Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ѕовести XIII-xv ¬¬. ќ борьбе с монголо-татарским игом.

«адание: —оставление развернутого плана-конспекта.

 

¬ первой четверти XIII в. –усь постигла национальна€ трагеди€ Ч вторжение орд монголо-татар[1]. ќ нашествии кочевников, о разрушении городов, гибели или угоне в плен населени€, а также о запустении –уси после нашестви€ врага, когда города лежали в развалинах, а Ђсела... запустеша и ныне лесом зарастошаї, рассказывают русские летописи, повести, жити€, проповеди, а еще более убедительно и беспристрастно Ч данные, добытые археологами и историками материальной культуры. ѕри раскопках удавалось иногда воссоздать до деталей страшные картины гибели русских городов, обнаружива€ следы пожарищ, трупы мирных жителей, придавленных обгоревшими стропилами домов, или воинов со следами боевых ранений. ѕоказательны археологические данные и о последстви€х нашестви€: культурный слой, расположенный выше сло€ пожарища (свидетельства гибели города при осаде врагами), как правило, содержит значительно меньше остатков хоз€йственного инвентар€, что говорит об упадке ремесел. ¬ р€де случаев город вообще не возрождалс€ после разрушени€ или достигал размеров домонгольского времени лишь несколько веков спуст€.

–ати Ѕаты€ опустошили огромную территорию: во врем€ его похода (1237-1241) были вз€ты, разрушены и сожжены –€зань,  оломна, ћосква, ¬ладимир, —уздаль, ёрьев-ѕольский, –остов,  острома, ярославль, ѕере€славль-«алесский, „ернигов, ѕере€славль-ёжный, ¬ладимир-¬олынский, √алич.

¬ 1240 г. войска Ѕаты€ подошли к стенам  иева и обступили город. ѕо словам летописца, Ђне бе слышати от гласа скрипани€ телег его, множества ревени€ вельблуд его и рьжани€ от гласа стад конь его, и бе исполнена земл€ –усска€ ратных [вражеских воинов]... ѕостави же Ѕаты порокы [тараны или баллисты] городу подъле врат Ћ€дьскых... пороком же беспрестани бьющим день и нощь, выбиша стены и возидоша горожане на избитые стены, и ту беаше видети лом копейный и щет скепание [разсеченные щиты], стрелы омрачиша свет побеженым...ї —опротивление продолжалось и на стенах старого града, построенного еще при ¬ладимире; здесь Ђбысть брань меж ими великаї, констатирует летописец. ѕоследние защитники города оборон€лись в храме Ѕогородицы ƒес€тинной. Ћюди забрались даже на Ђкомарыї (своды) здани€, и Ђот т€гости повалишас€ с ними стены церковны€ї.

„ерез √алицко-¬олынскую –усь монголы устремились в ¬енгрию. 11 апрел€ 1241 г. они разбили венгерского корол€ Ѕелу IV и хорватского герцога  оломана на реке Ўайо (приток “иссы, в 160 км к востоку от Ѕудапешта), а двум€ дн€ми раньше другие монгольские полки нанесли поражение под Ћигницей (к западу от ¬роцлава) объединенным силам чешских и польских кн€зей.  очевники дошли до ¬ены и побережь€ јдриатики. ќднако ослабленные т€желой борьбой с русскими и половцами, они не смогли осуществить свой замысел покорени€ ≈вропы, и Ѕатый вернулс€ на восток. ѕройд€ через южнорусские степи, монголы осели в Ќижнем ѕоволжье. —толицей Ѕаты€ стал город —арай-Ѕату (близ нынешней јстрахани). –усские Ђнеобозримые равнины, Ч писал ј. —. ѕушкин, Ч поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю ≈вропы; варвары не осмелились оставить у себ€ в тылу порабощенную –усь и возвратились на степи своего востока. ќбразующеес€ просвещение было спасено растерзанной и издыхающей –оссиейї[2].

ќднако дл€ самой –уси т€желые испытани€ еще не кончились. ѕосле некоторого периода тишины возобновились Ђратиї: во второй половине XIII в. имело место до 15 походов монголов на –усь, во врем€ которых вновь пострадали ¬ладимир, —уздаль, ёрьев, ѕере€славль-«алесский, ћосква, “верь, –€зань,  урск и другие города.

“рудно представить общие масштабы бедстви€, исчислить людские жертвы Ч число погибших или угнанных в плен. Ќепоправимый урон был нанесен и русской культуре. ƒостаточно выразительным свидетельством €вл€етс€ тот факт, что во второй половине XIII в. на –уси почти не ведетс€ каменное строительство, тогда как количество церквей и каменных построек XII и начала XIII в. исчисл€лось тыс€чами.

Ћитературное развитие в XIII Ч первой половине XIV в. существенно замедл€етс€, и на долгое врем€, по крайней мере до середины XV в., одной из центральных в русской литературе становитс€ патриотическа€ тема Ч прославление подвигов русских воинов, доблести русских кн€зей в годы нашестви€ Ѕаты€ и побед русского оружи€ во времена ƒмитри€ ƒонского.

Ћетописи XIII-XV вв. обсто€тельно и взволнованно рассказывают о важнейших эпизодах борьбы с монголо-татарским нашествием: о битве на  алке[3] (в 1223 г.), о Ѕатыевом нашествии (1238-1240), о победе над ћамаем на  уликовом поле (1380), о захвате ћосквы “охтамышем (1382), о нападении “емир-јксака (1395), о приходе на –усь ≈диге€ (1408) и, наконец, о Ђсто€нии на ”феї русского войска, возглавл€емого »ваном III, и татарской рати хана јхмата в 1480 г. Ч событии, которое считаетс€ историческим рубежом, знаменующим конец монголо-татарского ига. ѕомимо всех этих кратких и подробных, драматических и торжествующих летописных повествований, событи€м вражеского нашестви€ посв€щены и такие выдающиес€ литературные пам€тники, как Ђѕовесть о разорении –€зани Ѕатыемї, Ђ«адонщинаї и Ђ—казание о ћамаевом побоищеї.

Ћетописна€ повесть о битве на  алке. Ќаиболее подробно о битве на  алке рассказываетс€ в Ќовгородской первой и »патьевской летопис€х. ѕо€вление в южнорусских степ€х неведомых доселе монголо-татар встревожило местное население. Ђѕридоша €зыци незнаеми, их же добре никтоже не весть, кто суть и отколе изидоша, и что €зык их, и котораго племени суть, и что вера ихї, Ч недоумевает летописец; по мнению некоторых, продолжает он, это и есть те самые народы, которые, согласно древним предсказани€м, Ђ€в€тс€ї перед Ђскончанием временї и Ђпоплен€т всю землюї.

ѕервыми подверглись нападению монголо-татар половцы. ѕоловецкие кн€зь€ с богатыми дарами €вились в √алич к кн€зю ћстиславу (он был женат на дочери половецкого кн€з€  от€на) и попросили помощи: Ђнашю землю днесь отъ€ли, а ваша заутро въз€та будетї. –усские кн€зь€ вместе с половцами выступили навстречу войскам Ѕаты€: Ђѕриде же ту вс€ земл€ ѕоловецкаа и вси их кн€зи, а ис  иева кн€зь ћъстислав со всею силою, а ¬олодимер –юрикович с смолн€ны, и вси кн€зи черьниговъстии, и смольн€не, и инии страны... и галичане и волынци кыиждо с своими кн€зи, а кур€не и трубчане и путивльци приидоша кыиждо с своими кн€зиї. √аличане на тыс€че лодок спустились по ƒнестру, морем достигли усть€ ƒнепра, подн€лись вверх по его течению и у порогов примкнули к остальным русским и половецким полкам.

ѕервоначально развитие событий не предвещало ничего недоброго: русские обратили монголо-татарский авангард в бегство и преследовали его на восток восемь или дев€ть дней. Ќо у реки  алки они встретились с основными вражескими силами. ¬ ходе битвы сказалась несогласованность действий кн€зей, их взаимное недружелюбие (Ђзавистьї, как признает летописец). ћстислав  иевский вообще не прин€л участи€ в бою, а просто€л со своими полками на возвышенности в укрепленном лагере. ¬ результате объединенное русско-половецкое войско было разгромлено, несмотр€ на героизм отдельных кн€зей и их дружин[4], а тех кн€зей, которые сдались в плен, поверив обещанию, что их разрешат выкупить (така€ практика была широко распространена при русско-половецких военных конфликтах), ожидала страшна€ и позорна€ смерть: их Ђиздавиша, подъкладъше под дъски, а сами [враги] верху седоша обедати, и тако живот их конц€шаї.

¬прочем, подлинное значение этого поражени€ и опасность, которую представл€ли орды Ѕаты€ дл€ –уси, пон€ли не сразу. Ћетописец-современник успокоенно скажет, что Ђбог, ожида€ пока€ни€ї, обратил врагов Ђвсп€тьї.  н€зь€, вернувшиес€ после  алкской битвы в свои уделы, снова прин€лись за прежние Ђкоторыї Ч междоусобные войны.

Ћишь позднее, пережив все ужасы батыевой рати, народ вспомнит о том грозном предупреждении, которым была рокова€ битва на  алке. »менно поэтому воспоминани€ о ней сольютс€ с эпическими образами. “ак, в Ќиконовской летописи XVI в. в рассказе о  алкской битве утверждаетс€, будто бы Ђубиша... на том бою и јлександра ѕоповича, и слугу его “оропа и ƒобрыню –€зани-ча «латаго по€са, и седмьдес€т великих и храбрых богатырейї.

Ђѕовесть о разорении –€зани Ѕатыемї. ¬ 1237 г. монголо-татары вновь напомнили о себе: хан Ѕатый с огромным войском вторгс€ в –€занское кн€жество. Ётому событию посв€щено одно из лучших произведений древнерусской литературы Ч так называема€ Ђѕовесть о разорении –€зани Ѕатыемї.

Ђѕовестьї условно выдел€етс€ исследовател€ми из цикла сказаний о Ќиколе «аразском. ¬ цикл вход€т рассказ о перенесении иконы Ќиколы из  орсуни (’ерсонеса) в –€зань, собственно повесть о захвате –€зани Ѕатыем и рассказ о чуде, происшедшем от иконы Ќиколы «аразского в  оломне, куда она была перенесена в 1513 г. » сам цикл, и даже его компонент Ч Ђѕовесть о разорении –€заниї Ч складывались постепенно. ¬ основу его легли, видимо, легенды и предани€, возникшие непосредственно после изображаемых событий. Ќе позднее конца XIV в., как полагает ƒ. —. Ћихачев, сформировалс€ основной сюжет Ђѕовестиї, но заключительна€ часть Ч плач »нгвар€ »нгоревича о погибших р€занцах Ч была включена в ее состав еще позднее[5].

¬ 1237 г., говоритс€ в Ђѕовестиї, Ђбезбожный царь Ѕатыйї со множеством воинов приходит на –усь. ќн просит у р€занского кн€з€ ёри€ »нгваревича Ђдес€тины во всем: во кн€зех и во всех людехї. ёрий »нгваревич обращаетс€ за помощью к великому кн€зю владимирскому ёрию ¬севолодовичу, но тот отказывает ему: Ђхот€ особе сам сотворити брань с Ѕатыемї. ёрий »нгваревич совещаетс€ со своей Ђбратиейї и решает Ђутолитьї врагов дарами. — дарами отправл€етс€ в стан Ѕаты€ ‘едор ёрьевич. Ќо Ѕатый требует у р€занских кн€зей дочерей и сестер Ђсебе на ложеї.  то-то из р€занских вельмож Ђнасочилї (донес) Ѕатыю, что ‘едор ёрьевич женат на красавице из царского рода. Ѕатый потребовал привести ее к себе, на что ‘едор ёрьевич с усмешкой отвечал: Ђјще нас приодолееши, то и женами нашими владети начнешиї.  н€зь был убит, а тело его брошено Ђзверем и птицам на растерзаниеї.  огда весть о гибели мужа дошла до жены его Ч ≈впраксии, она бросилась из окна Ђпревысокогої терема с младенцем-сыном на руках Ђи заразис€ [ударилась] до смертиї[6].

–€занские кн€зь€ готов€тс€ к обороне города: ЂЋутче нам смертию живота кулиги [погибнув, заслужить вечную жизнь], нежели в поганой воли быти. —е бо €, брат ваш, напред вас изопью чашу смертную...ї Ч обращаетс€ к кн€зь€м ёрий »нгваревич.  н€зь€ героически сражаютс€ с врагами и все гибнут в бою, а вместе с ними Ч Ђвоеводы крепкыа, и воинство: удалци и резвецы резански€ї. Ѕатый опечален и разгневан, ибо в битве и его Ђполкы мнозии падошаї. ћонголо-татары осаждают –€зань. ѕ€ть дней осада длитс€ безуспешно, но силы оборон€ющихс€ тают: Ђмногих гражан побили, а инех уазвиша [ранили], а инии от великих трудов изнемогошаї. Ќа шестой день Ђприидоша погании ко граду, овии с огни, а ини с пороки, а иней со тмочислеными лествицами, и вз€ша град –езаньї. ќписанием гибели р€занцев и разрушени€ города заканчиваетс€ перва€ часть Ђѕовестиї.

ќднако погибли не все р€занские Ђудальцыї. ќдин из вельмож р€занских Ч ≈впатий  оловрат вместе с кн€зем »нгварем »нгоревичем был в это врем€ в „ернигове. ”слышав о нападении Ѕаты€, он Ђс малою дружиноюї поспешил к –€зани, но опоздал Ч Ђвиде град разорен, государи побиты, и множества народа лежаща: ови побьены и посечены, а ины позжены, ины в реце истопленыї. ≈впатий горько скорбит о своих земл€ках и, собрав дружину в тыс€чу семьсот человек, которых Ђбог соблюдеї, ибо находились они Ђвне градаї, Ђпогнашаї вслед Ѕатыю, который уже двигалс€ по направлению к —уздалю. Ќапав на Ѕатыевы полки, воины ≈впати€ Ђначаша сечи без милости и сметошаї вражеское войско. Ђ“атарове же сташа, €ко пи€ны, или неистовы. ≈упатию тако их бь€ше нещадно, €ко и мечи притупишас€, и емл€ татарскыа мечи и сечаша ихї. ¬раги думают, что восстали из гробов мертвые р€занцы.  огда им удаетс€ захватить п€терых воинов, Ђизнемогших от великих ранї, Ѕатый вопрошает пленных, кто они. “е отвечают, что они Ђот полку ≈упатиева  оловратаї, Ђпосланы... теб€ силна цар€ почтити и честна проводити и честь тебе воздати. ƒа не подиви, царю, не успевали наливати чаш на великую силу Ч рать татарскуюї. Ѕатый дивитс€ их мудрому ответу и посылает против ≈впати€ Ђсилныа полкыї во главе с шурином своим ’остоврулом: ≈впатий в поединке рассекает ’остоврула Ђна полы [пополам] до седлаї. Ћишь с помощью Ђмножества пороковї врагам удаетс€ убить ≈впати€, и сам Ѕатый, гл€д€ на тело его, восклицает: Ђјще бы у мен€ такий служил, Ч держал бых его против сердца своегої.

«аключаетс€ повесть рассказом о том, как вернувшийс€ из „ернигова кн€зь »нгварь »нгоревич оплакивает и хоронит погибших и, сев на столе отца своего, Ђобнови землю –€занскую, и церкви постави, и монастыри согради, и пришедши утеши и люди собраї.

¬ исследовани€х Ђѕовести о разорении –€зани Ѕатыемї отмечалась публицистическа€ направленность Ч осуждение кн€жеских междоусобиц, позволивших монголо-татарам разбивать русских кн€зей поодиночке, и в то же врем€ высокий патриотизм ее автора, дл€ которого скорбь о былой независимости и нынешнем трагическом положении порабощенной родины заставл€ет подн€тьс€ над этой жестокой реальностью и создать идеализированный образ храбрых защитников родины, Ђиспивших смертную чашуї в битве с врагом. ќтмечалась и фольклорна€ стру€ Ђѕовестиї, удивительно сближающа€ ее со Ђ—ловом о полку »горевеї[7].

ѕрославление доблести р€занских кн€зей и их воинов, Ђудальцов р€занскихї Ч основной мотив повести.  огда кн€зь ёрий »нгваревич обращает взор на своих соратников, Ђвид€ братию свою и бол€р своих и воеводе храбрый мужествены езд€щеї, то выражение Ђмужественно езд€шеї указывает на их посто€нный, Ђэпический признакї (Ђездитьї значило Ч Ђходить в походї), подобно тому как в рассказе »патьевской летописи о походе »гор€ —в€тославича, в его пока€нной молитве, упоминаютс€ Ђмужи храборьствующеиї, то есть посто€нно, всегда готовые храбро сражатьс€.

∆ела€ подчеркнугъ, как Ђкрепко и мужественної бьютс€ р€занцы, автор прибегает к эпической гиперболе: Ђединї р€занец Ђбьшес€ с тыс€щей, а два со тмою [дес€тью тыс€чами]ї[8]. Ќо силы Ѕаты€ слишком велики; Ђудалцы и резвецы резанскиеї Ђecu равно умроша и едину чашу смертную пишаї. Ётот образ, возможно, имел особый, скрытый дл€ беглого взгл€да современного читател€ смысл Ч именно единства, братской сплоченности так недоставало кн€зь€м в годину Ѕатыевой рати.

¬се эпические образы и приемы гармонично сочетаютс€ в Ђѕовестиї с высокой патетикой, присущей стилю монументального историзма; к нему прибегает, например, автор, рису€ трагическую картину разоренной врагами –€зани: Ђи не бе в ней ничто благо видети Ч токмо дым и пепел, а церкви все погореша, а велика€ церковь внутрь погоре и почернеша....Ќе бе бо во граде пени€, ни звона...ї Ёта картина сожженного города дополн€етс€ описанием пол€ битвы, где лежат Ђна земле пусте, на траве ковыле, снегом и ледом померзоша, никим брегомаї Ђудалцы и резвецы, узорочие [сокровище] резанскоеї.  онтраст шумной €ростной битвы и могильной тишины, нарушаемой лишь плачем по погибшим, Ч образ необыкновенной художественной силы.

ѕохвала роду р€занских кн€зей, завершающа€ Ђѕовестьї, Ч это, по словам ƒ. —. Ћихачева, литературный шедевр, стилистическа€ выделка его Ђдоведена до медальонной чеканностиї[9]. —оставленна€ из коротких фраз, параллельных по своей синтаксической структуре и по смыслу (в каждую фразу входит элемент, которому в следующей фразе соответствует синоним или антоним), вс€ похвала эта словно тирада, произносима€ на одном дыхании, все с новых и новых сторон раскрывающа€ собирательный (хот€, разумеетс€, идеализированный) образ р€занских кн€зей, исполненных всех возможных добродетелей и достоинств. ѕриведем лишь начало этой похвалы, разбив ее дл€ нагл€дности на соотносимые друг с другом фрагменты:

 

—ии бо государи...

б€ше родом христолюбивыи,

братолюбивыи,

лицем красны,

очима светлы,

взором грозны,

паче меры храбры,

сердцем легкы,

к бо€ром ласковы,

к приеждим приветливы,

к церквам прилежны,

на пированье тщивы,

до осподарских потех охочи,

ратному делу велми искусны,

к братье своей и ко их посолником величавы,

мужествен ум име€ше,

в правде-истине пребываста,

чистоту душевную и телесную без порока соблюдаете.

 

Ётот заключительный аккорд звучит как летописна€ некрологическа€ похвала, в которой, однако, восхищение достоинствами прославл€емого заглушает скорбь о его кончине. ’арактерен в этом отношении конец похвалы, в котором совершенно не отразились трагические обсто€тельства гибели р€занских кн€зей:

 

» многи труды и победы по правой вере показаста,

а с погаными половци часто бь€шес€ за св€тыа церкви и

православную веру,

а отчину свою от супостат велми без лености хран€ша.

 

Ђѕовесть о разорении –€зани Ѕатыемї получила широкое распространение в древнерусской книжности. ѕо наблюдени€м ƒ. —. Ћихачева, она представлена одиннадцатью редакци€ми и сохранилась в более чем 60 списках.

Ђ«адонщинаї. 8 сент€бр€ 1380 г. на  уликовом поле, на правом берегу ƒона у впадени€ в него реки Ќепр€двы[10], произошла битва между русским войском, возглавл€емым великим кн€зем московским ƒмитрием »вановичем, и татарской ратью под командованием хана ћама€. Ѕитва была жестокой и кровопролитной, в какой-то момент враги завладели инициативой, прорвав строй передового полка, но своевременное введение в бой русского резерва Ч Ђзасадного полкаї Ч решило его исход; татары были обращены в бегство.

—обыти€ 1380 г. (подготовка татар к походу на –усь, переговоры ћама€ с его союзниками Ч литовским кн€зем ягайло и р€занским кн€зем ќлегом, сборы русского войска, сама битва, возвращение ƒмитри€ ƒонского в ћоскву, гибель ћама€) описаны в летопис€х. Ќаиболее подробный рассказ содержитс€ в летопис€х середины XV в. Ч —офийской первой и Ќовгородской четвертой. ќднако краткое сообщение Ђо побоище иже на ƒонуї читалось, веро€тно, уже в летописном своде начала XV в. (“роицкой летописи, сгоревшей в 1812г. в ћоскве).

ѕобеде над ћамаем в  уликовской битве посв€щены и два литературных пам€тника: Ђ«адонщинаї и Ђ—казание о ћамаевом побоищеї[11].

Ђ«адонщинаї, как и Ђ—лово о полку »горевеї, которому подражал ее автор, не стремитс€ последовательно описать весь ход событий, ее цель ина€ Ч воспеть победу русских, прославить великого кн€з€ московского ƒмитри€ »вановича и его брата Ч серпуховского кн€з€ ¬ладимира јндреевича. »менно эта основна€ иде€, возможно, и побудила автора Ђ«адонщиныї не только подражать Ђ—ловуї в отдельных образах, но и последовательно, каждому звену рассказа опоражении русских на реке  а€ле противопоставить эпизод нынешнейпобеды. ѕеренос€ в свой пам€тник иной раз те же самые образы в той же последовательности, в какой они встретились ему в Ђ—ловеї, автор Ђ«адонщиныї чрезмерно усложнил и запутал композицию своего произведени€, а в р€де случаев вступил в противоречие с логикой собственного сюжета.

Ќо часть не€сных чтений Ђ«адонщиныї, возможно, возникла уже в процессе ее литературной истории или объ€сн€етс€ дефектностью дошедших до нас немногочисленных ее списков[12]. “ак, например, вступление Ђ«адонщиныї во всех четырех списках, где оно присутствует, различно, а кроме того, во всех этих списках в одном и том же месте текст несомненно испорчен. ≈сли прин€ть предложенную реконструкцию вступлени€[13], то его композици€ примет следующий вид.

јвтор призывает прославить ƒмитри€ »вановича и ¬ладимира јндреевича, но прежде вспомнить Ђпервых лет временаї и киевского Ђгудцаї Ѕо€на, воспевавшего первых русских кн€зей. —  иевских гор окидывает автор взором –усскую землю и пределы Ђжреби€ —имоваї (согласно Ѕиблии, от —има, сына Ќо€, произошли восточные кочевые народы), где Ђродис€ хинов€ [след Ђ—ловаї!] поганые татаров€ бусурманов€. “е бо на реке  а€ле [снова след Ђ—ловаї:  а€ла перепутана с  алкой] одолеша род јфетов [русских]. » оттол€ –уска€ земл€ седит невесела, а от  алатьски€ рати до ћамаева побоища тугою и печалью покрышас€, плачющис€, чады сво€ поминаючи: кн€зи и бо€ры и удалые людиї.

»так, автор Ђ«адонщиныї видит в  уликовской битве важный исторический рубеж: поражением на  алке началось врем€ Ђтуги и печальюї, с битвой на  уликовом поле оно кончилось.

 омпозици€ основной части Ђ«адонщиныї находитс€ в сильной, можно сказать, рабской зависимости от композиции Ђ—ловаї. ѕри этом в Ђ«адонщинеї очень мало действи€, но зато много места занимают диалоги, прообразом которых €вилс€ единственный (и там совершенно уместный!) диалог »гор€ и ¬севолода в Ђ—ловеї. ¬ Ђ«адонщинеї сначала воодушевл€ют друг друга ƒмитрий »ванович и ¬ладимир јндреевич, затем брать€ ќльгердовичи призывают, собрав Ђхрабрых удальцевї, Ђпосмотреть быстрого ƒонуї[14] и испить из него воды[15]; потом в свою очередь ƒмитрий »ванович и ¬ладимир јндреевич расхваливают свою Ђсведому дружинуї и т. д. ƒаже во врем€ самого бо€ кн€зь€ продолжают обмениватьс€ воодушевл€ющими призывами, подчас весьма неуместными. “ак, выехавший из засады со своим полком ¬ладимир обращаетс€ (это в самый-то критический момент бо€!) к ƒмитрию »вановичу: ЂЅрате кн€зь ƒмитрий »ванович, то ты еси у зла тошна времени железна€ забрала [¬. ‘. –жига перевел эти слова так: Ђты в злое, т€желое врем€ железна€ оборонаї]. Ќе уставай, кн€зь великий, с своими великими полкы, не потакай лихим крамольникам...ї (? Ч ќ. “.).ƒмитрий же в свою очередь обращаетс€ к бо€рам: Ђ“о ти, братие, наши московъскы€ сластныа меды и велики€ места. “уто добудете себе места и своим женамї (?). » уже совсем странна фраза о том, что Ђпоскакивает кн€зь великый ƒмитрий »ванович с своими полкы за ƒон с всею силоюї: ведь битва уже давно идет за ƒоном на  уликовом поле.

ѕоэтический плач ярославны в Ђ«адонщинеї разбит на реплики, которые произнос€т кн€гини, бо€рские и воеводские жены, причем именуютс€ они с совершенно противоречащей поэтическому духу пам€тника обсто€тельностью: Ђ“имофеева жена ¬олуевича ‘едось€ї, Ђќндреева жена ћарь€ да ћихайлова жена ќксень€ї. ЂЁто почти официальна€ рел€ци€ о плаче жен Ч жен официальной московской бюрократииї, Ч охарактеризует это место Ђ«адонщиныї ƒ. —. Ћихачев.

ƒ. —. Ћихачев отметил и стилистическую неоднородность Ђ«адонщиныї Ч в ней обнаруживаетс€ и стилистический слой,близкий к Ђ—ловуї, стилистический слой Ђделопроизводственного характераї и, наконец, фольклорный слой. ѕервые два сло€ наход€тс€ между собой Ђв резком диссонансеї, в результате, если считать, что стиль Ђ«адонщиныї создан ее автором, то окажетс€, что автор механически соединил высокий, поэтический стиль с крайне сниженным стилем деловых документов, Ђсоединил поэзию с бюрократической прозой, на что не решалс€ ни один экспериментатор в мире, разве только в пароди€х, в юмористических произведени€хї[16].

Ёта композиционна€ неуклюжесть Ђ«адонщиныї, ее режуща€ глаз разностильность, обилие Ђтемных местї, непон€тных и бессмысленных чтений не соответствовали высокому уровню русской литературы XV в., и именно этим объ€сн€етс€, возможно, редкость и неисправность списков Ђ«адонщиныї.

Ђ—казание о ћамаевом побоищеї. «ато огромной попул€рностью пользовалось другое произведение о  уликовской битве Ч Ђ—казание о ћамаевом побоищеї. Ёто подлинный шедевр русской исторической прозы. Ђ—казаниеї Ч историческа€ повесть, но это прежде всего литературный пам€тник.

Ќачало Ђ—казани€ї торжественно, как похвальное слово: Ђ’ощу вам, братие, брань поведати новыа победы, како случис€ брань на ƒону великому кн€зю ƒимитрию »вановичи) и всем православным ’ристианом с поганым ћамаем и з безбожными агар€ны. » възвыси бог род христианскый, а поганых уничижи...ї

ќ замысле ћама€ напасть на –усь рассказываетс€ на широком историческом фоне: автор вспоминает и библейских героев √едеона и ћоисе€, и римского императора “ита, и византийского ёлиана ќтступника. ¬елеречивы послани€, которыми обмениваютс€ ћамай и его союзники Ч р€занский кн€зь ќлег и литовский кн€зь ќльгерд. ќлег и ќльгерд рассчитывают, что ƒмитрий »ванович Ђотбежыть с ћосквы в ¬еликый Ќовгород или на Ѕелоозеро, или на ƒвинуї, а они умилостив€т ћама€ Ђбольшими дарыї и раздел€т между собой Ђкн€жение московскоеї. Ќо автор Ђ—казани€ї ни на минуту не дает усомнитьс€ в безнадежности этих дерзких помыслов: Ђќни же скудни умом възрадовашас€... а не ведуще того, €ко бог даеть власть, емуже хощетьї.

ƒмитрий »ванович, услышав о замысле ћама€, посылает в Ѕоровск за серпуховским кн€зем ¬ладимиром јндреевичем.  н€зь€ приход€т за советом и благословением к митрополиту  иприану ( иприана в это врем€ не было в ћоскве, этот эпизод Ч вымысел автора Ђ—казани€ї).  иприан советует Ђутолитьї ћама€ дарами и приводит при этом историческую параллель: византийский император ёлиан отказалс€ прин€ть дары, собранные жител€ми  есарии, и впоследствии был таинственным образом умерщвлен св€тым ћеркурием. Ёта аналоги€ пон€тна: автор уже знал, что ћамай не примет даров ƒмитри€, будет побежден в битве и бесславно убит в  афе, генуэзском городе-колонии в  рыму.

ќбсто€тельно повествуетс€ о подготовке ƒмитри€ к войне. ќн, как советовал  иприан, посылает дары ћамаю, но одновременно готовитс€ к обороне: отправл€ет на Ђсторожу изъбранных своих крепкых оружникї, вел€ им Ђна “ихой —осне сторожу деати с вс€кым усердием и под ќрду ехати и €зык добыти, истину слышати царева хотени€ї, а по городам рассылает Ђскорых гонцовї с грамотами, оповеща€: Ђƒа вси готови будете на мою службу, на брань з безбожными... агар€ныї.  н€зь€, бо€ре и воины прощаютс€ с женами, которые Ђв слезах и въсклицании сердечнем, не могуще ни слова изрещи, отдавающе последнее целованиеї.

 расочна картина выступлени€ войска: кн€зь Ђвзыде на избранный конь свойї, Ђсолнце ему на въстоце €сно сиаеть, путь ему поведаеть[17]. ”же бо тогда, аки соколи урвашас€ от златых колодиць ис камена града ћосквы, и възлетеша под синиа небеса, и възгремеша своими златыми колоколы, и хот€ть ударитис€ на многыа стада лебедины и гусиныї.

–усское войско достигает берегов ƒона. ћы снова встречаем здесь отзвуки Ђ—лова о полку »горевеї: на место будущей битвы собираетс€ множество волков, Ђвыюще грозно, непрестанно по вс€ нощи, слышати гроза великаї, Ђгалицы же своею речию говор€ть, орли же мнози от усть ƒону слетошас€... ќт таковаго бо страха и грозы великыа древа преклан€ютс€ и трава посьстилаетс€ї[18].

ћестами Ђ—казаниеї напоминает красочную миниатюру старинной рукописи, автор словно бы любуетс€ видом собравшегос€ войска: Ђобразы св€тыхї, изображенные на русских знаменах, Ђаки некий светилници солнечнии свет€щес€ в врем€ ведра, и ст€зи их золоченыа ревуть, просьтирающес€, аки облаци, тихо трепещущи, хот€ть промолвити [ср. в Ђ—ловеї: Ђст€зи глаголютї]... Ўоломы злаченыа на главах их, аки зар€ утренн€а в врем€ ведра св€т€щис€. яловпи [ленты в наверши€х шлемов] же шеломов их аки плам€ огньное пашетс€ї.

–ассматрива€ Ђѕовесть о разорении –€заниї, мы обратили внимание на композиционный прием Ч противопоставление шума €ростной битвы тишине, воцарившейс€ в сожженной татарами –€зани. “акой же художественный контраст встретитс€ и в Ђ—казании о ћамаевом побоищеї. ѕосле описани€ Ђустроенного войскаї, освещенного €ркими лучами солнца, следует поэтическа€ картина ночи: Ђќсени же тогда удолжившис€ и деньми светлыми еще сиающи. Ѕысть же в ту нощь теплота велика и тихо вельми, и мраци роении €вишас€ї. ¬ эту тихую и теплую сент€брьскую ночь воевода ƒмитрий ¬олынец с великим кн€зем выход€т гадать об исходе гр€дущего бо€.  огда Ђзар€ померкла, нощи глубоце сущиї, ¬олынец, став Ђпосреди обоих полковї, прислушиваетс€. «а вражескими полками слышен шум: Ђаки тръги снимаютс€ [словно собираетс€ рынок], аки град зиждуще и аки гром великий гремитї, воют волки, плещут крыль€ми гуси и лебеди, а в стороне русских полков Ђтихость великаї. ¬олынец истолковывает это как добрые предзнаменовани€.

Ѕитва начинаетс€ поединком старца јлександра ѕересвета[19] с татарским богатырем: Ђударишас€ крепко копии, едва место не проломис€ под ними. » спадше оба с коней на землю и скончашес€ї.

¬еликий кн€зь возвещает начало битвы, использу€ уже хорошо знакомый нам образ битвы-пира: Ђ—е уже гости наши приближилис€ и ведуть промеж собою поведеную, преднии уже испиша и весели быша и уснушаї (имеютс€ в виду погибшие в поединке ѕересвет и татарский богатырь).

—ама битва изображена в традиционных формулах бо€, однако несомненно и вли€ние текста Ђ—лова о полку »горевеї: ЂЌа том бо поле силнии плъци съступишас€. »з них же выступали кровавыа зари, а в них трепеталис€ силнии млъниа от облистаниа мечнаго. » бысть труск и звук велик от копейнаго ломлени€ и от мечнаго сечени€...ї

–ешает исход битвы выступление запасного полка во главе с ¬ладимиром јндреевичем и воеводой ƒмитрием ¬олынцем. ѕолк находилс€ в засаде, ожида€ Ђурочного часаї. Ќа поле битвы €вное преимущество татар: Ђоскудеша христь€не, но все поганы€ полкиї. јвтор прекрасно передает чувства, с которыми след€т за ходом бо€ воины засадного полка.  н€зь ¬ладимир јндреевич, Ђне моги терпети победыї (то есть поражени€ русских), торопит ƒмитри€ ¬олынца: ЂЅеда, брате, велика, что убо пользует наше сто€ние [что пользы в том, что мы стоим], то же на смех [посмешище] нам будет, да кому будет нам помощиї. Ќо ƒмитрий ¬олынец и сам видит т€желое положение русских, однако считает, что еще Ђне пришла година нашаї, и выжидает наиболее удобный момент. — горечью вид€т воины, наход€щиес€ в засаде, Ђдрузи свои побиваеми от поганыхї, они плачут и рвутс€ в бой, Ђаки званнии на брак сладкаго вина питиї. Ќо ƒмитрий ¬олынец оп€ть удерживает их: Ђѕождите мало, буавии сынове русскые, будеть ваше врем€, коли утешитис€, есть вы с кем възвеселитис€!ї Ёто состо€ние напр€жени€ хорошо передает автор, и его испытывает нетерпеливый читатель. Ќо вот наконец ¬олынец Ђвъзогш... гласом великымї: Ђ н€же ¬ладимер, наше врем€ приспе, и час подобный прииде!ї » воины Ђедино-мысленної выскакивают из засады, Ђаки сошлиї и Ђударилис€... на ту великую силу татарскуюї. “атары же в отча€нии восклицают: Ђ”вы нам, –усь паки умудрис€: уншии [младшие, слабые] с нами брашас€, а доблии вси съблюдошас€ї. ¬раги обращаютс€ в бегство, победа одержана.

ѕосле битвы ƒмитрий »ванович, кн€зь€, воеводы и нее воины объезжают  уликово поле, Ђсердцем бол€, кричаще, а слезами мыас€ї, собирают и хорон€т тела убитых соратников. ƒмитрий »ванович обращаетс€ с благодарственной молитвой к богу и со словами прощани€ к тем, кто сложил голову в бою. «атем он говорит своим кн€зь€м и воеводам: Ђѕоедем, братье... к славному граду ћоскве и с€дем на своих вътчинах и дединах. „ести есм€ себе доступили и славнаго им€ни!ї

¬ заключительной части Ђ—казани€ї сообщаетс€ о судьбе ћама€ и его союзников.

ƒаже анализ некоторых фрагментов Ђ—казани€ї позвол€ет увидеть литературное мастерство его автора: стройность и продуманность композиции, торжественно приподн€тый €зык, обилие поэтических образов, частично наве€нных Ђ—ловом о полку »горевеї, такие художественные находки, как сцена нетерпеливого ожидани€ воинами засадного полка Ђсвоей годиныї или сцена ночного гадани€. ¬се эти черты став€т Ђ—казаниеї в р€д подлинных шедевров древнерусской литературы.

ѕопул€рность Ђ—казани€ о ћамаевом побоищеї была исключительно велика. Ђ—казаниеї распростран€етс€ в многочисленных списках, текст пам€тника перерабатываетс€, дополн€етс€, создаютс€ новые редакции. —писки Ђ—казани€ї продолжают переписыватьс€ вплоть до начала XVIII в. ћноговекова€ актуальность Ђ—казани€ї не только следствие высоких литературных его достоинств, это прежде всего свидетельство патриотизма русской литературы, того, какой т€желый след в пам€ти русского народа оставило монголо-татарское иго и как дороги ему были рассказы о славных победах русского оружи€.

 



<== предыдуща€ лекци€ | следующа€ лекци€ ==>
“ема 2. ќсобливост≥ розгл€ду виборчих спор≥в. | VI. ѕо обеспечениюфильтровентил€ционным оборудованием
ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-12-05; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 345 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

¬елико ли, мало ли дело, его надо делать. © Ќеизвестно
==> читать все изречени€...

741 - | 550 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.062 с.