Лекции.Орг
 

Категории:


Архитектурное бюро: Доминантами формообразования служат здесь в равной мере как контекст...


Электрогитара Fender: Эти статьи описывают создание цельнокорпусной, частично-полой и полой электрогитар...


Деформации и разрушения дорожных одежд и покрытий: Деформации и разрушения могут быть только покрытий и всей до­рожной одежды в целом. К первым относит...

Очерк второй РУСЬ, ОТКУДА ТЫ? 4 страница



В шестой культурной эпохе люди образуют общину Жизнедуха. И именно предпосылки для ее осуществления были заложены в ауру рус­ского народа великим Скитианосом.

С другой стороны, в душевный ствол, или в "я" импульсы приходят из культуры Самодуха.* Они проникают в человека через астральное тело и ведут к становлению индивидуальной тройственной души. Поэто­му с севера в этот душевный ствол русского народа вступают норманны, изначально несущие в своем "я" задатки к выработке тройственной души. Входя в индивидуальное сознание, это "я" и действовало погашающе на сверхчувственные переживания финнов. А поскольку славяне вобрали в себя норманнский импульс как своего рода закваску, то и они, расселяясь в северном ареале указанной духовной конфигурации, воздействова­ли погашающе на имагинации финнов, в которых тройственная душа вста­вала в своем макрокосмическом аспекте.

* С содержанием всех этих понятий можно познакомиться в приложении

Не следует думать, что лишь в культурно-историческом процессе человек впервые столкнулся с развитием души ощущающей, рассудочной и сознательной. Проходя через воплощения в различные исторические эпохи, он овладевает душой как личным, достоянием во всех ее трех аспектах. Но генезис души восходит к самому началу земного творения, где она обладает чертами божественно творящей сущности, Демиурга, поскольку тогда она была несома иерархическими существами.* Земной зон творится из субстанций, отторгающихся от Божественно-духовных миров, но эти субстанции изначально несут в себе (как бы в некоем "наведении") всю совокупность закономерностей, обусловливающих их дальнейшее самодвижение, саморазвитие в пределах пространственно-временного мира. Божественное творение постепенно оставляет феноменальный мир, и на смену ему приходит творение мира из себя, силой имманентных закономерностей, о чем мы уже говорили в предыдущем очерке. Как действуют эти закономерности, можно показать на примере. Возьмем взаимодействие двух цветов - желтого и синего. При их смешении возникает зеленый цвет. И это непреложный закон. Желтый и синий должны просто быть, и в них всегда присутствует возможность при смешении образовать зеленый цвет, которого нет ни в одном из них.

* Душа ощущающая и душа рассудочная были дарованы человеку, когда он проходил развитие еще не на Земле, а в предшествующем ей зоне - на так называемой древней Луне. Ясно, что такая душа пребывает в тесной связи с высокими Иерархиями.

Переход Божественно-духовной Сущности к явлению выражается как закон. Но происходит это не единовременно, а в результате определенного процесса. Законы природы потому выступают столь неизменными, что их становление завершилось в далеком прошлом. Однако было время, когда их действие носило виртуальный характер.

Действие законов душевной жизни еще далеко от своего совершенства, потому так хаотично может оно подчас протекать. Тройственная душа в своем космическом аспекте - лишь на пути к тому, чтобы прийти к явлению в человеческой душе. Но этот путь начат ею в отдаленнейшие времена. Действие, оказываемое ею на человека, таково, что в душу ощущающую она с древнейших времен вливается как сновидческие инспирации. Финны сохранили переживание макрокосмической тройственной души, поскольку не участвовали в послеатлантическом развитии культурных эпох, а с другой стороны - не имели той задачи, которую в настоящем и будущем должна решать арийская раса. По этой причине Вяйнямёйнен в финно-угорской мифологии изображается как старец, волшебник. Он обитал уже в первичном мировом океане. На его колене, торчащем из воды, птица снесла яйцо, из которого он творит заклинаниями мир. Божественная мысль (птица) как Дух Божий "носилась над водами", как об этом повествует книга "Бытия", и это была эмансипировавшаяся от духовного космоса астральность всего человечества. В сгущающейся субстанциональности земного зона она рождается как Адам (не по образу человеческому, а Божественному - птица снесла яйцо) и изначально несет в себе задатки будущей дифференциации и индивидуализации в виде души ощущающей, души сознательной и затем Самодуха.

Действуя как душа рассудочная, космическая тройственная душа рождает облики в эфирном теле, благодаря которым строится физическое тело.

Поэтому душа рассудочная - кузнец физического тела.50 Ильмаринен - "вековечный тот кователь" ("Калевала") - действует подобно Демиургу. Он кует Сампо (образ человеческого "я"), или саму человеческую суть творит из праха земного:

 

"Взяв конец пера лебедки

Молока коров нетельных

От овечки летней шерсти

Ячменя зерно прибавив"

("Калевала", Руна X)

 

- не как Бог Ягве, а скорее подобно греческому Гефесту, действовавшему через железо крови. Его творение - вторично по сравнению с творением Ягве, оно более физическое, и за ним просматривается действие эмансипирующегося от духовного космоса эфирного тела всего человечества. Здесь перед нами другой аспект ветхого Адама - эфирная аура человечества как родоначальница души рассудочной, а также Жизнедуха. Генезис образа Ильмаринена прослеживается в мифологии других угорских народов. Так, в удмуртской мифологии ему родствен Инмар - творец земной суши, растений, животных и, наконец, самого человека. (Он творит его из красной глины, поселяет в прекрасном саду и велит питаться плодами; в дальнейшем он творит ему и жену). В мифологии коми таков Ен.

Несмотря на то, что в деятельности всех этих персонажей финно-угорской мифологии вроде бы напрашивается аналогия с библейским мифом о сотворении мира, однако далее общего намека здесь дело не идет. Во-первых, над всеми этими образами господствует более высокий образ БогаТворца - Укки, громовержца, обладающего многими чертами греческого Зевса. Во-вторых, эти образы выступают как демиурги-герои. Они творят как магически, так и культурно. Вяйнемейнен добывает огонь, делает первую сеть для рыбной ловли, строит первую лодку. Все это уже дела человеческие, дела человеческой индивидуализации. Ильмаринен еще более земной: он кует Солнце и Луну, но они не светят, и Вяйнямёйнену приходится добывать настоящие у хозяйки Севера Лоухи. Вяйнямёйнен как демиург сильнее Ильмаринена, его творение ближе к делам Элохимов, с которыми он выделяет из уплотняющейся земной субстанции (ариманизирующейся и потому попадающей под влияние хозяйки Севера) Солнце и Луну. Зато Ильмаринен более самостен. В рунах он сватается к дочери волшебницы Хийси, которая губит всех женихов (вспомним подобный сюжет в русской сказке). Выполняя брачные условия, он вспахивает змеиное поле, моется в огненной бане, а попав в пасть к рыбе (подобно Ионе), выходит оттуда невредимым. Во всем этом просматривается действие души рассудочной, с которой во многом тождественно проявление человеческого "я".

Прослеживая развитие образа Ильмаринена в более восточных финноугорских мифах, можно увидеть, что он, в известном смысле, восходит вплоть до иранского Аура Маздао. Дело в том, что весь финно-угорский эпос слагался в эпоху древнеперсидской культуры, когда в человеческое сознание впервые вступает переживание дуализма Бога света и бога тьмы (АнграМанью). Поэтому удмуртскому Инмару противостоит Керемет - не столько райский змей, сколько дух тьмы, шайтан; финским героям всегда противодействует хозяйка Севера (холода, окостенения).

Еще менее божествен, чем Ильмаринен, третий герой финского эпоса, Лемминкяйнен. Правда, и он обладает некоторыми магическими способностями, но действует почти целиком в земном, даже, можно сказать, в социальном. Душа сознательная - это посредник между физическим миром и "я", приходящим к его познанию. В тройственной душе ее удел - связь с опытом, несомым органами чувств, с опытом души в физическом мире и с завоеванием этого мира. Поэтому она подвержена ошибкам и заблуждениям. - Лемминкяйнен ездит незваным на пиры, укрывается от врага на "острове женщин", что приводит к совсем некрасивым последствиям. Ему угрожают волки, медведи (нижняя астральность) и, наконец, орел - рассудочное материалистическое мышление, но смышленый Лемминкяйнен подсовывает ему череп - то, что является уделом души рассудочной, если она не оживляет мышления, а сам на время превращается в березу - образ эфирных сил, - то есть уходит в мир сущностного мышления и так спасается.

Как творец душа сознательная действует снизу вверх: от Земли через индивидуальное рождает образы в духовном, которые, пройдя определенную метаморфозу, затем опять нисходят в земное как импульсы и прафеномены (идеи) социальной жизни людей. Поэтому мы не находим героев, родственных Лемминкяйнену, в мифологии восточных народов финно-угорской группы, но зато узнаем его черты в эстонском Калевипоэге.

Такова тройственная душа, если ее рассмотреть по преимуществу в макрокосмическом аспекте. В ходе земной эволюции она постепенно как бы умирает для духовных миров и возрождается в человеческих душах благодаря той индивидуализации, которую они завоевывают в культурной работе. Она долго дремлет в их подсознании, где ее можно созерцать ясновидчески; в опыте земного бытия она отражается наподобие мира идей в рассудочной способности ума: индивидуальным, но теневым образом.

В индивидуальном опыте земной души тройственная душа не вызывает разделения сознания, поскольку постоянно связывается в единство действием человеческого "я". По мере же ее космического нисхождения в прошлом в человеческих душах, воплощавшихся на Земле и еще не овладевших я-сознанием, вырабатывался иной род единства, более смутного, чем тот, который несет переживание "я", единства, действующего в себе естественным образом как темперамент, характер. И это была единая душа. Основа единой души - в эфирном. В эфирные силы человека единая душа должна вобрать Импульс Мистерии Голгофы не познавательно, а сущностно, как силу.

Оба рода душ присутствуют в современном человеке. И образ этой сложной души был выражен в облике первого Гетеанума* (см. фото 1, 2 в отделе репродукций). Снаружи он являл взору два сопряженных купола. Входя внутрь, человек как бы попадал во внутренний мир души. Большой зал с куполом, украшенным росписью на темы древних состояний Земли (атлантического, лемурийского и т.д.), с колоннами, капители которых и архитравы видимым образом выражали принципы эволюции, проходящей через семь планетных воплощений, являл собой единую душу в ее развитии от начала времен до неисследимых в будущем состояний. Роспись малого купола и его колоннада выражали тройственную душу, какой она слагается в ходе послеатлантических культур. Связующим звеном между обеими душами, "душевным стволом", был сам человек, проходивший через Гетеанум по главной его оси с запада на восток. Он шел через большой зал в некоей смутности своего единства, и темы окон-витражей показывали ему путь к пробуждению через посвящение. Речь при этом идет о новом посвящении, в котором человек движется одновременно по двум путям: внутреннему и внешнему. В обоих случаях он стремится отождествиться с Я Христа, но так, что в одном случае Импульс Христа действует прямо в эфирном теле, в единой душе, в другом - через культуру, в истории. Это второе действие Христа, входящее в человека через астральное тело, в Гетеануме находило свое выражение во всем том, что происходило на его сцене: в эвритмии, драматургии, рецитации, музыке. В этой связи особым образом была выполнена вся внутренняя архитектура пространства сцены и роспись малого купола. Главное же действие Импульса Христа, входящее с этой стороны в "душевный ствол", в коренящееся в силах эфирного тела Я, было представлено скульптурной группой "Представителя Человечества" (этот замысел, как известно, не был доведен до конца). Действием этой группы, "Новой Изиды", как ее назвал Р.Штайнер, Импульс Христа, представленный в центре поляризации люциферических и ариманических сил, входит в человека через реализацию тройственной души. При этом аура скульптурной группы имеет ту же конфигурацию, что и весь Гетеанум, что и отдельный человек. И это не может быть иначе, если мы понимаем смысл творчества Р.Штайнера как мистериальный.

* Гетеанум был построен в местечке Дорнах, близ Базеля, в 1912-1919 гг. антропософами по проекту Р.Штайнера. Об этом здании и его строительстве неоднократно писал Андрей Белый.

В месте сопряжения куполов Гетеанума, на краю сцены, стояла кафедра как место для слова, "я"-выражения. Скульптурная группа зримо являла смысл этого сопряжения. В ней в этом месте противостоят один другому Люцифер и Ариман. Равновесие между ними удерживает Христос. Гетеанум ставил эту задачу перед человеком и указывал на ту силу, с помощью которой он может ее решить, - на Импульс Христа, оживающий в индивидуальном человеке, начиная с первого члена его индивидуализации - с душевного тела.*

* Второй Гетеанум, построенный на месте первого, после его пожара, является метаморфозой первого; в нем продолжают действовать все эзотерические принципы, заложенные в первом Гетеануме. Поэтому скульптурная группа должна стоять в нем на сцене, в специально сделанной нише. Благодаря живой связи ее с сидящими в зале, Гетеанум обретает свое "Я"; происходящее в нем углубляется эзотерически. Но, к сожалению, эта скульптурная группа находится в отдельном помещении.

И вот подобная конфигурация была заложена в основу воплощения целого народа! Это совершенно исключительный и колоссальный по своему значению факт. Р.Штайнер говорит, что переживание этой конфигурации отражается в оболочках человека, проходящего через русскую инкарнацию, и остается после смерти как представление о себе, позволяющее душе идентифицироваться со своим Ангелом и смотреть в духовном мире его глазами. "И когда говорится, что человек родился русским, то это имеет глубокое, колоссально глубокое значение. Родиться русским - означает: человек находится на пути к тому, чтобы в одной из последующих инкарнаций пережить на своем земном пути нечто такое, что можно пережить только на Земле".51 Иными словами, родиться русским означает стать на путь, ведущий к опыту Павла перед Дамаском, к встрече со Христом в земной жизни, к переживанию в земной жизни Его Пришествия в эфирном мире. Это становится возможным благодаря соединению обоих родов душ в высшее единство через укрепленный "душевный ствол", который для этого должен быть пронизан светом высшего Я, выступающего в душе как Манас, или Самодух. Этот "душевный ствол" и есть тот мост, в который жертвенно превращается Змея (мудрость) в гетевской "Сказке о зеленой Змее и прекрасной Лилии".*

* Отсюда мы можем также понять, почему выступающий в "Сказке" юноша мыслился Гете русским по происхождению.

Создание такой формы для воплощения целого народа стало возможным благодаря тому, что в развитии культур уже были реализованы в индивидуальном опыте людей душа ощущающая, душа рассудочная и импульс "я", каким он переживался в гражданской жизни Рима. К концу первого тысячелетия по Рождеству Христову уже всходила заря эпохи души сознательной. В этих условиях Иерархии могли творить земное по-иному, на основе непосредственного земного опыта людей, а в этом опыте уже вставало предощущение сложной "фаустовской" (как ее назвали позже) души. И эта-то душа и была заложена как еще один архетип в национальные особенности русского народа, но не так, как два других архетипа, о которых мы говорили выше, а иным образом.

Чтобы это понять, нужно обратиться к этническим, географическим, культурным и социальным факторам русской национальной жизни и при этом не забыть о том, что в настоящую эпоху "фаустовской душе" не дано родиться в русских условиях таким образом, как это происходит на Западе. В дальнейшем, когда мы будем говорить о русской культуре XIX в., мы попытаемся на примерах показать, каким образом она проявляется в русской жизни, а сейчас лишь коснемся ее эзотерической стороны, как она раскрыта нам Р.Штайнером. В одной из лекций цикла "Древние и новые методы посвящения" Р.Штайнер говорит о том, что "... Гамлет, каким его изображает Шекспир, может в определенном смысле рассматриваться, - конечно, всемирно-исторически, - как ученик Фауста": оба они жили в Виттенберге, где Фауст был профессором, а Гамлет мог им стать и т.д. Но если привести с ними в связь русскую душу, то получится весьма своеобразная картина, объясняющая бесконечно много в позиции России внутри трехчленности: Запад, Середина и Восток. "Итак, в то время, - продолжает Р.Штайнер, - как Гамлет сидел на школьной скамье, а Фауст стоял на кафедре, рядом с ними находился Ангел, имеющий к ним отношение; он-то и улетел затем на Восток. Там, на Востоке он, со своей стороны, развил нечто, образующее параллель тому, что, как поступки Гамлета, смогло разыграться на Западе".52

Итак, лишь некая параллель по отношению к тому пути, которым идет гетевский Фауст, может быть развита русской индивидуальностью, шествующей по жизни таким образом, что ее собственное "я" парит над нею на "два вершка" выше ее головы, подобно Ангелу. "Пламя вожделений" облаками окутывает эту русскую индивидуальность, заслоняя от нее свет истинного духа, и нужно приложить немало усилий, чтобы дать этому свету пробиться к душе. Русским на протяжении многих веков в прошлом и еще долгое время в будущем предопределено проходить через своего рода национальный катарсис. Поэтому так трагично складывается их судьба. Но она могла бы сложиться и по-иному, если бы они поняли, что, собственно, с ними происходит.

Изучая самые ранние свидетельства о присутствии славян в Европе получаешь впечатление, что сквозь завесу внешних событий просвечивает деятельность высшего существа - русского Архангела. На Земле в это время происходит движение племен с востока на запад. Основная часть их оседает на Дунае и Карпатах, другие продвигаются на север вплоть до озера Ильмень и на запад в области Полесья. Там они приходят в соприкосновение с кельтами и финнами. К IV в. положение некоторым образом фиксируется: западные славяне приводятся в связь с инспирациями древнегреческого Духа Времени, которые они затем унесут с собой на северо-восток, а там тем временем спиритуально подготавливается та форма, в которую и должен будет влиться, воплотиться славянский народ. Эта форма инспирируется Духами нескольких народов, а на Земле как бы ее восприемником выступает великий посвященный, чье имя известно от средних веков как Скитианос. Р.Штайнер говорит о нем, что он "... является хранителем древнейшей атлантической мудрости, которая глубоко входит даже во все то, что составляет тайну физического тела".53 Он - постоянный хранитель Центра посвящений, где внутреннее человеческой души готовят к особому восприятию Мистерии Голгофы.54 Скитианос также покровитель скальдов и бардов, он действует в Европе и вплоть до Сибири, и славяне просто пришли в сферу его деятельности. Однако в отношении восточных славян им решалась и особая задача. Для этого он, как говорит Р.Штайнер, "... действительно жил в определенное время в далеком прошлом среди скифов. Нет нужды, чтобы вокруг центра посвящения жил высокоразвитый народ, но в ходе развития должно совершаться то, что необходимо". 55

Вероятнее всего, это воплощение Скитианоса приходится на первые века по Рождеству Христову.* Если же предположить, что все это имело место в эпоху "царских" скифов, то есть на тысячу лет ранее, то это означало бы, что некий импульс действовал при полном отсутствии народа, которому предназначалось стать на Земле его носителем. И вообще, за тысячу лет до Рождества Христова на Восточно-Европейской равнине были условия жизни, не имевшие абсолютно ничего общего с теми, которые здесь возникли к VI-VII вв. по Рождеству Христову. На ее западной окраине тогда жили кельты, восточные области, вероятно, вообще были незаселены, скифы лишь касались ее с юга. Наконец, на рисунке, данном Р.Штайнером, импульсы Скитианоса приведены во взаимосвязь с другими импульсами, шедшими из Византии; а с юга на север и обрат­но, с севера на юг, проходит "душевный ствол" вдоль пути "из варяг в греки", которым норманны начали ходить никак не ранее VI-VII веков по Рождеству Христову, а может быть и позже. Поселившиеся на Восточно-Европейской равнине славяне изначально несли в себе склонность к переживанию единой души, поскольку, во-первых, были удержаны от участия в развитии древних культур, а, во-вторых, еще из Атлантиды несли в себе задатки к выработке мыслящего, а не созерцающего мировосприятия, хотя и не в той интеллектуальной форме, которая свойствен­на субъективному "я" западного человека. На русской почве единая душа дает целостное мировосприятие, близкое к мудрости, открывавшейся ученикам древних Мистерий. В то же время, эта мудрость в русской душе не доходит до филигранной выработки понятий о мире, над чем так усердно работает западная культура благодаря овладению тройственной душой.

* Из сообщений Р.Штайнсра известно, что в это время Скитианос был воплощен на Земле.

С VIII в. славяне образуют противополюс идущему с севера ясновидческому восприятию тройственной души. Что же касается финнов, то для них опыт переживания тройственной души составляет центр их ду­ховной жизни, который они, тем не менее, жертвенно утрачивают, дабы он в грядущем уже на иных путях ожил в славянах. Почему жертвенно? - спросим мы. А потому, что для финнов это был не единственно возможный путь. Они могли бы воспринять Импульс Христа непосредственно в ясновидчески созерцаемую тройственную душу. Тогда в Север­ной Европе возникло бы нечто подобное тому, что могло бы стать уделом Южной Европы, если бы в ней удалось соединить Импульс Мистерии Голгофы с древнегреческими Мистериями. В последнем случае всё последующее развитие Европы пошло бы совсем иным путем. Однако вместо метаморфозы произошел некий слом. Мистерии древности были повсюду уничтожены (эту работу начал еще древний Рим), а Христианство вошло в длительную фазу подготовления, с тем, чтобы в будущей, шестой, или славяно-германской культуре действительно овладеть че­ловечеством. Для достижения этой цели и подготовляется русский народ. Исходя из условий нового времени, смутно переживаемое им единство души не могло быть пронизано сверхчувственным светом тройственной души. Вместо этого в нее вошел свет бодрственного сознания, кото­рый принесли в себе норманны.

Духовная форма, подготовленная для славян, постепенно становится географической. - Славяне оттесняют миролюбивых финнов на север, и в области, где переживается тройственная душа, возникает Новгород. Южный овал заполняет Киевская Русь.

В начальный период русской истории слагается некий дуализм в раз­витии северной и южной Руси, которые сильно различаются по своей внутренней природе, хотя вовне являют черты единой русской народно­сти. Внутренние различия обусловливаются между ними тем, что Киевская Русь испытывает на себе сильное влияние Византии, от которой она принимает Христианство и как религию, и как форму культуры. Кроме того, географическое положение ее таково, что она занимает область чрезвычайно плодородных черноземных земель. Полоса этих земель с плодо­родным слоем до 1,5 метров тянется от Байкала до Карпат, простираясь в ширину от Крыма до границ Московской области. Испокон веков на этой территории обитали земледельческие народы, о чем свидетельствуют археологические раскопки. Эта "... колыбель народов, - как пишет Г. фон-Скерст, - с самого начала тяготела к русскому типу крестьянина, сохранившего в своих обычаях и преданиях нечто от незапамятных вре­мен".56 Сами черноземные земли представляют собой скорее живое, рас­тительное, чем минеральное образование, поскольку имеют эфирное тело.57

Так возникает уникальная форма жизни, когда целый народ обитает фактически на растительном образовании, что не может не оказывать существенного влияния на его национальный характер. Такая земля боль­ше, чем всякая другая, насыщена элементарными существами, о которых и по сей день на Украине ходит множество сказок и легенд. * Элементарные же духи опосредуют действия народной Души, проявляющейся главным образом через эфирное тело, дабы сделать физическое тело инструментом исполнения народом своей миссии на Земле. Все это и составляет своеобразие развития Киевской Руси. В ней по преимуществу проявляется действие эфирной ауры русского народа.** По направлению к северу она постепенно ослабевает и на ее место встает действие астральной ауры. В этом причина того впечатления прозрачности, голубизны, которое производит лесистая северная Русь в отличие от червонной степной южной Руси. Астральная аура народа ткется из существ Ангельской Иерархии, которые суть также посредники между Душой народа и отдельными людьми. Но Ангелы стоят значительно выше элементарных существ. Вот почему с особой силой индивидуальное начало выступает в Новгородской Руси. В отличие от нее Киевская Русь выражала себя по преимуществу в княжеском элементе, который был норманнского происхождения, народ же безмолвствовал и оставался страдальцем истории, а надо всем этим простиралось византийское Христианство как народная религия.

* Вспомним гоголевские "Вечера на хуторе близ Диканьки".

** "По преимуществу", ибо более тонкое эфирное действие пронизывает всю ауру русского народа.

В основе рассматриваемой нами национальной конфигурации лежал еще один ряд сверхчувственных фактов, о которых Р Штайнер говорит в лекции от 17 марта 1923 года В IV в по Рождеству Христову космические мысли, при их нисхождении к земному миру, перешли из сферы Духов Формы (Элохимов) в сферу Духов Времени, а эти последние предоставляют их ныне людям в индивидуальное распоряжение Отставшие духи Формы отказались это сделать и в результате стали проявлять себя в национальном как нивелирующее, догматизирующее начало (Они и есть те существа, которые противостоят Духам народов как демоны национализма, как двойники Душ народов) Ими было инспирировано движение на запад гуннов, турок, монголов, под их влиянием Августин отказался от манихейства и пришел к церковной догме На территории России эти отставшие духи Формы в особенности действуют на юге, а с севера им противодействуют Архангелы закономерного развития Эта борьба ведет в русской истории к сменам индивидуального и группового начал

.

Таким образом, воплощение русской народности происходило в условиях следующей духовной констелляции

1. В южной, Киевской Руси, преимущественное развитие получила эфирная аура народа На физическом плане этому способствовали географические и климатические условия Духовно в ауру Скитианосом вносились импульсы того Центра Мистерий, где единая душа готовится к принятию Импульса Мистерии Голгофы в силы эфирного и даже физического тела Этому соответствовало особое действие на юге элементарных духов - посредников Души народа, поскольку само действие Душ или Духов народов преимущественно выражается в эфирной ауре Но в том же направлении шло и влияние отставших духов Формы Все это вместе взятое оказывало усиленное действие на физическую телесность, затрудняя становление индивидуального начала в Киевской Руси, хотя у ее населения были к этому врожденные задатки

2. На севере преобладающее развитие астральной ауры обусловливало действие Души народа через Иерархию Ангелов, что приводило к усилению индивидуального начала, влияние которого (например, в виде казачества) распространялось до самого юга, ослабляя идущее оттуда действие отставших духов Формы

Вот такая констелляция до XV в., до начала эпохи души сознательной действовала на востоке Европы как духовный, непосредственно творческий принцип (творение из высей)*

* Она, несомненно, действует и но сей день, но в более сложных взаимосвязях

Это время становления национального самосознания, когда Душа народа смотрит сверху вниз как бы двумя идущими параллельно осями зрения, отмеченными на Земле Киевом и Новгородом Но постепенно "оси" начинают сближаться и, наконец, перекрещиваются в той точке, где возникает Москва Бывшее до того расплывчатым становление русской национальности обретает с возвышением Московского княжества резкие очертания. Носительницей возникшего национального самосознания становится та область, которая образуется от наложения двух овальных форм ауры русского народа. Сначала в этой области возникает сильное Владимиро-Суздальское княжество, возвышается Тверь, а со времени правления Ивана III набирает силы Московское царство.*

* Возникновение описываемой нами конфигурации не осталось незамеченным и историками. Например, у Костомарова мы читаем: "В XV в. различались на материке нынешней России четыре отдела восточно-славянского мира: Новгород, Московское государство, Литва и Русь (имеется в виду южная Русь)". Если под Литвой понимать то, что теперь зовется Белорусией, то мы видим здесь те же три области, о которых у нас идет речь. Литовскобелорусское начало вносит в эту конфигурацию свой нюанс, но он не противоречит характеру основной троичности.

 

 

В духовных подосновах этой срединной области слагается некоего рода душевное тело русской нации. В индивидуальном человеке душевное тело образуется благодаря тому, что силы, исходящие от физического тела, через эфирное тело ставят границы душе ощущающей, так что "более тонкая часть эфирного тела, - как пишет Р.Штайнер, - образует единство с душой ощущающей", а более грубая - с физическим телом. Душевное тело, таким образом, является тончайшим преобразованием телесности, как бы самой преходящей ее формой. Оно выказывает самые подвижные, преходящие явления наследственности; в нем выступают внешние личные особенности человека. "А поскольку душа ощущающая (пронизанная сознанием часть астрального тела) пронизывает собой душевное тело, как бы наполняет его (подобно мечу в ножнах), то оно строится сообразно природе души, и, таким образом, как носитель наследственности оно может передавать склонности, страсти и т.д. от предков к потомкам".58* Все эти особенности тела душевного мы встречаем многократно выраженными в истории Московского царства.**





Дата добавления: 2016-11-23; просмотров: 159 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.008 с.