Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ѕравильное и неправильное употребление эпистемологических терминов 3 страница




»так, как мы видим, хорошо известный факт, что размышление может быть прогрессирующим, даже если оно будет состо€ть из последовательного продуцировани€ инертных высказываний, не €вл€етс€ необъ€снимым. Ќекоторые виды адекватно изложенных и адекватно восприн€тых предложений оказывают поучительное воздействие. ќни учат нас совершать и говорить то, что не говорилось или не совершалось при их изложении. Ќекоторых мыслителей озадачивал вопрос: " ак может человек узнавать новое, лишь пересказыва€ себе, что он уже знает?" ѕри этом их не ставил в тупик вопрос: " ак наход€щийс€ в воде новичок может научитьс€ новым и правильным движени€м со слов наход€щегос€ на берегу инструктора?" Ц или даже такой вопрос: " ак человек может научитьс€ правильно плавать новым дл€ него стилем, слуша€ наставлени€, которые он сам себе внушает?" " аким образом человек может научитьс€ делать новые дидактические действи€, выслушива€ поучающие высказывани€, исход€щие от его наставника, коллеги или от него самого?" Ц этот вопрос теперь уже не €вл€етс€ загадкой.

ѕ–»ћј“ »Ќ“≈ЋЋ≈ “ј

“еперь нам будет легко различить тот смысл, в котором интеллектуальные операции превалируют над про€влени€ми других ментальных способностей и "управл€ют" ими, от того смысла, в котором € отрицал тот факт, что при описании действий и реакций людей, которые включают в себ€ ментальные пон€ти€, должно приниматьс€ в расчет наличие интеллектуальных операций.

»нтеллектуальна€ де€тельность обладает культурным превосходством, так как это труд тех, кто получил и сам может дать высший уровень образовани€, а именно образование посредством дидактического дискурса. Ёто и есть то, что конституирует культуру или €вл€етс€ sine qua non культуры. √рубо говор€, варвары и младенцы не занимаютс€ интеллектуальным трудом, поскольку, если бы они это делали, мы должны были бы вместо этого называть их по крайней мере "полуцивилизованными" или "приближающимис€ к школьному возрасту". ≈сть некоторого рода противоречие в том, чтобы говорить о несколько совершенно необученном интеллекте (если только при этом не предполагаетс€ чь€-то способность извлекать пользу от такого обучени€), но не будет никакого противоречи€ в высказывани€х о совершенно необученном сознании. ќбучение человека требует того, чтобы он уже обрел способность получать такое обучение. „еловек, который не умеет использовать или понимать обычную речь, не может понимать и тем более излагать лекции.

ѕоэтому абсурдно говорить, что удел€ть внимание, пытатьс€, желать, бо€тьс€, испытывать удовлетворение, постигать, учитывать, вспоминать, намереватьс€, узнавать, ссылатьс€, играть и болтать Ц это то, что может осуществл€тьс€ только в соответствии с дидактически изложенными инструкци€ми, не важно, исход€т ли они от внутреннего или внешнего наставника. Ёто, тем не менее, вполне совместимо с высказыванием о том, что некоторый уровень интеллектуальной образованности €вл€етс€ sine qua поп, к примеру, того, чтобы желать получить диплом юриста, насладитьс€ остротой ¬ольтера, учитывать правила употреблени€ условных предложений в греческом €зыке, идентифицировать магнето или сертификат на получение дивидендов. ƒаже если это так, то, когда мы описываем человека, делающего нечто, чего он не смог бы сделать без предварительно полученного обучени€, это не означает, что нужно говорить, будто он должен воспроизводить все или некоторые из освоенных ранее уроков перед тем, как начать действовать. я не смог бы сейчас прочитать предложение на греческом €зыке, если бы ранее не изучал греческую грамматику, однако перед тем, как истолковывать смысл на греческом, мне обычно не приходитс€ напоминать себе о каких-либо правилах греческой грамматики. я делаю это согласно правилам, но € не думаю о них. я держу их в сознании, но не обращаюсь к ним до тех пор, пока у мен€ не возникают трудности.

” эпистемологов и моралистов наблюдаетс€ склонность предполагать, что обладать сознанием Ц значит иметь внутри себ€, не только лишь потенциально, но и актуально, одного или двух наставников Ц –азум и —овесть. »ногда —овесть считают –азумом, вещающим в тоне воскресной проповеди. ѕредполагаетс€, что раз эти наставники компетентны поучать, то они уже знают то, что их слушатели пока еще не знают. ћой –азум в отличие от мен€ самого уже полностью рационален, а мо€ —овесть Ц совершенно чиста и добродетельна. “ак что им не надо ничему учитьс€. ≈сли же мы спросим: " то научил мой –азум и мою —овесть тому, что они освоили и не забыли?" Ц то, веро€тно, нам расскажут о соответствующих наставниках, приютившихс€ внутри их глубин. Ќесомненно, в детском мифе скрыт серьезный смысл, как есть смысл и в моем легкомысленном продолжении этой сказки. Ѕудет вполне справедливо сказать, что, когда ребенок что-то наполовину знает, а наполовину извлекает из дидактического дискурса своих родителей и школьных преподавателей, он приобретает некую способность и склонность повтор€ть себе уроки в их авторитетном тоне. ¬ стандартных ситуаци€х ему не надо ломать голову над тем, что родители и учител€ сказали бы ему или что он сам должен сказать себе. ќн достаточно хорошо знает избитые места своих уроков, чтобы излагать их уверенно, правильно и с нужной степенью торжественности.  огда же он так поступает, то он, если угодно, "слышит голос –азума" или "—овести", говор€ авторитетным тоном на €зыке, который €вл€етс€ странной смесью, к примеру, его €зыка и €зыка его отца. ќн с легкостью может давать себе наставлени€, которые, тем не менее, ему еще трудно соблюдать. ≈го проповедь с необходимостью опережает его практику, так как цель изложени€ ему дидактических речей заключаетс€ в том, чтобы через это внедрить в него более хорошие практики. ѕоэтому на этой стадии он уже может довольно хорошо усваивать, как и когда говорить себе, что нужно делать, хот€ он еще толком не знает, как и когда это делать. ѕохожа€ ситуаци€ может возникнуть, когда ученик ломает голову над фрагментом прозы на латыни. »спытыва€ трудности с синтаксисом предложени€, он может "прислушатьс€" и "услышать" соответствующее правило синтаксиса, диктуемое ему с интонацией голоса, котора€ наполовину принадлежит ему самому и наполовину Ц его школьному учителю. Ётот голос мог бы быть живописно назван "голосом латинской грамматики", однако в данном случае происхождение этого голоса будет слишком очевидным дл€ всех, чтобы можно было всерьез говорить, что подлинным источником его грамматической совести €вл€ютс€ предписани€ некоего внутреннего ангельского филолога.

Ёто упоминание совести и знани€ латинской грамматики возвращает нас к ранее отмеченному, но еще не рассмотренному вопросу, а именно к вопросу об интеллектуальной де€тельности, отличной от теоретизировани€. «нание грамматики, например, €вл€етс€ знанием того, как составл€ть латинское предложение и делать его разбор, знание морали (если вообще можно употребл€ть это нат€нутое выражение) суть знание того, как вести себ€ в определенного рода ситуаци€х, в которых возникают проблемы не только теоретического или технического характера. ”мение играть в шахматы или бридж Ц это интеллектуальное приобретение, которое про€вл€етс€ в стремлении победить в игре; стратеги€ Ц это интеллектуальное достижение, которое про€вл€етс€ в стремлении победить в сражени€х или в военных кампани€х; обучение и опыт работы в мастерской учат инженера проектировать мосты, а не (кроме как per accidens) строить и излагать теории.

Ќам не надо далеко ходить, чтобы пон€ть причину того, почему мы называем подобные игры и зан€ти€ "интеллектуальными": не только образование, необходимое дл€ того, чтобы овладеть этими видами мастерства, но также и многие из операций, необходимых при их применении на практике, идентичны тому обучению и тем операци€м, которые нужны дл€ построени€, изложени€ и применени€ теорий. ”мение составл€ть и делать разбор предложений на латыни Ц это мастерство, в то врем€ как филологи€ латинского €зыка Ц это наука, но методы обучени€ и применени€ того и другого частично совпадают. »нженерное искусство не продвигает физику, химию или экономику, но компетентность в инженерном деле несовместима с полным невежеством в этих област€х теории. ≈сли не вычислени€, то хот€ бы некоторого рода оценка веро€тностей €вл€етс€ составной частью более интеллектуальных карточных игр, и это одна из причин, по которой мы можем описывать их как "интеллектуальные".

Ћегко заметить, что интеллектуальное развитие €вл€етс€ условием существовани€ всех, кроме самых примитивных, зан€тий и увлечений. Ћюбое продвинутое ремесло, игра, проект, развлечение, организаци€ или производство с необходимостью слишком сложно дл€ понимани€ необученных дикарей и младенцев, иначе мы не могли бы назвать их "продвинутыми". Ќам необ€зательно быть учеными, чтобы решать анаграммы или играть в вист, однако мы должны быть грамотными и уметь складывать и вычитать.

Ёѕ»—“≈ћќЋќ√»я

ѕеред тем как завершить эту главу, стоит рассмотреть некоторые академические и ведомственные сюжеты. „асть философии традиционно называетс€ "теорией познани€" или "эпистемологией". “еперь вопрос можно поставить так: " акого рода теории о познании должны попытатьс€ создать эпистемологи, если учесть тот факт, что мы обнаружили нечто радикально ошибочное в важных положени€х теорий, которые они предлагали до насто€щего времени? ≈сли весь внушительный арсенал пон€тий, содержащий такие термины, как "иде€", "пон€тие", "суждение", "умозаключение" и т.д. был неправомерно перенесен из области функциональных описаний элементов опубликованных теорий в область описани€ актов и процессов построени€ теорий, то что тогда остаетс€ от теории познани€? ≈сли эти термины не означают скрытые проводочки и шестеренки, посредством которых, как это ошибочно предполагалось, должны осуществл€ть интеллектуальные действи€, то что же €вл€етс€ подлинным предметом теории познани€?"

¬ыражение "теори€ познани€" могло бы использоватьс€ дл€ обозначени€ одного из двух: (1) оно могло бы использоватьс€ дл€ обозначени€ места теории наук, то есть систематичного исследовани€ структуры построенных теорий; (2) оно могло бы очерчивать область теории обучени€, открыти€ и изобретени€.

(1) ‘илософска€ теори€ наук или, в более общем смысле, построенных, готовых теорий дает функциональный анализ пон€тий, утверждений и доказательств, а также других многочисленных видов выражений, которые вход€т в формулировку теорий. ќна могла бы называтьс€ "логикой науки" или, метафорически, "грамматикой науки" (но слово "наука" не должно употребл€тьс€ в таком узком смысле, чтобы исключать теории, которым не покровительствует  оролевское ќбщество). Ётот тип анализа не описывает или не принимает во внимание какие-либо эпизоды из жизни отдельных ученых. ѕоэтому в нем нет места и описани€м или ссылкам на какие бы то ни было предполагаемые эпизоды из приватного мышлени€. Ётот анализ специальными средствами описывает то, что существует или может обнаруживать себ€ в напечатанном виде.

(2) “ак как реально существует практика и професси€ учител€, то могла бы существовать область философской теории, котора€ занималась бы пон€ти€ми обучени€, преподавани€ и проверки знаний. ќна могла бы называтьс€ "философией обучени€", "методологией образовани€" или, более возвышенно, "грамматикой педагогики". Ёто будет теорией познани€ в смысле приобретени€ знани€. Ёти исследовани€ могли бы использовать термины, при помощи которых описываютс€ определенные эпизоды реальной жизнеде€тельности индивидов и даютс€ рекомендации дл€ учителей и экзаменаторов.

¬еликие эпистемологи Ћокк, ём и  ант главным образом продвинули грамматику науки, когда они полагали, что обсуждают элементы скрытой жизненной истории людей, приобретающих знание. ќни оценивали претензии на достоверность различных типов теорий, но делали это иносказательно, на околопсихологическом €зыке. ≈сли закрепить, как здесь рекомендуетс€, торговую марку традиционной эпистемологии за ее подлинным местом Ц анатомией построенных теорий, то это имело бы благопри€тное воздействие на наши теории сознани€. ќдним из сильнейших факторов, заставл€ющих нас верить в доктрину о том, что сознание €вл€етс€ приватной сферой, служит прочно укоренивша€с€ привычка соглашатьс€ с тем, что должны существовать "когнитивные акты" или "когнитивные процессы", значение которых было извращено €рлыками традиционного подхода. “ак, поскольку ничто из той де€тельности ƒжона ƒоу, которую мы можем наблюдать, не соответствует требуемым актам обладани€ иде€ми, абстрагировани€, высказывани€ суждений или перехода от посылок к заключени€м, то казалось необходимым локализовать эти акты на подмостках его внутренней сцены, к которым есть доступ только у него самого. »зобилие убедительных биографических деталей, которые даютс€ в эпистемологических аллегори€х, было, по крайней мере дл€ мен€ самого, другим сильным мотивом приверженности мифу о ƒухе в машине. ѕриписываемые событи€ казались недоступно "внутренними", поскольку они и в самом деле были ненаблюдаемыми. ќднако в действительности они ненаблюдаемы потому, что они были вымышлены. ќни были каузальными гипотезами, в которые подставл€лись функциональные описани€ элементов опубликованных теорий.

√лава ’

ѕ—»’ќЋќ√»я

ѕ–ќ√–јћћј ѕ—»’ќЋќ√»»

¬ этой книге € почти ничего не сказал о науке психологии. Ёто упущение может показатьс€ даже нарочитым, если учесть тот факт, что всю книгу можно было бы назвать очерком по философской, а не по научной психологии. ќтчасти эту оплошность € могу объ€снить следующим образом. я исследовал логическое поведение р€да пон€тий, которые все мы регул€рно употребл€ем и которые не €вл€ютс€ специальными пон€ти€ми. Ёто такие пон€ти€, как обучатьс€, практиковать, пытатьс€, обращать внимание, притвор€тьс€, хотеть, размышл€ть, доказывать, уклон€тьс€, про€вл€ть осторожность, видеть, быть обеспокоенным.  аждый должен знать, как их употребл€ть, и все учатс€ этому. Ќет особой разницы между тем, как эти пон€ти€ употребл€ют психологи, и тем, как их употребл€ют писатели-романисты, биографы, историки, учител€, судьи, пограничники, политики, детективы или люди с улицы. Ќо это еще далеко не вс€ истори€.

 огда мы размышл€ем о науке психологии или психологических дисциплинах, мы склонны, и нас к этому часто поощр€ют, ставить знак равенства между официальными программами психологии и исследовани€ми, которые реально провод€т психологи, между их публичными за€влени€ми и их лабораторной де€тельностью.  огда двести лет назад по€вилось слово "психологи€", люди были убеждены в истинности легенды о двух мирах. »сход€ из посылки, что ньютоновска€ наука может объ€снить все существующее и происход€щее в физическом мире (что было ошибочной мыслью), они предположили, что может и должна существовать дополн€юща€ ее друга€ наука, объ€сн€юща€ все, что существует и происходит в постулируемом нефизическом мире. ≈сли ученые-ньютонианцы изучали феномены первой области, то должны быть ученые, которые изучали бы €влени€ другой области. ѕредполагалось, что словом "психологи€" будет называтьс€ единственное в своем роде эмпирическое учение о "ментальных феноменах". Ѕолее того, подобно тому, как исследователи-ньютонианцы обнаруживали и провер€ли свои данные посредством зрительного, слухового и ос€зательного воспри€ти€, психологи должны обнаруживать и анализировать феномены своего мира-дубликата посредством некоего дополнительного незрительного, неслухового и неос€зательного воспри€ти€.

Ќикто, конечно, не отрицал реальности и возможности существовани€ множества других как систематических, так и бессистемных исследований особенностей человеческого поведени€. ¬ течение двух тыс€челетий историки изучали слова и поступки, взгл€ды и намерени€ отдельных индивидуумов или групп людей. ‘илологи и литературные критики изучали разговорную и письменную речь людей, их поэзию и театр, их религию и философию. ƒаже драматурги и писатели-романисты при изображении действий и реакций своих вымышленных героев стремились показать, как, на их взгл€д, ведут или могут вести себ€ реальные люди. Ёкономисты изучают реальные и предполагаемые действи€ и ожидани€ людей в услови€х рынка, стратеги Ц действительные и возможные дилеммы и тактические решени€ генералов, учител€ Ц действи€ учеников при выполнении заданий, детективы и шахматисты Ц маневры и привычки, слабые и сильные стороны своих противников. ќднако, согласно параньютоновской программе, психологи изучают людей совсем по-другому. ќни обнаруживают и анализируют данные, которые недоступны учител€м, следовател€м, биографам или друзь€м. Ёти данные, к тому же, не могут быть представлены на сцене или на страницах романа. ѕеречисленные выше исследовани€ человека ограничивались, если так можно сказать, осмотром жилищ, в которых обитают реальные люди, психологический же подход будет заключатьс€ в непосредственном обращении к их обитател€м. ƒо тех пор пока психологи не нашли ключ и не повернули его в замочной скважине, все, кто занималс€ изучением мышлени€ и поведени€ человека, могли лишь без толку барабанить в закрытые двери. Ќаблюдаемые поступки и воспринимаемые слова людей сами по себе не €вл€ютс€ про€влени€ми особенностей их характера или интеллекта, но служат лишь внешними симптомами или выражени€ми их подлинных и в то же врем€ скрытых способностей.

ќтказ от легенды о двух мирах означает также отказ от идеи о существовании запертой дверцы и ключа, который еще надо найти. „еловеческие действи€ и реакции, произнесенные и непроизнесенные высказывани€, интонации голоса, мимика и жесты Ц все это посто€нно служило данными дл€ тех, кто изучает человека. » все это, в конце концов, показало себ€ единственно верным предметом изучени€. “олько эти данные заслужили, но, к счастью, не получили претенциозного наименовани€ "ментальные феномены".

Ќесмотр€ на то, что в официальной программе психологами было обещано, что главным предметом их исследований будут событи€, отличные по своей природе и "сто€щие за" теми элементами человеческого поведени€, которые только и были доступны другим исследовани€м человека, психологам-экспериментаторам в их каждодневной практике волей-неволей пришлось нарушить это обещание. »сследователь не может весь день вести наблюдени€ за несуществующими вещами и описывать вымыслы. —в€занные с реальной практикой психологи нашли свое поприще в исследовани€х действий, гримас и высказываний лунатиков и идиотов, а также людей, наход€щихс€ под воздействием алкогол€, усталости, страха, гипноза, последствий мозговых травм. ќни изучали чувственное воспри€тие подобно тому, как это, к примеру, делают офтальмологи: отчасти Ц путем разработки и применени€ физиологических экспериментов, отчасти Ц посредством анализа реакций и вербальных отчетов участвующих в их опытах людей. ќни исследовали умственные способности детей, накаплива€ и сравнива€ результаты Ц как верные, так и ошибочные Ц решений различного рода стандартных тестов. ќни подсчитывали опечатки, допускаемые машинистками в начале и в конце рабочего дн€. ќни исследовали способность запоминани€ различных слов и фраз у людей, фиксиру€ их успехи и промахи при пересказе заученного материала по прошествии различных отрезков времени. ќни изучали поведение крыс в лабиринтах и цыпл€т в инкубаторах. ƒаже принцип "ассоциации идей", столь обворожительно "химический", нашел свое главное практическое применение в экспериментах по мгновенному произнесению испытуемыми вслух слов-ответов на те пробные слова, которые им говорили экзаменаторы.

¬ подобном несоответствии между программой и реальными действи€ми нет ничего особенного. ћожно было ожидать, что в итоге возобладает здравый смысл в отношении вопросов и методов. “ак, те описани€ целей и методов своих исследований, которые давали философы, очень редко согласовывались с их реальными результатами или с реальным характером их работы.   примеру, они обещали нам сообщить о ћире как ÷елом и прийти к этой картине посредством некоего процесса синоптического созерцани€. ѕо сути, они торговались, как отъ€вленные собственники, а их результаты, хот€ они и были гораздо более ценными, чем могла бы быть обещанна€ грандиозна€ панорама, оказались совершенно не похожими на эту панораму.

Ќекогда химики настойчиво пытались узнать свойства флогистона, но поскольку им так и не удалось овладеть этим самым флогистоном, то они смирились с тем, что стали изучать его воздействи€ и внешние про€влени€. ‘актически они изучали феномены горени€ и вскоре отказались от постулата о ненаблюдаемой субстанции горени€. »де€ о существовании последней была подобна блуждающему огоньку: он манит безрассудных смельчаков исследовать еще не отмеченные на карте дебри, и затем они составл€ют карты этих мест, не упомина€ при этом о ложных сигнальных огн€х. ≈сли подобна€ же участь выпадет на долю постулата о существовании особой субстанции сознани€, то психологические исследовани€ не будут считатьс€ проведенными впустую.

 ак бы то ни было, мы все еще должны дать ответ на вопрос, какой должна быть программа психологии. ѕри попытках ответить на этот вопрос мы сталкиваемс€ теперь со следующими трудност€ми.  ак € пыталс€ показать, данные дл€ изучени€ функционировани€ сознани€ человека одинаковы дл€ реально практикующих психологов и экономистов, криминалистов и антропологов, политологов и социологов, дл€ учителей и детективов, историков и участников различных игр, стратегов и государственных де€телей, предпринимателей и исповедников, родителей и влюбленных, биографов и писателей-романистов. “ак как же тогда провести отбор "психологических" исследований, оставив при этом в стороне все остальное? Ќа основе какого критери€ мы можем сказать, что результаты теста на интеллект €вл€ютс€ продуктами психологических исследований, а показател€м статистики всеобщих школьных экзаменов откажем в этом статусе? ѕочему историческое изучение побуждений и намерений, развитых и неразвитых дарований Ќаполеона не €вл€етс€ психологическим исследованием, а изучение тех же характеристик некой —алли Ѕушэм будет таковым? ≈сли мы отбросим ту идею, что психологи€ занимаетс€ чем-то отличным от других гуманитарных исследований, и вместе с тем откажемс€ от тезиса, что психологи работают с данными, недоступными дл€ других подходов к человеку, то в чем тогда будет состо€ть разница (differentia) между психологией и этими другими подходами и учени€ми?

„асть ответа на этот вопрос можно сформулировать следующим образом. —ельский почтальон знает подведомственную ему местность как свои п€ть пальцев: он знает все дороги, тропинки, ручьи, холмы и рощицы. ќн сумеет найти дорогу при любой погоде, при любом освещении и во вс€кое врем€ года. “ем не менее, он не географ. ќн не сможет составить карту района или описать, как его округ примыкает к другим районам; он не знает точные координаты, прот€женность или высоту над уровнем мор€ любого из тех объектов данной местности, который он прекрасно знает в другом отношении. ќн не располагает классификацией видов почвы своей местности, не может сделать выводов об особенност€х близлежащих районов, исход€ из особенностей своего округа. ѕочтальон может упом€нуть те же отличительные черты своего района, что и географ, но это не значит, что они будут говорить одно и то же. ѕочтальон не использует географические обобщени€ и географические способы измерени€, не опираетс€ на объ€снени€ или предсказани€, вытекающие из теорий общего характера. ѕодобным же образом мы можем предположить, что следователь, исповедник, экзаменатор и писатель-романист могут быть хорошо знакомы с теми данными, которые собирают психологи, но там, где психолог будет подходить к этим данным с научной точки зрени€, их трактовка будет ненаучной. Ёта трактовка будет походить на предсказани€ погоды, которые делает на основе своего опыта пастух, Ц психолог же предпочтет подход ученого-метеоролога.

ќднако этот ответ еще не устанавливает различи€ между психологией и другими научными или претендующими на научность исследовани€ми человеческого поведени€, которыми занимаютс€, например, экономика, социологи€, антропологи€, криминалистика и филологи€. ƒаже в публичных библиотеках изучают вкусы населени€, использу€ статистический метод; тем не менее, этот тип исследовани€ нельз€ отнести к психологии, хот€ литературные пристрасти€, несомненно, характеризуют сознание человека.

 ак представл€етс€, правильный ответ на поставленный выше вопрос будет заключатьс€ в следующем: отказ психологии от грезы стать неким дополнением-дубликатом ньютоновской науки (благочестиво представленной в ложном свете) влечет за собой и отказ от того представлени€, что "психологи€" Ц это название единого исследовани€ или же древа исследований. ¬ той же мере, в какой "медицина" €вл€етс€ названием достаточно произвольного консорциума более или менее св€занных между собой исследований и методов, у которого Ц за ненадобностью Ц нет логически упор€доченной программы, термин "психологи€" может дл€ удобства обозначать в некоторой степени случайное объединение различных исследований и методов. ¬ конце концов, мечта о пара-ньютоновской науке не только была порождена мифом, это была также пуста€ греза о том, что существовала или должна существовать только одна едина€ ньютоновска€ наука "о внешнем мире". Ћожна€ доктрина об особой изолированной сфере "ментальных феноменов" основывалась на принципе, из которого также следовало, что дл€ биологических наук не остаетс€ места. Ќьютоновска€ физика была объ€влена наукой обо всем, что существует в пространстве.  артезианска€ картина мира не предусматривала места дл€ теорий ƒарвина или ћендел€. Ћегенда о двух мирах была также легендой о двух науках, и признание того, что существует множество наук, должно подтвердить предположение о том, что слово "психологи€" не €вл€етс€ названием единой гомогенной теории. Ћишь немногие наименовани€ наук действительно обозначают такое единство теорий или хот€ бы отражают некоторую перспективу в таком направлении. “ак же как и слово "карты" не обозначает одну игру или "древо" игр.

ѕриведенна€ выше аналоги€ между психологией и медициной вводит нас в заблуждение в одном важном отношении, а именно в том, что некоторые из самых прогрессивных и полезных психологических исследований сами по себе были медицинскими, если исходить из широкого значени€ этого слова. —реди прочих это главным образом относитс€ к психологии ‘рейда, одного из подлинных гениев: их нельз€ оценивать как нечто сходное с семейством медицинских исследований, поскольку они сами принадлежат к этому семейству. ¬ самом деле, вли€ние учени€ ‘рейда было настолько сильным, и вполне заслуженно, а аллегории этого учени€ стали настолько попул€рными, что сейчас мы €сно можем наблюдать устойчивую тенденцию употребл€ть слово "психолог" дл€ обозначени€ только того, кто изучает и лечит душевные заболевани€. ѕо той же причине слово "ментальный" обычно употребл€етс€ дл€ обозначени€ "ментальных расстройств". ≈сли бы слову "психологи€" изначально было придано такое узкое значение, то, возможно, удалось бы избежать многих неудобств, св€занных с этим термином. Ќо академический мир ныне слишком хорошо приспособилс€ к более открытому и ло€льному употреблению этого слова, чтобы подобна€ реформа могла стать возможной или желательной.

¬еро€тно, некоторые будут склонны протестовать: все же реально есть некие общие и поддающиес€ формулировке отличи€ между психологическими и всеми другими видами исследований, касающихс€ способностей и черт характера людей. ƒаже если у психологов нет особых данных, на основе которых они стро€т свои теории, тем не менее их учени€ сами по себе отличаютс€ от теорий филологов, антропологов или криминалистов. ѕсихологические теории дают Ц или нацелены на то, чтобы дать, Ц каузальные объ€снени€ человеческого поведени€. ƒаже если мы допустим, что есть множество разных способов изучени€ функционировани€ сознани€ людей, психологи€ отличаетс€ от всех остальных исследований тем, что она пытаетс€ найти причины такого функционировани€.

—лово "причина" и выражение "каузальное объ€снение", несомненно, звучат весьма солидно. ѕри их произнесении сразу всплывает картина столкновений маленьких невидимых биль€рдных шаров, которую мы Ц ошибочно Ц научились представл€ть в качестве подлинно научного объ€снени€ того, что происходит в мире. ѕоэтому, когда нам обещают дать новое научное объ€снение тому, что мы говорим и делаем, мы ожидаем услышать о чем-то, что €вл€етс€ аналогом этих столкновений: о неких факторах или силах, о которых сами мы никогда не помышл€ли и скрытую, подпольную работу которых мы, конечно, не можем засвидетельствовать. Ќо, когда мы пребываем в более скептическом расположении духа, это обещание вы€вить скрытые причины наших собственных действий и реакций кажетс€ чем-то неверо€тным. ћы довольно хорошо осознаем, по какой причине фермер вернулс€ с рынка, не продав порос€т. ќн обнаружил, что цены ниже, чем он ожидал. ћы хорошо понимаем, почему ƒжон ƒоу нахмурилс€ и хлопнул дверью. ≈го обидели. ћы понимаем, почему героин€ романа прочла одно из принесенных с утренней почтой писем наедине, поскольку автор дает нам необходимое каузальное объ€снение. ƒевушка узнала на конверте почерк своего возлюбленного. ”ченик осознает, почему он написал на доске 225, когда его спросили, сколько будет 15 в квадрате.  аждое из выполн€емых им действий влекло за собой последующую операцию с числами.

 ак станет вскоре €сно, есть множество видов действий, суетных движений и высказываний, субъекты которых не могут сказать, почему они их произвели. Ќо действи€, которые могут быть объ€снены их субъектами, не нуждаютс€ в дальнейших и несоизмеримых с имеющимис€ типах объ€снени€. “ам, где причины этих действий хорошо известны действующему лицу и окружающим его люд€м, обещани€ предъ€вить некие новые данные о реальных, но скрытых причинах не только остаютс€ обещани€ми, но и обещани€ми особого рода Ц обещани€ми таинственных механических причин €влений, притом что их обычные причины хорошо известны. ¬елосипедист знает, что приводит во вращение заднее колесо его велосипеда: это давление, оказываемое им на педали и передаваемое нат€жением цепи. “акие вопросы, как "ѕочему давление, оказываемое на педали, приводит к нат€жению цепи?" и "ѕочему нат€жение цепи приводит к вращению заднего колеса?", покажутс€ ему мнимыми. “аким же будет и вопрос "ѕочему он заставл€ет вращатьс€ заднее колесо, надавлива€ на педали?"





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-11-05; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 283 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

—ложнее всего начать действовать, все остальное зависит только от упорства. © јмели€ Ёрхарт
==> читать все изречени€...

1190 - | 1144 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.031 с.