Лекции.Орг
 

Категории:


Электрогитара Fender: Эти статьи описывают создание цельнокорпусной, частично-полой и полой электрогитар...


Искусственные сооружения железнодорожного транспорта: Искусственные сооружения по протяженности составляют в среднем менее 1,5% общей длины пути...


Транспортировка раненого в укрытие: Тактика действий в секторе обстрела, когда раненый не подает признаков жизни...

Глава 8. Ягр наблюдал, как предсказуемое удивление пробежало по прекрасным чертам Риган



 

Ягр наблюдал, как предсказуемое удивление пробежало по прекрасным чертам Риган. Ах, если бы его собственные эмоции было так же легко анализировать.

Столетиями он отказывался говорить о своей бесконечной пытке. Большинство братьев чувствовали жестокость его прошлого, а Вайпер знал, что мучитель Ягра был вампиром, но ничего больше. И никто не задавал глупых вопросов.

— Тебя пытали три столетия, и ты не помнишь почему? — прохрипела она. Сочувствие блестело в ее прекрасных глазах, а совсем не ожидаемое в этом случае омерзение.

— Когда человек превращается в вампира, у него не остается памяти о его предыдущей жизни. Мои грехи были совершены, еще когда я был вождем вестготов.

— Они, похоже, были впечатляющими.

Ягра передернуло. Не имеет значения, сколько прошло веков; он никогда не забудет вампира, державшего его в плену.

До обращения Кеси являлась членом египетской королевской семьи и сохранила гордую красоту своих предков. Темные миндалевидные глаза, блестящая смуглая кожа, гладкие черные волосы, струящиеся атласными прядями на ее стройную спину.

О да, она была очаровательна.

И ядовита как гадюка.

Возможно, захватила она его действительно из мести, но держала у себя из маниакальной жажды причинять боль. Он был не единственной жертвой в ее личной преисподней.

— Вампирша, обратившая меня, заявила, что я привел свой клан в местное логово и убил дюжину вампиров, включая ее мужа, — объяснил он, как всегда довольный от мысли, что нанес таки Кеси болезненный удар, даже если и не помнил об этом. — К несчастью, во время набега меня захватили.

— Я удивлена, что они просто не убили тебя. Зачем превращать тебя в вампира?

— Смертные слишком уж хрупкие, чтобы пережить тяжелые пытки. Чтобы быть поистине изобретательным, нужно создание, которое может выносить боль. И, разумеется, не надо забывать о бонусе — я стал бессмертным, так что мое наказание могло продолжаться целую вечность.

— Господь милосердный. — Риган резко вдохнула, в ее глазах блестели слезы; — Как ты сбежал?

Воспоминание о залитых кровью тоннелях, наполненных вампирами и демонами, которых он голыми руками разорвал на части, было смыто блеском слез, текущих по ее щекам.

Ошеломленный этим странным феноменом, Ягр схватил ее лицо в ладони и вытер влагу большими пальцами.

— Я убил их, — пробормотал он, его голос охрип, но не от древнего гнева.

— Всех их?

— Да.

Риган смотрела на него молча и испытующе. Ягр не дрогнул. Он всегда боялся, что признание правды оставит у него чувство уязвимости, беззащитности. Вместо этого он почувствовал себя... очищенным.

Наконец Риган глубоко вдохнула.

— Прости.

— За что? Это была не твоя вина.

— Я хотела сказать, прости, что не поверила тебе, когда ты сказал, что понимаешь. Ты понимаешь. — Она улыбнулась сквозь слезы. — Больше, чем кто-либо другой.

— Да.

— И именно поэтому ты не заставил меня ехать в Чикаго.

Ягр спрятал грустную улыбку. Если Риган хотела верить, что это была единственная причина, почему он не швырнул ее на плечо и не отнес в Чикаго, значит, так тому и быть.

— Жажда мести — мощная сила, — согласился он. — Ничто не удержит тебя в Чикаго, пока жив Каллиган. Мне просто снова пришлось бы охотиться за тобой.

— Охотиться? — Изумрудные глаза потемнели, потом она подняла руку и легко провела по одному из шрамов, уродующих его кожу. — Ты считаешь меня своей добычей?

С шипением Ягр отпрянул от обжигающего искушения, ее прикосновения. Черт возьми, что она делает? Даже абсолютная девственница должна была почувствовать, что его легендарный самоконтроль не такой уж легендарный. Только не когда дело касалось этой зеленоглазой волчицы.

Ягр схватил ее за запястье, клыки удлинились вместе с разливающимся в нем обжигающим наслаждением.

— Не играй со мной.

Риган не пыталась выдернуть свое запястье из его стальной руки. Вместо этого она продолжила искушать его своими легкими ищущими пальцами.

— Почему ты показал мне свои шрамы? — спросила она.

Ягр содрогнулся, пламя быстро охватывало его тело.

— Ты играешь в опасную игру, малышка:

Не обращая внимания на предупреждение, Риган посмотрела ему прямо в глаза, подходя настолько близко, что с ног до головы окутала его ароматом полночного жасмина.

— Ты думал, они беспокоят меня?

— А это так?

— Только тем, что они олицетворяют. — Подавшись вперед, Риган провела губами по толстому шраму. — Тот факт, что тебя вынуждали выносить такую боль так долго.

Ягр ослабил хватку, его большой палец нежно водил по ее быстро бьющемуся пульсу. Отлично, очевидно, она хочет поиграть. Он уже чувствовал в воздухе аромат ее возбуждения. Достаточно скоро она обнаружит, что нельзя танцевать с дьяволом и не обжечься.

Проведя-рукой вверх по ее изящной спине, Ягр обхватил ее нежный затылок.

— Как и ты, малышка, я выжил, — пробормотан он. — И в первый раз за очень долгое время очень рад, что выжил.

— Я тоже, — прошептала Риган, наклоняя голову вперед, чтобы коснуться губами его груди.

Руки Ягра конвульсивно обвились вокруг нее, крепко прижимая ее к твердому телу.

— Ты понимаешь, что начинаешь, Риган? — прохрипел он, его чувства обострились почти до боли.

— Не совсем. — Риган провела языком по впадинке вдоль его грудной кости. — Но мне это нравится. А тебе?

Тихий стон Ягра пролетел эхом по пещере, когда его руки опустились на ее бедра, прижимая их к его восстающему члену.

— Черт, если бы это нравилось мне чуть больше, я бы уже сгорел в огне, — пробормотал он, в первый раз действительно оценив возможности, которые получил, переродившись в вампира.

Он слышал каждое биение ее сердца, чувствовал малейший трепет, сотрясающий хрупкое тело, аромат полночного жасмина от ее кожи... искушение ее густой крови.

Его клыки пульсировали в унисон с мучительной эрекцией.

— Я никогда не знала... — Риган выгнулась назад, чтобы встретиться с его голодным взглядом. — Это всегда ощущается вот так?

Не в силах сопротивляться виду изящной шеи, выгнутой в открытом приглашении, Ягр пустил голову, чтобы губами проложить дорожку вниз по ее атласной коже.

— Нет, — прошептал он голосом, хриплым от желания.— Так — никогда.

Риган задрожала, когда его язык проложил обжигающую дорожку вдоль ее ключицы.

— Тогда что происходит? — Тонкие пальцы впились в его плечи, как будто колени вдруг стали слишком слабыми, чтобы поддерживать ее. — То я хочу врезать тебе в нос или по меньшей мере сказать гадость, а уже через минуту... хочу сорвать с себя одежду и почувствовать твои руки на моей коже.

Прежде чем она догадалась о его намерении, Ягр схватил подол ее рубашки и одним рывком стянул ее через голову. Риган только испуганно вздохнула, когда он так же легко избавил ее от крошечного белого бюстгальтера.

— Вот так? — прохрипел он, накрывая ладонями ее грудь в благоговейной ласке.

О, боги его матери, как она прекрасна! Совершенна. Восхитительна на вкус.

Большие пальцы Ягра ласкали розовые пики ее сосков, он утробно заурчал, когда эти пики затвердели, и Риган задрожала от возбуждения.

— Да, — прошептала она. — Именно так.

Голова Ягра опустилась, губы сомкнулись на розовом соске.

— А вот так?

Голова Риган откинулась назад, ее волосы упали на его руки, словно волна теплою атласа.

— О... Боже, да.

Мрачно напомнив себе о ее невинности, Ягр обуздал свой отчаянный голод. Набрасываться на нее как дикое животное не лучшая тактика соблазнения. Пока нет.

Продолжая мучить языком ее сосок, Ягр проворно расстегнул молнию ее джинсов, страстно желая ощутить ее обнаженное тело, прижатое к нему. Когда Риган не выразила никакого протеста, Ягр начал медленно стягивать их вниз, сам опускаясь на колени и ловко снимая с нее кроссовки и носки, прежде чем снять джинсы.

А потом, все еще стоя на коленях, просто упивался ее видом.

Длинные и стройные ноги. Талия настолько узкая, что поместилась бы в его ладонях. Но под гладкой кожей виднелись сильные мышцы, так возбуждающие его.

Ну, это и еще крошечный треугольник шелка, который оказался у него прямо на уровне глаз.

Клыки Ягра полностью вытянулись, готовые и жаждущие прорвать тонкую ткань, чтобы открыть хранящееся под ней сладостное сокровище.

Однако он опять обуздал свое дикое желание.

Вместо этого Ягр медленно поднялся на ноги, ведя губами по изгибу ее живота, ложбинке между грудями и яростно бьющемуся пульсу у основания шеи.

Риган застонала, ее губы с готовностью приоткрылись, когда он наконец-то овладел ее ртом в требовательном поцелуе.

— Ягр, — простонала она.

— Ты пахнешь жасмином. Я мог бы утонуть в этом аромате.

— А ты пахнешь силой, — прошептала Риган в его губы, — Ударом молнии.

— Разве молния пахнет? — поддразнил он, его руки настойчиво ласкали ее спину. Он мог бы держать ее в своих объятиях вечно, и все равно этого было бы недостаточно.

Потому, что тут она и должна быть.

Она всегда должна быть в его объятиях.

Эти тревожащие слова проплыли в его мозгу раньше, чем он мог их остановить.

— Чистой энергией, — возразила она и застонала, когда его язык скользнул по краю ее нижней губы. — Опасной... непредсказуемой...

— О, я могу быть предсказуемым, малышка, — заметил Ягр, кладя ее руку на свое пульсирующее естество.

У Риган перехватило дыхание, когда ее пальцы коснулись твердого члена, до предела натянувшего молнию, а глаза потемнели от осознания своей женской власти.

Желание разрывало Ягра глубоко изнутри. Ему хотелось выразить его медленным, деликатным соблазнением, но мысль о том, чтобы погрузиться глубоко в нее, быстро разрушала его самоконтроль. В душе он все еще оставался варваром. Дикое, языческое совокупление с каждой секундой становилось все более вероятным выбором.

Риган не могла не заметить внезапного жара, наполнившего пещеру, и напряжения, сковавшего его мускулы, но как будто бы намеренно старалась довести Ягра до грани. Ее ищущие пальцы медленно потянули вниз молнию джинсов, выпуская на свободу его чрезмерно возбужденную плоть.

— О боги, — прохрипел Ягр, содрогаясь от горячей волны желания.

— Тебе это нравится? — спросила она, легко водя пальцами по его толстой длине.

— Да, — прорычал он, сжимая ее бедра, изо всех сил, пытаясь сохранить контроль над своим нарастающим желанием.

— А это? — прошептала она, опуская руку ниже.

— Риган... — Ягр пробормотал проклятие, крепко зажмурил глаза, из последних сил борясь с надвигающимся оргазмом.— Да.

Она нащупала его мошонку и слегка сжала.

— А это?

— Хватит, — выдавил он, хватая ее за запястье и останавливая изысканную пытку.

— Почему?

Заставив себя открыть глаза, Ягр встретился со сверкающим изумрудным взглядом.

— Потому что одного твоего прикосновения достаточно, чтобы заставить меня взорваться.

Сладкий запах ее возбуждения стал еще гуще от этих откровенных слов.

— А это плохо?

— Плохо? — Его резкий смех эхом раскатился в темноте. — Клянусь всеми святыми, я прошел бы сквозь пламя ада, лишь бы только почувствовать твои руки на моем теле.

Ее губы изогнулись в искушающей улыбке. Прирожденная Ева.

— Тогда почему ты останавливаешь меня?

Хороший вопрос.

О, у Ягра вошло в привычку отказывать себе в удовольствиях.

Его логово представляло собой холодный, пустынный лабиринт цементных тоннелей под заброшенным складом. В нем не было никакой роскоши, к которой так стремятся большинство вампиров. Единственной уступкой комфорту стали обширная коллекция книг, суперсовременный компьютер и плазменный телевизор.

И, разумеется, Ягр никогда не позволял себе потакать своим желаниям, погружаясь в физические наслаждения, как это делали многие демоны.

Он никогда не подвергал сомнению свое монашеское существование. Какое значение имеет комфорт и наслаждение, когда существует навязчивое желание чувствовать власть после стольких лет, проведенных под властью других? Или неясная ненависть за превращение в такого же монстра, как те, кто истязал его? Или даже отвращение к обществу других.

И в этот момент он хотел погрузиться в вихрь ощущений, которые разогревали его кровь до точки кипения. Он хотел... чувствовать. Растопить лед, который сковывал его с того момента, как он покинул те залитые кровью пещеры.

Он хотел Риган во всех смыслах, в каких она согласится быть его.

Было очевидно, что, несмотря на свою невинность, эта волчица игрива и любопытна. Почему не позволить ей исследовать собственное потенциальное влияние на его тело?

У них есть целая вечность, чтобы удовлетворить любые фантазии.

Бесконечные, изысканные, порочные фантазии.

Медленным, рассчитанным движением Ягр отпустил ее запястье в тот самый момент, когда завладел ее губами в обжигающем поцелуе. Нежная рука двигалась по его телу неловкими, но потрясающе блаженными ласками.

Ягр не знал, почему она вдруг опустила свои жесткие барьеры. Почему наконец выпустила страсть, которая пульсировала между ними с самой первой встречи. И, честно говоря, ему это было безразлично.

Судьба редко бывала добра к нему. И Ягр намеревался воспользоваться долгожданной улыбкой фортуны.

Проведя губами по разгоряченной коже ее щек, Ягр зарылся носом в ложбинку под ее ухом, его пальцы решительно стремились вниз по изящной линии ее талии. Риган затрепетала в ответ, ее сердце стучало так громко, что Ягру не нужно было быть вампиром, чтобы слышать его.

Он использовал красноречивый ответ, чтобы сосредоточиться на ее наслаждении, даже когда его бедра начали рваться вперед, когда ласки стали более уверенными, неистовыми.

О... дьявол.

Нащупав ее трусики, Ягр сорвал тонкий шелк, и без того едва заметный.

Ему хотелось чувствовать, как она дрожит от желания. Ему хотелось исследовать влажный жар и слышать тихие вскрики наслаждения, когда он заставит ее кончить.

Скользя рукой по округлости ее бедра, Ягр мягко развел ее ноги, чтобы проникнуть пальцами к ее самой нежной плоти.

Тихо зарычав, Ягр раздвинул тайные складки и обнаружил ее влажной и жаждущей его прикосновений.

— Вот черт! — пробормотала Риган, пальцы невольно сжались на его эрегированном члене.

Его клыки мучительно вибрировали, голод ревел в нем, но Ягр проигнорировал обжигающее желание выпить ее крови. Блаженное напряжение, сжимавшее нижнюю часть его тела, быстро приближалось к критической точке. Ягр был полон решимости доставить ей наслаждение раньше, чем получит собственное.

Опустив голову, Ягр втянул в рот кончик ее соска, дразня его языком, а пальцем погружаясь в ее скользкий тоннель. Риган тихонько всхлипнула, ее рука ласкала его все быстрее в ответ на его настойчивую ласку.

Она была близко.

Так близко.

Ее дыхание замерло, спина выгнулась, и с нежным вскриком Риган содрогнулась в оргазме, ее пальцы сжались на его члене, заставив его закричать, когда ощущения сгустились и мир взорвался в наслаждении.

Крепко обнимая ее, Ягр невольно улыбнулся.

Может быть, Риган не так уж ошибалась, когда говорила, что он пахнет молнией.

Боги свидетели, его только что ударила молния.

Плывя на райском облаке, Риган не пыталась сопротивляться, когда Ягр подхватил ее на руки и понес в прохладную воду, текущую в глубине пещеры. Не сопротивлялась и когда он нежно, но тщательно стал мыть ее дорогим мылом и шампунем, очевидно привезенными из Чикаго.

В первый раз за всю свою жизнь Риган чувствовала, что ее... восхитительно нежат.

С каждым движением рук Ягра крошечные иголочки восторга покалывали тело, прогоняя чудесное забытье, охватившее ее.

— Ты очень тихая, — прошептал Ягр.

— А что, никому, кроме тебя, не позволено быть непробиваемым молчуном? — спросила Риган, не открывая глаз. Один взгляд на это невозможно прекрасное лицо, и она будет повержена, умоляя о поцелуе.

Женщина должна иметь хоть какую-то гордость, разве не так?

Ягр тихонько усмехнулся.

— Ты определенно достаточно сильна, но поразила меня не своим молчанием.

У нее перехватило дыхание, когда он провел рукой по линии ее бедра.

— Я провела тридцать лет, вынужденная держать рот на замке, тогда как Каллиган болтал без умолку всякую ерунду. С этого момента я говорю то, что хочу сказать, когда хочу сказать, и так часто, как мне захочется.

— Я это уже заметил.

Не в силах сопротивляться, Риган открыла глаза, чтобы встретиться с его холодно-веселым взглядом.

— Если тебе это не нравится, ты всегда можешь...

Риган даже не попыталась избежать невероятно собственнического поцелуя, который украл ее слова.

— Я не говорил, что мне это не нравится, — пробормотал Ягр в ее губы. — Кроме того, я знаю, как заставить тебя замолчать, когда мне этого захочется.

— Самонадеянный болван.

— Всегда.

Вместе с последним обжигающим поцелуем Ягр смыл остатки пены и вынул ее из воды. Потом, оставив Риган вытираться своей рубашкой, натянул джинсы, чистую черную футболку, которая так рельефно натянулась на его широкой груди, и тяжелые байкерские ботинки, прежде чем исчезнуть в соседней пещере.

Риган едва успела вытереться и надеть белье, когда Ягр вернулся с мрачным видом, неся сумки с ее новой одеждой.

— Я забрал полмагазина, а здесь нет ни одной приличной рубашки.

Ну вот и закончился внимательный любовник, который купал ее с такой нежной заботой, подумала она с грустной усмешкой.

Вырвав сумки у него из рук, Риган натянула облегающие джинсы, потом откопала в куче рубашек симпатичный желтый трикотажный топ с круглым вырезом и кружевом, который едва достигал ее пупка.

Натянув топ, Риган посмотрела на Ягра с вызывающей улыбкой.

— И что не так с моими рубашками?

Ягр нахмурил брови, глядя на крошечный топ, облегающий все ее прелестные изгибы.

— Они все отрезаны по талии, а вырез такой низкий, что ты могла бы вообще не надевать их.

— На случай, если ты не заметил, вождь, темные времена, когда женщин держали закрытыми с ног до головы, давно прошли. — Ее глаза сузились. — И вообще, какое тебе дело?

Ягр сложил руки на груди, такой большой, опасный и... Господи, такой захватывающе дух прекрасный, что у нее рот наполнился слюной.

— Я... — Его слова оборвались в тот же момент, когда Риган замерла — в воздухе появился чужой запах. — Оборотень, — прорычал Ягр, поворачиваясь с невероятной грацией, чтобы перейти во внешнюю пещеру.

— Сальваторе, — уточнила Риган, ощетиниваясь, и последовала за ним с отсутствием всякой грации и неуклюжим топотом.

Войдя в большую пещеру, Риган проигнорировала попытку Ягра скрыть ее за своим массивным телом и, выйдя вперед, увидела, как Сальваторе Джулиани самоуверенно переступает порог.

Как всегда, король оборотней был одет в превосходный дизайнерский костюм, на этот раз светло-серый, с шелковым галстуком в тон и рубашкой цвета слоновой кости. Густые черные волосы были завязаны на затылке в хвост, чувственные латинские черты покрывал бронзовый загар. Его золотые глаза привлекали и удерживали внимание. Эти глаза светились беспощадным умом и убийственной готовностью сделать все необходимое, чтобы достичь своей цели.

Даже отшвырнуть ее в сторону, как ненужный клочок мусора.

Войдя в пещеру, Сальваторе демонстративно принюхался, порочный блеск в его глазах говорил о том, что он прекрасно знает об их недавней страсти.

— Я не помешал? — с издевкой поинтересовался он, в голосе слышался итальянский акцент. Его губы дрогнули, когда Ягр посмотрел на него в ледяном молчании, и взгляд переместился к Риган. — А, Риган. Прекрасна, как всегда.

Риган не колебалась ни секунды.

— Ты сукин сын, — прохрипела она, бросаясь на него через всю пещеру с такой скоростью, что оба мужчины замерли от неожиданности. Она врезалась в ошеломленного оборотня, сбила его с ног и прыгнула к нему на грудь, злобно глядя в его слишком красивое лицо. — Ты позволил Каллигану ускользнуть.

Золотые глаза засияли, и чисто мужское возбуждение, а не гнев, пробудило в нем волка.

— Cristo, ты великолепна. Такая жалость, что ты не можешь родить мне наследника. Ты была бы достойной супругой. — Его улыбка была медленной, соблазняющей. — Разумеется, это не означает, что мы не можем наслаждаться обществом друг друга. Ты же должна попробовать, как тебя трахает чистокровный...

Глаза Риган сузились от отвращения.

— Только подумай об этом, и я кастрирую тебя.

Хриплый смех Сальваторе эхом раскатился по пещере, когда он мощным рывком перекатился и подмял Риган под себя. Оказавшись наверху, он улыбнулся в ее испуганные глаза.

— Я уже думаю об этом.

Он думал об этом недолго.

Холодный взрыв ярости был единственным предупреждением, прежде чем Ягр схватил Сальваторе за горло и отшвырнул к стене.

— Дотронься до нее еще хоть раз, собака, и твое тело найдут кусками разбросанным отсюда до Нового Орлеана, — ледяным тоном заявил он Сальваторе.

Золотые глаза вспыхнули.

— Отпусти меня, вампир, а не то принесешь Стиксу войну, которой он не хочет.

Безразличный к угрозе, Ягр наклонился вперед и прошептал что-то слишком тихо, чтобы Риган могла услышать, прежде чем вдруг отступить назад и отпустить оборотня.

Сальваторе зарычал, но почему-то не стал нападать. Вместо этого он отряхнул свой костюм от Гуччи и поправил галстук.

— Я уже упоминал, как сильно ненавижу вампиров? — ядовито пробормотал он.

Риган поднялась на ноги, гадая, что же такое Ягр прошептал Сальваторе на ухо.

— Почему ты здесь? — спросил Ягр. — Я вызывал тебя, в Ганнибал, чтобы разобраться с твоими бешеными псами, а не для светской беседы.

Сальваторе вызывающе посмотрел в глаза древнему вампиру.

— Я здесь, потому что нет никаких доказательств, что какие-то псы есть поблизости, хотя мои люди искали несколько часов. Подозрительный оборотень подумает, что это ловушка.

— Мне не нужна ловушка, чтобы убить оборотня, не важно, короля или нет.

Риган задрожала, чувствуя себя в эпицентре надвигающейся грозы.

От Сальваторе исходил природный жар чистокровного оборотня, тогда как сила Ягра походила на ледяной взрыв.

Совсем как сталкиваются горячий и холодный атмосферные фронты.

— Господи, тут можно задохнуться от тестостерона, — пробормотала Риган, вставая между двумя мужчинами. Так же умно, как встать между бешеным волком и разъяренным тигром, но что поделаешь, пока эти двое играют в игру «у кого больше яйца». Риган раздраженно посмотрела на Сальваторе. — Вы не нашли псов, потому что они прячутся под ведьмовским заклинанием.

— Ты действительно видела кого-то из них? — спросил оборотень, видя, как вампир прижался своим большим телом к Риган и собственническим жестом обхватил ее за талию.

Риган подавила вздох. В фильмах это всегда выглядело так сексуально, когда двое мужчин соперничают из-за женщины. Сейчас же ей хотелось врезать им обоим в нос.

— Один напал на нас прошлой ночью, — ответила она.

Сальваторе удивленно замер.

— Минуточку.

Отвернувшись ко входу в пещеру, оборотень негромко свистнул. В пещеру сразу же вошли два пса: один огромный, с бритой головой и бульдожьим лицом; другой меньше, стройнее, с короткими светлыми волосами и поразительно умным лицом.

Оба одновременно упали на колени и прижались лбами к земле.

— Да, ваше величество? — заговорил лысый. — Чем мы можем услужить?

На губах оборотня появилась улыбка. Самодовольный ублюдок.

— Хесс жил в охотничьих землях к северу отсюда. Возможно, он узнает вашего нападавшего, если ты опишешь его.

— Я могу сделать кое-что получше, если у тебя есть карандаш и бумага, — ответила она.

Сальваторе щелкнул пальцами.

— Макс, вернись в «хаммер» и найди то, что нужно даме.

— Да, ваше величество.

Вскочив на ноги, молодой пес бросился прочь из пещеры. Риган покачала головой.

— Ты и правда тащишься от всей этой суеты, да?

— Королем быть хорошо.

— Кто бы сомневался.

Улыбка Сальваторе смягчилась в порочном приглашении.

— Но не так хорошо, как быть королевской...

Ягр крепче сжал талию Риган, от его силы у нее волосы на загривке встали дыбом.

— Осторожнее, пес, — прошипел он.

— Защищаешь территорию, вампир? — усмехнулся Сальваторе.

— Становлюсь цареубийцей.

 





Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 143 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.021 с.