежим!

– Кажется, Патриоты все же доигрались! Как сообщают наши корреспонденты, загородное поместье миллионеров пылает огнем, и потушить пожар не удается вот уже более часа. Число жертв еще не известно, но, по неофициальным данным, их количество более нескольких десятков человек! Министр Теодор Эванс отказывается комментировать эту ситуацию... Подробнее об этом мы расскажем в завтрашнем выпуске! А сейчас – новости шоу-бизнеса... – бойкий голос диктора исчез в шипении помех на волне радио, которые противным шумом доносились из салона одного из автомобилей.

Что-то мокрое и горячее на мгновение коснулось щеки, оставив отвратительный липкий след. Софи поморщилась и медленно перевернулась на бок. Легкое дуновения ветра принесло удушающий запах гниющей плоти, который привел ее в чувство.

Девушка попыталась открыть глаза, но тяжелые опухшие веки сделали это занятие весьма затруднительным. Полежав еще несколько секунд не двигаясь, она все же разлепила склеившиеся ресницы. Перед глазами все плыло, сливаясь в сплошное темно-желтое пятно. Софи отчаянно поморгала.

Тусклый свет автомобильных фар тонул в молочной мгле, слабо освещая дорогу, покрытую сетью мелких трещин. Холод асфальта пробирал насквозь, а пропитанная кровью одежда неприятно липла к телу. Дрожа, Софи подтянула руки к лицу, чтобы согреть их дыханием, но вспомнив произошедшие события, робко коснулась шеи сразу за ключицей. Рана, оставленная ​​Гарри, больше не кровоточила, затянувшись и образовав грубый шрам.

– Захария… – попыталась позвать Софи, но ее губы лишь безмолвно шевельнулись. Она попробовала позвать еще раз, но так и не произнесла ни звука. Мысли в ее голове разбегались, словно стая пугливых голубей. Стоило Софи сосредоточиться на чем-то одном, как оно ускользало из сознания, словно мыло из мокрых рук.

Девушка осторожно приподнялась на локтях. Все ее тело изнывало от боли, казалось, на ней не осталось живого места. Вытерев с разбитых губ остатки крови, от металлического привкуса которой уже начинало тошнить, Софи посмотрела в сторону...

В груди похолодело. Сердце больно сжалось и убежало куда-то в пятки, а на спине выступил холодный пот. Софи машинально задержала дыхание, боясь пошевелиться. Прямо перед ее носом застыла оскаленная пасть твари, обнажив два ряда острых, как лезвия, зубов. Мерзкая слюна капала на одежду, источая невыносимое зловоние. Глянцевая короткая шерсть поблескивала в тусклом свете фар, встопорщившись на затылке, в налитых кровью глазах горел огонь.

Массивные когтистые лапы тихо ступали, не оставляя следов. Собаки.

Более дюжины огромных демонических псов ходили вокруг, порыкивая и щелкая голодными пастями.

На расстоянии метра от нее неподвижно сидел ловец, выжидая, пока один из псов, нагнувшись, обнюхивал его руку. Мертвенно-бледное лицо парня украшали несколько глубоких царапин и огромный синяк насыщенного фиолетового цвета, пепельно-русые волосы потемнели и слиплись от пота и крови. Встретившись взглядом с Софи, Захария очень медленно покачал головой и, беззвучно шевеля губами, прошептал:

– Тихо...

Софи судорожно сглотнула и кивнула в знак согласия, стараясь не смотреть на слюнявую пасть собаки, которая все еще не отходила от нее. Медленно поворачивая голову, девушка огляделась. Они находились на том же месте, куда упали, выброшенные порталом. Только вот люди, которые недавно толпились вокруг, пытаясь их спасти, теперь бесследно исчезли, оставив без присмотра десятки автомобилей. В Акрополе, который она знала, такое было чем-то невозможным. Значит, их все же не спасли?

Недовольно зарычав, тварь отступила на несколько шагов, привлеченная каким-то шорохом. Софи прищурилась, пытаясь оценить их шансы на спасение, но сквозь туман было невозможно что-то разглядеть дальше, чем на три метра. Мысленно выругавшись, она осторожно подползла к парню, и крепко схватила его за запястье.

– Что за чертовщина? – Прошептала она на ухо ловцу, и застыла, когда очередной пес уткнулся влажным носом ей в затылок. Собаки кружили вокруг, обнюхивая землю и машины, отходили и снова возвращались, наталкиваясь на них. Пока было тихо, они словно не замечали ребят, но любой малейший шорох настораживал тварей, заставлял громко рычать и метаться в поисках источника звука.

Захария не ответил, но жестом показал, что им надо встать. Еще никогда в жизни Софи не приходилось так медленно подниматься. Она двигалась плавно, без резких движений, словно в режиме замедленной съемки, ведь стоило им хотя бы громко вдохнуть, как собаки уже были тут как тут.

Ловец сделал шаг и осторожно, но очень крепко, обнял Софи, прижав к себе. Убедившись, что собаки отошли от них на небольшое расстояние, Захария запустил ладонь в ее волосы, и едва слышно прошептал на ухо:

– Они слепые, поэтому веди себя как можно тише. И… Софи, послушай... Ты помнишь последние слова, которые я сказал тебе, перед тем как мы... Помнишь?

В ответ она лишь уткнулась носом в его плечо. Захария не торопил ее, спокойно поглаживая по голове. Софи несколько секунд молча рассматривала ряды автомобилей, по которым планировала убраться подальше от адских тварей, и произнесла:

– Во тьме всегда следуй за светом.

– Это еще не тьма, – ловец нервно сглотнул, – но Софи, ты должна знать...

– У тебя есть идеи? – прервала она его на полуслове. Без оружия у них не было шансов бороться с нечистью, так что выход напрашивался только один и это явно была не болтовня.

Захария отступил, выпустив девушку из объятий, и достал из заднего кармана джинсов металлический значок ловцов, которые носили все военнослужащие Министерства. Софи даже не успела хорошо рассмотреть эту штуку, как Зак замахнулся и бросил его на крышу такси, стоящего вдалеке. Как он и планировал, грохот привлек внимание собак, и те мгновенно бросились на звук.

– А теперь – не останавливайся, – сорвавшись с места, подмигнул ловец.

Софи только закатила глаза и понеслась вслед за ним.

Они стремглав мчались между рядов брошенных автомобилей, петляя между ними, перепрыгивая мотоциклы и велосипеды, пытаясь как можно скорее добраться до центральной части Акрополя. Совершенно безлюдный город сейчас больше походил на свою призрачную копию.

Софи от бега уже не ощущала ног. Ее силы были на исходе, холодный воздух обжигал горло, а каждая мышца горела от переутомления.

Демонические псы быстро смекнули, что добыча решила ускользнуть, и теперь почти догнали их, двигаясь на шум шагов. Громко лая и брызгая слюной, они только больше раззадоривались поймать убегающую добычу.

Софи и Захария как раз свернули на площадь Зонго – второе излюбленное туристами место, после парка Танцующих Ангелов. За поворотом ловец схватил девушку за руку и резко потянул в сторону сувенирных магазинчиков.

– Не думаю, что они купятся на кепку «Я люблю Акрополь» и парочку магнитиков на холодильник, – прохрипела Софи, на ходу переворачивая мусорный бак возле витрины, заполненной разнообразной мелочью.

Захария развернулся, и несколько секунд бежал спиной вперед, рассматривая озверевших собак, начавших отставать.

– Если добавим открытки и подарочные браслетики, – запыхавшись, произнес он, догоняя Софи, – может, эти ребята нас выслушают.

– Видишь, вот там над магазином тент? – Она указала рукой на довольно милый ресторанчик, над входом в который вздымался полосатый бело- оранжевый тент из прочной ткани. – Мы сможем сорвать его и набросить на собак?

– Без понятия, что из этого выйдет. Софи, я так понимаю, тебе не известно одно золотое правило: когда неприятности отступают – не надо их преследовать...

– Ну, так предложи что-то лучше! А то эти неприятности отстали-то всего с гулькин нос, и с легкостью могут перегрызть нам глотки! – Софи первой подбежала к двери ресторана и схватилась за веревки, которыми навес крепился к земле. – Если ты собрался бегать так целый день, то скатертью дорожка! – Она изо всех сил потянула, но ткань не поддалась. – Вот, черт!

Собаки, тем временем, миновали сувенирные лавочки, и теперь от вожделенной добычи их отделяло всего несколько метров.

– Дай сюда, – ловец ухватился за веревку и со всей силы дернул ее.

Послышался надорванный треск ткани, и тент полетел вниз. Ребята схватили ткань за два конца и развернулись, готовясь набросить ее на адских тварей.

Но собаки внезапно исчезли.

– Какого... – только и выдохнул Зак, лихорадочно оглядываясь.

Нависла гнетущая тишина, словно во всем мире кто-то одним махом выключил звук. Невыносимо тяжелый воздух звенел от напряжения.

Софи уже дважды становилась свидетелем подобного изменения пространства, и знала, что это не сулит ничего хорошего.

Захария что-то кричал, но она не услышала ни звука. Парень бросил тент и схватил ее за руку, потащив в ближайший переулок, петляющий между несколькими жилыми многоэтажными домами. Ловец не прекращал что-то говорить, она разбирала только некоторые слова по движению его губ, но они никак не складывались вместе и не имели никакого смысла.

– И как далеко вы собрались? – Зловеще прозвучал в окружающей тишине смутно знакомый голос, низкий и тихий. Вопрос был настолько внезапным, что девушка аж подпрыгнула от неожиданности.

Обернувшись, она увидела перед собой Леонарда. Он стоял, опираясь на облезлую кирпичную стену, а рядом с ним находился юноша примерно одного с ней возраста, которого Софи видела впервые. Его светлая кожа контрастно выделялась на фоне черных, как смоль, волосы, а выразительные глаза, в отличие от глаз Леонарда (у него они был цвета ясного неба в прохладный осенний день), казались темно-синими.

Леонард слабо улыбнулся. На первый взгляд, ничто не выдавало в этом молодом человеке Стража. Высокий, крепкого телосложения, с длинными волосами глубокого цвета расплавленной меди, собранными в хвост, он напоминал благородного льва. Рукава его рубашки были засучены до локтей, обнажая руки, покрытые письменами. Горящие, казалось, нанесенные расплавленным золотом, они тянулись от кончиков пальцев и исчезали под одеждой. Причудливые, незнакомые буквы двигались по белой коже рук, переплетались, и расползались в стороны, образуя все новые узоры. Это зрелище было весьма завораживающим, и Софи пришлось приложить усилие, чтобы отвести взгляд.

– Ну, здравствуй, Захария! Давненько мы не виделись, – сухо сказал Страж.

Ловец нахмурился, избегая ошарашенного взгляда Софи. Потом отпустил ее руку и сделал несколько шагов вперед.

– Просто выслушайте меня...

– Может, еще чего-то желаешь? – Насмешливо перебил Леонард. – Может, нам еще и станцевать для тебя?

– Так вот как вы отогнали шаксов. Оригинально, скажу я вам, несколько «па» и демонов и след простыл. – Захария волком смотрел на Стражей. – Но все равно, просто так вы ее не заберете!

Леонард разочарованно вздохнул:

– А я так надеялся, что хоть ты одумаешься...

– Захария, ты действительно думаешь, что можешь хоть что-то сделать без Патрика? – Усмехнулся незнакомый юноша. – Не будь идиотом.

Захария сделал еще один шаг вперед:

– А ты, вообще, заткнись!

– Может, хоть кто-то объяснит мне, что здесь происходит? – Вмешалась Софи, переводя взгляд с ловца на Стражей.

– Послушай, Софи, – голос ловца прозвучал необычно холодно и резко. – Убирайся отсюда! Уходи! ВОН!

Девушка не успела возразить, как незнакомец удовлетворенно хмыкнул:

– Зак, что-то ты не рад нас видеть. А так? – Он щелкнул пальцами, на которых тоже переливались золотые письмена. Захария застонал, ухватившись за плечо. Оно и раньше беспокоило его, но парень отговаривался старой травмой.

– Софи, беги отсюда, – сдавлено прошипел ловец. – Беги!

– Как бы не так,– насмешливо улыбнулся незнакомец и опять щелкнул пальцами. Мощный поток энергии снес с места ловца, припечатав к стене соседнего дома. Послышался хруст сломанных костей, и парень взвыл от боли.

– Вы! – Прошипела сквозь зубы Софи. Не сводя со Стражей глаз, она двинулась к ним, сжимая кулаки.

– Сэмаэль, хватит, – сказал Леонард, предварительно приказав Софи жестом остановиться. – Ты так рвался пойти со мной только для того, чтобы пошвырять Захарию?

– Да нет! Мне было интересно посмотреть, из-за кого поднялось столько шума,– фыркнул Сэмаэль, взглянув на Софи. – Я думал, Абсолютный Элемент Огня будет представлять собою что-то получше… А это просто девчонка...

Леонард недовольно покачал головой:

– Сэм, прекрати хамить.

Но Страж его проигнорировал. Обойдя недоумевающую Софи, он приблизился к ловцу:

– Зак, я не могу понять одной вещи – только из-за того, что Абсолютный Элемент выбрал себе тело этой девчонки, вы не захотели отдать его нам? Вам с Патриком что, девушек мало? Так вы еще и одну поделить не можете?

– Софи, они тебя... Беги... – последние слова, которые парень успел сказать перед тем, как потерял сознание.

– Что? – пришла в изумление Софи, уставившись на Сэмаэля. Она была наслышана о массовом помешательстве, в свое время вызванное легендарными Стражами. Тогда каждый третий носился в поисках четырех Абсолютных Элементов, чтоб открыть Сумеречные Врата, прочесть Имя, с которого началось Бытие, добраться до Часового потока и изменить историю по своему желанию… Только Патрик и Захария никак в это все не вписывались… Или она просто не хотела этого видеть… – А ну, повтори что ты сказал!

– Что же… Я был уверен, что мы скоро снова встретимся, милая Лили, то есть, Софи, – с легкой ухмылкой произнес Леонард, не давая возможности Сэму даже открыть рот.

– Какого черта? – Софи не сводила злобного взгляда с мужчины. – Чего тебе... Вам всем от нас нужно?

Леонард не спешил с ответом, молча разглядывая девушку. Потом отвел взгляд и коротко ответил:

– Ты.

– Я? Тебе нужна я? – Подняла брови Софи.

– Да. Однозначно и беспрекословно. И, должен признать, нам с братьями пришлось побегать за тобой, и этим мы обязаны Извечным. – Леонард саркастически улыбнулся и жеманно поклонился Захарии.

Софи мрачно уставилась на Стража. В памяти смутно всплыли слова Захарии:

«Леонард камня на камне не оставит, пока не отыщет то, за чем пришел».

Девушка нахмурилась. Физически ощущая силу Стража, которая безжалостно давила со всех сторон, и звенела от напряжения, она нервно сглотнула и опустила голову, не зная, что сказать. Тут вмешался нетерпеливый Сэмаэль:

– Леонард, мы ведь уже нашли девчонку, так какого черта торчим здесь? Может, ты забыл, но моя книга уже у Мастеров, так что нам следует поспешить, чтоб найти кисть Хоула.

Софи невнятно прошипела под нос проклятия, в который раз жалея, что под рукой нет ее излюбленной катаны, или, хотя б, охотничьего ножа. Она прекрасно понимала, что сражаться со Стражами ей не под силу, но вооруженной чувствовала себя безопасней.

– Этот дур... То есть, Сэмаэль, – сдавленно произнесла она, озабоченно взглянув на бессознательного Захарию, – назвал меня Абсолютным Элементом Огня… И ты говоришь, что вы меня искали… И вот нашли… Но в чем суть? Чем я могу помочь? Тем более, чем я могу помочь, будучи мертвой?

– Мне показалось, или ты только что назвала меня дураком? – Сухо спросил Сэм, злобно взглянув на Софи.

Леонард выглядел озадаченным. Он долго молчал, а потом рассмеялся низким, на удивление приятным смехом.

– Так, ты ничего не знаешь? – Его голос прозвучал настолько нежно и добродушно, что Софи еще больше насторожилась. – Все ясно… Ты ничего не помнишь, а Извечные не стали ничего рассказывать. Я должен был догадаться, – он скрестил руки на груди, переведя взгляд с лежащего на земле ловца на девушку. – Ведь это не Захария, а Патрик был с тобой все это время, и это он предпочел скрыть от тебя истинное происхождение твоей сущности. Этим он и сделал тебя беззащитной, надеясь, что всегда сможет быть рядом и защищать тебя. О, это так мило и по-детски наивно – это его стремление чувствовать себя нужным тебе. И так опасно для нас всех.

– Нет, не надо! Только его не втягивайте в это! – отчаянно пролепетала Софи.

– Он втянут больше, чем ты думаешь, – Сэм явно был доволен сложившейся ситуацией. – Я-то думал, что мудрость Извечных такая же древняя, как и они сами, но, очевидно, их человеческим обликам она не присуща. Их катастрофическая глупость не имеет границ и оправдания. Они пренебрегли твоей сущностью, чтоб сохранить жизнь этого хрупкого девичьего тела.

Леонард задумчиво шагал от одной стены к другой, сложив руки за спиной.

– Как много ты знаешь о Патрике? – Наконец, произнес он.

– Я знаю о нем все, – выдавила Софи. В этом она была абсолютно уверена, ведь Патрик был ее лучшим другом. Они были знакомы и дружили с детства, практически все время проводили вместе, и никогда не имели никаких тайн друг от друга. Внезапно, Софи вспомнила историю знакомства с Захарией и покраснела, ведь это было ее единственной тайной. Ей стало стыдно.

– Ты уверена?

– Да. Это ведь Патрик... Он мой напарник, он мой друг, он...

– О, как преданно это звучит, – перебил Сэмаэль, – но разреши мне посеять в твоей душе маленькое отвратительное зернышко сомнения. Я бы даже мог сказать, что мне жаль, но зачем лукавить, мне абсолютно все равно. Так вот, о своем милом Патрике ты знаешь ровно столько, сколько он позволил тебе знать.

Девушка сделала неловкий шаг к Сэму:

– Хорошая попытка… Только почему я должна вам верить? Откуда мне знать, что вы не лжете? Ваше существование для меня еще пару дней назад было мифом, детской сказочкой!

Но их слова все больше казались ей правдивыми. Пазлы, которых раньше не хватало, занимали свои места с молниеносной скоростью, образовав в ее сознании картину, которую она никогда бы не хотела увидеть.

Да, у нее не было оснований верить Стражам, но и не было оснований отрицать сказанное ими. Тем более, они мертвы, так что уже ничего не имеет значения. И как не досадно самой себе это признавать, Софи все же давно заметила странные перешептывания между ребятами, в которые ее не посвящали, поспешно отмахиваясь. И раньше она успокаивала сама себя, что Патрик не стал бы от нее ничего скрывать. И почему она не обратила внимание на то, что он довольно спокойно принял Захарию, как нового напарника, хотя после смерти Гарри, о третьем члене Альфы не могло быть и речи. Да, они явно что-то скрывали. Что, если они скрывали свою извечную связь?

Софи шумно втянула воздух, чувствуя, как внутри все больно сжимается. Она оглянулась, но так и не смогла посмотреть на Захарию.

– Для чего нам врать тебе, София? – Сказал Леонард. – Тьма хотела, чтоб ты была слепой. И ему это удалось. Думаю, Захария был против, но, все же, Тьма древнее Света, и ему пришлось пойти на поводу у Патрика. У твоих друзей, дорогая моя, куда больше секретов, чем ты думаешь. Но, мы то знаем все, что они скрывают. Так что, начнем с простого. Известно ли тебе, что Извечные…

– Хватит! – Оборвала его Софи. – Не трать свое и мое время, Леонард! И, вообще, катись на все четыре стороны.

– Поверь, София, мне жаль, – сейчас слова Стража казались искренними. –

Всегда больно быть частью чужих тайн, о которых ты даже не догадываешься.

Софи отчаянно замотала головой и закрыла лицо ладонями, пытаясь хоть как-то отгородиться от этого кошмарного сна, который никак не хотел заканчиваться. Больше всего на свете ей хотелось, чтоб все это оказалось сном. На миг ей показалось, что она сейчас проснется в своей постели, позавтракает и отправится выбивать дух из мелких демонов на Дне. Открыв один глаз, и убедившись, что чуда не случилось, и все происходящее – жестокая реальность, она тихо спросила:

– Это конец, да?

– Нет, это всего лишь замкнутый круг, где Буквы формируют порядок Бытия – Конец Начала и Начало Конца – устало произнес Сэм. – Ты вернешься к Вратам, где тебе и место. Со временем Парик и Захария присоединятся к тебе, вернее, их первичные подобия – они должны занять отведенные им места. А сейчас нам следует поторопиться. Леонард! Кисть Хоула не прибежит к нам сама!

Софи вздохнула. Голова раскалывалась, с каждой минутой становясь все тяжелее, словно кто-то наливал в нее расплавленный свинец. С удивлением, она сделала еще одно неприятное открытие дня – смерть не спасает от мигрени.

– Почему?.. – Единственный вопрос, на который она действительно хотела знать ответ, так и не сорвался с ее губ.

– Что? – Раздраженно взглянул на нее Сэмаэль, не понимая, какие у нее могут еще быть вопросы, когда они и так спешат.

– Почему он?.. Почему Патрик... Зачем они все это сделали?

Сэм закатил глаза и, пожав плечами, отвернулся, не желая продолжать этот разговор. Леонард печально взглянул на девушку, словно подбирая нужные слова. Положив руку ей на плечо, он осторожно произнес:

– Отдать тебя нам – значило убить, а убить своих любимых невозможно. Они бежали от нас, от Сумеречных Врат, от своих исконных сущностей, только для того, чтоб провести одну земную жизнь вместе с тем, кого так отчаянно любят. Это дорого стоит. Эх, глупые мальчишки, они рискнули всем, и ничего не получили взамен… – Страж замолчал, виновато опустив глаза.

Последние его слова хлестали Софи, словно плети. Для нее это было уже слишком. Прямо у нее на глазах разваливалось все, что было с ней всегда, все, что она пыталась сохранить.

Софи больно прикусила губу. Ощутив во рту металлический привкус крови, она кивнула в сторону ловца, и надорванным голосом произнесла:

– Как я поняла, именно Кисть Хоула способна открыть проход к Сумеречным Вратам, и без нее никто никогда не найдет их, так? Что, если мы найдем ее раньше Мастеров и принесем вам? Может, тогда вы оставите нас в покое? Леонард, прошу, верни нас обратно… Где бы мы сейчас ни находились… Я знаю, ты можешь, это сделать…

Сэмаэль рассмеялся:

– Должен признать, такого поворота я не ожидал.

– Верни нас, – процедила она сквозь зубы, злобно взглянув на хохочущего Стража. Они одним махом разрушили всю ее жизнь. Захария погиб, спасая ее, и она должна это исправить, или хотя бы попытаться. И так уже нечего терять.

– Не советую этого делать, – тихий голос Леонарда прозвучал, словно львиный рык.

– А я и не спрашиваю твоего совета, – отрезала Софи. Злость закипала, она почувствовала, как резко поднимается ее температура, и впервые это радовало ее. Она смутно помнила происходящее в такие моменты, но знала лишь то, что ее соперникам не позавидуешь.

– Ты не посмеешь, – осторожно подступая к ней, прищурил глаза Сэм, – Акрополь превратится в один из кругов Ада. Ты сожжешь здесь все и всех.

– Мы и так уже мертвы и здесь никого нет...

– Вы не мертвы, – поспешно перебил ее Сэмаэль. – По крайней мере, пока. Сейчас мы где-то посередине между Здесь и Там, между твоей реальностью и нашей. В мире людей вы все еще ​​лежите в луже крови, пока надоедливый врач пытается вас спасти.

– Ага!– Воскликнула Софи, довольна услышанным. Вот теперь она точно не отступится. – Леонард! Верни нас обратно!

Страж приблизился к Софи почти вплотную:

– Ты этого хочешь? Хочешь сжечь здесь все? Никто тебя не остановит, никто… Кроме меня, а я, поверь, не стану тебе мешать. Буква Огня принадлежит мне! Ты принадлежишь мне, София. И никогда, запомни, никогда ты не сможешь пойти против Стражей! Не играй со мной, девочка. Назови мне хоть одну причину, чтоб я не прикончил тебя прямо здесь, а подождал, пока мы добреемся к Сумеречны Вратам. Ну, Говори! – Он изо всех сил тряхнул девушку.

– Мы поможем вас разыскать остальные Элементы. Мы найдем их… Найдем раньше Патриотов и Мастеров…

Страж ухмыльнулся, но в его глазах загорелся огонек любопытства.

– Дай нам шанс, – не унималась она, глядя Стражу в глаза. – Если мы не справимся, то можете делать что угодно, и я не стану сопротивляться и убегать. Но…

Леонард перебил на полуслове:

– Но сейчас ты отчаянно пытаешься спасти тех, кого любишь. Так, София?

– Что? Нет, я просто хочу...

– Ты хочешь, чтобы я спас Захарию и чтоб Патрику ничего не угрожало. Ты спасаешь тех, кого любишь.

– Я не...

– Так я ошибаюсь? Тогда к чему весь этот разговор? – Леонард притянул к себе девушку за волосы и пристально взглянул ей в глаза. – Я не люблю ошибаться! – Выдохнул он. – Извечные долго водили меня за нос. И поверь, у меня нет веских причин спасать их шкуры. Так я ошибаюсь?

– Я не... – Софи стиснула зубы, сдерживая раздражение. Если б сейчас перед ней был не Страж, а какой-то демон со Дна, он бы давно уже лишился головы.

– Ошибаюсь?

– Нет...

Леонард неожиданно схватил ее за горло и приподнял. Софи сдавленно захрипела, едва касаясь земли носками ботинок и неотрывно глядя в бездонные голубые глаза Леонарда.

–Ты хочешь этого? – Спросил он зловещим тоном, от которого в венах стыла кровь.

– Да, – Софи краем глаза взглянула на безвольно лежащего ловца. Это все было так несправедливо! Парень не должен был умереть, только из-за того, что спасал ее от обезумевшего Гарри и прятал от этой сверхъестественной ерунды, в которую они трое крепко влипли.

Леонард улыбнулся и в этой улыбке не было ничего приятного.

– Я всегда смогу найти тебя, – сказал он.

– Хорошо.

– Кисть Хоула в обмен на тебя. Вернее, вас. Я правильно понял?

– Да... Да!

– Отлично, – Страж ослабил хватку, отпустив девушку. Высвободившись, Софи отступила несколько шагов, и согнулась, тяжело дыша и потирая шею.

– Ты серьезно? – Сэмаэль от удивления раскрыл рот. – Пожалуйста, Леонард, скажи, что ты шутишь! Мы столько времени потратили, пытаясь отыскать Огонь, а теперь ты готов отпустить ее, вместо того, чтобы вернуть к Вратам!

Леонард пропустил слова Сэмаэля мимо ушей. Он посмотрел на Софи и продолжил:

– У меня есть несколько условий, которые ты должна принять. Первое: вы должны всегда быть у нас на виду, все детали с поиском Кисти вы будете обсуждать и согласовывать исключительно с нами. Согласна?

Софи кивнула.

– Второе: вы трое будете беспрекословно выполнять все поручения, связанные с поиском Абсолютного Элемента. Нравится вам что-то или нет, это будет вне обсуждений. Ты согласна?

– Да.

– И третье, – Леонард ухмыльнулся, отчего у Софи по телу забегали мурашки. – У Джульетты лишь один Ромео, другой же вернется к Вратам, когда Элемент будет найден.

– Что? – Софи показалось, что ей влепили пощечину. – Нет... Это нечестно! Ты не можешь...

– Ты отказываешься? Если так, то разговор окончен.

– Но... Ведь вернуться к Вратам можно только в первичном облике...

– Ты все правильно поняла, София. Один Ромео должен умереть. Только вопрос: кто из двух?

У Софи отняло дар речи. Она отказывалась верить в происходящее. Не могла.

Нет. Только не это… Но я что-то придумаю обязательно. Мне нужно только вернуться обратно. Страж ничего не сможет сделать. Ничего. Я ему не позволю. И они не позволят.

– Ну что? – Леонард заговорщицки подмигнул.

– Ладно, – Софи стало противно от себя самой.

– Вот и договорились, – он удовлетворенно потер руки, игнорируя проклятия, которыми сыпал Сэмаэль. – А завтра я загляну к Роуз Догерти, и мы все спланируем.

– Нет! Догерти с Мастерами на одной стороне! Это благодаря ей они нашли книгу... Поговори с министром, с Эстель... Мы что-нибудь придумаем. Мы найдем Элементы.

– Догерти, – удивленно повторил Леонард. Услышанное явно выбило его из колеи. – Ты уверена? Вот черт! Мы ей доверяли… Твою мать, Догерти!

Софи дрожала, словно лист на ветру. Ее охватывала ненависть к Стражам, Извечным и себе. Она ненавидела себя за то, что приняла условия этой игры.

– От счастья быть знакомой с вами у нее съехала крыша, – девушка обхватила себя руками, пытаясь хоть чуть-чуть согреться. – Обратитесь к Эвансу, он хоть та еще сволочь, но, хотя бы не стремиться изменить историю и завладеть миром.

Леонард молча пригладил выбившиеся пряди волос, и потом произнес:

– Ложись туда, – он кивнул в сторону, где лежал Захария. Девушка удивленно подняла брови, но молча сделала то, что он велел. Леонард опустился на колени между ней и ловцом и, положив тяжелые ладони им на плечи, с едва заметной улыбкой добавил. – Будет больно.

Все вокруг вспыхнуло ослепительно белым светом. Софи закричала, почувствовав, как боль волнами проходит сквозь ее тело. С каждой волной боль усиливалась, пока сознание опять не покинуло ее.

 

Демоны ныряют глубоко

Патрик настолько долго не сводил взгляда с Софи, что начали слезиться глаза. Он боялся, что как только закроет их дольше, чем на несколько секунд, сразу же уснет.

Взглянув на часы, парень тяжело вздохнул: половина двенадцатого, а значит, почти восемьдесят часов без сна. Ощущение реальности начало покидать его еще два дня назад, и сейчас он сам себе больше напоминал бестелесного призрака. Он осунулся, его лицо приобрело нездоровый серый оттенок, а темные круги под глазами, казалось, с каждым часом стают все выразительней.

Время словно зависло в воздухе, секундная стрелка двигалась слишком медленно. В этой проклятой больничной палате ничто не могло надолго задержать его внимание. Монотонный шум приборов, к которым была подключена Софи, убаюкивал, как и ее тихое ритмичное дыхание. Парень откинулся на спинку кресла, и дернул плечами, словно пытаясь сбросить с себя усталость и тяжесть своего тела.

Патрик ужасно замерз, и ничто не могло его согреть: ни теплая одежда, ни горячие напитки, которые Орфей заботливо носил ему с кафе. Опустив тяжелую голову себе на плечо, он равнодушно начал рассматривать свои руки: бледная кожа отдавала синеватым оттенком, а длинные тонкие пальцы, такие холодные на ощупь, давно потеряли чувствительность. Но сейчас это его не волновало. А вот цвет вен, контрастно проступавших под кожей, настораживал. Он мог поклясться, что они потемнели. С того самого момента, когда Софи и Захарию нашли и привезли сюда, в больницу святой Елизаветы, с ним начало происходить что-то странное. Хотя, он был не до конца в этом уверен, возможно, это разыгралось его воображение, и дрянное самочувствие, вместе с незначительными галлюцинациями, были результатом усталости и истощения.

В дверь за его спиной тихо постучали, после чего она почти беззвучно открылась.

– Фея, если ты опять за свое, можешь не стараться. Я никуда отсюда не уйду! –Медленно произнес Патрик, не оборачиваясь.

– Я понятия не имею, о каких феях ты говоришь и откуда им здесь взяться, но я рад тебя видеть, брат, – прозвучал в палате мягкий голос, напоминающий тихий шелест листьев. Патрик давно его не слышал, и был бы рад не слышать как можно дольше.

Еще раз взглянув на Софи, он неспешно встал, спрятав руки в карманы брюк.

– Я тебе не брат.

Возле двери, улыбаясь, стоял старый знакомый. Он единственный среди троих своих братьев напоминал Патрику ангела.

Одетый в черное пальто классического покроя, юноша внешне казался на несколько лет старше охотника. Его абсолютно белые волосы непослушно торчали в разные стороны, подчеркивая изящные аристократические черты лица и выразительные глаза, насыщенного голубого цвета.

– Ты ошибаешься. Все мы братья, а София наша сестра.– Произнес он, скользнув взглядом по девушке.

Патрик только фыркнул:

– Такая своеобразная у нас получается семейка, не находишь? Что тебе нужно, Хоул?

– Я пришел поговорить.

– Неужели? А Леонард, Сэмаэль и Димитрий, я так понимаю, ждут в коридоре, чтобы при первой возможности забрать ее. У вас ничего не получится! То, что мы с Захарией больше не можем скрыть Софи от вас, не означает, что...

– Знаю, – кивнул Страж, не дав ему договорить. Пройдя вглубь палаты, он встал рядом с окном, и протер запотевшее стекло ладонью в черной тонкой перчатке. – Ужасная погода, – добавил он, наблюдая, как на стекле появляется все больше дождевых капель.

– Эй! Я все еще здесь, – нетерпеливо напомнил Патрик, ожидая объяснений.

Страж понимающие улыбнулся, и, помолчав еще несколько мгновений, произнес:

– Вдыхая воздух в этой палате, кажется, что ты в лесу, после сильного ливня. Это запах пустоты, запах Тьмы. Твой запах. Патрик, как долго ты здесь?

– Хоул! Не испытывай моего терпения...

– Хорошо, хорошо... Мои братья не знают, что я пришел сюда, и, конечно, не узнают, для чего. – Страж снял перчатки, обнажив ладони, покрытые письменами. Золотые буквы переливались и двигались по его коже, словно живые. – Наверняка ты догадываешься, что когда София и Захария сбежали из загородного поместья Патриотов, Леонарду не составило большого труда найти их. Особенно когда сломанный портал выбросил их высоко над городом, и они разбились... Да еще и застряли потом между реальностями в компании шаксов. – Он замолчал, наблюдая, как Патрик изменился в лице.– Но сейчас она здесь, рядом с тобой. Как и Захария.

В груди Патрика похолодело. Он еще не виделся с ловцом и об этом слышал впервые. Парень едва удержался, чтобы не упасть – очередная волна усталости застала его врасплох. Подойдя к кровати, Патрик осторожно взял подругу за руку.

– Что же ты сделала, Софи? – Прошептал он так настолько тихо, как только мог. – Что же ты пообещала, чтобы он согласился вернуть вас...

– Она сказала, что найдет мою Кисть раньше Мастеров и вернет нам, – сказал Хоул, повернувшись к охотнику. – А я пришел, чтобы предложить тебе первому это сделать. Найди Абсолютный Элемент, и на этом все закончится. Леонард больше не побеспокоит вас, равно как я и Димитрий. Я обещаю. Конечно, не буду говорить за Сэмаэля, ты ведь знаешь его – находясь меж двух путей, он найдет третий. Но… Если ты найдешь Элемент, без привлечения Софи, ей не придется сдерживать свое обещание и делать выбор.

– Выбор? – Патрик нахмурился. – О чем ты?

Страж в два шага оказался рядом с Софи. Теперь он стоял напротив Патрика, с другой стороны кровати. Нежно коснувшись тыльной стороной ладони ее щеки, Хоул произнес:

– Одна из причуд Леонарда. Мне жаль, но он не может забыть, что вы нам лгали и скрывали ее от нас. Сэм вообще считает, что вы просто два придурка, которые поддались земным слабостям и влюбились в ее девичий облик. Должен признать, его сила в Мудрости и она же делает его прагматичным дураком. Только вот мне кажется, что история эта значительно длиннее. А то, что Софи оказалась одним из четырех потерянных Абсолютных Элементов, то, что Огонь воплотился в ней, это не больше, как подарок судьбы. И вы просто не могли пренебречь этим подарком, отдав ее нам. Я прав?

Патрик молчал, чувствуя на себе пронзительный взгляд Хоула. Слова никак вязались вместе, ведь, как можно объяснить то, что невозможно описать никакими земными словами, известными ему. Понадобилось время, пока охотник, наконец, ответил:

– Мы… Наши сущности. Изначально, существовал только я. Не было больше ничего. Ничего, Хоул, абсолютно ничего. Ни времени, ни звуков, ни запахов. Только я один. Если б существовало время, я б мог сказать, что тогда каждая секунда казалась вечностью. Но не было ни секунд, ни вечности, лишь я.

Поверь, это было настоящим безумием. Пожалуй, единственное, что существовало тогда вместе со мной – мое одиночество. И когда моя тоска достигла апогея, появился Свет. Полная моя противоположность, которая наполнила мое существование смыслом. Мы сменяли друг друга, мы стали смыслом друг для друга. – Патрик в упор посмотрел на Хоула. – Сменяя друг друга, мы дали начало Времени. Мы стали частью Имени, первой и последней Его Буквами. И только мы его охраняли, и только мы видели, как Все начинается. И все было так просто и понятно… Пока не пришла Она. Сущность, одновременно так похожая на нас и совсем другая. Огонь. Пламя, которое так завораживало и манило нас… Огонь растворялся в Свете, придавая ему красок. Он разрывал непроглядную Тьму, согревая ее… На огонь можно было смотреть бесконечно и мы смотрели. Вокруг нас все шло своим ходом. Появились остальные Буквы. В Часовом Потоке, созданном нами, наконец, из Букв, появилось Имя и так появилось Все. Появились Стражи, и Сумеречные Врата… Но нас двоих больше ничего не интересовало. Сменить день на ночь, а ночь на день – нет, не это было теперь нашим смыслом. Для нас обоих смыслом стало дождаться своей очереди, чтоб снова увидеть огонь. А с появлением людей он был повсюду. Днем он согревал пищу, а ночью – освещали их жилища. – Патрик нежно улыбнулся, поглаживая руку Софи. – Поверь, это настоящее проклятие: целую вечность любить того, к кому не можешь прикоснуться… Ведь кто мы, Хоул? Три бесформенные сущности, три извечных явления, застрявшие здесь… Для нас одна земная жизнь – непозволительная роскошь. И когда Огонь стал Абсолютным Элементом, и единственный из четырех воплотился в человеке, в Софи, мы даже на сомневались, что нам делать дальше… Мы стали людьми. Тьма воплотилась во мне, Свет в Захарии. И мы пошли против вас, пошли за ней, просто чтоб быть рядом… И если придется, сделаем это снова.

Хоул слушал не перебивая. Он был первым, кто услышал их историю из уст Извечного, и первый, кто мог посмотреть на все с другой стороны. Ведь в глазах Стражей эти ребята были всего лишь наивными глупцами.

Глубоко вздохнув, Хоул осторожно произнес:

– Патрик… Когда Софи принесет Кисть, Леонард заставит ее выбрать между тобой и Захарией.

– Это я уже понял, – Патрик устало опустился в кресло, чувствуя боль в каждом сантиметре тела. – Я так не хотел, чтобы ей пришлось выбирать. Мой брат-близнец Гарри любил ее и я уже смирился с тем, что, если она выберет его, я останусь рядом, как ее лучший друг. А чтоб уберечь ее от вас, мне пришлось скрыть от нее все. Тогда я еще не знал, где сейчас Свет, и кто он. Я не знал, что он – это Захария. Короткое время моего детства, проведенное вместе с ней – все, на что я мог рассчитывать. Мы виделись ежедневно, дружили, у нее не было от меня никаких секретов, пока для нее я был просто Патриком, ее Патриком, ее лучшим другом. Но помимо того, я был еще и Извечной Тьмой.

– Погоди… После всего, что ты сделал, ты решил отдать ее какому-то Гарри? – Хоул удивленно поднял бровь. – Большую глупость не мог выдумать?

Патрик осторожно закрыл глаза, решив, что не уснет, если продолжит говорить. В случае чего, его разбудит голос Стража.

– Не все так легко, если ты придурок, – вымучено продолжил он. – Со временем я заметил, что рядом со мной сущность Софи гаснет. Когда она злилась, я чувствовал, как нагревается воздух вокруг нас, и успокаивал ее. Неважно, где мы находились в тот момент: в центре города или на Дне, в окружении демонов, только я мог унять ее, не давая ее сущности проявить себя. Поэтому она и не замечала в себе никаких изменений. И поэтому вы так долго не могли ее найти. Спросишь, почему я придурок? Да потому что я боялся переборщить. Я боялся навредить Софи, если б мы стали больше чем друзья. А Захария наоборот, разжигает ее, злит, доводит до крайности, когда она вся и так на грани взрыва. И ей это нравится… Хоул, я так не хочу, чтоб Софи выбирала между нами. Она не сможет этого сделать. И мы тоже…

– Тогда есть только один выход, Патрик, – ответил Страж, – когда решишь, ты знаешь, как меня найти.

* * *

Характерный больничный запах медикаментов и моющих средств для стерилизации неприятно щекотал нос. Софи медленно приходила в себя. Она слышала какие-то разговоры, но голоса казались очень далекими. Ощущение собственного тела с каждой минутой становилось все более четким, смутные мысли прояснялись, и это окончательно возвращало ее в реальность. А ритмичный писк какого-то медицинского устройства и вовсе начинал действовать на нервы.

–...И, будучи подростком, я никогда не отличался особой привлекательностью, – тяжело вздохнул Кук. – По крайней мере, это каждое утро утверждало мое отражение в зеркале ванной комнаты.

– Лысый, должен тебя разочаровать, но с тех пор ничего не изменилось.

– Орфей, не начинай, – вмешалась Ива.

– Да ты внимательно посмотри на его физиономию, и убедишься, что я прав, – фыркнул охотник. – И, вообще, девочки, вы мешаете мне читать!

Софи осторожно открыла глаза и слабо улыбнулась. Как же она была рада снова оказаться рядом со своими друзьями!

Невыносимо белая палата ослепляла, заставляя глаза слезиться. Моргнув, девушка огляделась – снежно-белый потолок, стены, мебель, и на фоне этой невыносимой белизны ее друзья казались темными пятнами.

За большим окном, которое открывалось напротив ее кровати, моросил мерзкий дождик. Небо затянули тяжелые свинцово-серые тучи, а резкие порывы ветра срывали с деревьев едва пожелтевшие листья.

Софи пошевелила пальцем, коснувшись одеяла: мягкая хлопковая ткань приятно щекотала кожу. Подняв руку повыше, она нащупала трубки, тянущиеся до локтя, и которыми она была подключена к капельнице. Девушка хотела было встать, но внезапная судорога свела спину, и Софи только дернулась, шумно втянув воздух.

– Бенсон? – Тихо позвал Орфей, отложив книгу и подойдя к кровати. – О, как же я рад тебя видеть...

– С возвращением! – Улыбаясь, воскликнул Кук, не вставая с кушетки, на которую он забрался с ногами, укутавшись в клетчатый плед.

– Софи! – Рядом с Орфеем появилась Ива. Озабоченно окинув взглядом подругу, она быстро добавила. – Подождите, я позову кого-нибудь из медсестер.

– Постой, не уходи, – прохрипела Софи, пока девушка не скрылась из поля зрения.– Я… Где? Как долго? – Каждое слово давалось с трудом, а голос звучал так надорвано и вяло, словно у нее была тяжелая форма ангины.

Орфей заколебался, косо взглянув на дверь:

– Давай мы поговорим обо всем после того, как тебя осмотрит врач. А сейчас, ты не должна много разговаривать...

– Фея, – перебила его Софи, довольно отметив про себя его заметно округлившиеся глаза, ведь только Патрик мог его так назвать без лишних опасений. – Даже сейчас я с легкостью могу завязать тебя узелком, так что не зли меня…

– Теперь даже я уверен, что с ней действительно все в порядке, – ухмыльнулся Кук, набрасывая плед себе на голову. Только сейчас Софи обратила внимание на то, что в палате было ужасно холодно.

Орфей многозначительно переглянулся с Ивой и, переведя взгляд на Софи, сказал:

– Ладно, но если тебе станет хуже, я сразу же... Черт, поверить не могу, что Патрик таки убьет меня!

– Ой, не драматизируй, – Ива подошла к столику и через мгновение вернулась со стаканом воды, протянув его Софи. – Кажется, тебе это не помешает.

Еще никогда в ее жизни обычная вода не была настолько вкусной! Даже после многочасовых тренировок, когда измученные охотники валились с ног, блоками опустошая запасы минералки. Софи не могла оторваться, пока все не выпила. Благодарно улыбнувшись, она отдала стакан подруге и, прочистив горло, спросила:

– Патрик тоже здесь?

Орфей отрицательно покачал головой:

– Нам, наконец, удалось вытолкать его домой. И, поверь мне, это действительно достижение! Он пробыл здесь все время, наотрез отказавшись оставлять тебя одну... Патрик уже трижды довел Битти до истерики, а твой лечащий врач, кажется, скоро уволится, лишь бы больше не видеть его.

– Битти?

– Медсестра. Что-то мне подсказывает, что в раздевалке возле приемной она уже установила ритуальный алтарь, и в каждую свободную минуту проклинает там Патрика, тыча иголками в его куклу вуду.

Софи улыбнулась, подумав, что рада отсутствию своего лучшего друга. Она была еще не готова встретиться с Патриком, после всего услышанного от Леонарда, как и не готова была это все принять. Отмахнувшись от этих мыслей, девушка поднялась со словами:

– А Захария? С ним все в порядке?

– Что? – Рассеянно переспросил Орфей, наблюдая, как Софи проверяет ничего ли у нее не сломано. И ему это совсем не нравилось. – А.. Зак… Его нет.

Софи моментально побледнела, и, видя ее реакцию, Орфей быстро добавил:

– Я имел в виду, что он в норме. Меланта забрала его домой. Бенсон, черт тебя побери, что ты делаешь?

– Мне нужно увидеть его, – осторожно отсоединив от себя трубки и провода, девушка медленно слезла с кровати. Она слишком долго пролежала, и затекшие ноги казались ватными, отказываясь держать ее. Софи сперлась на стенку, разминая ступни.

– Эй! Даже не думай, – нахмурившись, сказала Ива. – Мы пообещали Патрику, что сразу же позвоним ему, если что-то изменится. И он точно не обрадуется, узнав, что ты очнулась, а мы до сих пор этого не сделали!

– Послушайте, я должна поговорить с ним, – прежде чем продолжить, Софи глубоко вдохнула. – Я видела... Видела, как Захария умирал, и ничего не могла сделать. Я лишь хочу своими глазами увидеть, что с ним все хорошо.

Орфей растерянно потер щетину:

– Нам сообщили, что портал выбросил вас посреди дороги, прямо под колеса машин. – В его глазах явственно отображалась борьба между необходимостью выполнить обещание и сочувствием к Софи. Еще совсем недавно он тоже наблюдал, как она умирала, и не мог ничего сделать. Он понимал, что ей очень хочется навестить ловца, но отпускать ее было страшно. Также он понимал, что они втроем вряд ли удержат ее здесь силой, но, с помощью персонала больницы, это было вполне реально. Виновато потупив взгляд, он двинулся к двери.

Софи удивленно подняла бровь, но решила пока не отрицать эту упрощенную версию развития событий. Ей не хотелось обманывать своих друзей, но как иначе объяснить чудесное исцеление после падения с высоты птичьего полета? Вернув их, Леонард позаботился о том, чтобы все выглядело правдоподобно, и пока что она хотела, чтобы все так и оставалось. Да и сейчас был далеко не лучшее время, для сердечной беседы между охотниками за чашечкой чая с размышлениями на тему кто есть кто, и какое отношение они имеют к Стражам.

– Орфей, погоди... Пожалуйста! Я плохо помню, что происходило после того, как Гарри... – она ​​выпрямилась, и, коснувшись шеи, нащупала повязку, которой перевязали рану.

– Патрик возненавидит нас, – Орфей обернулся, остановившись на полпути. – Но еще больше он возненавидит нас, если мы позволим тебе уйти одной. – Он подошел к небольшой тумбочке и достал из ящика пакет. – Вот. Твоя одежда. Мы подождем в коридоре, – с этими словами он бросил пакет на кровать и вышел из палаты. Ива и Кук кивнули в знак согласия, и вышли вслед за ним.

Отвратительная пасмурная погода, казалось, умышленно передавала свое настроение всем, кто выходил на улицу. Сырость витала в воздухе, наполняя безликие улицы морозной прохладой. Люди, проходившие мимо, плотнее кутались в пальто и казались такими же серыми и недовольными, как дождливое небо.

– Как-то холодновато, учитывая, что лишь конец сентября, – съежившись, пробормотал Кук, потирая замерзшие руки.

Они как раз прошли переулок, ведущий к «Механической даме». Софи подняла воротник куртки, пытаясь укрыться от сквозняков, гуляющих между остатков полуразрушенного кинотеатра.

– И как много я пропустила? – Спросила она, переступив клок скомканных плакатов с рекламой "Игр Патриотов ", которые размокли, образовав клейкое месиво.

– Чуть меньше недели. Выбравшись из клуба, мы в первую очередь явились в тренировочный центр. Ловцы, которые ничего не знали об облаве, и строго выполняли приказ министра, не хотели впускать нас. Пришлось еще с ними возиться. Должен сказать, что мы все были в ужасном состоянии, но вот Патрик был просто вне себя от волнения. Я таким его еще никогда не видел. Он не хотел ничего и никого слушать. Все время кричал, ругался и рвался вас искать. Нам понадобилось немало усилий, чтобы хоть как-то объяснить Эстель что к чему. Она сразу собрала всех охотников, которых только смогла найти на тот момент и велела не появляться ей на глаза, пока не прочешут весь Акрополь. – Орфей на мгновение замолчал, словно что-то обдумывал, а затем продолжил. – Эстель еще запретила нам покидать центр и пригрозила закрыть Патрика в карцере, если он не возьмет себя в руки. А он не мог... Никак. Ты ведь была серьезно ранена... И чем больше времени проходило, тем меньше у нас оставалось надежды, что вы живы. А на рассвете пришел Бестибаль, и сказал, что вас выбросило на дорогу. Что автомобили не успели затормозить и... – его голос предательски задрожал, и он глубоко вдохнул.

– А Гарри? – Спросила Софи, стараясь не отставать. Увлекшись рассказом, Орфей взял довольно быстрый темп.

Парень ответил не сразу.

– Этот сукин сын удрал, – презрительно выплюнул он. – Эстель нам долго не верила, уверяя, что видела его тело и такого быть не может. Но взбешенный Патрик послужил хорошим аргументом в нашу пользу. Эстель, в конце концов, отступилась и дальше выслушала без отрицаний.

Софи понимающе кивнула. Только теперь она осознала, как много пришлось пережить ее друзьям. Для нее это все было совсем по-другому – короткие вспышки сознания чередовались с периодами бессознательности, и в общем временном диапазоне, казалось, занимали не больше двадцати минут.

– Нам разрешили отойти от дел, пока ты не поправишься, – улыбнулась Ива, шагая рядом с Софи. – Лига во главе с Эстель устроила грандиозный скандал министру, и, в конце концов, прижала его к стенке. Теперь он больше не будет манипулировать нами, и мы можем сотрудничать с министерством на взаимовыгодных условиях. Я не знаю, как у нее это получилось, но это правда! Старый пень использовал нас, как приманку, и хотел оставить погибать в лапах демонов. Если бы не Меланта, то так оно и было...

– О, это же прекрасно! – Софи постаралась изобразить радость, но получилось довольно неправдоподобно. Она догадывалась, каким образом Лиге все это удалось провернуть. Конечно же, это был Леонард. Он таки послушал ее и обратился к Эстель, а она уже умело использовала это, чтоб прижучить Теодора Эванса. Стражам нужны охотники, а не ловцы, ведь ловцы работают не только на министра, а и на предательницу Догерти.

Орфей оживился. В его янтарных глазах появилась игривая искорка, и теперь он все больше напоминал Софи старого-доброго себя.

– Раз уж ты пришла в себя, я не удивлюсь, если уже завтра тебя захотят видеть их величества директора, – хмыкнул парень, дружески поддев ее плечом.

– Никогда не думала, что скажу такое, но я буду рада их увидеть, – Софи подмигнула, остановившись перед домом, где жил Захария. Они могли бы добраться сюда значительно быстрее, через парк Танцующих Ангелов, но Софи с друзьями единогласно выбрали более длинный путь, сделав приличный крюк городом.

– Ну что, беги, – Кук кивнул в сторону входной двери.

– Вы не подниметесь со мной?

– Бенсон, – Орфей драматически закатил глаза, – оказавшись перед выбором, что созерцать – мрачную физиономию Захарии, и возможностью оккупировать столики в шоколадной лавке, угадай, что мы выберем?

Софи рассмеялась, рассмотрев за спиной Орфея витрину шоколадной лавки "Котелок сладостей тетушки Рут". Но, всмотревшись в свое отражение в витрине, она недовольно нахмурилась. Внешний вид оставлял желать лучшего: красные глаза, опухшие веки, потрескавшиеся губы и кожа желтоватого оттенка производили ужасающие впечатление, а торчащие в разные стороны волосы являлись завершающим штрихом ее болезненного портрета.

Постояв так еще несколько секунд, Софи глубоко вдохнула, и, принюхавшись, закрыла глаза. Доносящийся из лавки пряный запах шоколада дополнял божественный аромат кофе. Вот то, чего ей так не хватало! Ведь ее организм исправно функционировал благодаря кофеину, и теперь его катастрофически ей не хватало.

– Ты тоже думаешь о чашечке кофе? – Заговорщицки прошептал Орфей.

– Чашечка? Мне нужно ведро!

– Тогда поторопись, ведь тебе придется помогать Иве оттаскивать меня от упаковок с шоколадными тыковками, пока у меня не случился инсулиновый шок! Ох, ради всего святого, держите меня семеро! – Облизнувшись, охотник исчез за дверями шоколадной лавки, потянув напарницу за руку. Кук, скорчив мину героического смирения, поплелся за ними.

Не теряя больше времени, Софи вошла в подъезд. С каждой преодоленной ступенькой ее все больше охватывало странное, не свойственное ранее волнение. Встреча с самоуверенным кретином-ловцом, который все время ее бесил, как оказалось, существенно отличалась от встречи с самоуверенным кретином-ловцом-Извечным.

Софи уже хотела было постучать, как вдруг в ее голове мелькнула мысль, что, скорее всего, Меланта забрала парня домой. Туда, где он жил раньше, в дом с прислугой и дворецким, о котором он рассказывал. Так что здесь Захарии, скорее всего, нет. Ее разочарованию не было предела. Уже ступив на лестницу, девушка внезапно развернулась, и, подскочив к двери, изо всех сил забарабанила по ней. Ответа не последовало. Выдержав паузу, девушка вновь принялась стучать.

Дверь открылась так неожиданно, что Софи передернуло. На пороге застыла смутно знакомая девушка, укоризненно глядя на непрошеную гостью. Ее длинные темно-русые волосы ниспадали на плечи идеально выпрямленными прядями, а тонкие черты лица напоминали Софи ее саму.

– Я могу тебе чем-то помочь? – Наконец произнесла она мягким, но холодным голосом, с едва уловимым знакомым акцентом. Он был присущ и Захарии, только более отчетливо.

На миг Софи подумала, что сгоряча ошиблась квартирой, и перевела взгляд с девушки на номер на двери. Нет, все в порядке, она пришла по адресу. Также она не могла избавиться от ощущения, что они с этой девушкой уже встречались. Вот только где?

– Джейн, кто там? – Прозвучал в глубине квартиры знакомый голос, и через несколько секунд из-за плеча девушки выглянула Меланта. А Софи, наконец, вспомнила Джейн, девушку ловца, которую раньше спасла от Нага. – О… София. Тебе уже лучше… – Приветливо улыбнулась женщина.

– Да, спасибо... А Захария... Я могу с ним поговорить?

– Нет, Захарии нужен отдых, – грубо отрезала Джейн, прежде чем Меланта успела открыть рот.

– Это важно, – нахмурилась Софи, едва сдерживаясь, чтобы не фыркнуть.

Джейн лишь недовольно закатила глаза:

– Неужели? Я уверена, это сможет подождать!

– А вот я так не думаю, – Софи начинала нервничать. Решив проигнорировать присутствие Джейн, она обратилась к Меланте. – Я не займу много времени.

Женщина согласно кивнула и отступила в сторону, в отличие от Джейн, которая удивленно посмотрела на Меланту.

– Ему нужен покой!

– Отойди от двери.

– Она охотник! Она не имеет права появляться у нас на пороге, с какими-либо требованиями! – Джейн упорно стояла на своем, злобно уставившись на Софи.

– Джейн! Отойди, ради всего святого… – Меланта схватила ее за локоть, оттягивая от двери, и дружелюбно обратилась к Софи, – проходи. Комната Захарии по коридору и налево…

– Спасибо, я знаю, где его комната, – перебила Софи, быстро проходя мимо. Джейн от удивления раскрыла рот и озадаченно уставилась ей вслед.

За дверью комнаты слышались голоса. Если у Зака сейчас и были посетители, то это не имело никакого значения. Постучав, Софи осторожно приоткрыла дверь. Захария сидел на кровати, опершись спиной на гору подушек. Рядом с ним, на краю кровати, сидел незнакомый парень. Он был немного крепче Захарии, угловатое лицо с острыми выразительными чертами, сейчас выражало смущение. Скользнув взглядом по его огромным зеленым глазам и длинному прямому носу, Софи отметила, что этот парень весьма привлекателен. А чудесные светлые волосы с желтоватым оттенком, кудрявились и торчали в разные стороны пружинками, вызывая огромное желание их подергать.

– Привет, – улыбнулся Захария, словно совсем не удивился ее визиту. – Флин, ты не мог бы оставить нас?

– Не вопрос, – бодро кивнул парень и пожал ловцу руку, поднимаясь с кровати. – Скоро увидимся! – произнес он на пороге и подмигнул Софи, когда она закрывала за ним дверь.

Оглядевшись, Софи отметила, что в комнате ничего не изменилось с того момента, когда она была здесь в первый и последний раз. Большое окно выходило на Южный бульвар, обычно кишащий торговцами и перевозными сувенирными лавками, а сегодня пустующий из-за непогоды. Серые стены украшали несколько ретро-постеров, возле мягкого кресла стоял стеллаж с книгами. Весьма просто и весьма уютно – именно так можно охарактеризовать эту комнату.

– Должен признаться, я поражен, – ловец необычайно тепло взглянул на девушку, – тебе удалось пройти мимо адской гончей Джейн и остаться целой. – А ведь она чуть не выцарапала глаза Флину, не желая впустить его... Софи, не стой у двери, как истукан! Или ты хочешь украсить мою спальню своей статуей?

Софи ничего не ответила. Ей было нужно кое-что проверить, собственно, ради этого она и пришла сюда. Она не была полностью откровенна с командой Бета, объясняя им свое желание увидеться с ловцом. Но, сейчас это было не так важно

Сорвавшись с места, она в два шага оказалась около Захарии. Запрыгнув на кровать, она одной рукой крепко прижала его к подушкам, хотя это явно было лишним, так как парень даже не пошевелился, чтобы хоть как-то помешать ей. Другой рукой она оттянула край футболки к плечу, слыша, как затрещал шов.

Увидев то, что скрывалось под футболкой ловца, Софи выдохнула. Его грудь покрывал узорчатый рисунок, напоминающий корни растений. Неровные линии переплетались между собой и тянулись к сердцу. Знак Цикла Извечных, о которых говорили Мастера в Резиденции. Рисунок был всего на несколько тонов темнее кожи, и явно казался неотъемлемой частью парня.

– Даже не поздоровалась, а уже в моей кровати и раздеваешь меня, – на лице ловца появилась привычная ухмылка. – Нет, я, конечно, совсем не против, но правила этикета утверждают, что сначала надо…

– Дрянь! – С остервенением отпустив Захарию, девушка яростно засопела и спрыгнула с кровати. – Получается, это безумие с Абсолютным Элементом Огня… Мною, Стражами… Все это правда! Это не коматозный бред, на который я так надеялась… И ты с Патриком… Ты и…

– Сюрприз!

– Не смешно!

– Я знаю, – грустно прошептал ловец. – Послушай, ты имеешь полное право злиться, пожалуй, это абсолютно нормальная реакция сейчас… Только пойми, Софи, мы не хотели, чтоб все было так… Мы не могли позволить… Черт, я и не думал, что будет так сложно это сказать…

– Можешь не напрягаться. Леонард рассказал достаточно, – ​опустившись на подлокотник кресла, она не сводила укоризненного взгляда с Захарии. Он судорожно сглотнул и молча кивнул в ответ.

В комнате повисло молчание. Софи вздохнула, снова и снова прокручивая в голове события последних дней. Она не знала, как ей быть дальше, к такому она не была готова, такому ее не учили в Лиге. К такому повороту событий ее могли подготовить только Извечные. А один из них теперь только виновато смотрел на нее своими разноцветными глазами, не зная, что сказать.

Но все же, он первым нарушил молчание:

– Ну, спасибо, – поморщившись, он прижал руку к телу и осторожно встал с кровати.

– Что с рукой?

– С рукой ничего… Леонард предусмотрительно оставил мне сломанных пару ребер.

– О, какой он милый. Этот Страж начинает мне нравиться, – Софи закусила губу. – А за что благодаришь?

– Я слышал каждое слово из вашего с Леонардом разговора. И я знаю, что ты сделала, чтобы вернуть нас... С чем согласилась.

– У меня не было другого выбора, – Софи отстраненно рассматривала книги, большинство из которых были ей знакомы. – Только не думай, что я исполню все обещанное!

– Надеяться на это было б глупостью, – едва сдерживая улыбку, Захария подошел ближе к Софи. – Но ты не имеешь понятия, насколько станет проще теперь, когда ты все знаешь.

– Мне пора, – спохватилась она, вскакивая с подлокотника, – Орфей в шоколадной лавке – это может плохо закончиться для ее владельцев. Да и Меланте я пообещала не задерживаться, не говоря о твоей деспотичной смотрительнице.

Захария мягко рассмеялся:

– Не обращай внимания, это просто Джейн. Я уже трижды ее выгонял, а она возвращается, словно бешеный бумеранг. Ну, что ж, пойдем, я провожу тебя.– С этими словами он открыл дверь, жестом приглашая Софи идти вперед.

Меланта сидела в гостиной, склонившись над бумагами,

загромождавшими все свободное пространство комнаты. Она была полностью погружена в работу, чего нельзя было сказать о Джейн. Девушка, закусив губу, бросала ядовитые взгляды в коридор, провожая ими охотницу.

– И так, – внезапно притормозив, Захария схватив Софи за руку. Она явно этого не ожидала, и, пошатнувшись, навалилась на парня. Он сперся на дверной косяк и обвел взглядом присутствующих в комнате. – Это Софи, хотя вы уже имели возможность с ней познакомиться. – Очаровательно улыбнувшись и положив руку девушке на плечо, он продолжил. – Как вы знаете, теперь министерство будет тесно сотрудничать с Лигой, так что прошу вас обращаться с ней вежливо. – Не прекращая улыбаться, он подмигнул обалдевшей Джейн.

Меланта только пожала плечами, мол, это, разумеется, само собой, и вернулась к работе.

Джейн, в свою очередь, громко фыркнула:

– Ты бы себя со стороны послушал, насколько это все смешно звучит. Зак, они шайка преступников, которые взялись корчить из себя невесть кого, прикрываясь лишь тем, что патрулируют Дно! Да кому они нужны на самом деле? Ведь ловцы намного лучше бы могли проконтролировать все, что там происходит!

– Опять двадцать пять, – Захария недовольно покачал головой. – Джейн, ты и понятия не имеешь, что несешь!

– Мне достаточно того, что я видела! – С нескрываемым презрением произнесла Джейн. – Мы полезли в это чертово логово Патриотов, лишь потому, что тебе не понравился план Эванса. Тебе приспичило спасти их, и я никак не могу понять, как тебе удалось убедить в этом Меланту! Ради чего, Захария? Чем их жизни оказались важнее ловцов, погибших во время



<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
 | 
Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2015-11-05; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 284 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Студент всегда отчаянный романтик! Хоть может сдать на двойку романтизм. © Эдуард А. Асадов
==> читать все изречения...

1461 - | 1263 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.013 с.