ПОЧЕМУ ДЛЯ ИСКУПЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РОДА ОТ ГРЕХА, ПРОКЛЯТИЯ И СМЕРТИ ПОНАДОБИЛАСЬ КРЕСТНАЯ ЖЕРТВА ХРИСТОВА
Лекции.Орг

Поиск:


ПОЧЕМУ ДЛЯ ИСКУПЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РОДА ОТ ГРЕХА, ПРОКЛЯТИЯ И СМЕРТИ ПОНАДОБИЛАСЬ КРЕСТНАЯ ЖЕРТВА ХРИСТОВА




 

Ответ на этот вопрос дают нам многие изречения Священного Писания, а также и Священное Предание нашей Св. Церкви, в лице многих прославленных Отцов и учителей Церкви первых веков христианства. Особенно же сильно и убедительно раскрывают нам это именуемый «Отцом Православия» св. Афанасий Великий, Архиепископ Александрийский, и Великие Вселенские Учители и Святители Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст.
Как свидетельствует Слово Божие, в лице нашего Творца-Господа «Милость и Истина сретостеся, Правда и Мир облобызастася» (Пс. 84, II).
Господь безгранично правосуден: Он – праведный Судия, что весьма ярко удостоверяет Слово Божие:
«Праведен Господь и правды возлюби, правоты виде Лице Его» (Пс. 10, 7);
«Возлюбил еси правду, и возненавидел еси беззаконие» (Пс. 44,8);
«Праведен еси, Господи, и прави суди Твои» (Пс. 118,137);
«Правда Твоя правда во век, и закон Твой истина» (Пс. 118,142).
И вот, по закону безусловной Правды Божией, согрешившему человеку, в лице наших прародителей Адама и Евы, изречен праведный приговор, который повлек за собой изгнание из рая, лишение райского блаженства и радости общения с Богом, что и было для них проклятием, и как последствие греха – смерть.
Но Бог не только праведен и правосуден: Он – «щедр и милостив, долготерпелив и многомилостив» (Пс. 102, 8); Он «есть любовь» (I Иоан. 4, 16), как учит об этом пространно и трогательно возлюбленный ученик Христов св. Иоанн Богослов.
Как же совместить в деле искупления падшего человека одно и другое – совершенное Правосудие и совершенную Любовь?
Крестная Жертва Христова как раз и явилась таким совмещением по Премудрому, Всеблагому и непостижимому для ограниченного ума человеческого Промыслу Божию, как всегда и везде учила об этом истинная Церковь Христова, руководствуясь свидетельствами Священного Писания и толкованиями Своих великих Отцов и Учителей.
По Своей безграничной любви и неизреченному человеколюбию, Господь, конечно, мог бы просто помиловать падшего человека, но где тогда было бы Его безграничное правосудие? – Ведь оно тогда было бы нарушено. И вот, во имя Своего правосудия, как самое яркое и действенное выражение Своей Отеческой Любви к нам, падшим людям, Господь Сам принимает на Себя исполнение праведного приговора и умирает, после жесточайших мук, за нас на кресте в Лице Возлюбленного Сына Своего, с Которым Он, по учению Слова Божия, одно (см. Иоан. 10, 30: «Я и Отец – одно») и «Которого Он предложил в жертву умилостивления в Крови Его чрез веру, для показания правды Его в прощении грехов» (Рим. 3,25).
Слово Божие ясно свидетельствует, что «без пролития крови не бывает прощения» (Евр. 9, 22), а так как кровь тельцов и козлов в Ветхом Завете сама по себе не давала прощения – «не уничтожала грехов» (Евр. 10, 4), то Христос-Спаситель вошел во святилище не с чужою кровию, как это делали ветхозаветные первосвященники, но «со Своею Кровию... и приобрел вечное искупление» (Евр. 9,12).
Так именно постоянно учили христиан Святые Апостолы:
«В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивдение за грехи наши» (I Иоан. 4, 10).
«Христос умер за грехи наши, по Писанию» (I Кор. 15,3).
«Не тленным серебром или золотом искуплены вы, – говорит св. Апостол Петр, но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого агнца» (I Петр. 1, 18-19). Здесь ясное указание на то, что приносившиеся в жертву в Ветхом Завете агнцы были прообразами Крестной Жертвы Христа-Спасителя, отчего и Сам Он получил наименование «Агнца Божия, вземлющего грехи мира» (Иоан. 1, 29) или – «Агнца, закланнаго от создания мира» (Апок. 13, 8), поскольку принесение Себя в жертву за грехи мира Сыном Божиим имелось в виду в предвечном Совете Божием еще от создания мира.
«Христос пострадал за нас... Он грехи наши Сам вознес Телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды: ранами Его вы исцелились» (I Петр. 2, 21-24).
«Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных, быв умерщвлен по плоти» (I Петр. 3,18).
Разъясняя значение Крестной Жертвы Христовой, св. Афанасий Великий говорит:
«Так как надлежало, наконец, всем людям уплатить свой долг (а долг состоял в том, что все люди повинны были смерти, что преимущественно и было причиною пришествия Иисуса Христа на землю); посему Он, доказав Свою Божественность делами Своими, принес, наконец и жертву за всех людей, предав на смерть храм Своего Тела, дабы, чрез это, с одной стороны, сделать всех неповинными и свободными от древнего преступления (т.е. от первородного греха Адамова, тяготевшего на всех людях), с другой – явить Себя победителем смерти, и нетление собственного Своего Тела соделать начатком всеобщего воскресения... Смерть была необходима: непременно надлежало быть смерти за всех людей, потому что надлежало быть уплате общего долга, лежавшего на всех людях. Для сей цели Слово, по природе Своей бессмертное, восприяло плоть смертную, дабы ее как Свою собственную плоть принесть в жертву за всех людей, и дабы плотию претерпеть за всех смерть» (О воплощении 20).
Совершенно так же, как об «уплате долга», или «выкупе», учит о Крестной Жертве Христовой и св. Василий Великий:
«Тогда как никто из людей, по Слову Писания, не мог «дать Богу измены за ся и цену избавления души своей» (Пс. 48, 8), чтобы умилостивить Бога, потому что все сами повинны были греху, таковою изменою и ценою избавления за души всех явилась равноценная всем людям святая и многоценная за них пролитая Кровь Господа нашего Иисуса Христа. Почему же? Потому что Он не простой был человек, а превосходящий естеством людей Богочеловек, и кроме того по самому человечеству Своему был совершенно безгрешен, почему не имел нужды в том, чтобы давать Богу выкуп за избавление Своей души, а Сам мог дать и действительно дал таковой за других, являясь, по слову Апостола, «Архиереем преподобным, незлобивым, безскверным и отлученным от грешник... Иже не имать по вся дни нужды, якоже первосвященницы, прежде о своих гресех жертвы приносити, потом же – о людских невежествиих» (Евр. 7, 26-27; 9, 7)» (Толк. на Пс. 48,8-9).
А вот как говорит св. Григорий Богослов:
«Христос именуется «избавлением» (I Кор. 1, 30) как освобождающий нас, содержимых под грехом, как давший Себя за нас в искупление, в очистительную жертву за вселенную» (Слово о Богосл. 4).
«За каждый наш долг воздано особо Тем, Кто превыше нас... Для сего древо за древо и руки за руку; руки, мужественно распростертые, за руку, невоздержно простертую; руки пригвожденные за руку своевольную; руки, совокупляющие во едино концы мира, за руку, извергшую Адама. Для сего вознесение на крест за падение, желчь – за вкушение, терновый венец за худое владычество, смерть за смерть» (Слово 3).
И св. Иоанн Златоуст также подчеркивает, что Крестная Жертва Христа-Спасителя была не чем иным, как «уплатой долга» за грехи людей:
«Представь, что заимодавцу задолжал кто-нибудь десятью оболами, и он ввергает в темницу не только самого должника, но даже жену его, детей и слуг; но приходит другой, и не только вносит те десять оболов, но еще дарит десять тысяч талантов золота, ведет узника в царский дворец; сажает на самом почетном месте, осыпает его почестями и отличиями, тогда давший в заем десять оболов позабудет о них и думать.
Точно так случилось с нами! Христос заплатил гораздо больше, нежели чем мы были должны: Его уплата, в сравнении с долгом то же, что безмерное море в сравнении с малой каплей. Итак, не сомневайся, человек, видя такое богатство благ; не любопытствуй знать, как потушена искра смерти и греха, когда на нее пролито целое море благодатных даров» (На посл. к Рим. беседа. X, 2).
«Для того чтобы изгладить грехи, Он добровольно умер. Почему, однако, сказано: «поднял» или «вознесет»? Для того чтобы обозначить Крест, потому что на нем был пригвожден ко кресту грех: крестом были разрешены грехи» (На Исаию гл. 53).
«Будем носить Христов крест, как бы венец. Всё, имеющее отношение к нам, совершается при посредстве креста: нужно ли получить возрождение, является крест; нужно ли быть вскормленным тою Таинственною Пищею или быть рукоположенным в известный церковный сан, или сделать что-либо другое, всюду – символ нашей победы! Поэтому с большой заботливостью начертываем его и в жилищах, и на стенах, и на дверях, и на челе, и в уме. Это – знамение нашего спасения и всеобщей свободы и доказательство милосердия Господа нашего: «яко овча на заколение ведеся» (Ис. 53, 7). Поэтому, когда ограждаешь себя крестным знамением, то размышляй в своем уме о всем значении креста и угаси свой гнев, а также и все прочие страсти. Когда ограждаешь себя крестным знамением, то преисполни свое чело великим дерзновением, сделай свободным свой дух. Знайте же, во всяком случае, что доставляет нам свободу. Поэтому и Павел, побуждая нас к этому самому, то есть к приличествующей нам свободе, так наставляет, напомнив о кресте и Крови Господних: «Ценою, – говорит он, – куплени есте, не будите раби человеком» (I Кор. 7, 23). Подумай, говорит, о той цене, какая уплачена за тебя, и не будешь рабом никого из людей. Ценою он называет Кровь, пролитую на кресте. Не просто пальцем надлежит напечатлевать его, но прежде всего расположением сердца с великою верою; и когда он таким образом бывает начертан на твоем лице, то ни один из нечистых демонов не будет в состоянии стать вблизи тебя, видя меч, которым нанесен ему удар, видя нож, от которого он получил смертельную рану» (Слово о том, что не должно стыдиться прославлять Честный Крест... – Творения, том III, стр. 916-917).
«Крест есть спасение Церкви. Крест – избавление наше от одержавших нас зол и начаток дарованных нам благ, крест – примирение с Богом его врагов и обращение ко Христу грешников... Крестом освобождены мы от насилия диавола и крестом избавлены от смерти и гибели. Крест сочетал людей с ликом ангелов, сделав их природу чуждою всякого тленного дела и доставив им возможность проводить нетленную жизнь. До креста мы были чужды рая, а с явлением креста тотчас же разбойник удостоен рая.
О, великая сила креста!.. Христос висит на кресте, – и диавол умерщвлен; Христос пригвожден ко кресту, – и всякая душа разрешена от уз» (Слово на Воздвижение – т. VIII, стр. 804).
Итак, вот в чем великое значение Крестной Жертвы Христовой для нас, согласно учению Слова Божия и величайших Отцев нашей Православно-Христианской Церкви!
Преклонимся же смиренно и благоговейно перед этой великой Тайной Искупления нашего от греха, проклятия и смерти, как учит о ней наша Св. Церковь, с благодарной любовью к Богу – Спасителю нашему, в глубоком умиленном сознании, что нет на свете ничего, что могло бы сравниться с такою любовью Божиею к нам, падшим грешникам, так дивно и премудро сочетавшейся с Его Божественным правосудием!
Слава, Господи, Кресту Твоему честному!

 

КРЕСТ – ЦАРЕЙ ДЕРЖАВА

 

«Крест – царей держава», крест – «благочестия непобедимая победа», крест – «оружие непобедимое», – в таких словах и выражениях Св. Церковь прославляет Крест, «на немже распяся Христос, Царь и Господь», в торжественный день праздника его Всемирного Воздвижения.
А что это – не одни слова, а действительно так, ярко свидетельствует великое событие, происшедшее в 312 году по Р. Хр. – дивное знамение на небеси, которое окончательно сделало Императора древней языческой Римской Империи Константина Великого глубоко верующим христианином и не только положило конец страшным трехвековым неистовым гонениям на христиан, но и положило начало постепенной христианизации всей Империи.
О том, как все это произошло, обстоятельно повествует нам славный церковный историк Евсевий Памфил в своей «Книге первой о жизни блаженного Царя Константина». Он прежде всего рассказывает нам об отце Императора Константина Констанции Хлоре, который был расположен к христианству и не хотел преследовать христиан, как было при его предшественниках Диоклитиане, Максимиане и Максентии.
По смерти отца войска провозгласили Константина Августом. «Утвердившись на царстве, Константин тотчас же начал пещись об отеческом наследии, обозревал все прежде бывшие под властию отца его области и с великим человеколюбием управлял ими. Сверх того подчинил себе варварские племена по Рейну и западному берегу океана, которые осмелились было возмущаться, и из диких сделал кроткими, а других, походивших на лютых зверей, усмирил, и видя, что они не способны к принятию правил мирной жизни, прогнал их из пределов своей империи. Потом он представил себе весь состав вселенной, как одно великое тело и, видя, что глава этого тела – царственный город Римской Империи терпит рабское притеснение от тирана, защиту его сперва предоставил властителям прочих частей государства, как лицам по возрасту старшим (Галерию Максимиану и Максимину, между которыми разделена была тогда на 4 части Римская Империя). Но когда никто из них не был в состоянии оказать помощь свою Риму, так что желавшие попытаться постыдно оканчивали свое предприятие, Константин сказал, что жизнь ему не в жизнь, пока царственный город будет оставаться под бременем бедствий, – и начал приготовляться к уничтожению тиранства» (Гл. 22, 25 и 26).
Между тем, и сам тиран, видя в Константине опасного для себя соперника, Максентий, сидевший в Риме, объявил ему войну. «Силы Константина были слабее, нежели вражеские. Он чувствовал, что ему нужна помощь свыше и искал ее. Он стал думать, какого бога призвать бы себе на помощь. При этом пришло ему на мысль, что не малое число прежних державных лиц, возложив надежду свою на многих богов, обманулись и окончили дело свое несчастливо и что отец его Констанций, во всю свою жизнь почитавший Единого Всевышнего Бога, имел знамения Его покровительства, и убедился, что должно чтить Бога отеческого» (Гл. 27).
«И начал призывать Его, просить и умолять, чтобы Он явился, вразумил его о Себе и в предлежащем деле простер ему Свою десницу. Усердно вознося свои молитвы и прошения об этом, Царь получил удивительнейшее, посланное от Бога знамение; так что и поверить было бы не легко, если бы говорил кто другой. Но нас с клятвою уверял в этом сам победоносный Царь, когда, спустя много после того, мы писали настоящее сочинение и удостоились его знакомства и беседы; посему, кто станет сомневаться в истине сего сказания, – тем более что и последующее время было свидетелем его истины?!
«Однажды, в полуденные часы дня, когда солнце начало уже склоняться к западу, – говорил Царь, – я собственными очами видел составившееся из света и лежавшее на солнце знамение креста, с надписью «Сим побеждай!»
Это зрелище объяло ужасом, как его самого, так и все войско, которое, само не зная куда, следовало за ним и продолжало созерцать явившееся чудо» (Гл. 28).
Было это в 28-ой день октября 312 года, когда Константин с войском шел против Максентия, заключившегося в Риме. Это чудесное явление креста среди белого дня засвидетельствовано и многими современными писателями, со слов очевидцев.
Особенно важно свидетельство исповедника Артемия перед Юлианом-Отступником, которому при допросе Артемий говорил: «Христос свыше призвал Константина, когда он вел войну против Максентия, показав ему в полдень знамение креста, лучезарно сиявшее над солнцем и звездовидными римскими буквами предсказавшее ему победу на войне. Быв сами там, мы видели его знамение и читали буквы, видело его и все войско: много свидетелей этому и в твоем войске, если только ты захочешь спросить их» (См. Историю Филосторгия, 45).
«Константин находился однакож в недоумении и говорил сам себе: «Что бы значило такое явление?» Но между тем как он думал и долго размышлял о нем – наступила ночь. Тогда во сне явился ему Христос Божий с виденным на небе знамением и повелел, сделав знамя, подобное этому виденному на небе, употреблять его для защиты от нападения врагов» (Гл. 29).
«Встав вместе с наступлением дня, Константин рассказал друзьям своим тайну и потом, созвав мастеров, умевших обращаться с золотом и драгоценными камнями, сел между ними и, описав им образ знамени, приказал по подражанию ему, сделать такое же из золота и драгоценных камней. «Это знамя, – говорит Евсевий, – случилось видеть и нам собственными очами» (Гл. 30).
«Оно имело следующий вид: на длинном, покрытом золотом копье была поперечная рея, образовавшая с копьем знак креста. Вверху на конце копья неподвижно лежал венок из драгоценных камней и золота, а на нем символ спасительного наименования: две буквы показывали имя Христа, обозначавшееся первыми чертами (X), из середины которых выходила буква Р. Эти буквы Царь впоследствии имел обычай носить и на шлеме. Потом на поперечной рее, прибитой к копью, висел тонкий, белый плат – царская ткань, покрытая различными драгоценными камнями и искрившаяся лучами света. Часто вышитый золотом, этот плат казался зрителям невыразимо красивым и, вися на рее, имел одинакую широту и долготу. На прямом копье, которого нижний конец был весьма длинен, под знаком креста, при самой верхней части описанной ткани, висело сделанное из золота грудное изображение Боголюбезного Царя и его детей.
Этим-то спасительным знаменем как оборонительным оружием всегда пользовался Царь для преодоления противной и враждебной силы, и приказал во всех войсках носить подобные ему» (Гл. 31).
«Пораженный дивным видением и решившись не чтить никакого другого бога, кроме виденного, Константин призывал к себе таинников Его слова и спросил их, Кто тот Бог, и какой смысл знамения, которое он видел? – Они отвечали, что тот Бог есть Единородный Сын Одного и Единственного Бога, а явившееся знамение – символ бессмертия и торжественный знак победы над смертью, которую одержал Он, когда приходил на землю. Потом, подробно раскрыв учение о вочеловечении, они объяснили Константину и причины Его пришествия» (Гл. 32). Так началось оглашение Императора, бывшего язычника, светом христианской веры, в которую он с тех пор стал все более и более углубляться, как повествует далее Евсевий.
«Константин, хотя и вразумлялся их словами, однакож, тем не менее имел пред очами чудо дарованного ему Богоявления и, сравнивая небесное видение с словесным объяснением, утверждался в своих мыслях. Он был убежден, что знание сих предметов посылается ему свыше, и даже сам начал заниматься чтением Божественных Писаний. Сверх сего, повелел находиться при себе Божиим иереям – в той мысли, что виденного Бога должно чтить всеми способами служения.
Оградившись таким образом благими на Него надеждами, он поспешил наконец угасить пламень тиранского огня» (Гл. 32).
Призвав Бога всяческих и призвав как Спасителя и Помощника Христа Его, Константин с победной хоругвью выступил с войском против Максентия, укрепившегося в Риме. Силою Божиею, Император Константин одержал блистательную победу над тираном Максентием, творившим в Риме нечестивые и злодейские поступки. Спасаясь бегством, тиран был низринут с Милвианского моста в реку Тибр, в 15 верстах от Рима, и утонул. Возблагодарив Бога, победитель с торжеством вступил в царственный город, где его встречали «с веселыми лицами и сердцами, с благословениями и невыразимой радостью. Мужья с женами, детьми и тьмою рабов громогласно и неудержимо провозглашали его своим избавителем, спасителем и благодетелем. Впрочем, обладая как бы врожденным благочестием, он нисколько не тщеславился сими восклицаниями и не возгордился похвалами, но сознавая помощь Божию, тотчас же вознес благодарственную молитву к Виновнику победы» (Гл. 39).
Всенародными памятниками и подписями Имп. Константин поведал всем людям силу спасительного знамения Христова. «Среди царственного города он воздвиг эту священную хоругвь и начертал определенно и неизгладимо, что сие спасительное знамя есть хранитель Римской Империи и всего царства. Когда же на самом людном месте Рима поставили ему статую, – он немедленно приказал то высокое копье в виде креста утвердить в руке своего изображения и начертать на латинском языке слово в слово следующую надпись: «Этим спасительным знамением, истинным свидетельством мужества, я спас и освободил ваш город от ига тирана, и по освобождении его, возвратил римскому сенату и народу свободу, прежний блеск и знаменитость» (Гл. 40).
Впоследствии Имп. Константин и его воины неоднократно испытывали помощь и силу Креста Господня. Как свидетельствует Евсевий, «где знамение креста показывалось, там враги обращались в бегство, а победители преследовали их. Когда Царь узнал об этом, то спасительное знамя, как действительнейшее средство победы, повелел переносить туда, где видел какой-либо свой полк ослабевшим. Победа с ним тотчас восстановлялась, потому что сражавшихся при нем укрепляла бодрость и сила, посылаемая свыше» (Кн. II, гл. 7).
«Посему тем из своих щитоносцев, которые отличались крепостью тела, силой души и благочестивым нравом, Константин повелел состоять единственно при служении этому знамени. Таких мужей числом было не менее пятидесяти, и они не имели другой обязанности, как либо стоять вокруг знамени, либо следовать за ним в виде стражи, когда каждый из них попеременно нес его на своих плечах. Писателю настоящей истории, спустя много времени после сих событий, рассказывал об этом на досуге сам Царь и к своему рассказу присоединил следующее достопамятное происшествие» (Кн. II, гл. 8):
«Однажды в самом жару сражения в войске произошел шум и распространилось великое смятение. В это время некто, носивший на плечах знамя, сильно страдал от робости и потом передал свою ношу другому, чтобы убежать с поля битвы. Когда же один принял знамя, а другой удалился, и находился уже вне стражи знамени, – пущенная стрела в сего последнего пронзила ему чрево и лишила его жизни. Принимая наказание за боязливость и неверие, он упал и умер. Напротив, для того, кто взял спасительную хоругвь, она сделалась охранением жизни, так что сколько ни пускали в него стрел, – он оставался невредим; все удары их принимало на себя копье знамени» (Кн. II, гл. 9).
Силою Креста Господня Имп. Константин победил потом ополчившегося на христианство Ликиния, Скифов и Сарматов (Кн. II, гл. 12, 16 и 17; кн. IV, гл. 5 и 6). Таким образом, крест, бывший прежде у язычников орудием позорной казни, стал при Имп. Константине знамением победы – торжества христианства над язычеством и предметом самого глубокого почитания.
Миланским эдиктом в 312 г. Имп. Константин дозволил всем без стеснения принимать христианство.
Эдиктом 313 г. предписывалось возвратить христианам места богослужебных собраний и все недвижимые имущества, отнятые во время гонений.
В 314 году Имп. Константин запретил языческие игры, затем освободил духовенство от гражданских должностей и церковные земли от общих повинностей; отменил казнь через распятие и издал строгий закон против иудеев, восстававших на Христианскую Церковь (313-315 гг.); дозволил совершать освобождение рабов при церквах без особых формальностей, которые были весьма затруднительны в гражданских судах (316 г.), запретил частным лицам приносить жертвы идолам и обращаться к гаданиям у себя на дому, оставив это право только обществам (319 г.); издал повеление по всей Римской Империи праздновать день воскресный (321 г.); отменил бывшие у римлян законы против безбрачия, в ограждение дававших обеты девства христиан и христианок; предоставил Церкви право получать имущества по завещаниям; допустил христиан к занятию высших государственных должностей; приказал созидать свободно христианские храмы и запретил вносить в них, по обычаю, существовавшему в языческих капищах, императорские статуи и изображения (325 г.).
Вот, сколь могущественной и непобедимой проявила себя сила Креста Христова, преобразившая громадный языческий мир в империю христианскую, а царей ее – в верных стражей Церкви и христианского благочестия. И все попытки после Императора Константина, причисленного Церковью к лику святых и наименованного «равноапостольным», возродить язычество и так или иначе подорвать истинное христианство, неизменно кончались крахом. Сила Креста Христова побеждала, и истинное христианство торжествовало победу над всеми своими врагами. Вот почему легкомысленно и преступно пренебрегать этой дивной Божественной силой!

 





Дата добавления: 2017-01-21; просмотров: 256 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.003 с.