Обращение Д. Кеннеди к американскому народу во время Карибского кризиса. 22 октября 1962г.
Лекции.Орг

Поиск:


Обращение Д. Кеннеди к американскому народу во время Карибского кризиса. 22 октября 1962г.

КАРИБСКИЙ КРИЗИС

Октября 1962 года

Слайд

Чрезвычайно напряжённое политическое, дипломатическое и военное противостояние между Советским Союзом и Соединёнными Штатами. В этот период мир находился на грани термоядерной войны. В своих мемуарах Н. С. Хрущёв впоследствии писал, что нужно было считаться с ги­белью не менее 300 млн человек в одно мгновение.

Также носит название Кубинский кризис (США) и Октябрьский кризис (Куба).

 

Среди последствий Второй мировой войны исследователи называют такое: мировой финансово-экономический центр переместился из Европы в Соединенные Штаты Америки. Когда в 1945 году закончилась война, национальный доход Соединенных Штатов возрос по сравнению с 1940 годом в два раза и составил 55% мирового промышленного производства.

Правящие круги США выдвинули «доктрину Трумэна» и «план Маршалла» – по сути дела программу использования экономического и военного превосходства над странами Европы, опустошенными войной, для подчинения их своему контролю в той или иной степени.

Хотя радость победы над фашизмом разделили народы разных стран, входивших в антигитлеровскую коалицию, единство среди союзников было недолговечным. Практически сразу началась «холодная война», сигналом к которой послужила речь Черчилля в Фултоне.

 

 

Слайд

Предпосылки

Новым местом противостояния СССР и США стала Куба. Там после революции 1959 года к власти на смену проамериканскому режиму Фульхенсио Батисты пришли революционеры во главе с Фиделем Кастро.

Последний сразу же заявил о социалистическом характере революции, тем самым будто подтолкнув СССР к поддержке Кубы. Однако один из первых визитов после победы революции Кастро совершил в США, надеясь установить с ними добрососедские отношения. Однако власти США в лице президента Д. Эйзенхауэра отказались с ним встречаться. По возвращению Кастро принимает ряд мер, направленных «против засилья американцев»: всё, что принадлежало американским гражданам, было национализировано.

В ответ США ввели эмбарго на вывоз сахара и ввоз нефти. Куба обратилась за помощью к СССР. В 1962 году Советский Союз признал социалистический характер развития Кубы, тем самым принимая обязательства по защите острова от «империалистических амбиций» США.

Это было выгодно обеим сторонам — Куба получала поддержку одной из самых сильных держав мира, а СССР обретало первого союзника «по ту сторону океана». Конечно, уже одного этого было достаточно, чтобы американское правительство почувствовало некоторую тревогу.

По состоянию на начало 1960-х годов США обладали серьезным преимуществом по части ядерного вооружения. А в 1961 году американские ракеты с ядерными боеголовками были размещены в Турции — в непосредственной близости от границ СССР.

В случае ядерного конфликта эти ракеты «дотягивались» в том числе и до Москвы. По мнению Джона Кеннеди, они были ненамного опаснее баллистических ракет, размещенных на подводных лодках.

Первоначально у советского руководства не было планов по размещению ракет, однако в дальнейшем такая идея обосновывалась тем, что присутствие ракет средней дальности в непосредственной близости от США могло повлиять на американцев и сделать их сговорчивыми по ряду вопросов, прежде всего по Берлину. Основной задачей была быстрая и незаметная установка ракет на Кубе. В ответ на постоянные просьбы Кастро о военном присутствии СССР на острове из за боязни новых возможных агрессий со стороны США Совет обороны 21 мая 1962 г. постановил разместить военных на территории Кубы.

 

После разгрома кубинских контрреволюционеров в заливе Кочинос Роберт Кеннеди заметил, что, если бы не было Кубы, Соединенные Штаты оказались бы завязшими по уши в джунглях Лаоса. Но и о планах администрации в отношении Лаоса радио- и тележурналисты не решились (опять-таки в «национальных интересах») сообщить американской общественности.

Когда же авантюра в заливе Кочинос окончилась провалом, Белый дом инспирировал в прессе США разъяснения, перекладывавшие всю ответственность за кубинское фиаско на ЦРУ и его директора А. Даллеса, введших якобы в заблуждение малоопытного президента разведывательными данными о слабости правительства Ф. Кастро и Вооруженных сил Кубы и готовности кубинского народа поддержать интервенцию. Эта версия была поддержана достаточно большим количеством газет, чтобы у значительной части американской общественности сложилось твердое убеждение в невиновности президента Кеннеди и в том, что причиной провала были всего лишь некоторые «организационные неполадки» в отдельных звеньях государственного аппарата США.

В дни событий в заливе Кочинос представители буржуазной прессы США лишь один раз возмутились действиями администрации Кеннеди — когда им пытались подсунуть подставного провокатора в качестве «бежавшего с Кубы пилота». Он был хорошо известен в эмигрантских кругах Майами, и американским журналистам не оставалось ничего другого, кроме как возмутиться столь откровенной попыткой ввести их в заблуждение.

Несколько появившихся в отдельных органах американской печати критических статей в адрес Белого дома, в основном обвинявших президента в нерешительности при принятии решений о поддержке сил кубинской контрреволюции, были встречены суровой отповедью Дж. Кеннеди, заявившего на встрече с издателями газет, что журналисты обязаны почаще задавать себе вопрос, отвечает ли появление в печати той или иной информации «национальным интересам США». По-видимому, правильней всех других средств массовой информации, по мнению Белого дома, поступило телевидение: на телеэкранах страны не демонстрировалось никаких кинодокументов о провале акции в заливе Кочинос.

 

Слайд

15 октября 1962 года американский самолёт-шпион У-2 обнаружил на территории Кубы части советских ядерных ракет.

 

Из журнала Life:«В 9 часов утра четверга 16 октября Президент ещё был в своей спальне в Белом Доме. Он одевался, завтракал, просматривал утреннюю прессу, когда Специальный Советник МакДжордж Банди пришёл к нему со срочным докладом. Из ЦРУ пришёл специальный пакет с авиаснимками Кубы. Фотографии содержали окончательное доказательство, что Советский Союз строил на побережье Кубы стартовые площадки для ракет с ядерными боеголовками. Не было ни малейшего сомнения, что это были атакующее оружие. Не могло быть вопросов и о происхождении этого оружия. Самолёты были легко определены как Советские Илюшины. Сравнение крыльев одной из ракет с фотографиями русской ракеты средней дальности, замеченной на московском майском параде в День Победы, установило, что обе ракеты были идентичны».

Слайд

«Некоторые из них (установок) включают баллистические ракеты средней дальности, способные к нанесению ядерного удара на расстоянии больше чем 1 000 миль. Каждая из этих ракет способна достичь Вашингтона, Панамского канала, Мыса Канаверал, Мехико или любого другого города в юго-восточной части Соединенных Штатов, в Центральной Америке или в Карибском бассейне» - из речи Кеннеди от 22 октября 1962 года.

 

Первые данные об огромном увеличении количества советских судов, следовавших на Кубу, американцы получили от западногерманской разведки уже в конце августа: в самом деле, число наших судов на Балтике и в Атлантике за два-три месяца, предшествовавших кризису, увеличилось почти в десять раз. Кроме того, кубинцы, бежавшие во время и после революции в США, начали получать от своих родственников письма, в которых сообщалось о завозе “странного советского вооружения”.

 

Слайд

16 октября был сформирован специальный штаб при Совете национальной безопасности. До 22 октября заседания штаба велись в строгой тайне. Ни в Москве, ни в Гаване тогда еще не было известно о том, что ракеты обнаружены американцами.

 

На совещании «Исполнительного комитета Совета Национальной безопасности США» рассматривались три варианта решения ситуации: морская блокада, вторжение военного контингента на остров, уничтожение ракет с воздуха.

Всерьёз рассматривался и вопрос о нанесении удара по Кубе с целью уничтожения пусковых установок. Однако после получения новых снимков от разведки стало ясно, что несколько ракет уже установлены и готовы к пуску, а это в случае американского удара привело бы к войне.

Более того, Кеннеди опасался, что в случае вторжения удар со стороны СССР может затронуть и Берлин, а этого он допустить не мог. Окончательное решение о «карантине» было принято после переговоров с министром иностранных дел СССР А. Громыко, когда были полученные новые данные, подтверждающие наличие ракет и эскадрильи самолётов СССР на Кубе.

Введение карантина означало, что любые суда в зоне 500 морских миль от острова будут досматриваться кораблями ВМФ США и в случае сопротивления – топиться. СССР пошёл на уступки, часть кораблей получила приказ взять обратный курс и возвращаться.

 

Слайды

Карибский кризис 1962 г. дал Белому дому новый повод предъявить прессе США требование соблюдать специально разработанный список запретных тем и проблем. Усиление власти Белого дома над прессой подтверждалось и официальным указанием президента жестко контролировать всю информацию, исходящую из правительственных учреждений и ведомств.

На пресс-конференции 5 мая 1962 г. президент Кеннеди заявил в ответ на вопрос о его отношении к прессе: «Я читаю ее все больше, и она нравится мне все меньше». Эти слова явились еще одним подтверждением решения Кеннеди все в большей степени полагаться на телевидение как средство массовой информации, наиболее приспособленное к драматизации нужных Белому дому аспектов внешнеполитического и внутриполитического курсов администрации.

Иллюстрацией того, какими методами пользовалось американское телевидение, может послужить, в частности, широко и заблаговременно разрекламированное заявление президента в связи с Карибским кризисом.

За минуту до объявленного времени выступления Кеннеди по телевидению по одной из телевизионных программ были показаны кадры фильма с боевым кораблем военно-морского флота США, бороздившим океанские просторы предположительно в непосредственной близости от Кубы. На капитанском мостике стоял капитан корабля, настоящий «морской волк», решительно и не оставляя никаких сомнений в серьезности стоящих перед ним задач закуривавший сигарету. Создавалось четкое впечатление того, что американские военно-морские силы уже приступили к боевым действиям в этом регионе. Но в тревожно-молчаливое ожидание телезрителей ворвался знакомый по ежедневным рекламным объявлениям голос: «Курите сигареты «Коммодор» — сигареты, которые курят решительные люди!» А затем уж последовало телевизионное обращение президента. Желаемый эффект был достигнут: впечатление, произведенное этими телекадрами, нельзя было сравнить с впечатлением от любой публикации в печати по тому же вопросу.

 

Слайд

К 22 октября 1962 года, когда президент США Джон Кеннеди выступил по американскому радио и телевидению с сообщением об обнаружении на Кубе советских ракет, все 42 ракеты и боеголовки к ним, а также воинский персонал уже были на месте.

В этой речи, передаваемой по телевидению, Кеннеди потребовал от СССР вывода ракет и объявил военную блокаду Кубы (поскольку фактически это означало объявление войны, он назвал блокаду карантином).


23 октября Кеннеди подписал декларацию, которая официально вводила оружейную блокаду Кубы, однако гласила, что сила будет применена лишь в том случае, если судно не будет выполнять распоряжений.

 

Слайд

Из журнала Life:

«Блокада Кубы – это главный решающий момент за 17 лет Холодной Войны. Соединенные Штаты значительно захватывают инициативу. Мы рискуем втянуться в реальную войну в Западном Полушарии. Это новый факт первой важности. Великолепная речь президента Кеннеди, провозгласившая морскую блокаду – или «карантин» — Кубы дала американцам огромное чувство точной цели. В остром контрасте с разочарованием во Вьетнаме, мраком в Лаосе и тупиком в Берлине – это было действие, которое с честью хранит надежду на успех… В некоторых кругах модно приводить аргумент, что действия против советской базы на Кубе, угрожают нашему праву на базы НАТО в Турции. Это бессмысленный аргумент. Русские никогда не признавали наше «право» на базы в Турции (или Испании, или Южной Африке). Они мирились с этим, потому что последствия были слишком очевидны».

 

Слайд

На другой день после речи Дж. Кеннеди Н. С. Хрущев направил ему большое письмо, в котором доказывал законность действий двух суверенных государств — СССР и Кубы, вынужденных в ответ на неприкрытые агрессивные действия США принять меры для обеспечения безопасности Кубы. Хрущев призывал Кеннеди не поддаваться милитаристскому психозу и не толкать человечество в пучину ядерной катастрофы. На следующий день Кеннеди ответил Хрущеву, что будет твердо отстаивать свои позиции, и повторил угрозу применить силу, если ракеты не будут убраны.

 

Слайд

Из журнала Life:

«С ростом кризиса, американцы, которые хорошо служили своей стране в прошлом, были призваны ещё раз. Президент Кеннеди, который уже отправил всех моряков и морских пехотинцев на действительную службу, теперь вызвал 14 000 авиарезервистов, которые наденут обратно военную форму…

Некоторые очень высокопоставленные американцы также были проинформированы по телефону. До ответного предложения Хрущёва по Кубе, Кеннеди звонил бывшим президентам Гуверу, Труману и Эйзенхаэру – получить их советы и поддержку.

Рассказывают, что американские журналисты, осаждавшие в эти дни в Белый дом, госдерпатамент и Пентагон, боялись отлучиться даже в туалет, чтобы не пропустить объявление о начале вторжения на Кубу».

Слайд

В те дни со всех концов мира шли сообщения о массовых демонстрациях протеста против кубинской авантюр правящих кругов США. У стен ООН бушевали демонстрации простых американцев.

Слайд

Из журнала Life:

«Вдалеке от властных кабинетов, планирующих мировую войну, и переговоров в поисках скреп, останавливающих кризис, люди молились и хладнокровно становились на колени в защитные позы… В Вашингтоне военные и гражданские агентства были в статуте «def-con» — условия обороны — с минимальным персоналом в секретных местах за городом и с возможностью работать после любой атаки».

 

Наступил момент, когда даже редакторы газет, сознательно сеявшие панику, испугались сами. Даже они почувствовали, что мир висит на тонком волоске, что Вашингтон поставил человечество у последней черты, за которой термоядерная катастрофа. Со страниц газет раздался унылый стон о том, что события выходят из-под контроля, что их уже не остановить.

 

Слайд

Из журнала Life:

«Даже без советских ядерных ракет Коммунистическая Куба была тихой грозной крепостью, а Кастро имел достаточное количество оружия в руках для решающего сражения – истребители МиГ, сталинские танки, ракетные катера, зенитные установки, также достаточно офицеров, из советского блока, помогающих привести технику в рабочее положение. Их 375,000 солдат, многие из которых обучены русскими, были в круглосуточном режиме боеготовности. Демонтаж ракет не мог ослабить военный «оборонный» потенциал Кастро – против любых захватчиков или собственного народа. Соединенные Штаты были также, при необходимости, готовы к столкновению. Мобилизованные на материке и в мире, США укрепились на аэродромах, в гаванях и других военных базах в бухте Гуантанамо, с противоположной стороны кубинского острова от Гаваны.

Кубинский кризис предупредил США о других опасных точках противостояния Коммунизма и Свободного Мира, показанных стрелками на этой (прим. — сверху) карте. Берлин оккупирован подготовленными советами силами. Там Хрущёв договаривается о договоре с Восточной Германией и об отделении города от Запада. Он требует, чтобы базы НАТО в Турции были ликвидированы. Финляндия находится под постоянным экономическим и политическим давлением СССР».

Свободный мир — термин времён холодной войны, которым называли блок стран-противников социалистического лагеря, возглавляемый США.

В блок стран входили Великобритания, Италия, Франция, Канада, ФРГ, Австралия, а также все прочие члены ЕЭС и НАТО.

Дополнительно к «свободному миру» относят также страны Британского содружества, Японию, Израиль и Индию.

 

19 слайд
А в субботу, 27 октября, над островом был сбит американский разведывательный самолет У-2. Его пилот погиб. Обстановка в США накалилась до предела: тот день американцы называют “черной субботой”. Президент, подвергавшийся сильному нажиму “ястребов”, требовавших немедленного возмездия, расценил это событие как решимость СССР не отступать перед угрозами, даже с риском начала ядерной войны. Если до этого он придерживался арсенала традиционных военно-политических средств, то теперь понял, что только дипломатия, только равноправные переговоры и компромиссы могут стать эффективными средствами разрешения кризиса.

Кстати, тогда был пущен слух, что самолет У-2 сбили кубинцы. Один эмигрант, называвший себя “очевидцем”, даже доказывал позднее в газетной публикации, что “кнопку пускового устройства ракеты нажал сам Фидель Кастро”. Президент США не поверил этим слухам, но он был убежден, что самолет сбит по приказу Советского правительства.

 

27 октября еще одно условие вывода советских ракет с Кубы было озвучено в открытом обращении – Советский Союз требовал убрать американские ракеты из Турции. Но не это обращение стало главным событием этого дня, вошедшего в историю как «черная суббота». Фидель Кастро, узнав о том, что позиция Советского Союза сменилась на более миролюбивую, немедленно отправил письмо Хрущеву с требованием более активных действий. По мнению Кастро, американское вторжение было неминуемым и до него оставалось от 24 до 72 часов. В это же время министр обороны Малиновский получил сообщение о возросшей активности американской стратегической авиации над Карибским бассейном. Хрущев получил оба сообщение в полдень по московскому времени. Пятью часами позже советские радары засекли очередной U-2, подлетающий к американской базе Гуантаномо на территории Кубы.

Сложившаяся ситуация подтолкнула президента США к решению искать любые средства для политического урегулирования кризиса. В обмен на вывод советских ракет принимал на себя джентльменское обязательство не только не нападать на Кубу, но и удерживать своих союзников от этого шага.

 

20 слайд
В ночь на 28 октября Советским правительством без консультации с Фиделем Кастро было решено принять условия Кеннеди. Последнее письмо Председателя Совета Министров СССР Н. С. Хрущева президенту США Дж. Кеннеди было передано от крытым текстом по Московскому радио. Такая поспешность была вызвана полученными из США данными о принятом американским военным командованием решении начать 29 или 30 октября бомбардировку советских ракетных установок и кубинских военных объектов с последующим вторжением на остров.

 

Послание Н.С. Хрущёва президенту Кеннеди

«Я с уважением и доверием отношусь к Вашему заявлению, изложенному в Вашем послании 27 октября 1962 г., что на Кубу не будет совершенно нападения, не будет вторжения, причём не только со стороны Соединенных Штатов, но и со стороны других стран западного полушария, как сказано в том же Вашем послании. Тогда и мотивы, побудившие нас к оказанию помощи такого характера Кубе отпадают».

«В тот же день американские газеты вышли с огромными заголовками: «Хрущёв заявил, что он сделает всё, чтобы не допустить войны», «Москва говорит, что она не даст спровоцировать себя».

 

 

Слайд

Колоссальное напряжение, в котором жили американцы, на протяжении нескольких недель подвергавшиеся не ослабевавшему ни на час натиску предельно шовинистических и агрессивных статей, радио- и телерепортажей, заявлений и интервью, стало постепенно спадать, уступая место чувству нескрываемого облегчения от сознания того, что им, да и всему миру удалось избежать непоправимой катастрофы. Заметный спад напряжения отмечался и в большей части органов периодической печати, в материалах радио и телевидения. Поневоле создавалось впечатление, что, пугая страну возможным катастрофическим развитием событий, представители средств массовой информации вконец запугали и самих себя и теперь наслаждались возможностью спокойно вздохнуть и заняться освещением менее взрывоопасных ситуаций в мире и в своей собственной стране.

 

22-23 слайды
В это время Фидель Кастро выдвинул знаменитые “Пять требований кубинского народа”, выполнение которых должно было обеспечить мир и безопасность, а также соблюдение суверенных прав республики:
1. Прекращение экономической блокады и всех мер экономического давления, которые США проводят против Кубы в разных частях света;
2. Прекращение всех видов подрывной деятельности, в том числе заброски на остров шпионов и диверсантов с оружием;
3. Прекращение пиратских полетов над Кубой с военных баз США;
4. Прекращение нарушений воздушного и морского пространства республики кораблями и самолетами США;
5. Уход американцев с военной базы Гуантанамо и возвращение оккупированной ими территории Кубе.
СССР официально поддержал эти требования, но, к сожалению, они не стали основой для переговоров с американцами: США и слышать об этом не хотели. Так что это была программа-максимум, недостижимая на том этапе переговоров.

Главная попытка американцев унизить Кубу заключалась в том, чтобы добиться нашего согласия на инспектирование их военными непосредственно на кубинской территории демонтажа и вывоза ракет.
США еще долго продолжали настаивать на своих требованиях, но, убедившись в непреклонности Кубы, вынуждены были согласиться с планом погрузки не зачехлённых ракет на палубы советских судов и фотографирования их со своих кораблей и самолетов в международных водах.

Слайд

Итоги Карибского кризиса:
1. Размещение советских ракет на Кубе не породило, а, напротив, в конечном итоге предотвратило дальнейшие агрессивные действия американского империализма в районе Карибского моря; это, в свою очередь, спасло революционную Кубу и заставило США, хотелось им того или нет, уважать суверенитет острова Свободы.
2. Установка ракет на Кубе в тех условиях была закономерной; с одной стороны, защищали кубинскую революцию от внешней агрессии, а с другой — пришли к равенству противостоявших друг другу сил, заставили США вступить в диалог с Советским Союзом на паритетных началах.
3. Именно после ликвидации карибского кризиса начались практические поиски путей к общему ослаблению международной напряженности, к разрядке, ибо всем стало ясно, что иной альтернативы сохранению мира на земле нет.

 

Обращение Д. Кеннеди к американскому народу во время Карибского кризиса. 22 октября 1962г.

Добрый вечер, мои сограждане.

Наше правительство, как и обещано, пристально наблюдало за советским военным присутствием на острове Куба. На прошлой неделе было неопровержимо доказано, что ряд наступательных ракетных комплексов находится на этом превращенном в тюрьму острове. Целью их развертывания является ни что иное, как ядерный шантаж Западного Полушария.

После получения первой предварительной информации об этом в 9 часов утра в прошлый вторник я приказал, чтобы наше наблюдение было усилено. И теперь, имея на руках все необходимые доказательства, мы обязаны сообщить вам об этом новом кризисе в самых полных деталях.

Особенностями этих новых ракетных комплексов являются два типа сооружений. Некоторые из них включают баллистические ракеты средней дальности, способные к нанесению ядерного удара на расстоянии больше чем 1 000 миль. Каждая из этих ракет способна достичь Вашингтона, Панамского канала, Мыса Канаверал, Мехико или любого другого города в юго-восточной части Соединенных Штатов, в Центральной Америке или в Карибском бассейне.

Другие комплексы, еще не собранные, предназначены для баллистических ракет дальнего радиуса действия - способные нанести удар по большинству городов в Западном Полушарии от Гудзонова залива в Канаде до Лимы в Перу. Кроме того, реактивные бомбардировщики, способные нести ядерные боеголовки, в это время перебазируются на Кубу, в то время как необходимые авиабазы для них уже готовы.

Это стремительное превращение Кубы в советскую стратегическую военную базу путем размещения там наступательного оружия дальнего действия и массового поражения представляет собой явную угрозу миру и безопасности обеих Америк. Это действие также противоречит заверениям советских представителей, высказанных как публично, так и конфиденциально, что размещение оружия на Кубе носит защитный характер и что Советский Союз не имеет никакой потребности и желания размещать стратегические ракеты на территории любой другой страны.

Судя по размаху данной акции становится понятно, что все это было спланировано и осуществлено в течение нескольких месяцев. Однако 11 сентября советское правительство выступило с меморандумом, в котором говорилось, что, я цитирую, "оружие и военное снаряжение, находящееся на Кубе, предназначено исключительно для защитных целей" и, я продолжаю цитировать, "Советский Союз имеет настолько мощные ядерные ракеты, что нет никакой необходимости искать базы для них за пределами Советского Союза."

Это утверждение было ложно.

В прошлый четверг, когда у меня на руках были все доказательства присутствия советских наступательных вооружений на Кубе, министр иностранных дел СССР Громыко сказал мне в моей резиденции, что советская помощь Кубе, я цитирую, "ставит перед собой целью внести вклад в обороноспособность Кубы", и я продолжаю цитировать, "оружие, поставляемое на Кубу, ни коим образом не является наступательным" и, г. Громыко продолжал, "советское Правительство никогда бы не пошло на развертывание на Кубе оружия массового поражения".

Это утверждение также было ложно.

Ни Соединенные Штаты Америки, ни мировое сообщество не могут допустить преднамеренный обман и наступательные угрозы со стороны любой страны, большой или маленькой. Мы больше не живем в мире, где только фактическое применение оружия представляет достаточный вызов национальной безопасности. Ядерное оружие является настолько разрушительным, а баллистические ракеты настолько быстры, что любая возможность их использования или любое изменение их развертывания может вполне быть расценено как угроза миру.

Много лет и Советский Союз и Соединенные Штаты, признавая этот факт, никогда не нарушали сомнительное статус-кво, которое тем не менее гарантировало, что это оружие не будет использоваться без жизненно важных причин. Наши собственные стратегические ракеты никогда не передавались на территорию никакой другой страны под плащом тайны и обмана; и наша история - в отличие от Советов с конца второй мировой войны - демонстрирует, что мы не имеем никакого желания доминировать или завоевать любую другую нацию. Однако американские граждане проживают теперь под прицелом советских ракет, расположенных на территории СССР или в субмаринах в океане.

В этом смысле, ракеты на Кубе представляют явную опасность. Необходимо также отметить, что государства Латинской Америки никогда прежде не подвергались потенциальной ядерной угрозе. Но эта тайное, быстрое, экстраординарное размещение советских ракет на Кубе в нарушении советских гарантий, это внезапное, тайное решение разместить стратегическое оружие вне советской территории, является преднамеренно провокационным и необоснованным изменением в статус-кво, которое не может быть принято нашей страной.

1930-ые годы преподавали нам урок: агрессивное поведение, если ему не воспрепятствовать, в конечном итоге приводит к войне. Наша страна выступает против войны. Мы также верны нашему слову. Поэтому нашей непоколебимой целью должно стать предотвращение использования ядерных ракет против той или иной страны и обеспечить их демонтаж и вывоз из Западного Полушария.

Наша политика состояла из терпения и сдержанности, как приличествует быть мирной и мощной нации, стоящей во главе международного союза, но теперь требуются решительные и адекватные действия. Поэтому, в целях защиты нашей собственной безопасности и всего Западного Полушария, властью, полученной мною в соответствии с Конституцией, я предписываю, чтобы следующие меры были приняты незамедлительно:

Во-первых: чтобы останавливать размещение советского оружия массового поражения на Кубе, осуществлять строгий карантин - все суда любого вида, направляющиеся на Кубу из любой страны или порта, перевозящие оружие массового поражения, будут возвращены в порт отправки. Этот карантин будет расширен, если нужно, к другим типам грузов. Однако это не относится к грузам, носящим жизненно важный характер.

Во вторых: я приказал непрерывно вести наблюдения за Кубой и ее военными приготовлениями. Если эти наступательные военные приготовления продолжатся, таким образом еще более увеличивая угрозу Западному полушарию, любые наши дальнейшие действия будут оправданы.

В-третьих: любую ядерную ракету, запущенную из Кубы против любой страны в Западном Полушарии, мы расцениваем как нападение Советским Союзом на Соединенные Штаты и нанесем полномасштабный ответный удар по Советскому Союзу.

В-четвертых: как необходимую военную предосторожность, я укрепил нашу базу в Гуантанамо и эвакуировал сегодня оттуда обслуживающий персонал.

В-пятых: Сегодня вечером на заседании Организации Американских Государств мы вынесем на повестку дня вопрос об этой угрозе с целью поддержки любых наших действий, направленных на ее нейтрализацию. Остальные наши союзники во всем мире будут также приведены в готовность.

В-шестых: Согласно Уставу Организации Объединенных Наций, сегодня вечером мы потребуем незамедлительного созыва Совета Безопасности, чтобы принять меры против этой советской угрозы миру. Мы потребуем немедленного демонтажа и изъятия всего наступательного оружия на Кубе под контролем наблюдателей ООН.

Седьмое и последнее: я призываю Председателя Советского правительства Хрущева остановиться и устранить эту опрометчивую и провокационную угрозу миру во всем мире и устойчивым отношениям между нашими двумя странами. Я призываю его оставить этот опасный курс, направленный на достижение мирового господства и принять участие в исторической миссии по прекращению гонки вооружений. Он может теперь, чтобы спасти мир от катастрофы, вспомнить свои собственные слова, что не было никакой надобности размещать ракеты вне собственной территории Советского Союза и забрать их с Кубы, воздерживаясь от любых действий, которые лишь усугубят существующий кризис. Мы готовы обсудить все предложения, направленные на устранение напряженных отношений двух сторон, включая развитие действительно независимой Кубы, самостоятельно определяющей свою собственную судьбу. Мы не хотим войны с Советским Союзом, поскольку мы - мирные люди, которые желают жить в мире со всеми другими народами.

Но трудно решать или даже обсуждать эти проблемы в атмосфере страха и запугивания. Именно поэтому эта последняя советская угроза - или любая другая угроза, которая будет сделана независимо или в ответ на наши действия на этой неделе, должна и будет встречена адекватно. Любая враждебная акция в любой точке мира, направленная против безопасности и свободы народов, наших союзников, в первую очередь это касается мужественных жителей Западного Берлина, будет встречена любыми, самыми необходимыми в данной ситуации, ответными мерами.

Наконец, я хочу сказать несколько слов порабощенным жителям Кубы, которых непосредственно касается мое обращение. Я говорю с Вами как друг, как тот, кто знает о вашей глубокой любви к вашей Родине, как тот, кто разделяет ваши стремления к свободе и равноправию для всех. Все американцы с горечью наблюдали, как ваша национальная революция была предана и как ваша родина попала под иностранное влияние. Теперь ваши лидеры больше не кубинские лидеры, вдохновленные национальными идеалами. Они - марионетки и агенты международного заговора, направившего Кубу против ее друзей и соседей в Америке и превратившего ее в первую латиноамериканскую страну, на чьей территории было размещено ядерное оружие.

Ядерное оружие, размещенное на Кубе, находится не в ваших интересах. Оно не приносит вам мир и благосостояние, напротив, оно может только их разрушить. Мы знаем, что народ и земля Кубы используются в качестве заложников теми, кто отрицает свободу и преследует инакомыслие. В прошлом множество раз жители Кубы поднимали восстания, чтобы сбросить тиранов, отнимающих у них свободу. И я не сомневаюсь, что большинство кубинцев сегодня с нетерпением ждет того времени, когда они будут действительно свободны - освобождены от иностранного влияния, свободны в выборе своих собственных лидеров, свободных в выборе своего собственного пути развития, имеющих собственную землю, которые смогут свободно говорить и писать, не опасаясь за собственную безопасность. И тогда Куба будет принята обратно в сообщество свободных наций Западного полушария.

Мои сограждане, никто не сможет с точностью предугадать, какие шаги придется сделать и на какие затраты или жертвы придется пойти, чтобы ликвидировать этот кризис. Но самая большая опасность сейчас состояла бы в том, чтобы не делать ничего. Дорога, которую мы выбрали, полна опасностей, но этот путь наиболее совместим с нашим характером и храбростью нашей нации и нашими обязательствами во всем мире. Стоимость свободы всегда высока, но американцы всегда были готовы платить за это. И единственное, что мы никогда не сможем сделать - это пойти по пути сдачи позиций и капитуляции.

Наша цель состоит не в мире за счет свободы, но в мире и свободе, как в этом полушарии, так и, мы надеемся, во всем мире. И видит Бог, эта цель будет достигнута.

Спасибо и доброй ночи.

 


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Легкоатлетический кросс среди учащихся образовательных учреждений | МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО НАПИСАНИЮ И ОФОРМЛЕНИЮ КОНТРОЛЬНОЙ РАБОТЫ СТУДЕНТА ПО ДИСЦИПЛИНЕ

Дата добавления: 2016-12-31; просмотров: 1335 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.021 с.