Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


»стори€ философии. ‘илософи€ столь же древн€€, как и религи€, и древнее, чем люба€ церковь




 

‘илософи€ столь же древн€€, как и религи€, и древнее, чем люба€ церковь. ‘илософи€ взросла благодар€ высоте и чистоте ее отдельных про€влений, продемонстрированных тем или иным конкретным человеком, и.благодар€ правдивости ее духовного отношени€ к церковному миру, к которому она хот€ и не всегда, однако большей частью относилась одобрительно (как к чему-то другому). » все же по сравнению с церковным миром философи€ оказываетс€ бессильной ввиду отсутстви€ у нее собственной общественной формы. ‘илософи€ живет в ситуации случайного покровительства со стороны властей в мире, в том числе и церковных. ќна нуждаетс€ в благопри€тной социологической ситуации дл€ того, чтобы объективно обнаружить себ€ в своем действии. ¬месте с тем в своей действительности она в любое врем€ открыта каждому человеку; в той или иной форме она всегда присутствует там, где живет человек.

÷еркви предназначены дл€ всех, философи€ Ч дл€ отдельного, единичного, человека. ÷еркви выступают в мире как зримые структуры власти, организующие человеческие массы. ‘илософи€ €вл€етс€ выражением царства духовных сущностей, которые сквозь все века и народы св€заны друг с другом без какой-либо инстанции в мире, котора€ исключала бы или принимала в свои р€ды.

ƒо тех пор пока церкви св€заны с ¬ечным, их внешн€€ власть осуществл€етс€, опира€сь на глубочайшие недра души. „ем в большей мере став€т они ¬ечное на службу своей власти в мире, тем более чудовищной оказываетс€ тогда эта власть, котора€, как и вс€ка€ друга€ власть, начинает действовать во зло.

ƒо тех пор, пока философи€ жаждет вечной истины, она окрыл€ет без принуждени€, несет душе пор€док из глубочайшего внутреннего первоистока. ќднако чем сильнее ставит она свою истину на службу временной власти, тем сильнее приводит она к самообману, увлеченному интересами наличного быти€, и к анархии души. „ем сильнее в конце концов философи€ желает быть не более чем наукой, тем более пустой она тогда оказываетс€, станов€сь простым баловством, игрой, котора€ не €вл€етс€ ни наукой, ни философией.

Ќезависима€ философи€ не достаетс€ человеку сама собой. Ќикто не получает ее от рождени€. ≈е всегда нужно обретать вновь и вновь. Ќезависимую философию может постичь только тот, кто распознает ее, обраща€сь к своему собственному первоистоку. ѕервый же брошенный на нее взгл€д способен зажечь огонь в душе отдельного человека. ѕосле такого воспылани€ следует изучение философии.

Ёто изучение имеет тро€кий характер: философию изучают практически Ч каждый день во внутреннем де€нии; предметно Ч в получении содержательного знани€ посредством изучени€ наук, категорий, методов и систем; исторически Ч через усвоение философской традиции. ƒействительность, котора€ обращаетс€ к философствующему из истории философии, занимает дл€ него такое же место, что и авторитету в церковном мире.

≈сли мы обратимс€ к истории философии в интересах собственного нынешнего философствовани€, то можем охватить недостаточно широкий горизонт.

„резвычайно велико многообразие форм, в которых про€вл€ет себ€ философи€. ”панишады стали предметом размышлений в индийских лесах и деревн€х, в стороне от мира, в одиночестве или в искренней совместной жизни учител€ и ученика.  аутили€ (Kautilya) мыслил как министр, который основывает империю;  онфуций Ч как учитель, который снова хотел привести свой народ к образованности и истинной политической действительности; ѕлатон Ч как аристократ, которому политическа€ де€тельность (к каковой он был определен согласно своему происхождению) казалась невозможной из-за нравственного запущени€ общества. Ѕруно, ƒекарт, —пиноза в своих размышлени€х были теми, кто полагалс€ лишь на себ€, жела€ в уединенном мышлении открыть дл€ себ€ истину. јнсельм мыслил как один из основателей церковно-аристократической действительности; ‘ома Ч как член церкви; Ќиколай  узанский Ч как кардинал, в единстве его церковной и философской жизни; ћакиавелли Ч как потерпевший фиаско государственный де€тель;  ант, √егель, Ўеллинг Ч как профессора, во взаимосв€зи со своей преподавательской де€тельностью.

ћы должны избавитьс€ от представлени€, что философствование по своей сути есть зан€тие профессоров. ‘илософствование Ч это дело человека, и, видимо, при любых услови€х и обсто€тельствах Ч дело рабов в той же мере, что и господ. »сторическое €вление чего-то истинного мы впервые понимаем только при обращении к тому миру, в котором это €вление произошло, а также к судьбам людей, которые это €вление осознавали.  огда такие €влени€ оказываютс€ далеки и чужды нам, то как раз вследствие этого они и станов€тс€ дл€ нас про€сн€ющими. ‘илософскую мысль и мыслител€ мы должны отыскать в их живой действительности. »стинное не парит в отрыве от всего, в воздухе абстракции Ч само дл€ себ€, само на себ€ опира€сь.

ћы прикасаемс€ к истории философии там, где в ходе основательного изучени€ того или иного труда сохран€ем близость к тому миру, в котором этот труд возник.

ќднако руководству€сь этим, мы ищем аспекты, которые историческое целое философствовани€ располагает перед нашим взором в четко определенном пор€дке, хот€ и не бесспорном, но все-таки служащем путеводной нитью дл€ ориентации в обширных пространствах философской мысли.

»стори€ философии в целом, охватывающа€ собой два с половиной тыс€челети€, Ч это как одно великое мгновение становлени€ самосознани€ человека. ¬месте с тем это мгновение представл€ет собой бесконечную дискуссию, котора€ открывает сталкивающиес€ силы, кажущиес€ неразрешимыми вопросы, высокие достижени€ и соскальзывани€ вниз, глубокие истины и вихри безуми€. ¬ историко-философском знании мы пытаемс€ найти схему того обрамлени€, в рамках которого философские мысли имеют свое историческое место. “олько всемирна€ истори€ философии показывает, как про€вл€лась философи€ исторически в самых разных общественных, политических и личностных ситуаци€х.

— самого начала философска€ мысль развивалась независимо в  итае, »ндии и «ападной ≈вропе. Ќесмотр€ на имевшуюс€ иногда св€зь между этими трем€ мирами, их разделенность Ч примерно вплоть до –ождества ’ристова Ч была столь существенной, что каждый из них должен постигатьс€ исход€ только из него самого. ѕозднее вли€ние, оказанное на  итай возникшим в »ндии буддизмом, по своей силе может сравнитьс€ с тем вли€нием, которое оказало на западный мир христианство.

–азвитие мысли в этих трех регионах имеет одинаковую траекторию движени€. ѕосле доисторического периода, который с трудом поддаетс€ историческому про€снению, в осевом времени (800 Ч 200 до –.’.) повсюду начинают обозначатьс€ основополагающие мысли. «атем следует этап некоторого распада, происходит консолидаци€ великих религий спасени€, после чего вновь и вновь повтор€етс€ череда обновлений, и вслед за тем наступает этап свод€щих все воедино систематических построений, схоластических систем и, в особенности, доведенных до крайности логических спекул€ций Ч сублимаций метафизического смысла.

Ёта типична€ периодизаци€, синхронно разворачивавша€с€ в трех регионах исторического развити€, в «ападной ≈вропе отличаетс€ р€дом особенностей: во-первых, более сильным духовным движением и развитием, обновл€ющемс€ в духовных кризисах; во-вторых, разнообразием €зыков и народов, которые стимулируют выражение мысли, и, в-третьих, уникальным развитием науки.

«ападноевропейска€ философи€ исторически подраздел€етс€ на четыре примыкающие друг к другу области.

ѕерва€: греческа€ философи€. ќна проходит путь от мифа к логосу, создает основополагающие дл€ «ападной ≈вропы пон€ти€, категории, а также возможные основополагающие установки в осмыслении целого, вбирающего в себ€ бытие, мир и человека. √реческа€ философи€ остаетс€ дл€ нас царством, где господствует типика простого, благодар€ усвоению которой мы должны сохран€ть €сность мышлени€.

¬тора€: средневекова€ христианска€ философи€. ќна проходит путь от библейской религии самой по себе к ее обдуманному пониманию, от откровени€ к теологии. ¬ этой философии возникает не только доказывающа€ и воспитывающа€ схоластика. ¬ творческом мышлении обнаруживает себ€ особый мир, который по самому своему происхождению €вл€етс€ религиозным и философским одновременно (прежде всего у апостола ѕавла, јвгустина, Ћютера). Ќам остаетс€ только сохран€ть животрепещущую тайну христианства, котора€ присутствовала в этой области мысли.

“реть€: новоевропейска€ философи€. ќна возникает вместе с современным естествознанием и новой личностной независимостью человека по отношению к любому авторитету.  еплер и √алилей, с одной стороны, Ѕруно и —пиноза Ч с другой, репрезентируют новые пути. Ёто врем€ оставило нам удостоверенность в смысле подлинной науки (который, однако же, с самого начала был искажен) и удостоверенность в смысле личной вободы, которой обладает душа.

„етверта€: философи€ немецкого идеализма. Ќачина€ от Ћессинга и  анта вплоть до √егел€ и Ўеллинга разворачиваетс€ путь мыслителей, которые по глубине размышлени€ превзошли, возможно, все, что было до сих пор помыслено в «ападной ≈вропе. »х творчество разворачивалось не на фоне великой государственной и общественной жизни, но протекало в замкнутом частном существовании, погруженном в историческое целое и целое космоса. Ѕогато одаренные искусством спекул€тивного мышлени€ и способностью видеть самые разные содержательные стороны человеческого быти€, они создавали по ту сторону действительного мира свои великие труды. Ќам остаетс€ только постаратьс€ вы€вить у них ту возможную глубину и широту, которые без этих трудов были бы утрачены.

¬плоть до семнадцатого столети€ и даже еще позже все мышление находилось под определ€ющим вли€нием античности, Ѕиблии и јвгустина. “акое положение дел начинает постепенно измен€тьс€ с восемнадцатого столети€, когда люди все больше и больше начинают полагать, что могут руководствоватьс€ исключительно собственным разумом, обход€сь без истории. ¬ то врем€ как унаследованное от традиции мышление утратило свою действенную силу, научно-историческое знание истории философии набрало силу, сузив, однако, горизонт исследовани€. “еперь стало легче, чем когда-либо ранее знакомитьс€ со всей унаследованной философской традицией, име€ в распор€жении различного рода издани€ и справочники.

Ќачина€ с двадцатого столети€ усиливаетс€ забвение этих тыс€челетних оснований в пользу разрушительного технического знани€ и технических способностей, слепой веры в науку, иллюзорных посюсторонних целей, пассивной бездумности.

”же с середины дев€тнадцатого столети€ проступает сознание конца и вопрос, как в этих услови€х еще возможна философи€. Ќепрерывность новой философии в западных странах, профессорска€ философи€ в √ермании, котора€ исторически поддерживала великое наследие, не могли скрыть того, что наступил конец той формы, в которой в последние тыс€челети€ и до сих пор €вл€ла себ€ философи€.

Ёпохальными философами выступают  иркегор и Ќицше, философы одного типа, каких раньше не было, совершенно очевидно знаменующие собой кризис своего времени, Ч сюда же можно причислить и далекого им по духу ћаркса, который превзошел всех по своему вли€нию на массы.

—тановитс€ возможным экстремальное мышление (ein Denken im Äußersten), мышление, которое ставит все под вопрос, чтобы достичь глубочайшего первоистока, мышление, которое сбрасывает все препоны, дл€ того чтобы в мире, радикально преображенном техническим веком, обрести свободный взгл€д на экзистенцию, безусловное и современность.

“ака€ картина открываетс€ при взгл€де на историю философии в целом. ќна поверхностна. ’отелось бы нащупать более глубокие взаимосв€зи в той целостности, которую представл€ет собой истори€ философии. Ќапример, можно задатьс€ следующими вопросами.

ѕервое: вопрос о единстве истории философии. “акое единство не €вл€етс€ фактическим состо€нием, но есть некотора€ иде€. ћы ищем это единство, однако достигаем лишь партикул€рного единства отдельных сфер.

ћы видим приблизительно, как развивалась та или ина€ проблематика (например, вопрос о единстве души и тела), однако то, как это действительно было в истории, иногда лишь отчасти совпадает с мысленно выведенной конструкцией. ћожно представить все в систематическом виде, как это было, например, сделано √егелем с предшествующей немецкой философией, а затем и всей философией в целом. ќднако подобна€ конструкци€ совершает насилие над тем, что в предшествующем философствовании смертоносно дл€ гегелевского типа философствовани€ и потому считаетс€ дл€ него несуществующим; она не замечает, упускает то, что было как раз существенным дл€ другого типа мышлени€. Ќи одна конструкци€ истории философии в качестве рационально выстроенного р€да позиций не совпадает с исторической фактичностью.

Ћюбые сконструированные рамки того или иного наброска единства философского развити€ взрываютс€ гениальностью отдельного философа. Ќар€ду с фактической прив€занностью к прослеживаемым в истории философии взаимосв€з€м остаетс€ все-таки то великое, что не подлежит никакому сравнению и что присутствует всегда как чудо по отношению к постигаемому развитию.

»де€ единства истории философии нацелена на ту вечную философию, котора€, будучи взаимосв€занной в себе жизнью, творит исторически свои органы и формы €вленности, свои оде€ни€ и оруди€ труда, однако сама к ним не сводитс€.

¬торое: вопрос о начале и его значении. Ќачало (Anfang) Ч это в какой-то момент времени вступающее в действие мышление. ѕервоисток (Ursprung) это то истинное, что всегда лежит в основании.

ќт недоразумений и искажений мысли мы вс€кий раз должны возвращатьс€ назад, к первоистоку. ¬место того чтобы, руководству€сь текстами традиции, искать его на пути к собственному изначальномуфилософствованию, совершают подмену, в результате которой считаетс€, что первоисток €кобы берет начало в какое-то определенное врем€, например у первых досократиков, или в первоначальном христианстве, или в первоначальном учении Ѕудды. ¬с€кий раз необходимый путь к первоистоку принимает ложную форму пути к обнаружению начала.

’от€ начала, которые €вл€ютс€ дл€ нас достижимыми, и представл€ют собой нечто в высшей степени удивительное, однако абсолютное начало действительно ненаходимо. “о, что €вл€етс€ началом дл€ нашей традиции, есть относительное начало, оно само всегда уже было результатом некоторых предпосылок.

ѕоэтому основной принцип исторического воспри€ти€ Ч придерживатьс€ того, что действительно присутствует в переданных традицией подлинных текстах. “олько историческое рассмотрение предоставл€ет возможность углубл€тьс€ в сохраненное. ¬осполн€ть утраченное, конструировать то, что ему предшествовало, заполн€ть пробелы Ч все это напрасные усили€.

“ретье: вопрос о развитии и прогрессе в философии. ¬ истории философии наблюдаетс€ известна€ последовательность различных форм философствовани€, например путь от —ократа к ѕлатону и јристотелю, путь от  анта к √егелю, от Ћокка к ёму. ќднако же подобные р€ды €вл€ютс€ ложными, если считаетс€, что более поздний философ сохранил и превзошел истину более раннего. ¬ свою очередь и нечто новое, возникающее в подобных, св€занных между собой р€дах поколений не может быть постигнуто на основании предшествующего, а то, что было существенно в предшествующем, зачастую, возможно, так и остаетс€ не пон€тым последующими поколени€ми.

Ѕывают периоды духовного взаимодействи€, рассматриваемые как один мир, как одна временна€ эпоха, в которые отдельные мыслители высказывают свои идеи, например греческа€ философи€, схоластика, немецкое философское движение с 1760 по 1840 год. Ёто были периоды живого взаимного общени€ мыслителей, соучаствующих в мышлении, идущем из самого первоистока. Ѕывают и другие эпохи, когда философи€ продолжает свое существование как феномен образовани€ или когда она, кажетс€, почти совсем исчезает.

¬згл€д на развитие философии в целом как на прогрессивный процесс вводит в заблуждение. »стори€ философии вследствие незаменимости и исключительности ее наивысших творений подобна истории искусства. ¬месте с тем истори€ философии подобна и истории науки тем, что она имеет в качестве своих рабочих инструментов посто€нно умножающиес€ категории и методы, потребность в которых становитс€ с ее стороны все более и более осознанной. ќна подобна также истории религии Ч вследствие наличи€ исходных позиций, которые €вл€ютс€ предметом веры и наход€т свое выражение в философии с помощью мысли.

” истории философии даже есть свои творческие периоды. ќднако философи€ Ч это всегда сущностна€ характеристика человека. ќтступа€ от истории духа, во времена предполагаемого упадка, внезапно может по€витьс€ философ значительного ранга. ѕлотин Ч в третьем, —кот Ёриугена Ч в дев€том столетии выступают как совершенно изолированные фигуры, абсолютно исключительные в своем роде вершины. ќни и то, что было ими помыслено, занимают свое определенное место в общей св€зи традиции, остава€сь зависимыми от нее, возможно, в каждой своей мысли, однако, несмотр€ на это, каждый из них в целом привносит нечто новое в великое основоопределение мышлени€.

ѕоэтому по отношению к сущности философии недопустимо говорить, что философи€ пришла к концу. ѕри любых катастрофах философи€ остаетс€ как фактическое мышление отдельного человека, которое в духовно бесплодные времена не поддаетс€ учету на уровне одиноких творений. ‘илософи€ во все времена подобна религии.

»де€ развити€ еще и потому €вл€етс€ дл€ истории философии лишь несущественной точкой зрени€, что кажда€ велика€ философи€ совершаетс€ всецело сама в себе, она живет особн€ком, безотносительно ко всеобъемлющей исторической истине. Ќаука продвигаетс€ таким образом, что каждый новый шаг на ее пути превосходит предыдущий. —тановление философии, согласно самому ее смыслу, должно полностью осуществл€тьс€ в конкретном человеке. ѕоэтому было бы противоречием выстраивать философов в р€д, ставить их в отношени€ подчинени€ как шаги одного пути, как предварительные ступени.

„етвертое: вопрос о ранговом пор€дке. ‘илософствование Ч идет ли речь об отдельном мыслителе или о типических воззрени€х эпохи Ч осознает дл€ себ€ определенный ранговый пор€док. »стори€ философии - не нивелированное поле бесчисленных равноправных сочинений и мыслителей. —уществуют смысловые св€зи, которых достигают лишь немногие. ѕрежде всего, есть наивысшие точки, солнечные светила в армии звезд. ќднако дело обстоит не таким образом, как будто устанавливаетс€ некий единственный, имеющий дл€ всех значение окончательный ранговый пор€док.

—уществует значительное рассто€ние между тем, что осознаетс€ в ту или иную эпоху всеми, и тем, что составл€ет содержание создаваемых в это врем€ философских сочинений. “о, что рассудок большинства находит само собой разумеющимс€, может также быть высказано в форме философии и подлежать тем самым бесконечному про€снению в сочинени€х великих философов. ”миротворенность знающего свой предел вникани€, удовлетворенность увиденным миром, затем стремление к расширению горизонта, вопрошающее сто€ние на границе Ч все это называетс€ философией.

ћы провели аналогию между историей философии и авторитетом религиозной традиции. ’от€ в философствовании у нас и нет канонических книг, подобных тем, какими обладают религии, нет авторитетов, которым надо было бы просто следовать, нет никакой окончательной истины, котора€ признавалась бы существующей, однако целостность исторической традиции философствовани€, этого депозита неисчерпаемой истины, показывает пути к современному философствованию. “радици€ Ч это увиденна€ глубина уже помысленной истины, сопровождающа€с€ непрестанным ожиданием, это неисчерпаемость великих сочинений, это принимаема€ с глубоким почтением действительность великих мыслителей. —ущность такого авторитета в том, что он не требует от человека однозначного послушани€. «адача состоит в том, чтобы с помощью этого авторитета, самосто€тельно ”достоверившись в нем, прийти к самому себе, в том, чтобы в его первоистоке вновь обрести собственный первоисток.

“олько на основании серьезного философствовани€ в насто€щем можно достичь соприкосновени€ с вечной философией в историческом €влении. »сторическое €вление Ч это средство, с помощью которого осуществл€етс€ глубинна€ св€зь с общим насто€щим.

ѕоэтому историческое исследование следует по ступен€м близкого и далекого. ƒобросовестно философствующий знает, с чем он вс€кий раз имеет дело, когда исследует тексты. “о, что выступает на переднем плане, должно стать €сным и способствовать уверенному владению пон€тым знанием. ќднако смысл и вершина исторического проникновени€ Ч это мгновени€ согласи€ и понимани€ в первоистоке. «десь просвечивает то, что только и придает исследовани€м, разворачивающимс€ на переднем плане, смысл и приводит их к единству. Ѕез этого посредничества философского первоистока вс€ истори€ философии в итоге будет вереницей заблуждений и курьезов.

“ак истори€, пробудив мен€, превращаетс€ в зеркало того, что €вл€етс€ моим собственным: в отражении € созерцаю то, что сам мыслю.

»стори€ философии Ч пространство, в котором € дышу, размышл€€, Ч с неподражаемым совершенством показывает прообразы дл€ моих собственных разысканий. ќна вопрошает посредством того, что в ней уже было испытано, удалось или потерпело неудачу. Ќа примере отдельных своих представителей она со всей своей безусловностью воодушевл€ет нас на то, чтобы следовать по их пути.

ѕрин€ть философию прошлого в качестве нашей собственной столь же маловеро€тно, как еще раз создать древнее произведение искусства. ћожно лишь копировать, ввод€ тем самым в заблуждение. ” нас нет, как у боговдохновенного читател€, такого текста, в котором мы располагали бы абсолютной истиной. ѕоэтому древние тексты мы любим точно так же, как и древние произведени€ искусства, в истину одних мы погружаемс€ в той же мере, как и в истину других, мы соприкасаемс€ с ними, однако при этом всегда остаетс€ даль, нечто недос€гаемое и неисчерпаемое, с чем мы все-таки посто€нно живем и от чего наконец мы отталкиваемс€ навстречу современному философствованию.

»бо смысл философствовани€ - в его современности ” нас только одна действительность - здесь и теперь “о что мы в результате наших уклонений упускаем больше никогда не вернетс€; растрачива€ себ€ впустую, мы тер€ем и бытие. ƒрагоценен каждый день, одно мгновение может быть всем.

ћы становимс€ должниками нашей собственной задачи, если целиком уходим в прошлое или будущее. “олько через современную действительность доступно вневременное; только через постижение времени мы приходим туда, где врем€ как таковое погашено.

 





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-09-20; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 2131 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

≈сть только один способ избежать критики: ничего не делайте, ничего не говорите и будьте никем. © јристотель
==> читать все изречени€...

446 - | 407 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.034 с.