Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Воображение. Воображение дополняет восприятие элементами прошлого опыта, собственными переживаниями человека, преобразует прошлое и настоящее за счет обобщения




 

Воображение дополняет восприятие элементами прошлого опыта, собственными переживаниями человека, преобразует прошлое и настоящее за счет обобщения, соединения с чувствами, ощущениями, представлениями.

Основные функции воображения:

целеполагание — будущий результат деятельности создается в воображении, он существует только в сознании субъекта инаправляет его активность на получение желаемого;

предвосхищение (антиципация) — моделирование будущего (положительных или отрицательных последствий, хода взаимодействия, содержания ситуации) за счет обобщения элементов прошлого опыта и установления причинно-следственных связей между его элементами; в воображении будущее рождается из прошлого;

комбинирование и планирование — создание образа желаемого будущего за счет соотнесения элементов восприятия и прошлого опыта с результатами аналитико-синтетической деятельности рассудка;

замещение действительности — человек может быть лишен возможности реально действовать или находиться в определенной ситуации, тогда силой своего воображения он переносится туда, совершает действия в своем воображении, замещая тем самым реальную действительность воображаемой;

проникновение во внутренний мир другого человека — на основе описания или демонстрации воображение способно создавать картины пережитого (переживаемого в данный момент времени) другим существом, тем самым делая возможным приобщение к его внутреннему миру; эта функция служит основой для понимания и межличностной коммуникации.

Таким образом, воображение является неотъемлемой частью человеческой деятельности и жизнедеятельности, социального взаимодействия и познания.

Образы воображения.Продуктом или результатом процесса воображения являются образы воображения. Они могут возникнуть в соответствии с инструкцией, указаниями другого субъекта, на основе просмотра фотографий, картин, кинофильмов, прослушивания музыкальных произведений, восприятия отдельных звуков и шумов или через описание какого-либо события, вещи, персонажа, или по ассоциации с чем-либо. Один только перечень способов продуцирования образов воображения показывает тесную связь его с другими психическими процессами, имеющими образную природу (ощущением, восприятием, памятью, представлениями, мышлением).

Воображение опирается на прошлый опыт, и поэтому образы воображения всегда вторичны, т.е. «уходят корнями» в ранее пережитое, воспринятое, прочувствованное человеком. Но в отличие от процессов памяти здесь не ставится задача сохранения и точного воспроизведения информации. В воображении опыт преобразуется (обобщается, дополняется, перекомбинируется, приобретает иную эмоциональную окраску, изменяется его масштабность).

В отличие от мыслительных образов (понятий, суждений, умозаключений) здесь значительно снижена функция контроля. Воображение относительно свободно, ибо не сковано задачей оценки правильности того, что продуцирует наше сознание или подсознание.

Многие исследователи в качестве отличительного признака процесса воображения называют новизну. Но следует заметить, что новизна здесь носит не абсолютный, а относительный характер. Образ воображения является новым по отношению к увиденному, услышанному, воспринятому в какой-то момент времени или точке зрения, подходу к трактовке какого-либо человека. В процессах творчества этой новизны больше, в воссоздающем воображении — меньше.

Наконец, с представлением воображение роднит наглядность или представимость образов, их отнесенность к какой-либо модальности (зрительной, слуховой, тактильной, вкусовой и т.п.).

Сказанное еще раз подчеркивает как неразрывность, так и относительную самостоятельность процессов познания.

Формы воображения. Все формы воображения можно подразделить на две большие группы. Первая — это непроизвольные формы воображения, независящие от целей и намерений человека, их протекание не контролируется работой сознания, они возникают при снижении степени его активности или расстройстве работы. Вторая группа — это произвольные формы воображения. Они подчинены творческому замыслу или задачам деятельности и возникают на основе работы сознания.

К первой группе относятся сновидения. Эти образы рождаются нашим подсознанием или связаны с остаточной активностью отдельных участков коры головного мозга. Образы сновидения еще называют гипногогическими.

Расстройство работы сознания порождает такую форму воображения, как бред. Бред может возникнуть в результате психического заболевания (бред преследования, бред величия), вирусного или простудного заболевания, сопровождаемых высокой температурой (горячечный бред), алкогольного отравления (белая горячка). Образы воображения, возникающие в бредовых состояниях, как правило, имеют отрицательную эмоциональную окраску.

Под влиянием некоторых токсических и наркотических веществ появляются галлюцинации. Это обостренное нереалистическое восприятие действительности, искаженное сниженным контролем сознания и преобразованное воображением.

Отключение контроля сознания по приказу другого лица называется гипнозом, а образы воображения, возникающие в этом состоянии, гипнотическими. Они напоминают реальное восприятие, но являются внушенными, т.е. существуют только в психике гипнотизируемого человека, исчезают и появляются в соответствии с установкой гипнотизера.

Промежуточное положение между непроизвольными и произвольными формами воображения занимают грезы. С непроизвольными формами их роднит время появления. Они возникают в момент снижения активности сознания в расслабленном состоянии или полудреме. Сходство с произвольными формами обусловлено наличием намерения и возможностью управлять процессом по желанию самого человека. Грезы всегда имеют положительную эмоциональную окраску. Мы грезим о приятном.

Ко второй группе относятся фантазии, вымыслы или измышления, научное, художественное, техническое творчество взрослых, творчество детей, мечты и воссоздающее воображение.

Форму воссоздающего воображения иногда не совсем точно называют представлением. Образы воображения создаются здесь на основе какого-либо вида наглядности (описания, предъявления деталей и т.п.). Воссоздающее воображение — необходимое условие взаимопонимания людей в общении, обязательный элемент обучения, а именно той его части, которая связана с передачей общественного опыта.



Началом любому виду творчества служит творческий замысел. Он одновременно побуждает человека к действию и воплощает в себе его будущий результат, который должен быть отличным от всего подобного, созданного другими людьми, т.е. иметь личностную (детское творчество) или общечеловеческую ценность (научное, техническое, художественное творчество).

Мечта — это образ желаемого будущего. Она обладает колоссальной побудительной силой. Человек стремится к ее осуществлению невзирая на препятствия и разного рода барьеры.

Детские фантазии, например, страхи, игры, «придумки» и «выдумки», опираются на замещающую функцию воображения. Они могут быть изменены, транфсормированы как воздействиями извне, так и по желанию самого ребенка.

Наконец, вымыслы, иногда именуемые ложью, обычно преследуют цель получения некоторой личностной выгоды за счет преднамеренного искажения действительности. Но, чтобы солгать, сначала надо создать в своем воображении трансформированный образ действительности, отвечающий интересам или расчетам автора. Его экстериоризация, выдаваемая для других людей за действительность, и есть ложь.

Создавать различные формы произвольного воображения можно при помощи специальных техник или приемов. Например, техника склеивания (агглютинации) позволяет соединять персонажа с новой ситуацией или типичную ситуацию с новым действующим лицом, совмещать части, детали, ранее принадлежавшие разным объектам, явлениям, персонажам или ситуациям. Другая техника — это изменение масштаба (преуменьшение, утрирование, акцентуирование). С ее помощью можно изменить размеры, значение, пропорции объекта фантазии и тем самым сделать его новым, необычным. Еще одна техника воображения позволяет изменить степень обобщенности образа путем типизации (подчеркивание родственных черт) или индивидуализации (выделения различных черт).

Техника, на основе которой появляются различные формы непроизвольного воображения, может быть названа внедрением. Суть ее — соединение чувственной ткани образов восприятия с чувственной тканью нереалистического образа воображения.

Принимая во внимание различные формы воображения, их различные модальности, эмоциональную окраску и содержание, мы получаем чудесное разнообразие образов воображения, которые участвуют во всех видах деятельности, встречаются в самых типичных и экзотических ситуациях.

Характеристики воображения. К ведущим характеристикам воображения относятся яркость, отчетливость, реалистичность, контролируемость, степень активности образов.

Человек может просто думать о каком-то предмете или явлении, в данный момент времени отсутствующем в поле его восприятия, а может представлять его столь живо и ярко, что образ будет неотличим от реального объекта. Это зависит от яркости, отчетливости образов воображения данного индивида. Общеизвестна яркость, живость детского воображения. Малыши порой путают фантастические образы своего воображения с действительными событиями, персонажами. Фантазия заменяет и замещает им реальную действительность в игре и некоторых видах продуктивной деятельности.

Под реалистичностью образов воображения понимается их приближенность к объектам и действиям, отражаемым в форме образа. Особенно важна реалистичность для целей. Чем полнее в цели будут представлены все параметры деятельности, тем с большей легкостью она будет реализована в жизни. В то же время есть особый тип людей, называемых мечтателями, прожектерами, субъектами «не от мира сего», чье воображение резко отличается от действительности, сегодняшних реалий жизни. В этом смысле реалистичность воображения противоположна фантастичности.

Под свойством контролируемости понимается возможность менять содержание процесса воображения или влиять на отдельные параметры образов воображения (их модальность, детали и др.) по усмотрению самого человека. Обычно высокая контролируемость коррелирует с высокой продуктивностью процессов воображения.

Степень активности определяется возможностью образов воображения выступать в качестве регуляторов, мотивов деятельности и поведения*. Повышает активность эмоциональная насыщенность образов. Подтверждением могут служить различные страхи невротиков, которые замещают реальные события их проигрыванием в своем воображении. Наибольшей активностью, а значит, и побудительной силой обладают мечты, идеалы, фобии, наименьшей — грезы, эротические фантазии. Активность образов воображения не является устойчивой индивидуальной характеристикой. Она будет определяться присутствием в сознании той или иной формы воображения. Однако один и тот же образ может обладать большойпобудительной силой для одного субъекта и незначительной для другого. В этом смысле активность образов воображения является индивидуальной характеристикой.

* См.: Орлов Ю.М. Самопознание и самовоспитание характера. М.: Просвещение, 1987.

 

На основе выделения ведущей модальности в процессах приема и переработки информации была осуществлена классификация людей в рамках нейролингвистического программирования(НЛП). Согласно ей, у визуалистов преобладают зрительные образы, у кинестетиков — двигательные и тактильные, у аудиалистов — звуковые.

Тендерные исследования, направленные на изучение различий в воображении мужчин и женщин, показали, что представители «сильной половины человечества» в среднем обладают большей реалистичностью и контролируемостью образов воображения. Женщины же в целом имеют более высокие показатели по параметру яркости, Б отношении степени активности — пассивности значимых различий обнаружено не было.

С возрастом повышается продуктивность процессов воображения. Л.С. Выготский экспериментально доказал справедливость этого положения. Убеждение в том, что дети обладают «лучшим» воображением, чем взрослые, несправедливо. Эта неверная точка зрения объясняется относительно более ранними сроками развития функции воображения по сравнению с другими психическими процессами, в частности логической памятью и мышлением. Отсутствие самоконтроля в фантазировании порождает иллюзию легкости, с которой ребенок продуцирует все новые и новые образы воображения. Дети обладают лишь большей яркостью образов, они также слабо их контролируют.

В период юности продуктивность образной сферы существенно возрастает. Именно на этой стадии своего развития люди планируют будущее, у них наблюдается тяга к творчеству, а их творческий потенциал максимально высок.

Наличие у человека ряда личностных особенностей (невротических черт, внушаемости, аутичности и т.п.) накладывает отпечаток на протекание процессов воображения. Так, высокая внушаемость резко снижает активность и устойчивость образов воображения (например, целей, идеалов), делает их легко изменяемыми, корректируемыми со стороны других людей. А склонность уходить в себя (аутичность) тесно коррелирует с высокой продуктивностью процессов воображения. Но рассмотрение этих особенностей является задачей специальных разделов психологии. Заметим лишь, что психический склад личности проявляется не только в поведении, но и в особенностях протекания психических процессов, в частности воображения.

 

Речь

 

Исследования зоопсихологов показали, что животные, общаясь, могут выразить лишь свои собственные эмоциональные состояния, намерения, требования. Главная же особенность человеческой речи заключается в том, что человек способен в свое сообщение вместить нечто внешнее, сказать что-то о каких-то предметах, их свойствах и отношениях.

Мы познаем окружающий мир, взаимодействуя с ним, преобразуя его. В ходе этого взаимодействия мы выявляем его свойства, объединяем их в предметы по принципу относительной неизменности. Как показано в исследованиях Ж. Пиаже, постоянство предметов формируется у ребенка не сразу. На каком-то этапе развития кукла, которую убрали за ширму и вновь достали оттуда, — уже другая кукла. Важно понять, что каждый из нас создает свой собственный мир, наполненный этими «сгустками» взаимодействия, которые мы объединяем в предметы, и то, какой мы создаем мир, из каких он будет состоять предметов, в каких они будут находиться отношениях, зависит от нас, от наших свойств, от характера наших действий.

Согласно Пиаже, ребенок изначально эгоцентричен, т.е. не способен, воспринимая что-либо, осознать, что он воспримет это со своей точки зрения, учесть, что у других людей могут быть другие точки зрения, что кто-то может не видеть того, что он видит, не знать того, что он знает, и наоборот, видеть и знать то, что он не видит и не знает.

Эгоцентрична и речь ребенка, он говорит непонятно для окружающих. Эгоцентрическая речь, промежуточная между внешней и внутренней видами речи, является внешней по форме и внутренней по содержанию. Как же преодолевается детский эгоцентризм, как формируется рефлексивное сознание? Интересно, что, по Пиаже, решающую роль здесь играет общение не с рефлексивными взрослыми, а с такими же эгоцентричными детьми. Ребенок, постоянно попадая в проблемные ситуации непонимания, постепенно осознает, что существуют еще и другие люди с другими точками зрения. Но самое важное открытие он делает, когда понимает, что раз существуют другие люди, каждый из которых видит мир по-своему, то существует и особый человек — он сам, у которого есть руки, ноги, глаза, а главное, — своя собственная точка зрения!

По Пиаже, главное условие преодоления эгоцентризма, формирования рефлексивного сознания — это то, что человек должен вступить во взаимодействие с другими людьми, сама задача организации совместной деятельности требует построения общей ситуации, наполненной общими предметами, которые, так же как их действия, свойства и взаимоотношения, обозначены какими-то знаковыми формами, например словами, одинаково понимаемыми общающимися.

Очевидно, нашими предками были приматы с достаточно развитым мозгом, ведущие стадный образ жизни и, следовательно, очень общительные, с ярко выраженной преобразующей направленностью в отношении к действительности. В соответствии с дарвиновской теорией эволюции выжили и составили человечество те, кому удалось наладить сложные формы взаимодействия и выработать сложные коммуникативные системы их организации.

Таким образом, человеческая речь создавалась людьми для организации совместного взаимодействия с миром, и это отразилось на ее устройстве, но одновременно коренным образом изменились и отражательные, регулятивные, коммуникативные механизмы человеческой психики, они стали вербально опосредованными.

Вербальное опосредование.Люди, включенные во всевозможные виды совместной деятельности, общаясь, создали свой общий мир, так что каждый из нас, выстраивая собственный мир, опирается не только на свой опыт взаимодействия с действительностью, но и на опыт, накопленный человечеством и зафиксированный во всевозможных знаковых формах. Важно, что этот опыт максимально освобожден от субъективности, что в нем сохраняется все общее и существенное для людей данной культуры. Этот общий опыт существует в культуре, и люди, решая всевозможные жизненные задачи, формируя новые знания и новые способы действия, используют этот опыт. Таким образом, взаимодействие с миром человека, выросшего в обществе, не непосредственно, а опосредованно общечеловеческими знаниями.' Естественно, опосредована и отражательно-регулятивная сторона этого взаимодействия, т.е. человеческая психика.

Формы этого опосредования в настоящее время интенсивно исследуются в современной когнитивной психологии в ходе изучения репрезентации в когнитивных структурах человека окружающей действительности, т.е. того, как мир представлен в человеческой психике. Д. Брунер, один из основателей когнитивной психологии, выделяет следующие виды репрезентации: двигательную, образную и вербальную, но этот список может быть расширен. Например, представители Вюрцбургской школы считали, что истинное мышление бессловесно и безобразно, его содержание — это переживание так называемых логических интенций, т.е. непосредственно логических соотношений между элементами решаемой задачи. В исследованиях другого специалиста по психологии мышления — Л. Секея было показано, что в период «творческой паузы», предшествующей инсайту, важнейшую роль играют презентации, которые организуются и строятся в раннем детстве на основе впечатлений о внешнем мире и соматических ощущений. А поскольку человек — ярко выраженное общественное существо и первые впечатления о мире он получает, находясь в непосредственном контакте с матерью, и все потребности удовлетворяются в ходе общения с ней, то важнейшими глубинными репрезентативными механизмами являются так называемые взаимоотношенческие, человек отражает события, происходящие в мире, даже не включающие действующих субъектов, используя усвоенные схемы взаимоотношений между людьми.

Итак, в психике человека существует большое количество репрезентационных механизмов, в зависимости от личностных особенностей их соотношение различно. В соответствии с решаемой задачей одна и та же действительность может быть репрезентирована с помощью различных схем: действенных, образных, словесных, взаимоотношенческих и т.д. Более того, в ходе решения одной задачи, как это было показано в исследованиях Е.В. Коневой, содержание задачи может постоянно переопосредоваться, это позволяет выявить и включить в мыслительный процесс новые свойства элементов задачи. Ю.М. Лотман полагал, что творчество, создание чего-то нового, возможно только благодаря тому, что имеет место перевод знаний с одного языка репрезентации на другой.

В человеческом мировосприятии обязательно участвуют различные репрезентационные механизмы, которые каждый человек строит самостоятельно в ходе решения различных жизненных задач, но использует при этом обобщенные схемы, существующие в его культуре. Каждое общество располагает своеобразными языками, в «словари» которых входят совокупности обобщенных действий, образов, форм взаимоотношений между людьми, и усвоить эти языки — сложнейшая задача, решаемая каждым человеком в ходе его развития и социализации.

Основная форма общения между людьми — словесная; у современных людей наибольшую роль в этом играют схемы вербальной репрезентации. В некоторых теориях, отражающих общие закономерности развития психики, они рассматриваются в качестве единственных опосредующих механизмов. Так, согласно культурно-исторической теории развития высших психических функций Л.С. Выготского, человек рождается с набором «натуральных» психических функций, общих с животными. Это — непосредственное запечатление вместо специфических человеческих форм запоминания, мышление протекает как мысленное манипулирование элементами задачи, представленными в их чувственно воспринимаемых свойствах, как, например, у обезьян в исследованиях В. Кёлера и т.д. Общаясь со взрослыми, ребенок усваивает человеческую речь, а именно совокупность значений слов, существующую в культуре, и правила синтаксиса, по которым эти слова объединяются в высказывания. В значениях зафиксирован общечеловеческий опыт создания обозначаемых предметов, отражены их общие и существенные свойства, а в синтаксисе предложений закреплены выявленные человечеством логические связи между элементами различных ситуаций. Человек включает эти значения в свои психические процессы в качестве инструментов, превращающих его изначально натуральные психические функции в высшие, вербально опосредованные. По Выготскому, вербальное мышление как высшая психическая функция представляет собой оперирование усвоенными словесными значениями позаконам логики, также интериоризованным из синтаксиса речевых предложений. Л.С. Выготский придавал огромную роль словесному значению в развитии человеческой психики. Он считал его своеобразной элементарной единицей речи и мышления, отражающей их основные функции. Своим важнейшим открытием Выготский полагал выявление двух форм развития значения; макрогенеза — в филогенезе и в онтогенезе, когда человек усваивает значения и его речь становится осмысленной, а мышление — речевым, и микрогенеза — изменения значения «на пути от мысли к слову», т.е. в процессах порождения и понимания речевых высказываний. Описание этих процессов, изложенное в книге Выготского «Мышление и речь» (1934), более чем на 20 лет опережает открытие американскими исследователями Н. Хомским и Дж.Миллером генеративного принципа порождения речи, т.е. того, что развернутое речевое высказывание не строится по «цепному» принципу за счет прибавления нового слова к уже произнесенным, а постепенно как целое разворачивается из некой первоначальной ядерной структуры.

В качестве основного механизма развития человеческой психики в теории Выготского рассматривается прямая интериоризация существующих в культуре словесных значений, а не самостоятельное построение субъектом собственных отражательных и регуляторных психических механизмов с использованием того, что существует в культуре. Это мешает последовагелям Выготского производить плодотворный анализ, например мыслительного процесса, суть которого — создание человеком чего-то нового, индивидуального, а не непосредственное вживление культурных образований по принципу «извне» — «внутрь». Оптимальную методологическую основу для подобных исследований дает теория С.Л. Рубинштейна.

Тем не менее словесное опосредование играет в человеческой психике очень большую роль. Переосмысление тех или иных событий в форме текстов дает возможность вместить в сравнительно небольшой объем весьма значительное содержание. Переосмысление ситуации, данной первоначально в чувственно-образном плане, в описывающее ее словесное высказывание позволяет поместить ее в сознание как элемент развитой иерархической структуры всевозможных текстов — описаний, сюжетов, точнее, даже просто отнести ее к тому или иному классу подобных описаний. Это, конечно, обедняет запоминаемую ситуацию, но позволяет сохранить ее в форме, фиксирующей наиболее важные ее аспекты. А вспоминая эту ситуацию, мы вновь наполняем ее чувственным содержанием, переопосредуем в образный план, но это содержание будет уже не конкретно пережитым, а также обобщенным, извлеченным из наших индивидуальных словарей образов, действий, отношений. С переходом к вербальным репрезентативным механизмам в ходе развития человека связан известный феномен «детской амнезии», заключающийся в том, что люди не помнят ничего, что было с ними примерно до трех лет. По всей видимости, запомненное в то время изложено на других репрезентационных языках, которые мы уже забыли, овладев речью и сделав основным нашим «хранилищем запомненного» иерархическую семантическую систему словесных значений. Или же мы не то чтобы это забыли, а просто эти знания актуализируются совсем в других формах, чем наши нынешние «воспоминания», они присутствуют в качестве «фундамента» наших более поздних знаний. Л.Н. Толстой писал, что 90% того, что мы знаем о мире, мы узнаем в эти самые ранние годы.

Исследование словесных значений (психосемантика)

В психологии, лингвистике, и в других науках существуют многочисленные понятия, описывающие то, что обозначено тем или иным словом. Наибольший интерес представляет значение в широком смысле, т.е. все то, что связано в сознании человека или группы людей с данным словом, все, что включено в механизмы вербального опосредования. Исследованием значений занимается недавно сформировавшаяся наука психосемантика. В поле ее внимания также категориальные структуры человеческого сознания, используемые механизмы репрезентации.

Как же все-таки исследовать значение? Казалось бы, достаточно просто спросить человека, что значит то или иное слово. Но в своем ответе он назовет свойства, которые, с его точки зрения, понятны слушающему, т.е. являются «общими». Это, как правило, так называемые денотативные свойства, т.е. свойства обозначаемого, не зависящие от субъекта. Так мы проанализируем лишь степень усвоенности данным испытуемым общекультурного значения. Мы можем усложнить вопрос, попросив перечислить, для чего может быть использовано обозначаемое. В этом случае удастся выявить некоторые дополнительные свойства, связанные с теми деятельностями, в которые испытуемый включает то, что обозначает это слово. Но и в этом случае мы выявим только те компоненты индивидуального значения, которые испытуемый сможет нам передать словами в созданной нами коммуникативной ситуации. Огромный пласт невербализуемых деятельно опосредованных, эмоционально-оценочных компонентов значения окажется не вскрытым.

Поэтому в психосемантике для исследования значений обычно используется особая стратегия. Она основывается на следующих теоретических положениях:

1. Значение рассматривается как состоящее из элементарных единиц — свойств, называемых семами. Исследовать значение — значит выявить эти единицы.

2. Всякое значение существует лишь как элемент иерархической категориальной системы нашего сознания. По отдельности никакое значение существовать не может, т.е. всякое значение у нас относится, скажем, к живому или неживому, если к живому — то к животным или растениям, если к животным — то к хищникам или травоядным, если к хищникам — то к кошкам или собакам и т.д. У каждого человека эти категориальные системы собственные, что дает основания такой науке, как когнитивная психология личности, рассматривать в качестве основных личностных свойств присущие субъекту основания классификации, например других людей. (В теории Дж, Келли эти основания, точнее, оси субъективного семантического пространства называются личностными конструктами.) Эта категориальная система — чрезвычайно интересное образование. Очевидны такие ее свойства, как мгновенная обозримость (поиск в ней ведется не по «линейному» принципу — от узла к узлу» а она воспринимается целиком, значение находится мгновенно). Другое ее свойство — мгновенная перестраиваемость. Стоит нам немного изменить отношение к рассматриваемому значению, рассмотреть его в новом контексте, как оно выступает включенным в другую систему связей, занимает другое место в иерархической системе. Бее это заставляет задуматься над идеей некоторых нейрофизиологов о представленности в функционировании мозга голографических принципов. Еще одно ее свойство — полиопосредованноетъ. В нашем сознании упомянутые выше образные, действенные, словесные и т.д. словари не существуют отдельно, они составляют единое целое.

В этой системе каждое отдельное значение реализуется через совокупность своих связей с другими значениями, эти связи существуют по принципу наличия элементарных общих свойств, сем. Отсюда описать значение — значит выявить его связи с другими значениями, а похарактеру этих значений создать список сем, составляющих изучаемое значение исходя из интенсивности этих связей, определить выраженность тех или иных элементарных свойств.

В соответствии с этим обычное психосемантическое исследование проводится следующим образом. Существует большое количество специальных психосемантических методик, которые позволяют выявить связи значения данного слова с другими. Общим результатом их использования является числовая матрица, в которой по вертикали и горизонтали выписаны слова, связи значений которых определяются, а в ячейках таблицы находятся числа, характеризующие близость исследуемых значений.

Следующий этап работы — «интуитивизация» полученной матрицы, в ходе которой при помощи различных способов математической обработки и графических построений решается задача сделать полученные результаты интуитивно ясными, непосредственно воспринимаемыми. Традиционно в различных психосемантических методиках используются разные приемы интуитивизации, но обработка результатов, принятая в одной методике, может быть использована для представления результатов, полученных в другой. Иначе говоря, полученную цифровую матрицу можно обработать различными способами в зависимости от целей исследования.

В силу близости психосемантики и когнитивной психологии личности в этих науках часто используются общие методы. Так, в технике репертуарных решеток Дж. Келли для выявления общих личностных конструктов на группе испытуемыхчасто используется метод семантического дифференциала (СД) Ч. Осгуда. А в психосемантике применяется разработанный Дж. Келли метод триадного сравнения. Сравниваемые значения выписываются на карточки (по три) таким образом, чтобы каждое значение побывало на одной карточке рядом с любымдругим. Испытуемому предлагается набор карточек, на каждой из которой напечатаны названия трех объектов, испытуемый должен отметить два самых близких и два наиболее далеких, объяснив свой выбор. Результаты обсчитываются, строится обычная матрица близости, которая чаще всего обрабатывается с помощью математического классификационного алгоритма кластерного анализа. По результатам работы выстраивается дендрограмма, древовидная структура, фактически моделирующая иерархическую категориальную структуру.






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 860 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.