Лекции.Орг
 

Категории:


Расположение электрооборудования электропоезда ЭД4М


Искусственные сооружения железнодорожного транспорта: Искусственные сооружения по протяженности составляют в среднем менее 1,5% общей длины пути...


Экологические группы птиц Астраханской области: Птицы приспособлены к различным условиям обитания, на чем и основана их экологическая классификация...

Эпизод 15. Первая опасность



По итогу через десяток минут, стрекоча электродвигателем, транспорт отправился в сторону леса. Виктор, сидя на заднем сиденье, решил поинтересоваться у сидящих спереди Степана и Кирилла, как они предполагают действовать.

- Ну смотри. - инициативу в разговоре взял на себя зоолог. Степан в это время был за рулем. - в первый раз мы пробирались по узким тропинкам на опушке леса. Вездеход там скорее всего не проедет. Так что скорее всего нужно попытаться обогнуть лес и подъехать, с другой стороны. Времени это конечно у нас займет часа два три. Это если я правильно понял размеры лесного массива. Ну если не получится, то можно попытаться просто съехать в воду. Насколько я понял эта машинка умеет плавать, а течение у реки не сказать, чтобы сильное.

- Кирилл, что-то мне эта идея не очень нравится. Вездеход конечно плавает, но вот не хочу я лезть в речку. - Степан не выдержал и присоединился к разговору. Тем более, что ты уверен, что мы сможем попасть по животному из качающегося на воде транспорта. А потом погрузить добытое в кузов грузовика.

- В общем пока давайте пока попытаемся объехать этот ваш лес. А потом если не получится, будем что-нибудь придумывать.

- Вот наш человек. - Степан, попытался развернуться, чтобы выразить одобрение, привычным ему похлопыванием по плечу, когда внезапно из-за поворота показалась очень крупная животинка, точнее вездеход внезапно вырулил на мирно пасущееся животное. Это заставило Степана резко нажать на тормоз.

- Так парни ведем себя тихо. - Виктор быстро подавил с себе желание крепко выругаться после внезапной остановки и обеими руками одернул спутников впереди. То, что он увидел ему очень сильно не нравилось. Животное впереди было примерно пять семь метров в холке и напоминало спортивного носорога, покрытого толстой чешуей. До появления людей оно кажется мирно паслось, а вот сейчас зверь развернулся лицом к людям и внимательно наблюдал. Его голова была опущена, а рог направлен вперед. - Степа медленно сдай назад. И самое главное никто не кричит и не делает резких движений.

Степан был конечно человеком во многом импульсивным, но тут он решил промолчать. Корпус вездехода вещь конечно прочная, но проверять что может сделать в ярости многотонная туша ему решительно не хотелось. А животина явно не привыкла отступать перед противниками. На это явно указывало то, что сейчас она трясла головой из стороны в сторону, а одна из ее передних лап рыла землю.

- Так господа у кого какие предложения? - Степан с облегчением выдохнул. Ему очень хотелось высказаться, но он решил этого не делать.

- Ну нам в любом случае стоит объехать это животное, сделав крюк метров триста. А вот что сделать потом — Кирилл на секунду задумался. - как ты думаешь мы сможем завалить его из нашего оружия.

- Завалить конечно сможем. Но сам подумай, что мы будем делать потом. Полностью мы тушу до лагеря не дотащим. Этот вездеход рассчитан тонны на две груза. А та тварь явно больше. Отрезать от нее потом кусок для исследований. Можно. Но вот сколько у нее толщина чешуи. Ты видел грудь и спину? - Степан был в общем прав. На груди и спине существа чешуя срослась в несколько больших щитков, образуя подобие средневековых лат.

В зоологе начали бороться две стороны. Одна из них требовала изучить подобное существо. А вторая говорила Кириллу, что его напарник прав. За подобными существами можно будет понаблюдать потом. Конечно же с большого расстояния. На всякий случай. В конце концов он принял решение.

- Ладно Степан давай объедем по широкой дуге и отправимся дальше. Я бы очень хотел понаблюдать за подобным животным, но сейчас у нас нет времени.

Наконец они достигли того места, где ранее видели полуводных животных. Несколько десятков животных вяло переругивалось, лежа на пляже. Несколько что-то искало в воде.

- Кирилл тебе сколько времени надо на наблюдения. Мы конечно никуда не торопимся, но нам нужно еще погрузить тушу одного из этих созданий в вездеход. И еще доехать обратно.

- Степан до заката еще часов пять. Это не учитывая, что мы можем ехать и ночью. Заблудиться здесь все равно негде. Лучше сфотографируйте пока окружающую растительность. Ну и отломайте пару веток. Исследования нужно проводить не только мне.

- Степа уже хотел вскипеть и маленько рыкнуть. Так сказать, для приведения научного персонала экспедиции в чувство. Но его опять перехватил Виктор. - Кирилл вы несомненно правы. Но давайте сделаем так. Мы сейчас подстрелим одно из животных и погрузим его в кузов вездехода. А потом прикинем сколько мы потратили на это времени и сколько мы можем потратить на наблюдения. А ежели мы кого по пути встретим, то можно будет и за ними понаблюдать.

- Он прав. Именно так и следует сделать. - В целом мысль Виктора Степану понравилась. Он даже не очень был против остановиться по пути и обозреть окрестности. Его беспокоила только перспектива встретить кого-нибудь. Он попытался представить хищника, способного завалить встреченное ранее животное и понял, что не хочет его встречать.

- Ладно уговорили. Кто стрелять будет?

- Господа позвольте мне. - Степан взял свою винтовку и расположил ее на земле. Благо, что место где они расположились, позволяло стрелять лежа. Внимательно рассмотрев животных в прицел, он выбрал цель. Палец мягко лег на спусковой крючок. Несколько секунд ожидания и раздался выстрел. Одно из стоящих ближе к людям животных покачнулось и молча рухнуло на песок. Остальные всполошились от громкого и незнакомого им звука. Часть ломанулась в воду.

- Куда это ты так его?

- В голову. Где у этих созданий сердце и другие важные органы я не знаю, поэтому целился в голову. Там уж точно мозг есть. Так что выходи и грузим добытое.

Появившиеся люди заставили всех животных ломануться в страхе в воду. Там они чувствовали себя безопаснее. Кирилл начал осматривать животное. Оно было покрыто мелкой серой чешуей. В некоторых местах настолько мелкой, что больше напоминала грубую кожу, а не привычную по земным рептилиям чешую.

- Кирилл твою дивизию… Давай ты будешь рассматривать на базе. - Степан решил слегка спустить свое раздражение. - Поднимаем его и грузим в вездеход. Сколько интересно эта тварь весит?

- Да думаю килограмм двести. Может чуть больше. Она еще и скользкая. Промаемся мы с погрузкой.

- Нормально прорвемся. Подтаскивай к вездеходу, а там закинем. Надо бы срубить парку больших веток. Сможем использовать как рычаг.

С погрузкой пришлось помучиться. Если бы не манипулятор, установленный в кузове, то скорее всего они бы вовсе не погрузили тушу. А так всего лишь пришлось волоком подтащить тушу до вездехода. К сожалению, из-за особенностей местности он не мог подъехать вплотную.

На базу вернулись уже затемно. По пути остановились понаблюдать за стадом животных. Степан слегка волновался, поскольку встретились как раз товарищи той животинки, которая чуть не атаковала вездеход. А сейчас в трехстах метрах было стадо в пару десятков особей. И пусть половина были детенышами, спокойствия это не прибавляло. Даже наоборот. Скорее всего взрослые животные, почуяв угрозу, будут вести себя агрессивнее. Поэтому несколько часов они сидели тихо, пока зоолог в бинокль наблюдал и комментировал поведение животных. По бокам стада, колоссами, стояли самые крупные звери. Время от времени они подымали головы и принюхивались к окрестностям. На счастье, людей ветер был от животных к ним. В центре стада прятались детеныши.

По возвращении капитан попытался устроить разнос подчиненным, но его удалось быстро успокоить. По словам Кирилла по крайней мере следующие пять дней он собирался безвылазно находиться на базе, препарируя и описывая пойманное создание. Не собирались покидать охраняемый периметр и другие члены команды.

С утра зоолог команды встал раньше всех и кое-как позавтракав буквально на ходу, отправился к вчерашнему трофею. Когда проснулись остальные члены команды, они имели честь наблюдать Кирилла, бегающего вокруг лежащей на траве туши и фотографирующего ее со всех возможных ракурсов. А потом он решил приступить к разделке.

Зрелище разложенных на траве внутренностей и человека, одетого в окровавленные перчатки и раскладывающего некие куски по герметичным пакетам было способно испортить аппетит и настроение более впечатлительным особям рода человеческого. Однако похоже среди членов экспедиции таких не находилось. Свою роль играло и то, что Кирилл старался особо не афишировать свое занятие и не тыкать окровавленными руками во встречных, а передвигаться по возможности незаметно.

Единственным человеком, который внимательно наблюдал за всеми манипуляциями был Виталий. Опытного бойца свербило какое-то беспокойство. Он не мог уловить мысль и понять точно, что его беспокоило, но решил проявить повышенную бдительность.

Впрочем, к концу дня зоолог закончил разделывать тушу и то, что не было сохранено, как образцы, было скинуто в реку подальше от лагеря. Это успокоило Виталия, и он решил, что его беспокойство — это разыгравшаяся паранойя.

На следующий день, Кирилл приступил к исследованию образцов. Он собирался аккуратно и тщательно исследовать под микроскопом образец каждой ткани и описать его строение. Занявший соседнее рабочее место биохимик экспедиции, собирался подвергать образцы своим методам исследований. Поэтому с утра на их рабочих метах можно было видеть окровавленные куски каких-то органов. Все члены команды старались относиться с пониманием, тем более, что находиться внутри посадочного модуля имели необходимость только члены научной команды. Даже инженеры могли с чистой совестью сослаться на проводимые ученым работы, не позволяющие добраться до компонентов корабля.

На другой стороне помещения расположился почвовед экспедиции. В этот день он тоже собирался приступить к схожим исследованиям. Его образцы были более эстетичны и не издавали неприятных запахов. Ну по крайней мере по его мнению. И следует признать, что действительно все образцы у него были аккуратно разложены по емкостям и закрыты плотно прилегающими крышками.

Запахи и звуки, доносящиеся с противоположной стороны к середине дня, начали его немного донимать. Тем более, что его коллеги могли действительно быть более аккуратны и не ронять образцы на пол. Все это ни могло не привести к некоему конфликту. Особенно учитывая привычку Романова негромко ворчать по поводу и без.

В это раз уже было начавшуюся ссору застал Степан. Его фигуры, зависшей над более низкорослым почвоведом, хватило для прекращения всякой попытки ворчания. Попытавшемуся вступиться за коллегу, сидящему рядом ботанику экспедиции, было указано, что строение веток и листьев конечно интересно с научной точки зрения, но в пищу люди, как правило, употребляют более сочные части растений к примеру плоды или клубни. На худой конец некие корневища. И неплохо было бы некоему молодому человеку постараться обнаружить что-то подобное. Приводились эти аргументы зычным громким голосом. Слегка разбушевавшийся Степан был услышан капитаном, который пребывал в рубке управления и пытался принести пользу экспедиции, просматривая данные с орбиты. Делал он это совместно с климатологом экспедиции. Тот решил привлечь капитана, увидев, что начальник экспедиции мается от якобы ненужности своей персоны. Плетнев неплохо разбирался в технике и умел объяснять. Помогал ему в этом достаточно флегматичный характер и медленная спокойная речь. Вот он постепенно и пытался просвещать пилота о том, что может означать та или иная форма облаков, видимых с орбиты сенсорами корабля.

Ночью Виталий проснулся от звука выстрелов. Сейчас была вахта Степана, и судя по всему стрелял именно он. И стрелял из снайперской винтовки. Надо заметить, что беспокойство не отпускало командира бойцов и он лег спать в одежде и ближе всех к выходу. Поэтому он сейчас схватил оружие и быстро помчался к месту стрельбы. Зрелище, которое он увидел, заставило обычно спокойного как удав человека. Грязно выругаться. Винтовка Степана стояла на одном из контейнеров, а сам он сейчас старался лихорадочно прицелиться. А приблизительно в ста пятидесяти метрах от лагеря стояла та цель, по которой он вел огонь. Выглядело это ка большая ящерица. А если точнее ка очень большая ящерица. И сейчас эта тварь мотала во все стороны головой и скребла передними лапами землю. Судя по всему, Степан или не мог попасть в голову или череп твари отражал пули. В последний вариант верить очень не хотелось. Наверняка, чтобы вызвать у животного таких размеров большую кровопотерю при стрельбе по корпусу нужно нанести очень большие повреждения. А если еще учесть вероятность того, что часть выстрелов может пройти по касательной и не пробить чешую животного или застрять в тканях, то отстреливаться они могут очень долго.

Виталий быстро упал на землю и приготовил оружие к стрельбе. Нужно обязательно попасть в голову животного. Причем желательно сбоку, поскольку лобовой щиток, что-то не внушал доверия. После нескольких совместных выстрелов им наконец-то удалось убить нападающего. При этом выяснилось, что выстрелы перебудили половину лагеря. Во всяком случае к месту стрельбы приближались капитан и зоолог. Последний, когда увидел, что подстрелили бойцы, был в явном замешательстве. На его лице боролся страх и желание немедленно осмотреть тело животного.

Путем недолгих уговоров, удалось уговорить отложить это дело до утра. Земляков, заменил на вахте Степана и Виталия. Кроме этого к ночному дозору вызвались присоединиться микробиолог и один из рабочих. Мысль что кто-то из подобных застреленному животному может как-нибудь ночью прийти в лагерь сильно подымала энтузиазм.

Половину следующего дня Кирилл пробегал возле туши. Выспавшийся после ночного дежурства боец, с легкой усмешкой наблюдал, как зоолог чуть ли не в пасть лезет, чтобы посмотреть как там все устроено. А снаружи зверь был облазан и осмотрен раза на три. Казалось, что Кирилл сфотографировал каждый сантиметр тела.

- Надеюсь он не притащит в лагерь живой подобную тварь. - один из рабочих решил постоять рядом с Земляковым и развлечь его беседой. Тот посмотрел на подошедшего и решил особо не спорить со старшим по возрасту человеком.

- Не знаю. Мне кажется такие животные живут поодиночке и не сильно способны к приручению. Да и зачем. Толку от такой твари будет немного. Охотиться как с собаками с ней нельзя. Я тут успел немного переговорить с Кириллом. Скорее всего это засадный хищник. Сидит такая зверушка где-то в кустах и ждет. Как кто-то рядом проходит, делает рывок и хватает. Ну или бьет хвостом. Догнать кого-нибудь она не в состоянии. Так что если уж кого и приручать, так это кого-нибудь стайного. К примеру тех животных, которых они видели до когда ездили за первой тушей.

- А кого они там видели? - собеседника бойца заинтересовало продолжение разговора.

- Да говорит что-то похожее на больших носорогов. Пасутся стадом. При нападении обороняются. Во всяком случае когда они внезапно вырулили на такого, он чуть не бросился. Вот и представь. Пасется парочка таких рядом с лагерем. Можно на них и груз перевозить. А если что они и всякую мелочь смогут отогнать.

- А можно, наверное, и на мясо?

- Можно. Но ту надо быть осторожным. Зверюга сильная и смелая. Если поймет, то может и затоптать. На мясо лучше разводить кого-нибудь менее опасного.

- Разговариваем — сзади подошел Виталий.

- Ты не пугай так. Подкрался сзади. Хоть кашлянул бы для ориентации. - и действительно ни Александр, ни Борис не заметили, как к ним подошли.

- А вы джентльмены лучше по сторонам смотрите. Чтобы значит видеть, что вокруг делается. Это прежде всего тебя касается Саня. Борис ладно человек не обученный, но ты же подготовку проходил. Я кстати, что подошел. Снимайтесь и идем на обед. Я сейчас Кирилла заберу и приду. Возникла инициатива обсудить, что нам делать дальше. А то если здесь такие животные обитают, то просто так расслабляться нельзя

- Вот это грамотно. Ну мы тогда пойдем. Хватай этого натуралиста.

Борис с Александром ушли к центру лагеря, а Виталий направился к зоологу. Тот спорил не долго. Благо, что почти уже закончил все, что хотел сделать. Нет он бы с удовольствием разделал гигантскую семнадцатиметровую тушу и изучил ее строение подробно. Но понимал, что сейчас это невозможно. Неизвестно кто придет на запах в этот раз.


 

Эпизод 16. Планы обороны

Спор за обедом проходил жарко. Виктор, старший и наиболее опытный из рабочих, предложил быстренько собрать образцы и стартовать. Нет они здесь конечно хотели пробыть около месяца или даже больше. Но раз здесь обитают такие создания, то может вернуться на Землю. Образцы у них уже есть. Пусть на Земле изучат их и скажут. А если образцов мало, то можно пробыть еще пару дней и быстренько их насобирать.

Ему сразу начали оппонировать ученые. Да часть образцов собрано. Да можно быстренько собрать еще поблизости. Но эти результаты будут, что называется ни о чем. По крайней мере они не оправдают посылку корабля почти за тридцать световых лет. Если уж они столько пролетели, то надо изучить все подробно. А то что здесь есть хищники, то ведь они же отбились. Да ночной посетитель был крупным. Но ведь много таких животных быть не может.

Кирилл сразу подтвердил, что действительно, если судить по Земле, то у подобных хищников охотничий участок может быть в сотни квадратных километров. И если одного такого пристрелить, то следующего можно увидеть года через два. И паниковать не надо. Оружие у них есть. В крайнем случае можно перебраться внутрь посадочного модуля. Его корпус не возьмет никакой хищник.

Капитан уже подумывал выложить главный козырь и заявить, что они уже никуда не полетят по той простой причине, что не смогут. Антигравы посадочного модуля не поднимут их до орбиты, где можно будет состыковаться с остальным кораблем.

Ситуацию спас Виктор. Если уж ученые хотят остаться и капитан судя по всему с ними согласен, то пусть скажет, как им обезопасить лагерь. Или где они будут спать, если переместятся в посадочный модуль.

Юрий, будучи инженером, отвечающим за системы корабля, предложил демонтировать кресла в пассажирском отсеке. Это позволит получить помещение, в котором можно спать. Места там конечно будет чуть меньше, чем в надувном куполе, но достаточно.

Виталий поддержал идею снять кресла и устроиться в пассажирском отсеке. А что касается места, то он готов вообще спать в кузове вездехода. Ему в любом случае просыпаться для ночного патруля. А так будет даже удобнее. Проснулся и сразу на посту.

Капитан, подождав пока все выскажутся, предложил устроить завал вокруг лагеря из поваленных деревьев. Им в любом случае нужно изучить местную растительность, а так рядом с лагерем ее станет много. И тому же ботанику останется большую часть времени просто подойти к ближайшему поваленному стволу, который он может изучать и описывать сколько угодно. Плюс рядом тогда будут дрова для огня. А он тоже может отпугивать животных.

Предложение показалось всем стоящим. Да придется хорошо поработать. Но надо же что-то делать. А то половина присутствующих балду пинает. Ну или делает что-то кое-как, чтобы хоть чем-то себя занять.

В глубине души капитан испытал облегчение, поняв, что спор перешел уже на технические детали, и ему не придется пока сообщать людям достаточно неприятное известие. Хотя он конечно понимал, что это придется делать в любом случае. Он собирался еще раз переговорить с Филлипом. Конечно почти наверняка его прогнозы насчет возможности спускаемого модуля подняться на орбиту не изменятся. Но может быть он сумеет что-то придумать.

На следующий день все кроме Тимофея, доктора и Землякова погрузились в вездеход и направились к ближайшей опушке леса. Молодой человек с плохо скрываемой тоской проводил уезжающий транспорт. Ему было стыдно, что из-за него в лагере должны были остаться два человека. Он конечно старался поверить объяснениям доктора, что от пожилого человека будет не очень много толку при рубке толстых древесных стволов, а один вооруженный и готовый к бою человек в любом случае должен остаться для охраны оборудования и припасов. Но в это верилось с большим трудом. Иммунолог считал, что незачем охранять, запертые в контейнер сублиматы. Да даже если рассыпать по земле. Ну какое животное смогут привлечь продукты, практически лишенные всякой влаги, а также вкуса и запаха. Ему было сложно представить, что чье-нибудь обоняние может быть настолько чувствительным, чтобы почуять даже тень запаха пищи.

А приехавшие на ближайшую опушку леса, остальные члены команды осматривались на месте. Местные деревья имели высоту приблизительно метров двенадцать пятнадцать. Узкая крона, начиналась где-то на середине высоты дерева и имела форму конуса. Толщина ствола была тоже не очень большой. Во всяком случае мысль, что придется рубить их не специальным электроинструментом, а простым мачете не вызывала ужаса. Люди быстро разбились на команды по два три человека и приступили к работе. Пока один человек рубил, дерево его товарищ осматривался по сторонам и отдыхал. Через некоторое время люди менялись.

Капитан попал в пару с Андреем. Тот был человеком спокойным и серьезным. Все свободное время что-то читал на своем планшете. В работе он оказался человеком молчаливым и размеренным. Не торопился, но и не спал на ходу. Первое дерево они срубили достаточно быстро, благо древесина оказалась не слишком плотной и легко поддавалась нехитрому инструменту.

За первым деревом было срублено второе, а потом и третье. У остальных членов команды дело тоже продвигалось достаточно быстро, поэтому решено было пока остановиться и отбуксировать срубленные деревья в лагерь.

По итогу получилось, что большую часть времени придется потратить не рубку деревьев, а на то, чтобы дотащить их до лагеря и расположить кольцом. Наличный транспорт не мог буксировать больше двух стволов. Первоначально все хотели окружить оградой весь лагерь, включая полную длину спускаемого модуля. Но учитывая, что длина модуля составляла порядка ста метров плюс достаточно большие крылья — это стало казаться, во-первых, расточительно, а во-вторых слишком трудоемко. Решили окружить завалом только жилой купол со стоящими поблизости контейнерами. Даже в таком варианте на работу потребуется больше недели.

- Филлип пошли в сторонку поговорим. - на четвертый день лесозаготовки капитан решил поговорить с инженером насчет дальнейших планов.

- Рассказывай Сергей Александрович. Хотя в принципе я знаю.

- Дмитрич, а если знаешь, помогай. Я пилот. Говорят, хороший. Нам отсюда улететь охота. Я могу попытаться все же поднять спускаемый модуль до орбиты. Может если немного опустить корабль на орбите, то мы сможем состыковаться.

- Попробовать конечно можно. Но смотри — сначала надо заставить блок на орбите максимально низко опуститься. Я пытался разобраться с протоколами управления. Могу тебя обрадовать - ниже ста километров он не опустится — защита стоит. Ты же в курсе, сколько энергии нужно гипердрайву, и какой реактор его питает.

- То есть нам надо подняться на высоту сто километров. Хоть постепенно. В щадящем режиме. Я конечно мало понимаю, но может получиться. Максимально разгрузим модуль. Выкинем все оборудование и припасы. На орбите мы все равно в криосон погрузимся. Припасов максимум на два раза нужно.

- План хороший. Но Волков ты понимаешь если на высоте оставшиеся блоки антигравов замолчат. Т ы нас обратно посадишь. Мне как-то лететь вниз с высоты километров тридцать не сильно хочется. Я предлагаю подождать, что Кирилл скажет. Если этих его тварей есть можно, то это один расклад. А вот если они даже после долгой варки или жарки в пищу не пригодны — тогда другой.

- Логично. Припасов у нас на три месяца. Ну можно немного растянуть. А вот дальше — вопрос.

- И я о том же. Одно дело выбирать между нормальным питанием и возможностью разбиться. А другое между голодной смертью и хлипкой возможностью улететь.

Вопрос с питанием решился через три дня. После очередного рабочего дня на лесозаготовках, Кирилл подошел к капитану и объявил, что ткани тех животных, которые были добыты ранее пригодны в пищу человеку. А значит на любое из трех известных людям животных можно охотиться. Волков усмехнулся. Охотится на семнадцатиметрового варана – нет конечно если его удастся найти и подстрелить, то мяса хватит надолго. Вопрос в том, что именно от подобных тварей сейчас и строится импровизированная баррикада. При этом все наверняка понимают, что реальную тварь, поваленные в круг стволы деревьев задержат секунд на десять. Ну максимум на пятнадцать. С другой стороны, эти секунды – это возможность прицелиться и сделать пару выстрелов.

- Давай я сейчас перекину все данные на орбитальный блок. А потом нужно будет собрать команду за ужином и обсудить наши дела. Есть так сказать некоторые вопросы.

- Думаю так будет лучше. Ждем тебя около костра. Пойду кстати помогу его разводить.

Кирилл направился к импровизированному очагу. А капитан, окликнув Филлипа и Виталия, пошел к управляющей рубке корабля.

Виталий не знал, о чем с ним хочет говорить капитан. Тем более в присутствии одного из инженеров. Но что-то ему подсказывало, что разговор будет сложным. До сих пор все вопросы решались как бы сами собой. В рабочем порядке. Никто особо и не вспоминал, что Волков назначен главой экспедиции. А ту видать что-то произошло. Хотя что могло произойти. Трое бойцов старались постоянно контролировать происходящее в лагере. Им лучше всех было известно, что происходит с отрядов вдали от дома в случае возникновения конфликтов.

- Рассказывай капитан.

- Даже не знаю с чего начать. - волнение было видно невооруженным взглядом. – начну, пожалуй, с самого начала. Я в вашу команду попал практически случайно. И более того попал сразу на место главы экспедиции. То есть человека, который должен организовать работу остальных. Но меня этому не учили. Я пилот и меня учили летать. Но продолжу. Когда мы садились на планету, произошла авария. Проще говоря у нас по неизвестной мне тогда причине умерло несколько блоков антигравитационного двигателя. Его мощность сразу упала до шестидесяти процентов. Ее хватило, чтобы благополучно приземлиться. Проблема в том, что ее не хватит, чтобы подняться на орбиту. Филлип может подтвердить – Виталий поглядел на инженера. Тот кивнул, подтверждая слова капитана.

- Более того есть еще пара факторов. Факт первый – я попытался заставить орбитальный блок сесть на поверхность планеты. Ну или по крайней мере максимально приблизиться к поверхности. Но там похоже стоит защита – корабль отказывается опускаться ниже ста километров от поверхности планеты. Подозреваю, что это сделано специально, чтобы в случае взрыва реактора не нанести ущерб людям. И второй факт состоит в том, что местные животные пригодны в пищу. Я так понимаю Кирилл уже сообщил эту новость капитану. Я это знаю потому, что слежу за научным оборудованием.

- Понятно. - ни один мускул не дрогнул на лице бойца. Хотя внутри его бушевала буря. В принципе он понимал на какую миссию подписывается. И сколько всего с ними могло произойти. Уже то, что они стоят здесь и разговаривают можно считать гигантской удачей. И требовать от судьбы большего - это искушать ее. – В общем я так понимаю мы остаемся здесь навсегда. Эта новость обрадует не всех. И когда капитан ты сообщишь ее другим.

- Я собирался сказать всем за ужином.

- Дай подумать. Филлип, а ты на сто процентов уверен, что посадочный модуль не поднимется на орбиту. Ну может можно как-нибудь попытаться.

- Некоторый шанс есть. Но фокус в том, что я не готов гарантировать, что оставшиеся мощности не пропадут на высоте к примеру километров, тридцать. А что будет тогда, думаю ты понимаешь.

- Посадка будет более чем жесткой. Капитан я думаю, что мы сделаем так. Во- первых подожди до утра. Я поговорю со своими парнями. Нужно не допустить глупостей. Да ты не готов управлять людьми. Но тебя назначили лидером. Так что тебе придется им быть. Хотя моя поддержка у тебя будет. Просто потому, что здесь нам не нужны разборки. Нас слишком мало. Остальным нужно сказать, что двигатель сдох окончательно. Может быть даже его стоит специально доломать. – У инженера в ответ на такие заявления на лице отобразился шок. Он попытался подобрать слова для возражения, но Виталий оборвал его жестом. – подожди спорить. Если дать выбор, люди могут попытаться рискнуть. И потом погибнуть. Ну или сначала примут решение остаться, а потом укорять себя за это. Мало ли что может случиться. А так все начнут обустраиваться. А обустроиться здесь можно.

- Вынужден признать боец, что ты прав. Я тоже сегодня поговорю со своими. Так что действительно капитан подожди до утра. С другой стороны, если уж мы тут остаемся, то нужно обустраиваться по-настоящему. К примеру, сделать нормальный частокол, вместо того убожества, которое у нас есть сейчас. Да это будет гораздо дольше и сложнее. Но и мы здесь обустраиваемся не на месяц, а навсегда.

- Я тебя понял. – Виталий хотел сказать еще что-то, но по лестнице стал кто-то подниматься.

- Мужики вы что ту секретничаете. – Борис один из рабочих поднялся в рубку. - Там Кирилл уже сказал, что местных тварей можно кушать. Мужик завтра уже на охоту хотят сходить. Нормального мяса поесть.

- Борис Евгеньевич мы тут как раз и обсуждаем, как сделать завтра так, чтобы поймать кого-нибудь и при этом не пострадать. Мы сейчас подойдем.

- Ладно закругляемся господа. А то мы уже вызываем подозрения.

Разговор на следующее утро получился достаточно тяжелыми эмоциональным. Парочку горячих голов остужало только то, что по трем сторонам вокруг костра стояло трое бойцов. Расслабленные позы Виталия и Степы никого практически не обманывали. Их глаза говорили гораздо отчетливей любых слов.

- Слушай Волков у меня только один вопрос. Ты за какие заслуги попал в нашу компанию. А то я помню к тебе Рашид как-то не ровно дышал. Раз уж нам теперь вместе находится долго поведай. Людям интересно почему тебе такое доверие оказывают.

- Боря ты в морду давно не получал. Я хоть человек добрый и веселый, но за мной не заржавеет. – Степа попытался сразу снять все вопросы.

- Подожди Степан. Раз спрашивают – отвечу. Да произошла со мной одна история. Рашид меня вытащил из щекотливой ситуации. – Капитан решил рассказать все без утайки. – В общем дело было в том, что я одному идиоту в морду дал. Он к девушке пристал. Ну а я за нее вступился. А этот балбес возьми, и кони кинь.

- Волков ты сказки не рассказывай. Я в школе минимум раз в месяц дрался. И ничего все противники живы. У половины даже на свадьбах пил. У самого правда не сложилось. А ты говоришь, что парень с одного удара на тот свет отправился.

- Так он нариком оказался. У него и так здоровье было не очень. А я ему по-простому с плеча. Ну он и упади не очень удачно. А там я понимаю пока довезли, пока поняли, что делать. А Рашид и говорит, что он своих не бросает. А дело я сделал доброе. Якобы на этого парня половина постовых зуб имела.

- Понятно. Ну тогда ты наш человек. Встречал я таких как тот парень. – Борис что-то решил разоткровенничаться. Пропащие люди. Ладно раз уж ты начальство, то говори, что делать будем.

- Боря, а что ту говорить. Я думаю, что нужно к примеру Виталия и Кирилла отправить на охоту. Ну или Степана. Они уже с Кириллом сработались. Остальным надо заняться лагерем. Нужно нормальный частокол поставить. Хотя-бы взять то, что мы здесь накидали, обрубить сучья и вкопать нормально.

- А почему именно Кирилла. Я может тоже хочу на охоту сходить.

- Виктор Степанович вы как серьезный человек рассудите сами. Виталий или Степан хорошие стрелки. Плюс обучены подкрадываться. А Кирилл – зоолог. Ему в любом случае за животными наблюдать надо. У него работа такая. Обустроим лагерь – тогда можно и всем начать гулять по округе. А так мы сейчас толпой пойдем и что это будет. Или всю дичь распугаем или нарвемся на кого.

- Согласен. Был не прав. Извиняйте. Ладно думаю что-то мы засиделись. Пора и дело делать. – с этими словами Виктор поднялся, как бы показывая, что для себя он все уже решил и обговорил. Начали подниматься и остальные.

- Степа ты с Кириллом. Я с Александром остаюсь в лагере.

- Понял шеф. Ладно Кирилл берем вездеход и пошли. Надеюсь никто не подумал, что мы еду для двадцати человек на собственном хребте потащим.

Со Степаном никто спорить не стал. Только кто-то из рабочих усмехнулся про себя.

Впрочем, охотники вернулись достаточно быстро. И уже вечером участники экспедиции сидели возле костра, поедая сочное мясо. Жизнь стала казаться прекрасной. Послышались слова, что надо было в любом случае оставаться на планете. Что на Земле человека ограничивают многочисленные законы и правила. А здесь если захотим можно и большой дом построить с бассейном. Завести каких-нибудь домашних животных. Прежде всего конечно стоило построить крепкие стены, окружающие лагерь. А потом конечно думать о других вещах. Да вот хоть пару турников сообразить. И брусья обязательно.

На следующее утро у некоторых членов команды побаливали животы. Они начали коситься на зоолога. Но тот чувствовал себя просто великолепно, поскольку вчера сумел вовремя остановиться и не переесть. Сегодня в их тесную охотничью партию напрашивался ботаник экспедиции. И получив разрешение начальства они отбыли из лагеря.

Волков застыл над сенсорной панелью в рубке управления посадочного модуля. Его палец не решался коснуться ее, чтобы отдать приказ, после которого орбитальный блок с накопленными данными покинет орбиту планеты и направится в сторону солнечной системы.

С того разговора прошло две недели. Две недели в течение которых укреплялся лагерь, Кирилл изучил еще три вида животных, а Вахрушев нашел все же съедобные растения. И вот сейчас окончательно принимается решение. Принимается им. Он был полностью уверен, что даже если последующие корабли и унесут кого-нибудь обратно на Землю, то это в любом случае будут не они. Объяснить эти ощущения он не мог. Они просто были. Вздохнув он коснулся клавиши и пошел на ужин.

 





Дата добавления: 2016-12-28; просмотров: 87 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.015 с.