Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Ветошь




- Постойте, братья и сёстры. Эта девица из другого Mipa, из Mipa ложных представлений, но она послана мне Солнцем, с моим оружием. И, скажите, что мне оставалось делать, как не помочь ей.

- Помочь, но не вести её в наш Мiръ, и уж, тем более, не рассказывать о нас. Ты ведь прекрасно знаешь, всё, что люди её Mipa узнают нового из таинств Природы, они тут же начинают преобразовывать на уничтожение себя. Остановить это действо не в их силах. Потому что остановившись и подумав над тем, что они делают, они разомкнут порочный круг. И тогда они сделают то же, что сделали мы, в своё время: выйдут в другой Mipъ, Праведный Мiръ. Но мы не считаем, что уже достигли Истины - мы в пути. И чтобы не обмануть и не быть обманутыми, мы не допускаем в наш Mipъ ни одного пришлого, каким бы светлым не был он, как чист бы он не был. В нашем Mipe можно только родиться. Испортить можно всё в одно мгновение, одной мыслью, одним словом, одним действием.

С этими словами великаны стали возвращаться в горы. Они словно таяли в них. Вскоре Смыслъ и Власта остались одни.

Сел Смыслъ на скалу, опершись на палицу, задумался. Долго думал и молчал. Потом изрёк:

- Не могу я тебя бросить в беде. Не так просто ты с моим мечом послана самим Солнцем. Был у нас договор, что пришлют ко мне гонца, когда понадобится моя помощь. Не гоже отступать и предавать. Отступать и предавать - породу портить. Сказывай подробнее свою историю.

И Смыслъ внимательно выслушал рассказ княжны про её жизнь. Чем дольше рассказывала Власта. тем больше хмурился Смыслъ.

- Черностоп - твой жених? - спросил он.

- Нет! Самозванец! Но он добивается всего, чего захочет. Он чарами окутал и батюшку моего, и его дворян, всех людей в Державе нашей. Все за него горой стоят. И если он заявил, что он мой жених, то всем мipом меня ему выдадут, и подпишут тем самым себе приговор.

- Да, дела... Тебе нельзя возвращаться.

- А куда мне идти? Ведь не в чужие же края отправляться? Можно было бы отсидеться у Волхвов, но всю жизнь у них не просидишь. Они и сами будут беззащитны, охраняя такую жемчужину, как я. Солнце послало меня - саму, как оружие, на битву. Но я не знаю, как всё произойдёт. Где произойдёт эта битва и как мне начать воевать, ведь как не крути - я девица, обычная земная девица и воевать мне совсем не хочется.

- Тем более, если ты знаешь о битве, но пока её страшишься, тебе придётся скрываться, столько, сколько можно, здесь в горах и накапливать силы. Когда же наступит день и час, ты станешь просто исполнять то, что тебе предназначено. Ты станешь к этому времени самой собой -орудием осуществления.

Построил Смыслъ для Власты шалаш. А сам взялся охранять её.

Много дней провели они рядом. Много общих разговоров оказалось у них. Много вечеров провели они вместе у костра. В какой то момент Власта поняла, что любит богатыря. Этому чувству было легко объявиться. Ведь Смыслъ - тот, кто всегда невидимо присутствовал с ней рядом с детства.

****

Пока было сил и гордости бороться с Любовью, Власта была безмятежна. Она думала, что справится с новым чувством, доселе ей неведанным. Но это чувство, как талые ручейки по весне быстро сменились бурным потоком, который стал неуправляемым. Она не знала, что делать с собой и со своей Любовью, потому что Смыслъ к ней относился как к сестре, честь которой он охранял. Встала как-то рано утром Власта, обратила свое светлое лицо к Солнцу, протянула навстречу ему руки белые и заплакала:

- Солнце. Солнце, свет мой! Что такое происходит? Почему я узнала Смысла, узнала, что такое Любовь, но не узнала, что такое разделённая Любовь. Почему молчит его сердце, ведь он так мне созвучен. Мы - одно целое. Мы -неразлучники. Просто где-то, в какое-то мгновение, что-то произошло и мы расстались на миг, на миг разошлись. Но вот она - я, я пришла. А он меня не узнаёт. Но чем дольше я с ним общаюсь, тем увереннее звучит во мне наш с ним договор, который мы в Любви друг другу, где-то, когда-то заключили. И именно он мне сказал тогда, что где бы он или я ни были, что бы ни делали, но если придёт один к другому улыбнётся и скажет: «Солнце моё, Любовь моя! Я здесь...», то тут же другой бросит всё и уйдёт за любимым.

Так говорила Власта, глядя, не мигая на Солнце, а из прекрасных глаз её текли слёзы горечи и безсилия. Она и не видела, находясь в этом состоянии, что её слушают и что за ней наблюдают.

Один из наблюдавших был Смыслъ. Глубоко вздохнул Витязь после этих горьких слов. Он всё вспомнил, но был безсилен что-либо изменить. Он подошёл сзади к Власте, стал на колени, обнял её за плечи и уткнулся головой ей в затылок. «Солнце моё, Любовь моя....»

Власта повернулась к нему лицом и с надеждой всмотрелась в его глаза.

- Прости, великодушно. Слишком долго мы были в пути.

- Что, Смыслъ?

- У меня есть невеста.

- Невеста! - вскричала Власта. - Этого не может быть!

Я - твоя невеста! Только ты - мой наречённый, а я - твоя!

- Прости великодушно...

Как подкошенная травинка упала Власта на землю, а Смыслъ, сняв оберег-Яргу, бережно положил его на траву и склонился над княжной, утешая её.

- Не плачь, я даже не знаю, как её зовут, и где искать. Послушай меня. Несколько лет назад я спас девицу, совсем ещё ребёнка, ей было лет десять. Она одна сражалась против своры нечисти, что накинулась на неё. Силы её уже были на исходе, но она безстрашно продолжала сопротивляться, размахивая наузом*, как Витязь мечом, разя нападавших. Я поспешил ей на помощь, завидев меня, свора бросилась врассыпную. А девица, теряя последние силы, улыбнулась мне и сказала заветные слова: «Солнце моё, Любовь моя! Я - здесь...» Но тут, откуда не возьмись, к ней подлетел златожарый конь и унёс её с собой, а на меня навалился чёрной тучей смерч. Я принял его вызов.

* Науз - часть конской сбруи: кисть, бляха, другие украшения. В старину в наузде хранились обереги от сглаза, порчи. В него зашивали коренья, заговоренные предметы.

Мы сражались с ним, и я победил. После бегства врага я подобрал тот самый науз, которым защищалась девочка во время битвы. Я храню его, это всё, что есть у меня от моей невесты. До сих пор я не знаю, кто они все были.



- Всё просто, Смыслъ. Та девица была - я. Посмотри на меня. Узнай меня. И унёс меня тогда с моего первого поля битвы мой конь Златогривый. А смерч, с которым ты боролся, был - Черностоп. Мой и твой враг. Только не было никакого науза. Ты что-то спутал.

Власта встала, распрямив плечи и раскинув руки, она улыбалась своему суженому. Наконец-то они нашли друг друга.

- Науз был, - тихо промолвил Смыслъ.

С этими словами Смыслъ показал Власте, намотанный на запястье плетёный оберег. Княжна, только что нашедшая Смысла, вновь его теряла. Она чувствовала, что попытка свести всё к здравому смыслу у неё не получается. Также, как невозможно было удержать воду в ладонях, невозможно было удержать только что ладно построенное счастье.

По капельке просачивалось оно, слезинками утекало, унося надежду, оставляя одно лишь несчастье и открывая дорогу Недоле.

* * * *

Вдруг, сзади них послышался злорадный смех.

- Ах, какая трогательная встреча. Встреча через года, через века. Двое влюблённых нашли друг друга. Но запутались во входах и выходах. Я же тебе говорил, княжна, что ты будешь искать меня, чтобы найти правильный выход. Но ты всё ещё непокорна и своенравна. Беглянка должна вернуться домой. Женщина должна знать своё место.

Черностоп глумился над ними, явно чувствуя своё превосходство.

- Это сон, - вскричала Власта, - дурной, чудовищный, который мучает меня и не даёт покоя. Мне хочется проснуться

Она закрыла лицо руками, прячась от всех бед, которые преследовали её. Но тут она услышала грозный голос своего любимого:

- Как смеешь ты, гнилое семя, глумиться над Жизнью. Как смеешь ты осмеивать и осквернять Любовь! Ты – отродье смерти, нежить! Я узнал тебя, ты - враг мой. И наша битва с тобой ещё не закончилась. Я прерву твои гнусные опыты над временем и людьми в нём, разрушу всё, что ты так старательно создал для их страдания. Не ты хозяин-Жизни, не ты её завязал и сотворил. Ты - вор!

Черностоп слушал Смысла с надменным видом, ведь его меч был направлен на княжну, и упирался ей в шею, оставалось сделать только одно маленькое движение. Но Смыслъ, рискуя всем, быстро наклонился, схватил Яргу и бросил её в Черностопа. По ходу Солнца полетела, зажужжала Ярга. Жужжание перешло в пронзительный звук, невыносимый для человеческих ушей и сердца. Звук заставлял сердце колотиться все быстрее и быстрее, нарушая этим дыхание. Птицы и звери, заслышав Яргу, заметались в поисках укрытия; даже деревьям было настолько тяжело её звучание, что листья их трепетали и опадали.

- Ох, как тяжело, как больно...

Черностоп удивлённо смотрел на Смысла, на княжну Властелину. Ярга прошла сквозь него, она облетела его, на большой скорости снова влетела в него. Черностоп из последних сил, уже уходя в небытие, прервал полёт меча Смысла. Он взял его в руку и что есть силы, метнул его в княжну.

- Вам, никогда не найти друг друга...

Изменила Ярга звук, распалась на множество лучиков-иголочек, и окутала золотым дождём девицу. Как должное, встретила удар Властелина. Она отдалась ему без сопротивления, раскинув руки, с улыбкой. Солнце встретилось с Солнцем.

Золотой дождь распался на тысячи и тысячи капелек и полетел по всей Земле-Матушке, разя свиту Черностопа, разрывая путы и чары, наведённые им.

- Живите, люди добрые, Жизнь и Солнце славьте... Долго Смыслъ стоял посреди гор, не в силах он был

справиться с потерей. Ни тихого любимого голоса, ни смеха, ни сияния любимой... Горько заплакал он.

- Я найду тебя, Солнце моё, Любовь моя. Я сделаю всё, чтобы ты проявилась. И тогда, кем бы я ни был, что бы я ни делал, я уйду за тобой. Мы уйдём только вдвоём, в тот Mipъ, которого мы достойны, которому мы созвучны. И ты будешь моей любимой, а я твоим, потому что мы неразлучники....

Тёплый ласковый ветер, перебирал пшеничные кудри Витязя, нежно овевал, целуя в губы, в щёки, в лоб, словно утешая его.

* * * *

В лебединой стае, тая, белым облачком кружась,

Я вернусь на Землю в травень6, на секунды не на час.

Многоцветной, невесомой лентой радужной свернусь,

И вокруг тебя, мой милый, я печально обовьюсь.

И тогда никто не сможет разомкнуть наш нежный круг

«Я люблю тебя», - услышишь ты мой тихий шёпот, вдруг.

Лепестками, белой дымкой жадно губ твоих коснусь,

И неудержимым вихрем я на небо вознесусь...

В поцелуе ты растаешь, вместе с радужной мечтой.

И, возможно, не узнаешь, что прощалась я с тобой.

Межи.

Однажды в одном большом красивом городе Петербурге произошло интересное событие, свидетелем которого была я. Началось всё с объявления о том, что в доме учёных на открытом семинаре молодой доцент-историк Молчанов В. сделает доклад о своих выдающихся открытиях в области истории и необыкновенных находках, которые он совершил.

Дождливым хмурым вечером, столь свойственным нашему славному городу, учёные отовсюду стекались в свой любимый клуб по интересам. Народу было много, потому что их молодой коллега был уже известен в широких кругах своими работами и открытиями. Он сам вырос в археологических экспедициях и продолжал организовывать их для нынешних школьников и студентов. Он был «задвинут» на своих Славянах и искал их следы, повсюду. Его знания из области древней истории накладывали отпечаток на его образ жизни и мышления, на круг его общения. Друзья прозвали его Волхвом. А за его необыкновенный ум и проницательность дали ещё одно прозвище - Осмомыслъ. Это прозвище, означающее - мудрый, имеющий восемь смыслов, умов, вообще-то было заимствовано у древнерусского Галицкого князя Ярослава. Но Осмомыслъ принял его, как своё второе имя.

В этот раз доцент Молчанов поставил на пюпитр для обозрения большую старинную книгу. Кожаный её переплёт, хорошо сохранившийся, указывал на то, что книга древняя. На почерневшей от времени коже обложки, всё же можно было разглядеть множественные древние символы веры наших прародителей –

- Травень – древнерусский май.

Славяно-Ариев. Но сами страницы книги были пусты, хотя что-то при перелистывании пергамента давало пищу для размышления, надежду на проявление чего-то таинственного и необыкновенного.

Молчанов начал свой доклад.

- Начну с истории находки этой интересной книги и ещё одного предмета, с которым я вас познакомлю позже, во время доклада. За этими находками мне не пришлось ехать за тридевять земель. Они сами, как говорится, меня нашли, словно были положены для меня кем-то. Есть у меня старинное Родовое имение в районе Старой Ладоги. Свалилось оно на меня нежданно-негаданно. Умирал мой дальний родственник. Прямых наследников у него не было, но, тем не менее, наследников у него было много. Он помнил всех, кто хоть как-то принадлежал к его старинному дворянскому роду - Роду Молчановых. Старик собрал нас всех вместе, чтобы мы посмотрели друг на друга, может быть даже, в первый и последний раз. Он объявил, что каждому достанется из большого наследства. Мне же он оставил старинное Родовое гнездо Молчановых. Яоказался старшим в Роду.

Усадьба была в плачевном состоянии и требовала срочного ремонта. Надо было безотлагательно укреплять фундамент.

Земля, неравномерно под ним просев, образовала такие страшные дыры, что требовалось инженерное решение. Решили до основных работ подпереть чудом державшийся дом сваями и при откопке земли под фундаментом был обнаружен прогнивший деревянный сруб, в нём - сундук. В сундуке обнаружился зашитый в несколько слоев кожи, залитый воском клад. Когда его вскрыли, то там-то я и обнаружил эту книгу. На книге лежал науз. Вот он.

С этими словами доцент Молчанов продемонстрировал плетёную изо льна узду с тяжёлой бронзовой подвеской.

- Я смело могу утверждать, что это не просто старинные предметы дохристианского периода. Это предметы - древние. Они столь древние, что и самого понятия – христианство ещё не существовало.

- То есть вы хотите сказать, что это - предметы славянского обихода, эпохи неолита, когда и понятия «Славяне», ещё не существовало, - произнес профессор Ильин, большой знаток и специалист русской истории. -Книга, даже пустая, потерявшая краски, свидетельствует о наличии письменности. Не комиксы же издавали Предки древних славян. Рукописного издания в таком виде этой эпохи просто не может быть. Потому что первые источники древнерусской письменности сами о себе свидетельствующие в истории, зафиксированы лишь с VIII-IIХ веков от рождества Христова. Следовательно, то о чём мы сегодня говорим -просто ошибка, либо попытка фальсификации.

- Я вас очень бы попросил, уважаемый профессор, дослушать до конца моё сообщение, а потом мы вместе сделаем соответствующие выводы, - мягко, с улыбкой ответил Молчанов. - Я хорошо знаю, что мои находки это - вещественные источники, и что вещественные источники в отличие от письменных не содержат прямого рассказа об исторических событиях. Я так же знаю, что основанные на них исторические выводы являются результатом научной реконструкции.

- Позволю себе вернуться к своему сообщению. Так вот, рассматривая эту книгу, изучая её, я пришёл к выводу, что это живая книга. В ней дремлет свет, иногда проявляясь мягким излучением. Временами книга звучит.

- Ну, это просто мистика! - Послышались возмущённые голоса в аудитории.

Молчанов же, выждав паузу, продолжил свой доклад.

- В месте найденного мною клада были найдены так же другие предметы бытового обихода, украшения, глиняные фигурки. Хочу обратить ваше внимание, что слой, который мною был затронут, уже как профессионалом, судя по залеганию глин, намного старше разработанных на сегодняшний день в Старой Ладоге.

Зал загудел:

- Старая Ладога, это такое место, где возможно всё...

- Это фальсификация!

- Славяне появились здесь, возможно, в V-VI веках...

- Нет ни одного письменного источника...

Молчанов несколько раз позвонил в колокольчик, призывая к тишине. Наконец, возбуждённый зал умолк, в ожидании следующих сенсаций.

- Задумывались ли вы о свидетельствах существования, которые, как вехи во времени расставили некогда проживавшие на Земле народы и племена. Приходили победители и поглощали побеждённых. Бывало, что побеждённые, растворяли в себе победителей. Но свидетельства письменные, устные, материальные, в любом виде сохранялись. Будь то сказка, будь то орнамент, поверье, обряд, обычай, даже манера разговаривать, одеваться... Что- то предательски, да выскочит. Большинство народов, может проследить, на чьей территории обосновались их Предки. Только не восточные Славяне. Они - как с неба свалились на Матушку-Землю. Тем не менее, северные народы, жившие в более суровых условиях, оставили свидетельства о себе. Сохранилась их Культура, Вера, обряды. А у нас на территории, до I—II веков - чистота... И это в том Mipe, где происходила одна за другой смена эпох и цивилизаций.

Имение, которое мне досталось в наследство, расположено не в самой Старой Ладоге, как я уже говорил, оно находится в районе Старой Ладоги. Смело, конечно, заявлять, не произведя более тщательных раскопок, что мой дом построен на месте древнейшего городища. Городища, которое намного старше раскопанного в самой Старой Ладоге. Но я могу предложить вам проверить это всем вместе, коллеги. Предлагаю открыть вам наших Предков - Славян-Ариев, которые жили во времена ветхозаветного Вавилона на территории нынешней России.

Начался жаркий диспут, всем хотелось высказаться, все имели своё мнение по этой теме. Один оппонент сменял другого и никто не обратил внимание на следующее событие.

Книга, поставленная на подставку, вдруг ожила, задышав светом, и удивительным гармоничным звуком. Звук всё нарастал, но спорящие учёные мужи, перекрикивая его, продолжали научный спор. На открытой странице из золотистого тумана стала проявляться человеческая фигура и вот уже появилась прекрасная девица, облачённая в богатые княжеские одежды, с венцом на голове. Она счастливо улыбалась. Девица протянула руку ладонью вверх, и лёгкий светящийся туман образовал маленькое Солнце на её ладони. Солнце стало крутиться всё быстрей и быстрей, отделившись от её ладони, оно влетело в нашу аудиторию.

Молчанов, как завороженный стоял и смотрел на происходящее. Он протянул ладонь Солнцу и оно растворилось в нём.

- Солнце моё, Любовь моя! Я - здесь... - послышался
тихий шёпот...

Молчанов смотрел на зал, на учёных, его взгляд выражал полное изумление. Изумление от присутствия здесь, среди нас.

- Иду к тебе.

Он стал терять очертания, словно растворяясь в воздухе, превращаясь в золотистый туман. Этот туман облаком влетел в книгу.

И тут, наконец, кто-то обратил внимание на книгу.

- Смотрите, она светится!

Мы подошли к книге и открыли её на первой странице. Там были изображены княжеские покои, князь и княгиня у колыбели новорожденного ребёнка; дворяне, окружавшие их. К ним пришли Волхвы, чтобы предсказать судьбу ребёнка, одарить его всевозможными дарами. Они держали в руках ларцы с драгоценностями и большую книгу. Старый Волхв, что-то вещал, в его руке был науз, который только что демонстрировал доцент-историк.

На следующей странице мы увидали, как маленькая девочка-княжна, в своем сиянии подобная Солнцу, скачет на златогривом коне, по крутому берегу, спасаясь от погони. За ней гналась свора нечисти.

Перевернув страницу, мы увидели, как она сражается с этой нечистью, сняв со своего коня науз, и как на подмогу к ней спешит Витязь, внешне похожий на Молчанова.

Ещё страница. И на ней тот самый Витязь клянётся князю в верности. Он присягает ему, встав на одно колено, и целуя меч государя.

Верно служил князю Витязь, много славных дел совершил он. Нёс дозор, защищая границы от нечестивых посягательств, помогал оказавшимся в беде людям.

Потом мы увидели, как княжна и Витязь встретились через несколько лет. Княжна выросла и превратилась в красавицу.

Следующая страница - свадьба молодой княгини и Витязя.

А потом под большим венцом Солнца - сияющая светлая страна, в которой живут красивые, счастливые, добрые люди. И наверху была изображена чета правителей - князь и княгиня со своими детьми....

* * * *

- Обратите внимание на качество полиграфии, господа, - прервал наше созерцание голос профессора Ильина. Значит, господин Молчанов, вы утверждаете, что книга появилась за несколько веков до нашей эры? Господин Молчанов? Ответьте же нам.

Все стали искать докладчика, но его не было в аудитории.

- Обиделся и ушёл. Ну вот, всё и разрешилось, - удовлетворённо произнес профессор Ильин. По мере того, как он говорил, в нём все более проявлялись черты Черностопа. - Кто сказал, что история не точная наука. Только факты и свидетельства, всё остальное - домыслы. А книга, что она? Пустота и ничего более. В ней даже репродукции отсутствуют...

Присутствующие в аудитории вновь посмотрели на книгу. Она действительно уже не показывала никаких картин. Сияла ровным светом, растворяясь в нём. Затем этот свет раскололся на тысячи солнечных зайчиков и они заплясали по нашим лицам, по столам, по стенам...

Да, действительно ничего не было настоящего, никаких вещественных доказательств, так - игра воображения.

* * * *

Источники, по мере их появления:

Предпосылка: Даль В.И., Толковый словарь русского языка; БСЭ.

Осуществление:Даль В.И., Толковый словарь русского языка; БСЭ; Резунков А.Г., Коловорот - Славянский солнечно-лунный календарь-месяцеслов на 2002, 2003 г.;

Подтверждение: Даль В.И., Толковый словарь русского языка; БСЭ; Резунков А.Г., Коловорот - Славянский солнечно-лунный календарь-месяцеслов на 2002, 2003 г.;

Дудко Д. Матерь Лада. Божественное родословие Славян.

В оформлении данного произведения

использована работа художника А. Клименко

«Шёпот высот далёких»,

картина напечатана на правах популяризации и рекламы

его художественного творчества.

Внимание! Данное произведение опубликовано с использованием грамматических форм древнерусского языка.

Например:

Миръ использован в значении Покой, гармония, жизнь без войны.

Mipъ- в значении Вселенная, окружающее пространство.

Мipъ - в значении община, объединение людей.

Написание приставок бези бесобъясняется смысловым различием:

без- отсутствие чего-либо, бес- представитель тёмных сил.

И т. д.






Дата добавления: 2015-08-18; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 315 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.018 с.