Лекции.Орг
 

Категории:


Построение спирали Архимеда: Спираль Архимеда- плоская кривая линия, которую описывает точка, движущаяся равномерно вращающемуся радиусу...


Объективные признаки состава административного правонарушения: являются общественные отношения, урегулированные нормами права и охраняемые...


Деформации и разрушения дорожных одежд и покрытий: Деформации и разрушения могут быть только покрытий и всей до­рожной одежды в целом. К первым относит...

SC — Сидней (Новая Шотландия) — Англия 6 страница



Загрузка...

 

В то же время союзники создали сеть агентов, имевших задачу следить за каждым интернированным за границей германским судном и тотчас же доносить о всякого рода приготовлениях к выходу в море, например, пополнением запасов топлива и продовольствия. Однако они не смогли воспрепятствовать тому, что этапная служба, создававшаяся немцами с начала 30-х годов, сумела в первые три года войны [76] погрузить и отправить в плавание значительное число торговых судов, стоявших в портах дружественных и нейтральных государств и получивших задачу прорваться сквозь кольцо блокады или взять на себя снабжение германских военных кораблей, действовавших в океане.

 

В конце 1939 г. блокада была значительно усилена тем, что все товары немецкого происхождения, находившиеся на нейтральных судах, независимо от того, кому они принадлежали, стали рассматриваться как контрабандные и подлежащие конфискации. В качестве предлога для принятия этих мер, противоречивших общепризнанным положениям Парижской декларации 1856 г., были выдвинуты германские минные постановки, якобы нарушавшие международное право. Япония, Италия и несколько малых морских держав заявили протест, который был оставлен без последствий. Вывоз германского угля в Италию через Бельгию и Голландию сначала не был запрещен, но в марте 1940 г. англичане конфисковали груз 13 итальянских угольщиков, шедших в Италию из портов, расположенных на Рейне и Шельде. Все жалобы ни к чему не привели, и Италии пришлось доставлять уголь для своих нужд только по суше. Не в первый раз морская держава обеспечила свои жизненные интересы, не обращая внимания на право, признанное всеми.

 

Ведение морской войны англичанами

 

Незначительность успехов англичан в деле захвата возвращающихся немецких судов, несомненно, объясняется тем, что оба броненосца сковывали крупные силы союзников. Черчилль ожидал, что появление в Атлантике даже одного такого корабля вызовет «большой морской кризис». С конца сентября из Северной и Южной Атлантики, а также с Индийского океана стали поступать донесения о замеченных броненосцах. Это потребовало значительного напряжения сил. Вскоре морские пространства, оказавшиеся под угрозой, стали бороздить 9 групп кораблей, выделенных для охоты за броненосцами, в составе 1 линкора, 3 линейных крейсеров (в том числе 1 французского){34}, 11 тяжелых крейсеров [77] (3 французских), З легких крейсеров и 5 авианосцев. Далее, в состав прикрытия конвоев были включены 3 линкора и 2 крейсера. Таким образом, 2 броненосца сковывали 28 единиц вражеского флота, что явилось убедительным доказательством правильности разработанного Редером плана создания германского океанского флота. Теперь от каждой группы кораблей, выделенных для охоты за броненосцами, требовалась способность справиться лишь с одним из них. Насколько сильнее пришлось бы им быть, чтобы действовать против линейных крейсеров или целых боевых групп, составленных из линкоров!

 

Появление броненосцев в столь многих пунктах, а затем отзыв «Дейчланда» нервировали англичан. Они старались обнаружить за этими мероприятиями больше того, что было на самом деле, и полагали, что целью немцев является рассредоточить их флот [английский], чтобы получить возможность внезапно высадить 20000 человек где-нибудь у Гарвича, где море имело значительную глубину у побережья.

 

Немецкие минные постановки и воздушная война также оказывали сильное давление, особенно на судоходство в районе восточного побережья. Кроме больших судов, шедших в главные порты или вышедших из них, в этом районе каждый день насчитывалось еще свыше 300 судов водоизмещением от 500 до 2000 брт, находившихся в пути или стоявших под погрузкой или выгрузкой. Из них едва ли хоть одно было вооружено.

 

Силы Англии были настолько напряжены, что не было предпринято попытки обойти «Западный вал» и застигнуть врасплох действовавшие к востоку от него сторожевые корабли и флотилии тральщиков. (Быть может, это объяснялось также почтением к немецким военно-воздушным силам.) Между тем упомянутые немецкие корабли представляли собой большей частью тихоходные и плохо вооруженные вспомогательные суда, траулеры или люгеры, у которых было мало шансов выдержать столкновение с эсминцами, а тем более с крейсерами. Немецкие отряды малых кораблей, частично укомплектованные неопытным личным составом, были приятно поражены и очень благодарны противнику за то, что он предоставил им несколько месяцев на подготовку и приобретение навыков.

 

В Немецкой бухте иногда появлялись только британские подводные лодки и самолеты. [78]

 

Первый успех пришелся на долю подводной лодки, которая 13 декабря 1939 г. атаковала у входа в Скагеррак шедший без охранения отряд из трех легких крейсеров, которые должны были встретить там 5 эсминцев, ставивших мины перед устьем Тайна. В «Лейпциг» и «Нюрнберг» попало по одной торпеде, они были сильно повреждены и не без труда достигли устьев рек под защитой подоспевших к ним сторожевиков. На следующее утро при атаке подводной лодкой стоявшего у Гельголанда конвоя погиб сторожевик «F-9», в который попала торпеда; вместе с ним утонули командир флотилии капитан 2 ранга Пиндтер и большая часть команды.

 

Вопрос о том, целесообразно ли направлять крейсера навстречу возвращающимся эсминцам, уже в октябре привел к резким дискуссиям и персональным переменам в штабе флота, который высказался за этот метод. РВМ держалось того мнения, что наилучшим оружием эсминцев является скорость их хода и что встреча их крейсерами является скорее помехой, чем поддержкой. Это подтвердилось 13 декабря, хотя следует сказать, что корабли обычно не выходили в море без сторожевиков.

 

В следующие недели минные тральщики потопили неподалеку от Гельголанда две английские подводные лодки и доставили взятые в плен их команды. С этого времени в Немецкой бухте воцарилось спокойствие. Воздушные налеты, которые к концу года снова стали практиковаться в большом масштабе, бесславно закончились катастрофой 18 декабря, когда базировавшаяся в Нордгольце истребительная эскадрилья Шумахера сбила более половины участвовавшего в налете соединения, в котором было около 50 бомбардировщиков. Что касается якорных мин, которые англичане впервые стали сбрасывать в начале 1940 г. над незаминированными водами к югу от «Западного вала», то с ними без труда и потерь управлялись тральщики. Магнитные мины, действие которых было основано на ином принципе, чем действие немецких, впервые появились в апреле 1940 г.

 

Английские взгляды на морскую войну отразились и на судостроительной программе. Правда, строительство линкоров и крейсеров было ограничено, но не приостановлено, ибо ощущалась потребность в крупных кораблях, могущих быть противопоставленными «Бисмарку» и «Тирпицу». Из шести запланированных авианосцев продолжалось строительство четырех, число подводных лодок было несколько увеличено, а центр тяжести перенесен на корабли охранения и [79] прикрытия; заказы на эти корабли размещались в расчете на максимальное использование производственных мощностей английских и канадских верфей. В то же время вновь созданное министерство судостроения занималось строительством торговых судов и укомплектованием их команд. Благодаря этим мерам за первое полугодие войны тоннаж торгового флота сократился только на 200000 брт. Однако наряду с этим он был вынужден передать вооруженным силам 5,5 млн. брт, так что для обеспечения жизненно важного импорта оставалось 15,5 млн. брт. Этот тоннаж, а также нейтральные суда позволили сохранить импорт на уровне 4/5 довоенного.

 

Ранней весной 1940 г. англичане не имели особых оснований для недовольства. На Западном фронте все было спокойно; английская армия, численность которой должна была достигнуть 55 дивизий, формировалась согласно плану. Правда, на море и в воздухе немцы оказались агрессивнее, а собственные потери выше, чем предполагалось. Особенно хорошей подготовкой отличались экипажи немецких подводных лодок, которые стояли на высоте и в техническом отношении, причем выяснилось, что их совсем не так легко топить, как в теории. Однако при своей малочисленности эти подводные лодки не представляли собой серьезной угрозы; ожидавшийся в скором времени прирост числа кораблей охранения должен был еще больше ограничить их деятельность. К тому же часть их была уже потоплена, равно как и один из трех броненосцев. Доставка в Германию заморских товаров была прекращена, за исключением ввоза руды из Северной Швеции летом и через Нарвик — зимой. Если бы удалось прекратить и этот ввоз, германская военная промышленность осталась бы без стали и победа союзников стала бы лишь вопросом времени. Не удивительно, что Черчилль очень рано стал думать об этом косвенном способе поражения противника, как особенно подходящем для морской державы, располагающей временем и всегда склонной прикончить противника экономическим давлением. При существовавшем положении овладение Норвегией [англичанами] давало и другое преимущество, создавая возможность запереть морские силы противника, действия которых тревожили Англию и могли принести всякие неожиданности в будущем. [80]

 

 


Глава 5-я. Норвегия

Предыстория

 

Германский военно-морской флот тоже посматривал на Норвегию, однако не с агрессивными намерениями, а со все большей озабоченностью. Он также мог быть доволен ходом войны на море до этого времени. Подводные лодки себя оправдали, они и немногие имевшиеся надводные корабли дали себя почувствовать гораздо сильнее, чем можно было от них ожидать, несмотря даже на препятствия политического характера и некоторые технические дефекты, являвшиеся неизбежными следствиями всемерно ускоряемого роста. Потери, особенно гибель «Графа Шпее», были тягостны, но терпимы.

 

Однако в этой картине были и сугубо теневые стороны. На флоте не предавались мечтаниям относительно длительности и тяжести борьбы, ибо упорство и выдержка морской державы были там известны. Но именно поэтому внушало беспокойство все большее вмешательство в ведение войны на море военно-воздушных сил, главное командование которых не желало ни сотрудничать с флотом, ни учитывать своеобразие морского театра войны. Правда, на бумаге было признано, что атака британских морских коммуникаций является делом первостепенной важности, но государственное руководство не направляло на это большую стратегию и предоставляло средства, необходимые для расширения подводного флота, лишь нехотя и в недостаточных размерах. В конце концов Норвегия стала кошмаром морского командования. Перед глазами ответственных лиц слишком ясно стояла картина гигантского заграждения из 70000 мин, которое американцы поставили летом 1918 г. от Оркнейских островов до границы норвежских территориальных вод. После этого в августе 1918 г. британцы, используя политический нажим, заставили нейтральных норвежцев заминировать свои территориальные воды и тем завершить работу по [81] созданию заграждения, в результате технических дефектов действие последнего оказалось не столь успешным, как надеялись инициаторы его создания, но оно явилось, тем не менее, серьезным препятствием, из-за которого погибло несколько подводных лодок. Не было сомнения в том, что то же заграждение будет действовать эффективнее при наличии лучшего материала и большего количества мин (то и другое не составляло проблемы для техники, которая за это время ушла далеко вперед). И тогда надводные корабли и подводные лодки окажутся запертыми в Северном и Балтийском морях, и океанской войне придет конец. В то же время подвоз через Нарвик прекратится, и Германия потеряет до одной трети шведской руды. Германский военно-морской флот уже с 20-х годов много занимался Нарвиком — толчком к этому явилось появление труда вице-адмирала Вегенера о стратегии первой мировой войны. Последний указывал, между прочим, на то, что стратегическое положение на море могло быть решительно улучшено путем использования Каттегата и Скагеррака и еще больше путем приобретения баз в Норвегии. Это являлось, однако» лишь частью обширного исследования, и не следует думать, что после прочтения его труда весь военно-морской флот горел желанием при первой возможности занять Норвегию. РВМ считало, что для Германии выгоднее всего строжайшее соблюдение этой страной нейтралитета. Это нашло яркое выражение в ноте от 2 сентября 1939 г., в которой германское правительство обязалось уважать нейтралитет Норвегии, однако, в недвусмысленных выражениях, оставило за собой свободу действий на случай, если этот нейтралитет будет нарушен третьей стороной.

 

Уже в самом начале войны появились признаки того, что Англия не намерена долго уважать нейтралитет Норвегии. Черчилль, который являлся тогда морским министром и был хорошо знаком со всеми политическими и стратегическими прецедентами, имевшими отношение к морю, вплоть до времен первой мировой войны, уже 19 сентября затронул этот вопрос на заседании кабинета, а десять дней спустя представил меморандум о том, как лишить немцев импортной руды и преградить им доступ в Атлантику.

 

Кабинет тогда еще не принял этих предложений. Поскольку, однако, инициатор их продолжал отстаивать проект всякий раз, как для этого представлялась возможность, не приходится удивляться, что произошла некоторая утечка информации. В начале октября германский военно-морской [82] флот получил, по крайней мере, из двух источников сведения о намерениях союзников в отношении Северной Скандинавии. Адмирал Карльс предложил тогда выяснить, нельзя ли предотвратить опасность созданием баз в Норвегии. Этого следовало достигнуть без применения силы; на основании соглашений политического характера германский военно-морской флот уже пользовался тайными базами снабжения в Испании, на Канарских островах и в бухте западнее Мурманска{35}. Однако нельзя было сомневаться в том, что поскольку базы в Норвегии вплотную приблизят германский флот к одной из ключевых позиций английского морского могущества, следует ожидать соответствующих контрмер.

 

РВМ пришло к выводу, что невозможно прибегнуть к этому способу, не вызвав появления на сцене Англии, и что, с другой стороны, приобретение англичанами авиационных баз в Норвегии сделает и незатронутое военными действиями Балтийское море досягаемым для британских военно-воздушных сил, что будет особенно вредно для обучения команд подводных лодок. Нейтралитет — наилучшее решение вопроса. Адмирал Редер доложил об этом Гитлеру, который до того, видимо, почти не занимался данной проблемой.

 

Признаки готовящегося вторжения союзников умножались; французы — как премьер-министр Даладье, так и генеральный штаб — тоже настаивали на занятии, по крайней мере, Северной Норвегии, чтобы сковать часть германских сил, которые потом не смогут участвовать в предстоящем германском наступлении на Западе. Прекрасным предлогом явилось советское нападение на Финляндию{36}; 30 ноября 30 дивизий без объявления войны вступили в маленькую страну, с которой Россия несколькими годами раньше заключила нерасторжимый до 1945 г. пакт о ненападении. Сами себя назначив уполномоченными Лиги Наций, союзники добивались разрешения на проход своих войск через Северную Норвегию и Северную Швецию, стремясь прийти на [83] помощь Финляндии и при этом вполне благородно и, конечно, между прочим завладеть всей шведской рудой.

 

Гитлер узнал об этом 12 декабря 1939 г. из идеологически близкого к нему источника, а именно от норвежского экс-министра и национал-социалиста Квислинга, и 14 декабря приказал ВГКВС изучить норвежский вопрос. Положение в достаточной мере прояснилось в результате британской ноты от 6 января 1940 г., адресованной шведскому и норвежскому правительствам; эта нота сухо уведомляла о том, что британцы намерены покончить с немецким судоходством в территориальных водах обоих государств, не считаясь с нейтралитетом последних. Вскоре после этого французы, которых явно тревожила мысль о немецком наступлении на суше, стали настаивать на вторжении в Северную Норвегию, как «мере. способной изменить ход войны». С этого времени верховные штабы обеих стран занялись подготовкой операции против Норвегии, исходя из весьма сходных взглядов.

 

5 февраля Верховный военный совет союзников решил занять Нарвик тремя или четырьмя французскими и английскими дивизиями, чтобы оказать военную помощь Финляндии и занять северо-шведские рудники. Одновременно британский министр иностранных дел объявил послам Норвегии и Швеции о намерении союзников прекратить вывоз руды в Германию. Для оказания помощи непосредственно Финляндии осталась в конце концов одна дивизия — капля на очень горячем камне. Финляндское правительство предпочло, как ни горько это было. вступить в переговоры с Россией и 12 марта заключить мир.

 

РВМ все еще стояло за нейтралитет Норвегии, когда инцидент с «Альтмарком» — 16 февраля 1940 г. — практическим путем внес ясность в британскую точку зрения. «Альтмарк» (капитан Дау) — грузовое судно, плававшее под имперским служебным флагом, снабдило топливом и продовольствием «Графа Шлее» и находилось на обратном пути в Германию, имея на борту 300 пленных. Оно уже прорвалось сквозь линию блокады и стояло в Ессинг-фьорде, в Юго-Западной Норвегии, когда в этот фьорд вошел британский эсминец «Коссек» (Captain Виан), который прибег к насилию, хотя в непосредственной близости от него находились норвежские военные корабли. Британские моряки освободили пленных и убили нескольких немцев. В ответ на норвежские [84] и немецкие протесты британское правительство заявило, что речь может идти лишь о техническом нарушении норвежского нейтралитета.

 

С международно-правовой точки зрения статус «Альтмарка», как торгового судна, плававшего под имперским служебным флагом и находившегося с пленными на борту в нейтральных водах, был неясен Однако заинтересованное государство было обязано внести в него ясность. Норвегия доказала свою волю и способность к этому, когда незадолго до того в норвежские территориальные воды вошло, с призовой командой на борту, американское судно «Сити ов Флинт», захваченное «Дейчландом». Судно было задержано норвежскими военными кораблями, а затем отпущено, призовая же команда — интернирована. Несомненно, что атаковать «Альтмарк», вместо того, чтобы попытаться освободить заключенных дипломатическим путем, было грубым нарушением нейтралитета. Бездействие норвежских военных кораблей давало законное основание сомневаться в готовности Норвегии защищать свой нейтралитет от британцев столь же решительно, как она защищала его от немцев.

 

Случай с «Альтмарком» по-разному повлиял на настроение ответственных руководителей государств. 21 февраля 1940 г. Гитлер возложил на генерала фон Фалькенхорста оперативную подготовку к «Везерским учениям», как обозначалась условно норвежская экспедиция, и одновременно назначил его командующим «Группой XXI», то есть предназначенными для этой цели войсками. В тот же день Даладье снова категорически потребовал в Лондоне вторжения в Северную Скандинавию и предложил занять норвежские порты столь же внезапно, как был атакован «Альт-Марк». При этом он особенно подчеркнул тот факт, что речь идет о прекращении вывоза руды в Германию. 23 февраля Редер доложил обстановку Гитлеру и, со своей стороны, подчеркнул, что выгоднее всего было бы сохранить, если возможно, нейтралитет Норвегии. Однако высадка там союзников — дело настолько опасное, что ей надо помешать любыми средствами.

 

Оперативный план

 

РВМ получило окончательный приказ на проведение учения «Везер» 1 марта 1940 г. через ВГКВС и ШРВС{36}. В составлении этого приказа участвовал капитан 1 ранга (позднее [85] адмирал) Кранке, представлявший военно-морской флот в штабе подготовки операции. Адмирал Редер и РВМ, которые всегда решительно выдвигали тезис о том, что необходимо бросить все силы на британские морские коммуникации, предоставили для экспедиции в Норвегию все средства, которыми располагал флот, включая все подводные лодки, ибо теперь дело заключалось в том, чтобы сохранить за собой путь в открытое море.

 

В основу операции было положено следующее: молниеносно занять важнейшие порты Норвегии и создать предмостные укрепления, способные обороняться против нападения с моря и с суши до тех пор, пока не прибудет достаточно войск и тяжелого вооружения, чтобы можно было продвинуться в глубь страны и занять немногочисленные транспортные магистрали. Небольшие отряды быстроходных военных кораблей с войсками на борту должны были проникнуть в гавани до рассвета; несколько танкеров и вспомогательных судов, замаскированных под обычные торговые суда, — так называемая «авангардная эскадра» — должны были заблаговременно находиться в норвежских водах или прийти туда сразу же после военных кораблей; за ними, согласно плану, следовали без охранения 15 пароходов 1-й транспортной эскадры, а вслед за этими пароходами — конвои, которые должны были доставить прежде всего в Южную Норвегию главную массу войск и материальной части; доступ в Скагеррак с запада было приказано преградить минами. Учитывая малочисленность военно-морского флота, «авангардная эскадра» не могла не быть слабой, а количество войск на борту — ограниченным. Большое значение придавалось фактору внезапности как по отношению к норвежцам, так и по отношению к англичанам. Обратный путь представлялся более опасным, чем переход в Норвегию, ибо ко времени возвращения кораблей вражеский флот должен был получить основательную встряску.

 

Отдельные группы состояли из:

 

I. Нарвик. 10 эсминцев под командованием коммодора Бонте, 2000 человек горных войск под командованием генерала Дитля. «Шарнхорст» и «Гнейзенау», под командованием адмирала Лютьенса, в качестве прикрытия.

 

II. Тронхейм. Тяжелый крейсер «Хиппер» (капитан 1 ранга Хейе), 4 эсминца, 700 человек, 1 танкер, 3 парохода «авангардной эскадры».

 

III. Берген. Легкие крейсера «Кельн» и «Кенигсберг» (контр-адмирал Шмундт), артиллерийское учебное судно [86] «Бремзе», 2 миноносца, 1-я флотилия торпедных катеров (7 катеров) с сопровождающим ее судном «Карл Петере», 1900 человек, 1 малый танкер, 3 парохода 1-й транспортной эскадры.

 

Географически между группами III и IV находились силы, осуществлявшие воздушный десант в районе Ставангераэродром Сола: 2 батальона, зенитная артиллерия, 1 пароход «авангардной эскадры», 1 малый танкер, 3 парохода 1-й транспортной эскадры.

 

IV. Кристиансанд и Арендалъ. Легкий крейсер «Карлсруэ» (капитан 1 ранга Риве), 3 миноносца, 2-я флотилия торпедных катеров (7 катеров) с сопровождающим ее судном «Циндао», 1100 человек, 4 парохода 1-й транспортной эскадры.

 

V. Осло. Тяжелый крейсер «Блюхер» (контр-адмирал Куммец), броненосец «Лютцов» (переименованный «Дейчланд»), легкий крейсер «Эмден», 3 миноносца, 1-я флотилия тральщиков (8 судов), 2 китобойных судна, 2000 человек, 2 малых танкера, 5 пароходов 1-й транспортной эскадры. 11 пароходов 2-й транспортной эскадры, 8500 человек, 1000 лошадей. 1500 повозок, 2200 т материальной части — на третий день; 12 пароходов 3-й эскадры с 6000 человек, 900 лошадьми, 1300 повозками, 6000 т материальной части — на шестой день.

 

VI. Эгерсунд. 4 тральщика 2-й флотилии тральщиков (капитан 3 ранга Тома), 1 батальон велосипедистов.

 

Группа минных заградителей. 4 судна и 4 катера (капитан 1 ранга Бёмер). Задача: постановка заграждений к западу от Скагеррака.

 

Подводные лодки. Все подводные лодки, пригодные к использованию в боевых условиях (около 35), выставляются девятью группами, в том числе 5 — у норвежского побережья, 3 — в морском пространстве между Оркнейскими и Шетландскими островами и 1 — у восточного выхода из Ла-Манша.

 

Достаточно взглянуть на это развертывание, чтобы убедиться, что только группы I и II отличались быстроходностью и относительной боеспособностью. Исходя из традиционных представлений о войне на море. ни одно из выделенных судов не годилось для боевых действий против береговых укреплений, наличие которых следовало предполагать перед входом в большинство гаваней.

 

Для занятия Дании были сформированы еще четыре [87] группы из кораблей, обладавших весьма низкой боеспособностью.

 

VII. Корсер-Нюборг. Учебное судно «Шлезвиг-Гольштейн»{37} (капитан 1 ранга, впоследствии вице-адмирал Клей-камп) с 11 траулерами, тральщиками и буксирами и 2 транспортами; 2000 человек.

 

VIII. Копенгаген. Минный заградитель «Ганзештадт Данциг» (капитан 3 ранга запаса Шредер), 1 ледокол, 2 сторожевых корабля; 1000 человек.

 

IX. Миддельфарт. Пароход «Ругард» (капитан 1 ранга Лейсснер) с 10 тральщиками, рыболовными траулерами и буксирами.

 

X. Эсбьедг и Тюборен. 24 крупных тральщика-искателя и сторожевых корабля, 2 флотилии тральщиков. (Эта группа была сравнительно слишком сильна. Две трети ее состава были бы больше на месте в Каттегате и Осло-фьорде.)

 

Оперативное использование военно-морских сил осталось в руках командования группами «Ост» и «Вест», а военно-воздушными силами — в руках главного штаба военно-воздушных сил. Генерал фон Фалькенхорст практически командовал только на суше, высшее руководство продолжал осуществлять генеральный штаб вооруженных сил. Подлинно единое руководство не было создано и в связи с этой первой за войну десантной операцией. Этот недостаток компенсировался тесным сотрудничеством средних и низших инстанций трех видов вооруженных сил и самостоятельными, разумными действиями большинства этих инстанций.

 

Примечательно, что в операции не участвовало ни единого специально десантного судна. Это было возможно потому, что в соответствии с природой страны и непривычкой ее населения к войне объектом военных действий служили только хорошо оборудованные порты, в отличие от позднейших больших десантных операций англо-американцев и японцев, которые почти без единого исключения ознаменовались высадками на открытом берегу с последующим занятием портов с тыла.

 

Британские мины, немецкая атака

 

Заключение мира Финляндией лишило союзников предлога для занятия портов, откуда отгружалась руда, а также и самых рудников, но приготовления их продолжались. 28 марта Верховный военный совет решил обнародовать в [88] нотах Норвегии и Швеции мероприятия союзников, направленные против экспорта руды в Германию, и 5 апреля сделать первые шаги к проведению их в жизнь путем постановки минных заграждений в норвежских территориальных водах. К 1 апреля немецкие приготовления были завершены, и, учитывая новые известия из Норвегии об угрозе английского вторжения, было принято предложение адмирала Редера назначить десант («Время Везера») на 5 часов утра 9 апреля 1940 г.

 

3 апреля британский кабинет отложил постановку мин на 8 апреля. Английские и французские войска должны были одновременно отправиться в Нарвик и оттуда двинуться к шведской границе, а другие части этих войск намечалось доставить на военных кораблях в Тронхейм, Берген и Ставангер, чтобы не допустить занятия этих портов немцами в качестве контрмероприятия со стороны последних.

 

Рано утром 8 апреля военные корабли союзников поставили заграждения юго-западнее Кристиансанда и южнее Вест-фьорда (Нарвик), но все немецкие группы уже вышли к этому времени из своих портов и частично находились даже севернее минных заградителей и их дальнего охранения. В то же утро, при бурной погоде, [английский] эсминец «Глоу-уорм» случайно встретился с одним из эсминцев, шедших вместе с группами I и II, и после непродолжительного, но мужественного сопротивления был потоплен подоспевшим на помощь «Хиппером». 9-го рано утром, как раз в то время, когда все группы достигли портов назначения, «Шарнхорст» и «Гнейзенау» встретились с линейным крейсером «Ринаун» (шесть 38-см орудий) и после получасового боя смогли оторваться от противника, понеся незначительный ущерб.

 

Разведывательные данные и агентурные донесения не создали у союзников ясного представления о происходящем, и немецкие десанты 9 апреля захватили их врасплох. Эти десанты эффективно воспрепятствовали осуществлению следующей фазы операции союзников, а именно постановке заграждения у Стадтландета и высадке войск в главных портах западного побережья — от Нарвика до Ставангера. Уже взятые на борт войска были снова спущены на берег; с этого момента все мероприятия союзников представляли собой попытку восстановить положение.

 

Это тесное переплетение планов, решений и действий обеих сторон, которое, благодаря изучению документов, стало [89 — Схема 4] [90] теперь известно во всех частностях, показывает, что первый толчок, данный Черчиллем, вызвал цепную реакцию и взрыв в стратегически важном морском пространстве, причем интересы нейтралов не были приняты во внимание. Но это доказывает также, что нюрнбергский приговор гросс-адмиралу Редеру, утверждавший, будто он первым планировал агрессию против Норвегии, стоит на глиняных ногах. Под тяжестью фактов Нюрнбергский трибунал в 1948 г. оправдал также обвинявшегося в подготовке агрессии против Норвегии адмирала Шнивинда, бывшего начальника штаба Руководства войной на море и ближайшего сотрудника Редера.

 

Однако из этого не было сделано выводов в пользу адмирала Редера.

 

Оккупация

 

Все группы достигли пунктов назначения и поставленных целей, хотя им приходилось попадать в критическое положение и нести потери. Десять эсминцев Бонте сломили у Нарвика сопротивление двух норвежских броненосцев береговой обороны и высадили горных егерей. Из числа вспомогательных судов успел прийти лишь один танкер. Перекачка нефти заняла неожиданно много времени и была еще очень далека от завершения, когда 10 апреля на рассвете в гавань Нарвика ворвалось соединение английских эсминцев, которое вывело из строя три из находившихся там пяти эсминцев. Бонте погиб. Англичане были атакованы шестью другими немецкими кораблями, стоявшими в одном из соседних фьордов, и в свою очередь потеряли два эсминца и командира флотилии. В следующие несколько дней немецкое соединение, подвергшееся атакам крупных военно-воздушных и военно-морских сил, ядром которых являлся линкор «Уорспайт», было уничтожено после ожесточенных боев. 2100 человек из состава команд немецких кораблей усилили небольшой отряд Дитля.





Дата добавления: 2016-12-18; просмотров: 150 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.014 с.