Лекции.Орг
 

Категории:


Построение спирали Архимеда: Спираль Архимеда- плоская кривая линия, которую описывает точка, движущаяся равномерно вращающемуся радиусу...


Теория отведений Эйнтховена: Сердце человека – это мощная мышца. При синхронном возбуждении волокон сердечной мышцы...


Перевал Алакель Северный 1А 3700: Огибая скальный прижим у озера, тропа поднимается сначала по травянистому склону, затем...

Почему Англия и Франция не захотели предотвратить Вторую мировую войну



 

Основной причиной стабильности нашей валюты являются концентрационные лагеря.

Адольф Гитлер

 

 

…Всякая сколько-нибудь значительная война подготовляется заранее.

В. И. Ленин

 

Много лет историков и политиков разных стран мучит один вопрос: можно ли было предотвратить страшную Вторую мировую войну? Имелись ли для этого возможности? Кто виноват в том, что события пошли по страшному сценарию, который привел к гибели десятков миллионов людей? После недолгих размышлений историки ответ дали. Раз во всем происшедшем виноват Адольф Гитлер, его партия и приближенные, то войны было не избежать, потому как нацисты ее в любом случае бы развязали. Ведь их учение и вся идеология призывали к насилию и его воспевали.

Так-то оно так. Но ведь для того чтобы от чисто теоретических разговоров перейти к страшной практике, Гитлеру надо было решить множество невероятных по своей сложности задач. Сначала создать партию, затем, сформулировав ее программные цели, завоевывать все новых и новых сторонников своих идей. И тут у нацистов моментально возникали серьезные проблемы. Для ведения пропаганды необходимо было печатать листовки и книги, брошюры и газеты, шить форму и знамена, платить зарплату функционерам и агитаторам. Однако и решение всех этих задач не давало возможности развязать даже самую маленькую войну. Чтобы хоть на кого-нибудь напасть, необходимо было встать во главе государства, а не партии!

Так можно ли было предотвратить будущие бесчеловечные действия гитлеровского режима? Даже при поверхностном анализе ситуации становится ясно, что такие возможности имелись в изобилии. Рассмотрим их, и тогда будет вполне очевидно, что Адольфу Гитлеру тщательно помогали прийти к власти и начать войну.

Начнем с главного – с демократии. Как мы помним, Веймарская республика была демократическим государством, в котором властные органы избирались гражданами путем всеобщего равного и тайного голосования. Такой механизм существовал на немецкой земле с 1919 по 1933 год, пока нацисты не остались на политической сцене Германии одни, сначала распустив и прекратив функционирование других политических организаций, а затем приняв закон, запрещающий создание новых. Однако 14 лет немцы жили в условиях полнейшей демократии. Пока на выборах 5 марта 1933 года не отдали Гитлеру 43,9 % голосов. Но в тот раз нацистская партия в избирательном списке стояла в гордом одиночестве.

И все же, что побуждало немцев голосовать за НСДАП? Ведь одними репрессиями, концлагерями и гестапо ничего толком не объяснишь. Ответ историков однозначен: Гитлера к власти привел экономический кризис. Страшная немецкая инфляция, а затем не менее страшная Великая депрессия.

 

Курс обмена бумажной германской марки на американский доллар[137]

 

Многие из нас знают, что в Веймарской республике была очень сильная инфляция, но с ее реальными цифрами не знаком практически никто. Эти цифры таковы, что представить их себе невозможно, их можно только знать. Они превышают фантазию любого человека. Это нечто немыслимое. Судите сами.

За четыре с половиной года демократии и свободы германская марка упала по отношению к американской валюте в 1815 раз. Это очень много, это опасно много. Но это было еще только начало. Настоящие экономические «чудеса» начались именно в 1923 году. В том самом году, когда Эрнст Ганфштенгль помог Адольфу Гитлеру купить типографию и начать массовый выпуск нацистской газеты. Когда сам фюрер поверил в свои силы и буквально бредил революцией, впитав в себя ненавязчиво высказанные мысли последнего о необходимости немецкой дружбы с Америкой и Великобританией. В том самом году, когда Гитлер произведет свой «пивной» путч.

А тут и почва для недовольной массы подготовлена! Ведь небывалая дестабилизация национальной валюты неизбежно должна привести к небывалой дестабилизации в стране. В такие времена в мутной волне хаоса всегда всплывают самые ярые экстремисты.

 

1Все достояние Германской империи оценивалось в 1913 г. в 300 млрд марок. При обменном курсе ноября 1923 г. это составляло примерно 7 центов. (Препарата Г. Д. Гитлер Inc. Как Британия и США создавали Третий рейх. С. 193.)

 

В конце ноября 1923 года один доллар стоил четыре триллиона двести миллиардов германских марок!Это действительно астрономическое число. На сегодняшний день, по оценке современных астрономов, общее количество галактик во Вселенной – 1 триллион.

Вы можете себе представить, что инфляция может случайно составить в мирное время менее чем за год 578 512 % (пятьсот семьдесят восемь тысяч пятьсот двенадцать процентов)!? Но чисто математические проблемы с нулями еще было не самое страшное. Из-за такого падения стоимости денег, чтобы сходить на базар, стало необходимым брать тележку, заполненную обесценившимися дензнаками. А для совершения более серьезной покупки уже требовался грузовичок.

Как одним предложением можно охарактеризовать беспросветный ужас тогдашней немецкой жизни? Оказывается можно: людей стали хоронить не в деревянных гробах, а в картонных мешках[138]. Гроб становился предметом необыкновенной роскоши. Как и американский доллар – даже один. А Эрнст Ганфштенгль дарит другу Адольфу целую тысячу долларов. И все это случайно?

А чтобы рукотворность и искусственность германской инфляции стала очевидной, приведем еще один факт. Взлетев ко времени гитлеровского «пивного» путча до поистине астрономических цифр, менее чем через три недели после него она прекратилась. Небывалая, астрономическая инфляция остановилась за один день! Ведь она больше была не нужна. Немецкий народ даже в этих фантасмагорических условиях не поддержал Адольфа Гитлера в его насильственной попытке захвата власти. Через пять дней (!) после «пивного» путча, 13 ноября 1923 года, уполномоченным по национальной валюте стал Ялмар Шахт[139]. Он-то и зафиксировал окончательную покупную цену на уровне 4,2 трлн марок за один доллар. 22 декабря 1923 года Шахт стал главой германского Центробанка, а в августе 1924 года ввел в обращение новую твердую марку, стерев, как страшный сон, четырнадцать нулей на немецкой валюте[140]. Американский доллар стал стоить 4,2 германские марки.

Первый немецкий экономический катаклизм не смог привести к власти Адольфа Гитлера. Пришлось применить второй. 29 октября 1929 года, в знаменитую «черную пятницу», на фондовой бирже в Нью-Йорке произошла небывалая финансовая катастрофа[141]. С этого начался сильнейший мировой экономический кризис, так называемая «Великая депрессия». По очередному «чудесному» совпадению она продлилась ровно до назначения Гитлера рейхсканцлером[142]. Однако это в истории «Великой депрессии» еще не самое удивительное.

Проанализируем факты, и только факты. Что прежде всего бросается в глаза? Странная связь между причиной и следствием. В Америке случился кризис, а в Германии к власти пришел Гитлер. Именно так нам говорят господа историки. Где же тут логика? Это в США маклеры и брокеры стреляются, выбрасываются из окон небоскребов, но злодей Гитлер почему-то приходит к власти совсем в другой стране. И вообще – кризис-то мировой. Именно это нам объявляют главной причиной победы нацистов. Уж такой был кризис, такой сильный! Мировой! Вот германские бюргеры и захотели твердой руки.

Все вроде бы логично. Во времена потрясений всем людям хочется стабильности, и они охотно идут за тем, кто ее олицетворяет и обещает. Вот только одно но: если кризис мировой, то «гитлеры» должны были бы прийти к власти не только в Германии, но и везде. Ведь кризис победно шагает по всему земному шару, а не только по немецкой земле. Из Нью-Йорка и Вашингтона кризис, как цунами, равномерно расходился по всему миру (за исключением СССР). Но нигде к власти в это время не пришло ТАКОЕ правительство, ТАКАЯ партия и ТАКОЙ лидер!

Разве это возможно? Или кризис, как точечный удар, поразил только германскую экономику? Вопрос очень важный, поэтому в книгах о Гитлере и нацизме вы найдете подробные описания экономических последствий кризиса для Германии, но никогда – для Англии или самих США. В крайнем случае автор отделается общими словами: «В Англии и, особенно, в Соединенных Штатах экономические и социальные последствия были, пожалуй, и не слабее…»[143] А потом начинает долгий рассказ о количестве безработных только в Германии. И у читателя складывается впечатление: трудности были исключительно у немцев, поэтому и Гитлера выбрали именно они.

Это ложь. Не случайная, а призванная скрыть ту помощь, которую получил бесноватый фюрер. Ведь именно Германия должна была напасть на Россию, а не Франция, и не Англия, и не США! Поэтому именно в Германии к власти должно было прийти агрессивное руководство.

Трудности в Германии были действительно велики. И, как мы уже отмечали, как только рассказ о восхождении нацистов к власти касается конкретных цифр, у авторов-историков начинается поразительный разнобой.

«В сентябре 1929 года число безработных дошло до 1 млн 320 тыс. человек, к сентябрю 1931 года – до 3 млн.»[144]. Это мнение советских историков. А западным исследователям надо приглушить роль их правительств в приходе Гитлера к власти. Поэтому их оценки германской экономики того периода намного более мрачные: «…Еще в начале 1929 года число безработных впервые перешагнуло за 3 миллиона»[145]. Другой западный исследователь, А. Буллок, тоже называет цифру в 3 млн еще до начала мирового кризиса[146].

В книге, выпущенной в СССР, цифры абсолютно другие. Даже логика динамики безработицы иная: она снижается к моменту кризиса, а с его началом опять растет: «В 1928 году безработица впервые с 1918 года упала до 650 тысяч человек (раньше она все время превышала миллион)»[147]. А у западных исследователей количество не имевших работы немцев скачет, словно заяц, вне всякой логики. Ведь они сами пишут, что именно чудовищный рост безработицы, вызванный кризисом, привел миллионы людей к мысли голосовать за Гитлера. А до октября 1929 года в стране наблюдался экономический рост, и, не будь мирового краха, нацисты никогда бы не пришли к власти. Какая же стабильность при 3 млн безработных? При чем тут «черная пятница»? Вы уж определитесь – либо была в Германии стабильность и тогда виноват мировой кризис, либо там были миллионы безработных и тогда виновата Веймарская «демократия».

Но задача, которая стоит перед западными учеными, сложна, даже в чем-то противоречива. Надо дать объяснение прихода Гитлера к власти, свалив все на экономическую стихию, людям неподвластную. Отсюда и противоречия, словно западные авторы не читали своих собственных книг. Ведь через одну страницу (!) после утверждения, что 3 млн безработных былов Германии в начале 1929 года, И. Фест, к примеру, пишет, что в сентябре 1930 года их число «вновь превысило3 млн»[148]. Исследователь не пишет, как сильно колебалась эта цифра. Да нам это и не нужно! Если число безработных колебалось сильно (например, упало от 3 млн до 2 млн, а потом опять взлетело до 3 млн) – это признак редкой нестабильности. Если ряды не имеющих работы колебались чуть-чуть (от 3 млн цифра опустилась до 2 млн 900 тыс., а потом снова перевалила трехмиллионный рубеж) – это опять же признак нестабильности. Ибо безработица постоянно высока, и положение в стране тупиковое.

Задача перед западными писателями и вправду стояла очень сложная. Ведь сваливая всю ответственность за приход Гитлера к власти на кризис в Веймарской республике, при этом нельзя ни в коем случае показать, что установленная в Германии «демократия» управлялась из-за рубежа в интересах Великобритании и США. Это не преувеличение и не выдумки автора этой книги. «За фасадом республиканских правительств и демократических институтов, навязанных победителями и потому ассоциировавшихся с поражением.»[149] – такова оценка немецкой «демократии» того периода не Герингом или Геббельсом, а Уинстоном Черчиллем!

Количество безработных – это не секретная информация. Его определяют государственные органы, и эти цифры при желании несложно найти. Так почему у авторов, описывающих жизнь Гитлера, цифры различаются в разы?

Потому что даже на основе числа безработных можно сделать очень интересные выводы. Что страдает в первую очередь в результате биржевого и финансового кризиса? Разумеется, крупная промышленность. Когда люди внезапно лишаются денег и работы, они сразу перестают покупать товары длительного пользования. До сокращения количества покупаемых продуктов дело дойдет не сразу. Поэтому первыми остановятся именно такие предприятия. Вместе с ними остановятся заводы, производящие станки и машины: в условиях кризиса их никто покупать не станет, воздерживаясь от расширения производства. Так и получилось в Германии: промышленное производство с 1929 по 1932 год упало вдвое[150]. Следовательно, самые печальные социальные последствия кризиса должны были наступить в крупных промышленных центрах. Если следовать логике «гитлероведов», то именно эти избиратели и обеспечили триумф НСДАП. Что же мы видим на самом деле?

«Наиболее высокая поддержка нацистов была продемонстрирована в сельскохозяйственных районах северной и восточной Германии. Нацисты также получили очень хорошую поддержку в районах с населением, занятым в сельском хозяйстве и мелкой промышленности.»[151]

«В городских районах, в районах тяжелой промышленности поддержка нацистов была гораздо меньше»[152].

«…Максимальная доля голосов, поданных за них (нацистов. – Н. С.), была 41 % в населенных пунктах (городских и сельских), население которых было менее 25 000 человек, и она уменьшалась до 32 % в городах с населением свыше 100 000 человек»[153].

Вот это да! Рабочие Берлина, Гамбурга и Рура, которые первыми лишились заработка и куска хлеба, почему-то голосовать за Адольфа Гитлера не идут. Зато фермеры и жители маленьких уютных германских городков, у которых пока все в относительном порядке, его рьяно поддерживают. Где же логика?

А ее и нет. Все те, кто описывают нацистский рейх, повторяют одни и те же штампы. «Первопроходцы» сознательно создали набор стереотипов, а все последующие с удовольствием их повторяют. В результате те, кто помог Гитлеру взять власть, а значит, соучастники его преступлений, виновники разжигания Второй мировой войны, массового истребления евреев и гибели двадцати четырех миллионов наших сограждан, прячутся за нагромождениями цифр и слов в книжках горе-историков…

Понять истину не так сложно, как это может показаться. К моменту прихода нацистов к власти в Германии было около 6 млн безработных[154]. Сколько же их было в Англии и США? Эти цифры я искал достаточно долго. И нашел.

В Англии не имели работы 2 млн человек, а в США – целых 15 млн[155]!

А в книге с внушительным названием «Всемирная история», написанной ведущими историками, мы найдем еще более ошеломляющий результат: 17 млн безработных в США[156]!

«Все богатство, так быстро накопленное в предшествующие годы в виде бумажных ценностей, исчезло. Процветание миллионов американских семей, выросшее на гигантском фундаменте раздутого кредита, внезапно оказалось иллюзорным. Мощные промышленные предприятия оказались выбитыми из колеи и парализованными. За биржевым крахом, в период между 1929 и 1932 годами, последовало непрерывное падение цен и как следствие этого сокращение производства, вызвавшее широкую безработицу»[157], – так описывает «Великую депрессию» в США Уинстон Черчилль.

Значит, не только в Германии люди бродили по помойкам в поисках еды. За океаном таких людей было гораздо больше, просто нам сейчас об этом не рассказывают. Точнее говоря, никто не скрывает страшные последствия «Великой депрессии» в Соединенных Штатах Америки. Просто рассказывают нам о них в других книгах. А в тех, где речь идет о Гитлере и его приходе к власти, никто этих фактов никогда не приводит. Вот и кажется читателю, что больше всех пострадали от кризиса немцы.

Между тем, добыча угля в США снизилась на 42 %, выпуск чугуна – на 79 %, стали – на 76 %, производство автомобилей – на 80 %. Из 297 доменных печей действовали только 46[158]. Всего за годы кризиса в США потерпело крах фантастическое число предприятий и фирм: 135 747. В небытие ушло 10 000 банков[159]! Вслед за промышленностью и финансами в глубокий кризис погрузилось и американское сельское хозяйство: вывоз пшеницы из США сократился на 82 %. Резко снизились цены на сельхозпродукты, и, как следствие, доходы фермеров упали более чем в два раза. За пять лет кризиса с молотка продали свыше 1 млн ферм, что составляло 18,2 % от их общего количества в Америке[160].

Население США не собиралось мириться с быстрым и катастрофическим падением своего жизненного уровня. Америку потрясла целая серия митингов и манифестаций, в которых участвовали сотни тысяч людей. В стране было так плохо, что «визитной карточкой» Америки (а не Германии!) стали многочисленные «голодные походы безработных». Они завершились в декабре 1931 года общенациональным «голодным походом» на Вашингтон. Летом 1932 года на Вашингтон двинулись уже безработные ветераны Первой мировой. Они пикетировали Капитолий пять дней, после чего президент США отдал приказ разогнать ветеранов силой. Операция была проведена не силами полиции, а армейскими частями с применением кавалерии и даже танков[161]!

В мире одинаково плохо стало всем: с 1931 года немецкая марка перестала быть конвертируемой, фунт стерлингов лишился своего золотого стандарта, а пришедший к власти Рузвельт сильно девальвировал доллар.

Взрыв всегда наиболее разрушителен в месте падения снаряда; наибольшие разрушения наблюдаются в эпицентре землетрясения или смерча. На периферии кризиса не может быть хуже, чем в его центре. Так где же должны были прийти к власти нацисты? Если судить по числу безработных, – конечно, в США. А в Великобритании экстремисты должны были если не победить, то играть огромную роль в политической жизни. Но ведь ничего подобного в англосаксонских странах не произошло. Почему появившиеся там фашистские партии были немощные и никакой роли в истории своих стран не сыграли?

Потому что никакого фюрера к власти в Англии или США никто вести не собирался!

Потому что приход к власти Гитлера не был вызван экономическими причинами, как не был обусловлен внутриполитическими германскими причинами. Решение поставить его у руля было принято не в Берлине, а в Лондоне и Вашингтоне.

На основе мировых интересов англосаксонских держав в будущем разгроме России. И лишь после этого Гитлера буквально потащили наверх, используя всевозможные рычаги влияния внутри германской политической и экономической элиты.

 

Британцы имели достаточное количество тайных рычагов влияния в Германии, иначе никак не объяснить самоубийственную политику «веймарской демократии» в их подыгрывании Гитлеру. Однако изучать это предоставим конспирологам и сторонникам теории заговоров. Нам достаточно абсолютно открытых рычагов, с помощью которых можно было двигать германскую политику в любую нужную сторону. Речь о Версальском договоре. Скрупулезные победители записали в него уйму условий, не отразив там самого главного – размера репараций! В договоре была зафиксирована лишь общая формулировка, которая обязывала германское правительство возместить ущерб, причиненный гражданам союзных держав, и оплатить расходы на пенсии солдатам, вдовам и семьям погибших со стороны Антанты. Иными словами, виновного определили, осудили, но в тексте приговора забыли написать, сколько он должен пострадавшим. В тексте договора был определен лишь первый взнос, подлежащий уплате: 20 млрд марок[162]. Представляете, какой силы «рычаг» оставался в руках победителей! При проведении «правильной» политики сумму репараций можно уменьшить, при «неправильных» действиях – резко увеличить. Главное, что оспорить ее уже было невозможно! Любопытно, что точную сумму репараций назвали именно в 1928 году. Когда Троцкий отправился в ссылку, а у Гитлера в одночасье оказалось очень много денег и он начал свой рывок к вершине власти.

 

Конечно, нельзя исключать влияния экономического упадка Германии на рост любви простых бюргеров к нацистам. Однако главная причина симпатии избирателей к Гитлеру коренилась в другом. За 14 лет своего существования Веймарская республика показала свою полную несостоятельность в решении любых мало-мальски важных государственных вопросов. «Чувство полного уныния и бессмысленности существования доминировало над всем»[163], – пишет И. Фест о чувствах немцев во время экономического кризиса, но эти слова вполне можно отнести ко всей истории Веймарской республики. В стране царил откровенный бардак. Чтобы в этом убедиться, не нужно создавать машину времени и отправляться в Германию тех дней. Достаточно бегло просмотреть учебники истории. Именно бегло, ибо абсурдность веймарской действительности просто бросается в глаза. Почему?





Дата добавления: 2015-10-27; просмотров: 234 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

  1. B) Италия, Франция, Англия
  2. C) АҚШ, Ұлыбритания, Ресей, Франция, Қытай
  3. III. Закрепление материала;. - Почему заведомо ложное сообщение о террористическом акте наказывается вплоть до лишения
  4. III. Закрепление материала;. - Почему землетрясения считаются самыми опасными среди чрезвычайных ситуаций природного
  5. III. Закрепление материала;. - Почему согласно Кодексу Российской Федерации об административных
  6. Quot;А почему Вы считаете, что люди отвечают
  7. Quot;А почему Вы считаете, что люди отвечают. Несмотря на то, что социология сегодня приобрела не скажу большой, но явный авторитет в обществе, что за ней признали право голоса при анализе больших групп и
  8. VIII. Почему массы во все лезут и всегда с насилием?
  9. VIII. Почему массы во все лезут и всегда с насилием?
  10. VIII. ПОЧЕМУ МАССЫ ВТОРГАЮТСЯ ВСЮДУ, ВО ВСЕ И ВСЕГДА НЕ ИНАЧЕ КАК
  11. АНГЛИЯ В ПЕРИОД ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И НАПОЛЕОНОВСКИХ ВОЙН 1789 1815 гг
  12. Англия при Вильгельме III Оранском. Виги и тори


Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.006 с.